Накануне эпохи "бесчеловечного общения"

Накануне эпохи "бесчеловечного общения"

Отрывок:

Человек никогда в жизни не видел такие громадные реальности, как «общество» и «государство» — тем не менее он имеет о них некоторое представление. В своем поведении человек постоянно имеет в виду, что где-то, за поворотом, за стенкой, в другом городе и даже за океаном обитает огромное количество других людей — людей, с которыми он не знаком, о которых ничего не знает, которых никогда не видел, и которые тем не менее существуют не менее «достоверно», чем самые ближайшие родственники и знакомые. По мнению некоторых западных философов, верить в существование других людей человек способен только потому, что он имеет опыт непосредственного общения со своими знакомыми. Если вы когда-либо общались с другим человеком лицом к лицу, если вы наблюдали за его телом, за его мимикой и жестами, если вы точно видели, что обладаете со своим собеседником общим пространством и временем, то вы имеете представление о другом человеке — настолько, насколько это вообще возможно, не заглядывая другому «в душу». Ну а получив такой опыт непосредственного общения, вы уже можете перенести свои представления о Другом человеке на малознакомых и совсем не знакомых людей. Но мы можем знать о человечестве как состоящем из людей, подобных нам самим, только потому, что когда-то мы вступали в уникальные отношения Непосредственного общения — когда собеседника можно было назвать «ты», а себя вместе с собеседником называть «мы».
Такого мнения, в частности, придерживался знаменитый австрийский философ, основатель так называемой «феноменологической социологии» Альфред Шюц.
Даже не зная биографии Шюца (а он умер в 1959 году), можно догадаться, что эта теория родилась довольно давно — еще до появления Интернета. В наше время, когда едва ли не самым интересным аспектом происходящего становятся события в Мировой сети, никто бы не стал петь дифирамбов чуду Непосредственного общения. Мы живем в эпоху Медиа, а «медиа» — и значит «посредник», «опосредование».
Прежде всего, сегодня общение уже давно не требует общего пространства и времени. Технические средства позволяют нам говорить с теми, кто находится в тысячах километров от нас. Правда, на это можно возразить, что увеличение размеров пространства еще не противоречит самому принципу общего пространства как такового. Однако техника позволяет ликвидировать и общее время, и самый элементарный пример этого — телефонный автоответчик. Когда я прослушиваю сообщения, оставленные на моем телефоне, я как бы получаю послания, идущие мне «из глубины времен» — может быть, не такой уже и глубокой глубины, но дело не в количестве минут и веков, а в принципе: благодаря автоответчику я вступаю в общение с собеседником, который мне в данный момент не синхронен, и с которым, в силу этого, невозможны, по терминологии Шюца, «мы-отношения». Между тем послание на автоответчике — лишь одна из большого круга ситуаций, когда мы получаем послания от «мнимых» собеседников, оставшихся в прошлом.
Самая распространенная разновидность «голосов из прошлого» — телепередачи, идущие в записи. Правда, на это можно возразить, что телепередача — вовсе не общение. Но в том-то и дело, что в наше время ситуации псевдообщения — например, с телевизором — могут заменить ситуации «настоящего», «полноценного» общения в роли тех базовых, закладываемых в детстве стереотипов, отталкиваясь от которых, человек, согласно постулатам феноменологической социологии, «достраивает» свои представления о мире в целом. Кстати, общение разделенных временем и пространством людей вполне возможно: представьте себе, что вы смотрите идущую в записи телепередачу, в которой ведущей просит зрителей присылать письма (или SMS, или сообщения на пейджер) с ответом на некий вопрос. И вы посылаете письмо — отвечая, таким образом, человеку, задавшему вопрос много месяцев назад, а сейчас вступившему в общение с вами лишь с помощью созданной телевизионной техникой имитации его образа.
Итак, первый способ разрушения «первичной ситуации» непосредственного общения — размывание понятия «общее пространство» и «общее время».
Второй способ — замена «целого» человека в общении его «аспектом» или «частью», неполное присутствие собеседника в коммуникации.

 
# Вопрос-Ответ