Мандельштам в бронзе

03 сентября 2008 года, 11:20

Вчера в Воронеже открылся памятник Осипу Мандельштаму, поэту «серебряного века», отбывавшего ссылку в этом городе. Бронзовый поэт прижимает руку к груди и в отчаянии смотрит на небо. Памятник установлен напротив дома №13 по улице Энгельса, где Мандельштам написал знаменитые «Воронежские тетради», считающиеся вершиной его поэзии. Этот памятник Мандельштаму — второй в России, еще один памятник находится во Владивостоке, на месте гибели поэта, передает НТВ.

Поэт был арестован в мае 1934 года после того, как до «вождя народов» дошло стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны». Литературовед Олег Ласунский сомневается в том, «были ли еще сатиры на деспота-Сталина более резкие, чем то, что написал Мандельштам». Во время воронежской ссылки, продлившейся три года,  Мандельштам с женой Надеждой Яковлевной жили в съемных комнатах. До сегодняшнего дня сохранились только два дома: на улице Энгельса и дом №4 в переулке Швейников, где поэт снимал комнату у агронома. Последний адрес в Воронеже называют «ямой Мандельштама», вослед его ироническому стихотворению, написанному в апреле 1935 года:

Это какая улица?
Улица Мандельштама.
Что за фамилия чертова –
Как ее ни вывертывай,
Криво звучит, а не прямо.

Мало в нем было линейного,
Нрава он был не лилейного,
И потому эта улица,
Или, верней, эта яма
Так и зовется по имени
Этого Мандельштама...

 16 мая 1937 года истек срок ссылки, но свобода была недолгой: через год последовал новый приговор. Согласно выписке из обвинительного протокола, «сына купца Осипа Мандельштама за контрреволюционную деятельность заключить в лагерь на 5 лет». Поэта отправили по этапу на Дальний Восток, где он скончался 27 декабря 1938.

За девять лет до этого, 27 декабря 1929 года, на Всесоюзной конференции аграрников-марксистов  в Москве Сталин констатировал: «от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества мы перешли к политике ликвидации кулачества как класса». А через несколько дней в передовице «Правды» прозвучал призыв «объявить войну не на жизнь, а на смерть кулаку, и в конце концов смести его с лица земли». Коллективизация, не имевшая непосредственного отношения к Мандельштаму,  тем не менее отразилась в его лирике:

Природа своего не узнаёт лица,
И тени страшные Украины, Кубани...
Как в туфлях войлочных голодные крестьяне
Калитку стерегут, не трогая кольца.

К сожалению, эти и другие трагические события сталинского режима получили обоснование и фактическое одобрение в новом учебнике истории, предназначенном для учащихся общеобразовательных школ.

Просмотров: 2367
Все лента новостей