Ушелец

Ушелец

Отрывок:

Конечно, планы на эту ночь у него были не бог весть какие. Но и они требовали подготовки. На набережной отыскался павильончик круглосуточного магазина. Конрад взглянул на краба с зажатой в клешне сигарой, что был намалеван на вывеске, и потянул за дверную ручку. Над дверью медно звякнул колокольчик, и Конрад оказался в пропахшем табачным дымом помещении. За прилавком у включенного телевизора дремала, опустив голову на руки, бельеса из здешних. Из динамиков телевизора раздавалась темпераментная испанская речь, отсветы экрана плясали по волосам спящей. Здесь же, на прилавке, стояла полная окурков пепельница, початая бутылка минералки и шеренга косметических кремов в уже порядком смятых тюбиках.
Конрад почувствовал неудобство и попятился к выходу. Но девушка уже встрепенулась. Она подняла голову. Улыбнулась. Разглядела в Конраде европейца и улыбнулась еще раз с удивлением и детским радушием.
— Буэнос ночес, синьор! Ола!
— Буэнос ночес! Вы говорите по-английски?
— Немного.
Конрад заметил, что кожа на ее лице пестрит воспалившимися порами. Странно, но отметины этого «бича юношества» только добавляли ей миловидности. Девушка торопливо спрятала свои кремы под прилавок. Конрад, насвистывая, принялся изучать застекленные витрины.
Цены, указанные в песо, в рублях и в евро, все еще сохраняли налет коммунистического волюнтаризма, заразившего Кубу в смутные годы Реставрации СССР. Однако в них же находила отражение и та парадоксальность, что так и не дала Красному колоссу снова подняться на ноги и, в конце концов, погубила его окончательно и бесповоротно. Например, в песо и рублях продукты стоили дешевле, чем в евро. И это не могло не вызывать улыбки.  
Так, отличный выбор кальвадоса, текилы, ямайского рома, но где же, черт тебя кусай, то, ради чего он пришел? 
Коньяку в павильончике не нашлось. Конрад выбрал пузатую бутылку шотландского виски и сигару в пластмассовом цилиндре-футляре.
— Я возьму это и это.
— Как будете платить, синьор?
— Наличными, — ответил Конрад и вынул бумажник. Наличных у него было не так много, как хотелось бы. Между купюрами лежала аккуратно сложенная справка, подтверждающая, что он — ушелец. Такая, очень несовременная справка на зеленоватом бланке из синтетической бумаги. Вообще-то ушельцам полагалась скидка до двадцати процентов во всех магазинах на Земле, но показывать ее каждому встречному-поперечному Конрад не торопился. Теперь предъявлять на Земле ее стало особенно опасно. Он вспомнил граффити, членастого farwalker-а с забора долгостроя. Оно красноречиво говорило о том, что и здесь к ушельцам относятся с некоторым предубеждением.
Но денег в бумажнике оставалось так мало, а юная продавщица выглядела располагающе и мило. И он решил рискнуть.
— Вот, — Конрад покраснел и развернул справку. Бельеса сощурила карие глазки, пробежалась взглядом по строкам, написанным казенными фиолетовыми чернилами, внимательно оглядела все три витиеватых штампа…
— Рикардо! — крикнула она и стукнула каблучком в дверь за своей спиной. Добавила по-испански: — Проснись же, кретин черный, клиент дожидается!
Конрад торопливо спрятал справку. «Опять!» — подумал он без энтузиазма.
— Я, наверное, пойду, — вежливо сказал, попятившись.
Тут же дверь за спиной продавщицы распахнулась, и из полумрака подсобки показался лобастый негр баскетбольного роста. Он был одет в одни помятые шорты — красные, словно советский флаг. Именно они сначала бросились в глаза Конраду, а затем уже — помповое ружье, которое держал в руках Рикардо.
— Что стряслось, чика? — хрипло спросил он у своей подружки.
— Здесь еще один хочет получить у нас скидку, — ответила бельеса, при этом проведя большим пальцем поперек горла. Последнюю фразу Конрад понял, правда, для этого ему пришлось запустить автоматический переводчик, вживленный во внутреннее ухо. Под черепной коробкой неприятно щелкнуло; во рту появился металлический привкус, а в словах плаза-де-крузовцев — смысл.  
Рикардо улыбнулся, щедро продемонстрировав желтые лопаты зубов. Сон с него сняло как рукой. Он почесал зад и выразительно поглядел на Конрада. Ночной посетитель был худым, сутулым и лысым. Словно вурдалак из древнего черно-белого фильма ужасов. Он не выглядел ни человеком сильным, ни здоровым. А серый внепогодник, покрывающий его тщедушную фигуру — комбинированный костюм путешественника, — говорил еще и о несостоятельности ушельца. Абсолютно безопасный тип. Абсолютный простофан.
— Так это ты попал куда надо, — зевнул Рикардо и демонстративно положил ружье на прилавок.
Конрад и шага не успел сделать, как на его локте сомкнулись пальцы Рикардо.
Конрад взял под контроль обильно брызжущие адреналином надпочечники и усилием воли подавил начавшуюся боевую метаморфозу. Этот рефлекс ему привили с первых лет работы в Большом Космосе, еще в «веселые» времена освоения Хамелеона. Теперь на любую угрозу тело реагировало само.

 
# Вопрос-Ответ