Чкалов, Валерий Павлович

Валерий Павлович Чкалов. Иллюстрация из журнала "Вокруг света", №6, 1938
Увеличить
Валерий Павлович Чкалов. Иллюстрация из журнала "Вокруг света", №6, 1938

Валерий Павлович Чкалов (родился 2 февраля, 20 января по старому стилю 1904 в селе Василево Нижегородской губернии, ныне город Чкаловск Нижегородской области; погиб 15 декабря 1938 в Москве) - советский военный летчик, затем летчик-испытатель. Установил несколько рекордов дальности беспосадочного перелета. Ввел 15 фигур высшего пилотажа, широко известен его пролет под Троицким мостом в Ленинграде. Отработал ряд приемов воздушного боя, показавших свою эффективность в ходе II мировой войны.

Ещё при жизни Чкалова, в 1937 году, его родная слобода Василево стала городом Чкаловск.

Публиковал свои статьи и воспоминания в печати, в том числе в журнале "Вокруг света".

Биографическая справка

В 1924-1928 гг. служил в ВВС, где за лихачество и неоднократное нарушение дисциплины получил прозвище "авиационное чудовище". Дважды отчислялся из вооруженных сил. Как виновник аварии, был осужден на заключение сроком 1 год. Отбыл в тюрьме в Брянске 19 дней, после чего был помилован. В 1929-1930 гг. работал в ОСОАВИАХИМе, катая туристов над Ленинградом.

В 1930 восстановлен в ВВС как летчик-испытатель НИИ ВВС[1]. Удачно показал Сталину самолет "И-5", что спасло репрессированного к тому времени конструктора самолета Николая Поликарпова от приговора к 10 годам лагерей. Чкалов и Поликарпов нашли друг друга. Валерий Павлович в 1933 году стал шеф-пилотом его КБ. Испытывал самолеты "И-15" и "И-16" и способствовал их скорейшей доводке. В ходе испытаний при возникновении технических сложностей стремился спасти самолет: чаще всего испытуемые им модели существовали в единственном экземпляре и утрата машины приводила к тому, что производство новой модели начиналось на несколько месяцев позже. Известен случай с первым полетом на "И-16", у которого не выходила лева нога шасси. Чкалов ввел машину в интенсивное вращение ("бочка") и крутился, пока центробежная сила не заставила ногу выйти. Чкалов погиб в ходе испытания истребителя "И-180-1" на московском Центральном аэродроме. На месте падения его самолета у Хорошевского шоссе установлен памятный камень. Урна с прахом Чкалова покоится в Кремлевской стене.

Существует версия о том, что гибель Чкалова была подстроена. Он не стеснялся высказать Сталину мнение о том, что Н.И. Бухарин и А.И. Рыков невиновны и даже уйти с приема, хлопнув дверью. Нетерпимый к несправедливости, Чкалов часто ходатайствовал перед руководством партии за арестованных в годы массовых репрессий. Когда Сталин сделал Чкалову предложение возглавить НКВД (Л.П. Берия должен был стать его заместителем) вместо Н.И. Ежова, Чкалов отказался, поскольку ему надо было сначала довести новый истребитель "И-180". На первом же испытании новой машины Чкалов погиб.


Значение Чкалова для отечественной авиации

Советское государство использовало храбрость Чкалова для демонстрации своей военной и технической мощи. 18-20 июня 1937 года экипаж одномоторного самолета "АНТ-25" (командир В.П. Чкалов, второй пилот Г.Ф. Байдуков и штурман-радист А.В. Беляков) совершил беспосадочный перелет из Москвы через Северный полюс в Портленд (штат Вашингтон, США). Чкалов стал мировой знаменитостью.

Для летчиков ВВС пример Чкалова стал источником вдохновения. Его пролет под мостом старались повторить все летчики. В первые годы войны умение летать на сверхмалых высотах пригодилось в борьбе с более быстрым и лучше вооруженным противником: советские самолеты прижимались к земле на такой малой высоте, которую немецкие летчики считали рискованной и прекращали преследование.

Руководители КБ на примере сотрудничества Чкалова с Поликарповым стали уделять больше внимания подбору талантливых и инициативных шеф-пилотов с хорошей технической подготовкой.


Статья Валерия Павловича Чкалова в "Вокруг света"

На старом "Фоккере" Герой Советского Союза В. Чкалов

В шутку, порой насмешливо, порой ласкательно, военные пилоты называли старый "Фоккер" выпуска 1918 года "Чижиком"...

Десять лет назад некоторое время я летал на такой машине, вызывая снисходительные улыбки друзей. Но я без смущения вспоминаю своего скромного "Чижа", который не раз принимал вид грозного орла.

В 1928 году я принимал участие в Бобруйских маневрах. Летать пришлось на "Чижике". Однажды утром я сидел в засаде с заведенным мотором. Солнечные лучи разогнали легкий утренний туман, и с секунды на секунду следовало ожидать появления "вражеских" самолетов. Глаза не отрываются от горизонта. В синем безоблачном небе неожиданно появляются "они" и тогда в один миг я должен взлететь и ринуться навстречу.

Что-то тебя ожидает, мой верный "Чиж"! Неотвязным мыслям вторил гул мотора... и вдруг чуть заметный рой самолетов потянулся из-за дальнего леса. Не успев разглядеть, сколько машин несется с "неприятельской" стороны, я уже был в воздухе. Два звена - шесть самолетов - спокойно летели, не замечая "Чижика". Да им, собственно, и нечего было страшиться. Это были более современные машины, и старый "Чижик" заметно уступал им в быстроте полета. Но мой самолет обладал большей маневренностью.

"Чижик", бросайся в бой!

Оставшись незамеченным, я подобрался к звену и внезапно бросился на головной самолет. Второй шедший в строю самолет кинулся в атаку, но "Чижик" уже набрал высоту и, залетев в хвост храброго неприятеля, погнал его к земле.

В нескольких десятках метров от зеленого луга преследуемая машина сделала поворот и унеслась. "Чижик" между тем снова взлетел ввысь и стал гонять остальных. От неожиданности растерявшиеся "противники" повернули обратно. Они надеялись на скорость своих машин, - "Чижу", мол, не догнать их... Но что из того? Пуля всегда догонит удирающего врага.

Так закончился бой.

Однако радостное волнение победы длилось недолго. Спустя несколько часов на аэродром примчался автомобиль с посредником и командиром той части, чьи самолеты были отогнаны моей старой машиной. Разобрав все подробности схватки, командир осторожно намекнул, что все произошедшее, возможно, счастливая случайность, и с любезной улыбкой откровенно предупредил: - Ждите завтрашнего дня. Завтра вас погоняют как следует. Надеюсь, будет что вспомнить.

Но стоило ли предупреждать? Я понимал, что завтра два звена прилетят с единственным намерением "загонять", а затем и "прикончить" "Чижика".

Нетерпеливо провел я короткую летнюю ночь. Ранним утром, отправившись к своей машине, чтобы так же, как и вчера, застыть в ожидании "противника", я услышал знакомый гул мотора и увидел двойника своего самолета. Каков сюрприз! Ко мне на помощь поспешил мой друг Михаил Андреев. Подобно мне, от тоже летал на "Чижике", лишь с цифрой "2" на хвосте, - мой самолет был обозначен девяткой.

- Как хорошо, что ты прилетел, - встретил я приятеля и торопливо рассказал ему о вчерашнем. У меня в голове молниеносно зародился захватывающий план...

Для разговоров не хватало времени, но Андреев понял меня с полуслова. Заняли мы наши места в засаде. "Неприятель" не заставил себя ждать. Как и вчера, синело безоблачное небо. В прозрачном воздухе появились два звена. Шесть самолетов угрожающе двигались к нашему аэродрому. Андреев взлетел и устремился в сторону. Немедля, я тоже взлетел, развернулся и на полном газу кинулся за "неприятельскими" машинами. Но "враги" не видели меня, они и не подозревали, что их настигает другая машина, - все шесть самолетов моментально окружили андреевский самолет.

Замкнув моего приятеля в кольцо, "противники", точно желая помучить старую птаху, погнали "Чижика". Как позднее выразился Андреев, ему "стало жарко". "Чижика" номер два гоняли, но его двойника, с девяткой на хвосте, продолжали не замечать. И вдруг я появился перед самым носом одного из самолетов, который, сужая кольцо, делал вираж. Самолет отделился... Не давая ему выровняться, я погнал его к земле. Затем, бросившись в разорванное кольцо, выбил вторую машину. Два "Чижика" остались против четырех "неприятельских" самолетов... В атаку! И вот, ещё один самолет загнан к земле и садится на нашем аэродроме. Кольцо разорвано, развеяно. "Противники" унеслись, убежали, а мы с Андреевым, торжествуя, пошли на посадку.

Эти давние маневры, этот день, этих двух старых "чижиков" я никогда не забуду. Как мы смеялись, выйдя на траву солнечного аэродрома! А вскоре, по окончании маневров, вместе с нами невольно смеялись и пилоты шести "неприятельских" самолетов.

Забавный этот случай приятно вспоминать и теперь, когда мужественные летчики - беззаветные патриоты социалистического отечества - летают и будут летать на таких машинах, один вид которых приведет в смертельный трепет врагов нашей счастливой страны.

(1938, №6)

Цитаты

  • Я так чувствую габариты крыльев, словно свои от­кинутые в стороны руки. Никогда не зацеплюсь.
  • Летчик-истребитель должен быть смелым, с безусловным от­сутствием боязни и осторожности в полетах.
  • Пройдут годы, и полет на Полюс, возможно, будет увеселитель­ной прогулкой. Но пусть потомки знают, что в наше время это было не просто.
  • Мы летчики, и не просто летчики, а испытатели. Мы должны изучить все повадки ма­шины, мы должны точно знать, как она себя поведет в любых усло­виях, потому что в бою может возникнуть любая ситуация!
  • Я стал такой исторической ценностью, что даже чувствую, как тело каменеет и покрывается налетом и плесенью подвалов, в которых хранятся документы прошлого. [2]
  • Чуть в авиации не считается.

Ссылки

"Вокруг света" о Чкалове

Литература

Примечания

  1. Самое высокое воинское звание Чкалова - комбриг
  2. После чествования в США
К этой странице обращались 26 385 раз(а).