Удивительные кашалоты

15 февраля 2011 года, 17:57
Удивительные кашалоты

В Плимуте, Великобритания, пройдет трехдневный фестиваль китов, посвященный кашалотам в искусстве, литературе и кино. Это удивительное млекопитающее уже давно поражает воображение писателей и художников, достаточно вспомнить «Моби Дик» Мелвилла или картину «Китобойное судно» Тернера. Об этом животном, сыгравшем огромную роль в истории человечества XVIII–XX веков, рассказывает The Telegraph.

Это самое «самое» животное – у него самые большие зубы, самый большой мозг, самый большой нос, даже самые длинные кишки, оно вообще самое большое в мире. Оно ныряет глубже всех известных млекопитающих, и в год мировая популяция кашалотов съедает рыбы едва ли не столько же, сколько добывает вся рыболовная индустрия человечества по всему миру, несмотря на то, что в последние 50 лет число кашалотов изрядно поуменьшилось. Они живут по всему миру, от экватора до полярных регионов, и в одних только испражнениях, оставляемых самцами-кашалотами в Антарктике, так много железа, что питаемое (скорее, удобряемое) им количество фитопланктона заметно смягчает эффект глобального потепления.

Охота на кашалотов была важным фактором исследования мира для развитых стран середины XVIII – середины XIX веков, когда кашалоты были фундаментом топливной, вернее, масляной, промышленности в мире. Все дело в их носах, содержащих спермацит – spermaceti, отсюда английское название sperm shale – белое жироподобное вещество, добываемое из полостей в голове кашалота и используемое, например, в медицине и парфюмерии. Это «масло» освещало дома и было своего рода смазкой промышленной революции. В общем, человечество многим обязано кашалотам.

Но самое интересное в кашалотах – это все же сами кашалоты. Начнем с их носа. Долгое время было непонятно прямое назначение этого органа. Были предположения, что нос помогает кашалотам нырять, а также что они, подобно Моби Дику, используют его как таран. Лишь около 10 лет назад долгосрочное исследование, проведенное датскими учеными Бертелем Молем (Bertel Møhl), Петером Мадсеном (Peter Madsen) и другими, окончательно показало, что на самом деле этот нос является самым мощным из существующих природных сонаров (то, что у кашалотов вообще есть сонар, было известно и полвека назад). Этот инструмент позволяет кашалотам охотиться достаточно успешно, чтобы питать свои огромные тела и огромные мозги.

И тут пора переходить к самому главному: кашалоты являются чрезвычайно социализированными животными. Вероятно, результатом развития такого эффективного носа-сонара явилось то, что кашалоты стали конкурировать из-за пищи лишь друг со другом. Это, в сочетании с необходимостью защищаться от единственного природного врага, косатки (Orcinus orca), и привело к высокой степени организации общества.

Еще в XIX веке наблюдатели отмечали, как нежно и самоотверженно самки кашалотов заботятся о потомстве, а также и о взрослых товарищах, не бросают раненых подруг до последней минуты.

Давно было известно, что у кашалотов есть система звуков, щелчков, но лишь недавно, после нескольких десятилетий наблюдений, проведенных профессором Халом Уайтхедом (Hal Whitehead) из университета Далхаузи (Dalhousie University) в провинции Нова Скотия, Канада, стало известно, что звуки, помимо прочего, используются для идентификации устойчивого сообщества.

Следует пояснить, что самки живут ближе к экватору, объединяясь в группы в среднем по 10 особей. Они заботятся друг о друге, о потомстве членов группы, когда отдельные матери уплывают по делам, и группа сохраняет устойчивый состав на протяжении десятилетий. Самцы, напротив, живут в холодных полярных водах и приплывают к самкам самое большее на несколько часов. Интересно, что одних самцов самки встречают весьма приветливо, других же игнорируют, буквально поворачиваясь к ним хвостом.

Так вот, когда профессор Уайтхед исследовал серии щелчков, используемых для общения кашалотами, обитающими в окрестностях Галапагосских островов, оказалось, что они делятся на два четко различающихся клана. Члены кланов никогда не смешиваются, хотя и обитают на одной территории. Один клан идентифицируется серией из пяти щелчков подряд и характеризуется круговыми передвижениями около побережья. Другой обозначается как «щелк-щелк-щелк-пауза-щелк», члены его движутся обычно по прямой линии и уходят дальше от берега. Это последнее имеет важное значение: в теплое время года море у берегов Галапагосов беднеет, однако члены второго клана питаются лучше, потому что отплывают дальше от берега.

Естественно, ученые заинтересовались природой этих различий. К их удивлению, ни малейшей генетической разницы между членами этих двух кланов они не обнаружили, и в конечном итоге были вынуждены прийти к выводу, что разница в поведении членов двух кланов обусловлена разницей культур. Традиции внутри кланов, по всей видимости, передаются от матерей к дочерям, обычно входящих, как было описано выше, в одну и ту же группу. Иными словами, кашалоты образуют своего рода мультикультурное общество и, похоже, куда успешнее, чем современные человеческие общества.

Все это оставляет огромный список вопросов без ответа. До полного понимания функционирования мозга кашалота, понимания культур(ы) кашалотского общества, так сказать, науке еще далеко, хотя специалисты по философии, праву и этике, участники конференции, прошедшей в прошлом году в университете Хельсинки (University of Helsinki), Финляндия, уже заявили, что киты и дельфины должны получить «права человека» на жизнь и свободу, так как они очень умны. Так или иначе, можно предположить, что человечеству будет чему поучиться у братьев своих больших.

Ключевые слова: биология
Просмотров: 7514
Все лента новостей