Ресторан Le Pressoir d'Argent в отеле Grand Hotel de Bordeaux & Spa

Ресторан Le Pressoir d'Argent в отеле Grand Hotel de Bordeaux & Spa

Из окон Grand Hotel de Bordeaux открывается вид на оперный театр

УЖИН В РЕСТОРАНЕ LE PRESSOIR D'ARGENT

Рестораны с мишленовскими звездами при европейских отелях в общей массе довольно типичны. Визит в такое заведение — это скорее ритуал, в ходе которого мы в первую очередь ждем оправдания собственных ожиданий: роскошный барочный интерьер, пузатые херувимы на потолке, классическая высокая кухня в безупречном, но несколько обезличенном исполнении.

Но на то и существуют множества, чтобы среди них появлялись исключения. Le Pressoir D'Argent в Grand Hotel du Bordeaux & Spa — как раз такой случай. Формально здесь присутствуют все признаки типичного «ресторана со звездой»: кухня самая что ни на есть классическая французская (к чему, несомненно, обязывает расположение в одном из ярчайших винных регионов мира), интерьер — роскошнее некуда. Но на деле этот ресторан оказывается куда интереснее, чем можно было бы ожидать.

Оранжерея с зимним садом

К примеру, если уж говорить о херувимах, они действительно изображены в каноничных позах на сводах потолка — но только в зале, предназначенном для торжественных банкетов. В этом помещении имеются и обилие позолоченной барочной лепнины, и хрестоматийный вид «на миллион долларов» — на здание Оперного театра. Но на этом сходство с дворцом заканчивается. Интерьер основного зала роскошен, но эта роскошь совсем из другой оперы. Декор, стиль и оформление здесь — дело рук дизайнера Жака Гарсия. Очевидно, Гарсия искал вдохновение в исторических элементах, но это были элементы другой эпохи: плавные изгибы, сочетание золота и глубоких цветов драгоценных камней — лилового, пурпурного, терракотового, обилие мягких драпировок и бархатных фактур. 

В общем, модерн в самом представительском его виде. Но главное обстоятельство, выделяющее Le Pressoir D'Argent из ряда подобных ему ресторанов, — это кухня, явно заслуживающая большего, чем только одна звезда. Впрочем, рассказываю все по порядку.

1. Филе морского языка с белонскими устрицами лимонным соком,лисичками и зеленой спаржей 
2. Шеф Нибодо и его любимый пресс для омаров

Мне довелось ужинать в Le Pressoir D'Argent в том самом старомодном барочном зале. Первое блюдо было подано под серебряным колпаком. «Голубой британский омар», — объявил официант в позолоченной ливрее, наливая мне шампанское. «Скучный дорогой классический ужин», — подумала я. Колпак был снят.

В тарелке розовела мякоть омара. Рядом — алая, размером с перепелиное яйцо, капсула. Завершал картину ломтик ветчины и кремообразный суп лососевого цвета... Где я видела этот суп? «Шеф Нибодо сочетает мясо омара с охлажденной томатной капсулой и гаспачо по-андалузски», — объяснил мне официант, видя, что я не верю своим глазам. Далее меня ждал палтус — с черным ризотто. В этот момент стало окончательно ясно, что шеф Паскаль Нибодо не просто не консерватор, а откровенный революционер: как еще прикажете назвать француза, подающего во французском ресторане, стоящем на главной площади Бордо, вариации на тему испанской и итальянской кухни?

Сидя на плюшевых  креслах бара, чувствуешь себя героиней романа Фитцджеральда «Ночь нежна»

Единственное, что мне оставалось, это спросить месье Нибодо, что он думает по поводу происходящего. «Вы правы, но лишь отчасти, — шеф, похоже, доволен, что ему удалось перевернуть мою картину мира. — Я действительно не боюсь экспериментировать с сочетаниями, не характерными для классической французской кухни. Но, согласитесь, в наши дни история про конкуренцию между Францией, Испанией и Италией уже неактуальна. То, что я делаю, можно назвать высокой кухней Средиземноморья. Она складывается из сочетания французских и итальянских техник и испанского новаторского подхода. Разумеется, разные страны ассоциируются с определенными продуктами, но мы не можем отрицать, что в наши дни границы размываются все больше и больше. Возможно, я верю в утопию, но мне кажется, что однажды они во обще перестанут существовать».

Паскаль Нибодо
«Погоня за наградами — не моя основная цель, но не стану отрицать: мы стремимся завоевать еще одну звезду. Нельзя сказать, что мой труд легок и беспечен. Руководить большой командой в отеле такого уровня, как наш, довольно сложно: со мной работают 47 поваров, а общий штат всех работников кухни — примерно 250 человек. Но я вижу огромные перспективы в том, что делаю. За последний год мы получили звезду Мишлен и заработали почти 8 млн евро, что на 23% превысило ожидаемый доход. И это результат того, что мы не только точно знаем, что делаем, но и не боимся рисковать. Потому что совершенствоваться, не меняясь, невозможно».
 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи