Ген сэра Уинстона

Ген сэра Уинстона

Отрывок:

Работа у Алексеева была, можно сказать, сезонной. Он уже давно заметил, что потенциальная клиентура чаще всего заглядывала в его контору летом. Реже всего — зимой, это был вообще почти мёртвый для него сезон. Ну а весна и осень превратились в некие буферные периоды между наплывом посетителей и их полным отсутствием.
В основном, наведывалась молодёжь в так называемом постсопливом возрасте. Проще говоря, юнцы и девчонки. Ещё не мужчины и не женщины, но уже и не подростки. Самое для них подходящее время попытаться хоть краем глаза заглянуть в своё Будущее.
Понятно, что приходили они именно летом, а не в какой-то другой период года. Последние школьные звонки уже отзвенели прощание с детством, школьные экзамены позади, экзамены в ВУЗы ещё не начались, и к некоторым приходят в головы шальные мысли…
Почему-то чаще приходили представители сильного пола. Или в мужчинах от природы было острее любопытство, или их больше, чем женщин, интересовали перспективы построения будущей карьеры.
Себя самого Алексеев так и не протестировал. Трудно было сказать, по какой именно причине: то ли из-за отсутствия природного любопытства, то ли из-за избытка боязливости. Есть вещи, которые некоторых людей пугают не меньше знания даты своей будущей смерти…


…Парня Алексеев почти проглядел. Обычно его клиенты надолго застревали в холле, внимательно изучая красочные стереоскопические плакаты на его необъятных стенах, рекламировавшие основную суть деятельности фирмы, и это давало персоналу в лице Алексеева какое-то время на подготовку к встрече, но этот парнишка решительно проигнорировал наглядную агитацию, сразу пройдя к главному.
Это был несомненный признак сильного характера. Слабые духом ретировались, едва заглянув в холл, люди средней силы воли передумывали или принимали решения после многоминутных похождений по зрелищному залу, а этот пришёл с уже заранее принятым решением.
— Рад вас приветствовать, юноша! — Алексеев принял клиента в кабинете, как родного. — Мне приятно сознавать, что вы решили воспользоваться услугами именно моей фирмы.
— А другой такой в городе попросту нет! — усмехнулся парень.
Он был невысок ростом, но крепок телом, как входящий в силу дубок, и в его голубых глазах сверкали озорные огоньки.
— Согласен, — подыгрывая клиенту, кивнул головой Алексеев. — Мы пока почти экспериментальная фирма в этом виде сервиса. Идёт, так сказать, накопление информации и определение масштабов ожидаемого спроса на нашу продукцию.
— Меня всё это очень мало интересует! — отмахнулся парень. — Это всё ваши личные производственные проблемы! Я понимаю, что вы работаете приблизительно: плюс-минус несколько лет, — но меня в данный момент устраивает даже такая условная точность. Мои наполеоновские планы требуют фундаментальных предварительных расчётов. Зачем я стану заранее замахиваться на грандиозные проекты, если мне на это попросту не хватит собственной жизни?! Обидно будет…
— Речь не мальчика, но мужа, — с уважением сказал Алексеев. — Чтобы разворачивать большое дело, нужно сначала узнать свои природные шансы дожить до его реализации.
Он рукой показал отважному клиенту на громоздкое диагностическое кресло.
— Раздевайтесь до пояса и поудобнее присаживайтесь. Я могу узнать ваше имя, или мы с вами обойдёмся просто юношей? Меня вот зовут Павлом Ивановичем…
— Сергей… — как-то лениво сообщил парень, стаскивая через голову рубашку-хамелеон, с перепугу пытавшуюся менять свой цвет по всему спектру.
— Большего мне и не требуется, — удовлетворённо сказал Алексеев, с лёгкой усмешкой глядя, как парень умащивается на неудобном для его недозрелых форм кресле. — Всё остальное я вскорости узнаю от вашего буонапартовского организма.
— Прямо-таки и всё?.. — недоверчиво спросил Сергей. — Всю мою подноготную?
— Главное! — Алексеев важно поднял вверх указательный палец. — То, что интересует лично вас более всего! Чтобы стать Наполеоном, нужно сначала дожить до Аустерлица, Бородино и Ватерлоо!

 
# Вопрос-Ответ