Свалка ненужных людей

Свалка ненужных людей

Отрывок:

Академик грелся в теплых лучах рукотворного светила. Какая разница — настоящее ли солнце, искусственное ли? Лишь бы выполняло возложенную на него функцию. А именно: освещать ход Эксперимента.
Справа по-прежнему высилась Стена, слева синел бесконечный провал. Странно, но людям до сих пор ни о чем так и не сказали эти простые символы. На редкость черствые существа…
Он запустил мохнатую длинную руку в груду мусора прямо под собой. И вытащил первый попавшийся предмет. Именно первый попавшийся — это важно для чистоты Эксперимента.
Предметом оказалась пузатая коньячная бутылка с обрывками этикетки. Академик глубоко задумался, собрав в складки кожу на мудром морщинистом лбу.
Бутылка, стекло, коньяк… Какие выводы можно сделать из этого сочетания? Ну, скажем, так…
Во-первых, Эксперимент по-прежнему идет своим чередом. Люди последовательно выполняют свою главную задачу: планомерно и безостановочно перерабатывают среду своего обитания в мусор. Грузовики-мусоровозы бесперебойно снабжают городскую свалку материалом для исследований. И материалы прибывают, надо отметить, прелюбопытнейшие…
Во-вторых, коньяк… Это, в общем-то, некоторое излишество для Эксперимента, так сказать, предмет роскоши. Следовательно, люди живут неплохо.
В-третьих, люди по-прежнему пьют. А употребление алкоголя у людей обычно связано с желанием уйти от действительности. Неужели они все-таки живут не так хорошо, как хотелось бы? Это явное противоречие с предыдущим выводом…
Люди.
Какие странные существа. Считают себя царями природы, а в действительности созданы лишь для того, чтобы производить мусор.
Академик повертел в руках бутылку и отбросил в сторону.
Со стороны раздался восторженный крик. К Академику на трех лапах спешил всклокоченный Доцент с каким-то тряпьем под мышкой.
— Пойдемте, Академик! — закричал Доцент. — Пойдемте за мной! Кто-то из людей выкинул на свалку такое… Такое…
Он подпрыгивал на месте, размахивал хвостом, сверкал красным статусным наростом.
— Ведите себя прилично, коллега, — нахмурился Академик. — Говорите внятно: что там случилось?

Ученый Совет, как обычно, собрался на вершине главной экспериментальной кучи. Была ночь — самое время для серьезных размышлений.
Здесь были все: солидные Доктора, шустрые Доценты и многообещающие Аспиранты. Шумная ватага студентов и студенток далеко в стороне азартно копалась в мусоре, в надежде откопать что-то ценное для науки.
Ученые исподлобья смотрели на Академика, опасаясь встретиться с ним взглядом: прямой взгляд глаза в глаза мог закончиться вызовом на суровый научный диспут. Один из Докторов до сих сидел в сторонке с огромным шрамом через всю морду: если вы собираетесь выдвинуть новые научные идеи, потрудитесь-ка их хорошенько обосновать.
— Итак, коллеги, мы собрались по довольно важному поводу… — произнес Академик. — Кстати, можете сесть.
Ученые аккуратно расселись вокруг привнесенного на свалку нового удивительного артефакта.
— Что ж, — сказал Академик, солидно почесывая бок. — Доктор, доложите Ученому Совету о новом открытии…
— Коллеги, — произнес Доктор, грузный, с шерстью, уже тронутой сединой. — Это случилось сегодня утром. Мусоровозы, как обычно, доставили очередную партию образцов, и мои студенты принялись за изучение материала. Не было, в общем-то, ничего принципиально нового. Но через некоторое время от подножья свежей кучи раздался крик…
Словно в подтверждение слов Доктора из центра Ученого Совета раздался исполненный слез и тоски звук.
Там, на груде мусора, лежал небольшой сверток, из которого торчала маленькая розовая голова младенца.
— Ребенок человека! — торжественно провозгласил Доктор.
— Это мы видим, — мрачно проговорил Академик. — Я, надеюсь, Секретарши догадались его покормить?
— Конечно же, первым делом, — томно произнесла одна из сидевших рядом с Академиком Секретарш. — Я лично проследила…
— Мы все проследили, — ревниво произнесла другая, склоняясь над маленьким детским личиком.
В среде Секретарш началась тихая возня.
— Тишина! — скомандовал Академик. — Покормили — и ладно. Хм… И как же вы истолковываете этот новый факт, коллеги?
Наступила тревожная тишина. Каждый из ученых одновременно ужасно хотел высказаться и получить научные дивиденды. Но в то же время все опасались оскандалиться с необоснованно выдвигаемыми гипотезами.
Наконец один молодой, но уже очень амбициозный Аспирант выглянул из-за плеча своего научного руководителя и произнес:
— У меня есть версия, коллеги…
Его руководитель злобно оскалился на него: где это видано, чтобы молодняк лез вперед заслуженных научных работников!
Но Академик жестом остановил препирательства. Все-таки с чего-то надо было начинать.
Аспирант, ловя на себе недоброжелательные взгляды, бочком-бочком протиснулся сквозь плотные ряды коллег к центру. Он облизал засохшие от волнения губы, пару раз взволнованно подпрыгнул на месте на всех четырех конечностях. После чего сбивчиво заговорил:
— Уважаемые коллеги! Глубокоуважаемый Академик! Мне кажется, что сегодняшний необычный случай может пролить свет на все наши многолетние исследования…
— Так… — спокойно произнес Академик.
Сколько раз он уже слышал такие вот победные высказывания! Но все эти слова вызывали лишь кратковременный ажиотаж в научной среде. Дешевые сенсации.
Не может здесь быть простых решений. Все знают: Эксперимент есть Эксперимент. И третьего не дано.
— Итак, что мы имеем? — уже более уверенно заговорил Аспирант. — Это — человеческий детеныш!
— Это мы видим! — сварливо крикнул его научный руководитель. — Только какие отсюда следуют выводы?
— В Городе никогда не было детей! — воскликнул Аспирант. — Это научно доказанный факт! И этот ребенок — первый!
— Так... Интересно… — произнес Академик.

 
# Вопрос-Ответ