Зеркало памяти

Зеркало памяти

Отрывок:

— Ну, знаете, в ближайшие полвека посланцев с Нибиру ждать вряд ли придется… а вот насчет пророчества майя с вами согласен… Кофе!

Его окрик подбрасывает меня на месте, бросаюсь в кухню, поспешно хватаю кофейник, разливаю в чашки ароматный напиток, чувствую, как все так и переворачивается внутри. Когда я ел… позавчера, кажется… Зря я принюхался, зря задумался, вот, пожалуйста, расплескал, бурая жидкость разливается по столу причудливыми очертаниями…

— Ну долго ты там еще? Так вот, на Тибете, как мы уже говорили…
— Сейчас… сейчас!
Чувствую, как подрагивает мой голос, наливаю последнюю чашку — до половины, дальше из кофейника сиротливо падают одинокие капельки. Замираю — чувствую, как вместе со мной замирает весь мир…

Третьего окрика я не жду, выплескиваю в чашку горячую воду, отчаянно размешиваю. Главное, подать так, чтобы чашка досталась кому-нибудь из гостей, только чтобы не хозяину, хозяин догадается, хозяин меня испепелит…

— Долго спал, пока нес? Или комнату найти не мог? — ворчит хозяин, когда я захожу в гостиную, больше похожую на внутренности гробницы какого-нибудь Тутмоса. Хозяин сидит здесь же, во главе стола, злой, усталый, длинное вытянутое лицо кажется мертвым.

Молча ставлю поднос, замираю у входа — знаю, идти не положено, пока хозяин не скажет идти. И не отличишь меня от бронзовых фигур в углу, я, как и они, — часть этого дома, большого, жуткого…

— Так я что говорил… очередной конец света планируется на… это еще что?
Чувствую, как холодеет спина, — хозяин смотрит на кофе, не на свой кофе, хороший, крепкий, который я подставил ему, а на чашку худенькой дамочки, видно, что сканирует насквозь, он же все видит…

— Тебе что, парень, жить надоело? — небрежным жестом он испепеляет чашки на столе, горсточки пепла сиротливо мечутся по скатерти. — Спасибо еще, не отравил… а то так и отравит… иди-ка сюда, давай тебя тоже испепелим…
Иду к нему — обреченно, покорно, чувствую, что именно такую расправу я и заслужил.

— Ой, не надо, — гостья сжимает руку хозяина, — Кешечка, ну что вы… вы про апокалипсис говорили, который по майя…

Хозяин доволен, хозяин улыбается, подмигивает мне, чуть мотает головой — иди, мол. До двери идти далековато, чувствую, что не могу больше оставаться здесь, у всех на виду — проскальзываю сквозь стену, бесшумно воспаряю  на верхние этажи, замираю в библиотеке.

Гостей лучше переждать в библиотеке — хозяин может позвать меня с минуты на минуту, как всегда, гаркнет в пустоту комнат:

— Гегель, второй том, живо!
Или:
— Площадь острова Гуам, глянь в Инете!
Я несу Гегеля, я гляжу в Инете Гуам, а хозяин в это время уже гонит меня искать какие-нибудь скрижали ацтеков или инков, или Книгу Бытия, или… я тороплюсь, я ищу, я знаю, что как бы скоро ни искал, он прикрикнет на меня:
— Что, дверью ошибся?

И все. Он никогда не называет меня по имени.
У меня… нет имени.

В полумраке библиотеки с ногами забираюсь в кресло, ненадолго остаюсь наедине с собой, пытаюсь понять — кто я и что я. Познай самого себя… познания не получается, не могу сказать о себе ничего конкретного. Даже имени не знаю — у меня его попросту нет.

Я сотворен хозяином и служу хозяину — вот это я знаю хорошо, вот это я помню, попробовал бы забыть. Хозяин и так напоминает мне об этом — каждое утро, которое я начинаю с молитвы ему, каждый вечер, который кончаю молитвой. Жизнь дающий, благодарю тебя…

Смотрю на себя в оконное стекло, понимаю — я человек, вернее — почти человек. Потому что у человека бывают отец и мать, у меня нет ни отца, ни матери, ни паспорта, ни группы крови, ни ИНН, ни СНИЛС. Есть только я — порожденный хозяином, призванный служить ему…

Пытаюсь вспомнить что-нибудь из своего прошлого — не могу, прошлое мое так неразрывно связано с этим домом, что не вспоминается ничего, кроме дома, бесконечных анфилад, залов, комнат, доспехов, мумий, Осирисов и Изид, глядящих на меня со стен, панорам ада и рая, каких-то мифов, каких-то мифологий, переплетенных меж собой так тесно, что уже не разлепить, — как мое прошлое и этот дом. Да я и сам — часть этого дома, еще один артефакт, еще один экспонат бесконечной выставки — ни для кого…

— Ты там чего, заснул?
— А?
— Бэ… глянь в Инете, кому сказал! И штуку эту принеси, долго мы тут сидеть будем?

Почему-то боюсь переспросить — что глянуть, что принести, чувствую, что хозяин внизу и так уже рвет и мечет. Начинаю со штуки, пытаюсь догадаться, что ему может понадобиться… вроде как сегодня полдня теребил вон тот золотой шлем, переписывал с него криптограммы… Хватаюсь за шлем, что-то выскальзывает из-под локтя, еле успеваю поймать зеркало — за секунду до того, как оно коснулось бы пола.

Зеркало  — тяжелое, массивное, круглое, кажется, что не стекло в нем, что-то другое. Пытаюсь водворить зеркало на место — не водворяется, выскальзывает, мельком вижу свое отра…
 
# Вопрос-Ответ