Клондайк нашего времени

Клондайк нашего времени

Новое электронное золото

Что такое криптовалюты, откуда они появились и куда они нас заведут? Ответы на эти вопросы дает Александр Сергеев.

Американский программист Лашло Ханиеч (Laszlo Hanyecz) вошел в историю 22 мая 2010 года, купив две пиццы. За заказ, стоивший 25 долларов, он отдал 10 тыс. биткойнов («битовых монет»). Эта была новая разновидность электронных денег со странной особенностью — их можно «чеканить» дома, запустив на компьютере специальную программу. Тогда к ним относились как к фантикам, за которые покупают артефакты в многопользовательских играх. Даже менее серьезно: за биткойны вообще ничего не продавалось — пицца стала первой покупкой.

Пиццерия Papa John’s, конечно, понятия не имела об этих электронных монетах. Лашло просто предложил на форуме 10 тыс. биткойнов любому, кто закажет ему пиццу с доставкой. В июне он готов был регулярно получать пиццу по такой цене. «У меня полно этих денег», — писал он. Но уже к августу он отозвал свое предложение — курсовая стоимость 10 тыс. биткойнов подскочила до 600 долларов. «Я не ожидал такой популярности и уже не могу генерировать тысячи монет каждый день», — признал Лашло. Сегодня один биткойн стоит около тысячи долларов, и не потрать он те монеты, был бы теперь мультимиллионером.

КРИПТОВАЛЮТА

Биткойны стали первой и пока самой успешной реализацией принципиально нового класса финансовых инструментов, которые называют криптовалютами. В их основе лежат криптографические (шифровальные) алгоритмы, исключающие возможность подделки электронных денег. Но на самом деле главная особенность криптовалют вовсе не в шифровании, которое давно не новость в мире финансов, а в отсутствии центра управления денежным обращением — такого раньше никогда не было.

У привычных нам денег всегда есть центр эмиссии, который их выпускает и контролирует, а также гарантирует прием в качестве платежного средства. Такие деньги называют фиатными (fiat — лат. «да будет так»), поскольку обычно они учреждаются государством или финансовой организацией. Криптовалютам не нужен центр управления. Эмиссию, проверку подлинности и проведение платежей выполняют в распределенном режиме пользовательские компьютеры. Принципиальную возможность создания электронных наличных обосновал еще в 1982 году молодой криптограф Дэвид Чаум (David Chaum). А в 1998 году другой молодой криптограф, Вей Дай (Wei Dai), описал принципы децентрализованного управления, позволяющего сделать «электронное золото» неподконтрольным правительствам и организациям.

Оставался лишь один вопрос: как запустить такую систему? Как заинтересовать ею людей и как изначально распределить между ними деньги? Государство понуждает пользоваться своей фиатной валютой, оплачивая ею бюджетные расходы и требуя в ней платить налоги. Корпоративные валюты, такие как WebMoney, «Яндекс. Деньги» и PayPal, требуют колоссальных затрат на маркетинг. Но как раскрутить децентрализованную валюту?

ЭЛЕКТРОННОЕ ЗОЛОТО

Уже Вей Дай понял, что ставку надо делать на жадность. Пусть каждый получает электронные деньги, предлагал он, решая на компьютере сложные вычислительные задачи, по сути — сдавая излишки процессорной мощности в аренду. Но в этом случае денег в системе не могло стать больше, чем на рынке аренды компьютерного времени, а рост мощности процессоров привел бы к высокой инфляции.

Более удачное решение было опубликовано в 2008 году под японским псевдонимом Сатоси Накамото (Satoshi Nakamoto). Автор последовательно провел параллель между электронной валютой и золотом. Всем желающим предлагалось (как старателям, моющим золото) конкурировать за распределение регулярно выпускаемых системой монет. Но поскольку любая золотая жила не бесконечна, со временем эмиссия монет должна замедляться и в конце концов прекратиться. Сатоси также отбросил идею тратить процессорное время на сторонние полезные задачи — не пытаются же старатели попутно с добычей золота рыть судоходный канал. Расчеты, выполняемые при добыче монет, должны служить исключительно для работы самой платежной системы. Их стали называть майнингом (mining — англ. «добыча полезных ископаемых»).

Построенная на этом принципе программа-майнер, а также электронный кошелек для хранения добытого были готовы в 2009 году — и электронная золотая лихорадка началась.

ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА

Первые майнеры добывали сотни биткойнов в сутки на домашних компьютерах. Подобно золотоискателям из книг Джека Лондона, они часто недооценивали добычу и легко с ней расставались. Перелом произошел 18 июля 2010 года, когда появилась программа, позволявшая использовать для майнинга процессоры игровых видеокарт. За счет параллельной вычислительной архитектуры майнинг шел на них на порядок быстрее, чем на универсальных центральных процессорах. Трудоемкость майнинга резко подскочила, лишив Лашло возможности платить за пиццу прежнюю цену.

Еще через год появились внешние USB-устройства для майнинга, потреблявшие на порядок меньше электроэнергии и подключавшиеся к одному компьютеру десятками штук. Возможно, именно они спровоцировали первый финансовый пузырь на рынке биткойна: весной 2011 года его курс за два месяца вырос более чем в 40 раз — с 67 центов до 31 доллара. Однако майнеров ждало разочарование: пять следующих месяцев курс падал, пока не достиг в ноябре уровня 2 долларов. Злые языки уже говорили о крахе биткойна, а конкуренция среди майнеров снижалась.

Фортуна оказались на стороне игроков с железными нервами. Те, кто полтора года добывал биткойны в условиях относительно низкой конкуренции и не продавал добычу за бесценок, были вознаграждены в начале 2013 года, когда курс биткойна рванул вверх, перевалив в апреле за 200 долларов. Об этом стали писать в газетах, рассказывать по телевизору. В биткойне видели волшебный путь к быстрому обогащению. Новички бросились скупать видеокарты, спровоцировав дефицит этих устройств.

Но опытные майнеры знали, что старые технологии неконкурентоспособны и не принесут прибыли. На рынке уже появились заказные чипы (ASIC), специально разработанные для майнинга. Устройства с десятками таких процессов, набитыми в корпус с мощным блоком питания и системой охлаждения, стоили тысячи и даже десятки тысяч долларов, причем с предоплатой за несколько месяцев. Зато после запуска они в прошлом году окупались в считаные недели. Новая технология подняла курс биткойна до тысячи долларов, одновременно в десятки раз увеличив трудоемкость майнинга.

О ВЕРЕ В ДЕНЬГИ

На фоне «золотой лихорадки» активно обсуждался вопрос надежности биткойнов. Можно ли их считать деньгами? Ведь они ничем не обеспечены. Вдруг через год пицца вновь будет стоить тысячи биткойнов? Вряд ли, но, чтобы понять почему, надо присмотреться к природе денег вообще.

Часто ошибочно думают, что деньги — это мера труда или ресурсов, затраченных на создание товара. Будь так, цены на рынке не могли бы сильно колебаться. Деньги — это лишь инструмент для обмена ценностями. И чтобы справляться с этой функцией, они должны вызывать доверие: принимая оплату, продавцу надо быть уверенным, что эти деньги потом возьмет у него другой продавец и так далее. Проще всего, если деньгами служит какой-нибудь долго хранящийся, трудно подделываемый и стабильно востребованный товар. В истории было много вариантов таких товарных денег — скот, зерно, меха, — но самым удобным оказалось золото. Химически стойкий, ковкий металл с уникальными физическими свойствами ценился за свою редкость и красоту.

Использование золота в роли денег многократно повысило его ценность: Колумб с восторгом и удивлением писал, что индейцы отдают его за бесценок, а всё потому, что они не использовали золото в качестве денег. С ростом объема находящихся в обороте товаров росла, разумеется, и ценность золота (его объем хоть и увеличивался, но не так быстро), делая всё более рискованным его хранение и перевозку. Выходом стали ассигнации — ценные бумаги, удостоверяющие право на некоторое количество золота, лежащего под надежной охраной в государственном казначействе. Так товарные деньги превратились в обеспеченные.

Казначейство обязывалось обменивать ассигнации на золото, но поскольку они не предъявляются к погашению все разом, то выпускать их можно и сверх хранимого в казне золотого запаса. А можно и вовсе его не хранить, а при необходимости покупать драгоценный металл на рынке за те же ассигнации. Однако в кризисных ситуациях такая система неустойчива, и постепенно большинство валют мира начинало обеспечиваться не золотом, а более стабильными (резервными) валютами, такими как британский фунт или доллар США, которые, в свою очередь, обеспечивались золотом. Но и эта система не выдержала глобализации финансового рынка, когда в середине XX века стало ясно, что крупнейшие экономики не смогут расплатиться друг с другом золотом. Так рухнул миф об обеспеченности денег, и они окончательно стали фиатными, покупательная способность которых определяется спросом и предложением на рынке, а государство лишь регулирует их хождение.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ РИСКИ

К сожалению, и регулятор из государства не очень надежный. 27 января 2011 года за четыре биткойна была куплена банкнота... в 100 трлн долларов. Зимбабвийских долларов выпуска 2008 года, когда в стране свирепствовала гиперинфляция — одна из бед, грозящих фиатным валютам. За последний век с ней столкнулись около 40 стран. Другая беда — дефолт, или, в более мягкой форме, реструктуризация государственных обязательств (около 300 случаев за два века). К частичному или полному обесцениванию денег нередко ведут войны и перевороты. А фиатные деньги организаций и вовсе бесследно исчезают при ликвидации эмитента. Свежий пример — закрытие властями США платежной системы Liberty Reserve в мае 2013 года — деньги миллиона пользователей просто пропали.

На фоне фиатных валют биткойны, напротив, выглядят гораздо надежнее. Их хождение нельзя остановить, пока есть компьютеры, готовые ими обмениваться. Инфляция невозможна, поскольку алгоритм предусматривает выпуск лишь 21 млн биткойнов и исключает возможность подделки. Биткойны — идеальное электронное золото, лишенное самостоятельной полезности и ценное только как инструмент обмена.

Это не значит, конечно, что биткойны безупречны. Например, подобно наличным, они могут быть украдены, потеряны или безвозвратно уничтожены вместе с файлом, в котором они хранятся. Но главные недостатки биткойнов — оборотная сторона их достоинств. Неподконтрольность новой валюты и анонимность денежных операций уже сделали ее инструментом рынка криминальных товаров. В прошлом году ФБР арестовало организатора интернет-магазина Silk Road, где за биткойны продавались наркотики и поддельные документы. Впрочем, сам этот факт показал, что использование анонимной криптовалюты не мешает бороться с преступлениями. Тем более что анонимность биткойна довольно условная: имен на кошельках нет, но все операции с ними публичны.

В декабре Китай из осторожности запретил своим банкам любые операции с биткойнами. Такие действия негативно сказываются на доверии к новой криптовалюте и ограничивают доступный для нее рынок. Поскольку доверие рынка — единственное обеспечение биткойна, ограничения тормозят его рост и даже могут привести к падению. Если вдруг все правительства объявят использование криптовалют вне закона, то это не остановит их обращение, но значительно снизит ценность, вытеснив в подпольный мир криминала.

Впрочем, такой мрачный сценарий, похоже, нам не грозит. В США, Канаде и других развитых странах, несмотря на все риски, биткойну дают зеленый свет. Появляется всё больше магазинов, готовых принимать платежи в биткойнах. В декабре 2013 года за биткойны был продан знаменитый электромобиль Tesla Model S. Мы привыкли к тому, что организация денежного обращения — прерогатива государства. Но история знает куда больше систем частных денег. В некоторых странах, например в Бразилии, развитие региональных частных валют поощряется правительством. Так что государство не погибнет, поступившись своей монополией на выпуск денег.

Возможность существования децентрализованных криптовалют — это чисто математический факт, превратившийся благодаря Интернету в технологию, поддержанную уже миллионами пользователей. Теперь это неотъемлемая часть нашей реальности, и государствам просто надо к ней приспосабливаться.
 
# Вопрос-Ответ