Малый бизнес Салли Мэшем

Малый бизнес Салли Мэшем

Отрывок:

Марк подъехал к грузовому причалу заранее. Шутка ли, такие арендаторы не каждый год добавляются. Он бросил велосипед прямо у стойки «Вейрсбанка» — под камерой никто не тронет — и пошел к кессонам.

Из грузовой трубы выдвинулась перегруженная телега и за ней два парня привычно неухоженного вида. Отогнав телегу в угол, парни посторонились, давая проход следующей, и нырнули назад в трубу. Единственный толкач второй телеги поставил ее рядом с первой, уперся ладонями в колени и шумно задышал.

— Компания «Джентл граув»? — спросил Марк, подождав, пока тот выпрямится.

— Не, — просипел парень, — мы подрядились ей до места довезти, сами-то на шахты. Я Шомкис.

Марк прокрутил в планшетке лист прибытия почти до конца. Шомкис в группе вольнонаемных значился.

— Ей? — уточнил Марк, возвращаясь к заголовку через три экрана пунктов снаряжения юридического лица.

— Миз Мэшем, — охотно уточнил Шомкис, — она биостенд сама вытаскивает, погодите малость.

Тем временем двое вольнонаемных выкатили еще одну телегу, и отдышавшийся Шомкис нырнул в трубу вслед за ними.

Главный инженер Даймонд-Пойнта Марк Тушински убедился, что его никто не видит, помотал головой и ослабил галстук. Так он и знал, что с этим «Джентл Гроувом» будут проблемы.

Через пятнадцать минут он наконец смог побеседовать с миз Мэшем. Вольнонаемные укатили паровозик из шести телег вслед за парнишкой-администратором шлюза. Единственный представитель компании терпеливо ждала главного инженера возле последней телеги, заваленной запаянными паллетами.

— Добрый день, мэм, — сухо сказал Марк, — я не предполагал, что вы заявитесь одна. Когда прибудут остальные сотрудники?

— Нет никаких остальных сотрудников, — спокойно ответила миз Мэшем, — вы, я полагаю, мистер Тушински?

— Но… — Марк торопливо вывел на экран документацию по «Джентл Гроув», — коммунальные расходы вычислялись из расчета на пятерых, тут ваша подпись стоит!

— Да, — спокойно кивнула женщина, — ну, мне было проще оплатить первый год именно так. Тем более, у меня растения, им изначально кислорода надо больше, чем они смогут фотосинтезировать.

— Хм, растения, — вспомнил Марк, — тут вот что. Воздух в вашем помещении уже приведен к химнормативам, но вот нагреть этот ангар, сами понимаете… Мы вам поставили две тепловые пушки, и в принципе там уже можно находиться без скафандра, но минут пять, если не хотите обморозить легкие.

— А в подсобках? — поинтересовалась миз Мэшем.

— Подсобки мы просто подсоединили к общему воздуховоду. Ну, и вода, биоотходы, все такое, само собой. За пятерых я с вас, конечно, драть не буду, но первый год уже оплачен; потом пересчитаем.

— Когда нагреется так, чтобы работать можно было?

— Думаю, через месяц, если не тонкая работа. Там кабели протягивать, стенки штробить — что все равно в спецодежде.

Марк сделал паузу, в надежде, что арендаторша раскроет какие-нибудь планы — чем, черт возьми, она там собирается в одиночку заниматься? — но та не поддалась.

— А что я буду делать месяц с камнедробилкой? Любоваться на нее за свои деньги?

— А вам никто и не предлагает камнедробилку с сегодняшнего дня. Прогреется ваш ангар, вы мне кликнете — я вам пришлю ее. Еще не хватало, чтобы у меня дробилка месяц без дела стояла.

— А вам какая разница, оплачено же, — слабо улыбнулась Мэшем.

— У них гарантия не бесконечная. А ресурс стоя не тратится. Если мы ее уделаем за два с половиной года, нам пришлют новую. А если за три года и месяц — то новую придется покупать.

— Логично, — кивнула она и взялась за телегу.

— Извините, миз Мэшем, — сварливо сказал Марк, — а вы, вообще, в курсе, каково у нас тут гендерное соотношение?

— Да, конечно, — мрачно ответила она, — но, мне кажется, это пренебрежимая проблема. С вашей службой пищедоставки я договорилась, высовываться из тупика мне незачем — а поддатым бездельникам наверняка лень будет топать шесть километров от прогулочного терминала, только чтобы поцеловать запертую дверь. Хотя бы там за дверью была порнозвезда. Да и профессионалки у вас, я посмотрела, не так чтоб дорогие на фоне средних заработков.

Марк кивнул.

— Если вы засядете там безвылазно, то конечно. Но как соберетесь в сити, свяжитесь сначала со мной или шерифом, хорошо?

 — Конечно, — вежливо ответила она.

— И последнее. Поскольку именно мне придется решать вопросы с предоставлением техники в аренду, мне нужно знать, как глубока ваша задолженность. Вы помните, если люфт останется меньше пятнадцати процентов глубины кредита…

— У меня нет задолженности. На счету «Джентл Гроув» пока даже кое-какой плюс; небольшой, правда, — сказала она и нахмурила белесые бровки.

Марк поднял брови и посмотрел на телегу.

— Вот это — всё…

— К сожалению, это — всё. Желательно было гораздо больше, но. Видите ли, у меня предприятие, требующее достаточно долговременного развертывания, а кредитование у вас тут короткое.

Марк с надеждой помолчал, но Мэшем молчала тоже. Нестарая еще тетка, — подумал он, — лет сорок максимум. Просто серая какая-то, как промокашка. Что ж она все-таки собирается делать в заброшенном штреке?

Он поднял руку приглашающим жестом, женщина взялась за ручки телеги.

— Ведите пока прямо, — я возьму велосипед и провожу вас, — сказал Марк.

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи