Цветаева, Марина Ивановна

Марина Цветаева. Прага, 1924
Увеличить
Марина Цветаева. Прага, 1924

Марина Ивановна Цветаева, родилась 8 октября (26 сентября по старому стилю) 1892 года в Москве; умерла 31 августа 1941 года в Елабуге[1] — русский поэт, оказавший громадное влияние на русский литературный язык XX века.

Жизнь и творчество

Семья

Марина Цветаева была дочерью Ивана Владимировича Цветаева от второго брака с Марией Александровной Мейн. Иван Владимирович, профессор классической филологиии, заведовал кафедрой истории и теории искусств в Московском университете, был хранителем Кабинета изящных искусств и классических древностей в Московском Публичном и в Румянцевском музеях. В 1899 именно его неутомимыми 25-летними трудами было положено начало Музею изящных искусств в Москве. Мать Марины Цветаевой — Мария Александровна Мейн была младше своего мужа на 21 год и происходила из богатой семьи, давшей ей прекрасное образование. Мария Мейн была человеком незаурядным, обладала большими художественными способностями, прежде всего, музыкальными, и была замечательной пианисткой. Выйдя замуж, она начала изучать искусство и, увлекшись мечтой мужа по созданию музея, со временем стала его другом и помощницей.

Детство

Свое детство Марина Цветаева провела в Трехпрудном переулке в Москве, выезжая на лето в полудеревенскую Тарусу. Уже в 4 года выучившись читать, Марина начала рифмовать все со всем. Мать привила девочке любовь к музыке, но самостоятельные занятия ей не доставляли того удовольствия, какое она получала от чтения книг. На первом месте всегда стоял Пушкин, определивший вместе с Гёте и влиянием матери мировоззрение Марины, ее будущий жизненный путь и отношение к миру. Осенью 1902 мать Марины заболела чахоткой и семья отправилась в Италию. Пока мать лечилась в Нерви, Марина и ее сестра Анастасия провели больше года в католическом пансионе Лозанны. Следующей остановкой в их путешествии стала Германия, где девочек снова отдали в пансион, а мать лечилась в санатории за Фрайбургом в горах Шварцвальда. В 1905, с началом революции в России, вся семья вернулась домой, но обосновалась ввиду слабого здоровья Марии Александровне в Ялте. Летом 1906 Мария Александровна умерла, а через 2 недели с ударом слег и отец Марины.

Юность

Детство кончилось, семья распалась: разъехались ближайшие родственницы, не выразившие желания заниматься воспитанием двух девочек, слишком непохожих на детей их круга. Отец оказался единственным хранителем семейного очага, но долго болевший и занятый делами по устройству музея, он был слишком далек от дочерей. Марина все дальше отходила от людей и все больше замыкалась в книгах. Недолго она проучилась и в пансионе фон Дервиз, где ее свободомыслие потерпеть не могли. Сменила еще 2 гимназии. Зато в 16—18 лет погрузилась в эпоху Наполеона, собирала и читала все, что было связано с жизнью французского императора. Не смея соперничать с великими предшественниками, она избрала предметом своего поэтического вдохновения судьбу сына Наполеона — герцога Рейхштадтского из пьесы Э.Ростана. Страсть к Наполеону повлекла ее в Париж, где осенью 1909 она поступила в Сорбонну, записавшись на курс старинной французской литературы. По возвращению в Москву, Цветаева тесно общалась в поэтом и переводчиком Бодлера — Эллисом. Он не только открыл Цветаевой мир современной русской поэзии и познакомил с идеями символистов, но помог ей опубликовать собственный сборник "Вечерний альбом" и взял ее стихи для альманаха "Антология", где были напечатаны такие известные поэты как Александр Блок, Андрей Белый, Михаил Кузьмин, Вячеслав Иванов, и Николай Гумилев. Но к 1911 общение Марины Цветаевой с Эллисом почти прекратилось и началась литературная дружба с Максимилианом Волошиным, написавшим статью о ее "Вечернем альбоме". Зимой 1910 — 1911 Волошин пригласил Марину Цветаеву и ее сестру Анастасию провести лето в своем доме в Коктебеле, где Марина познакомилась с Сергеем Эфроном и в январе 1912 с ним обвенчалась. В это же время Марина Цветаева получила свою первую и единственную литературную премию на Пушкинском конкурсе Общества Свободной Эстетики — за стихотворение "В раю", а в придуманном вместе с мужем издательстве "Оле-Лукойе" вышел ее второй сборник "Волшебный фонарь" и книга рассказов Эфрона "Детство". Год спустя, после открытия Музея изящных искусств, умер отец Марины — Иван Владимирович. Началась самостоятельная жизнь.

1913 — 1916 годы

Еще в сентябре 1912 у Марины Цветаевой и Сергея Эфрона родилась дочь Аля и они зажили в собственном доме в Замоскворечье. Молодых Эфронов принимали в литературных и театральных обществах, где Марина Цветаева читала свои стихи. Весну и лето 1913 Эфроны провели в Коктебеле, Ялте и Феодосии, встретив новый, 1914 год в гостях у Волошина. По возвращении в Москву, Марина познакомилась и увлеклась Софией Парнок, известной своими гомоэротическими склонностями. По ходу близости и разрыва с Парнок Цветаева написала около 20 стихотворений, а через много лет вернулась к теме сапфической любви в эссе "Письмо к Амазонке" и "Повести о Сонечке", где она осмысливала собственный нелегкий опыт. Сергей Эфрон тяжело переживал это положение и, оставив университет, поступил братом милосердия в военный санитарный поезд. Конец декабря 1915 и первую половину января 1916 Цветаева провела в Петербурге, где познакомилась со множеством петербургских поэтов, кроме Блока, Ахматовой[2] и Гумилева. Она посетила литературные салоны, где к ней, как к представительнице литературной Москвы, отнеслись с интересом. Тогда же началась тесная дружба Цветаевой и Осипа Мандельштама, с которой для обоих начался новый период творчества — "Тристии" оказались переломными для петербургского поэта, "Версты" открыли эпоху взрослой Цветаевой. Летом же 1916 Сергея Эфрона призвали в армию и в январе 1917 он для прохождения курса в школе прапорщиков был отправлен в Нижний Новгород.

Революция и Гражданская война

Февральскую революцию 1917 Цветаева встретила с тревогой, в ожидании второго ребенка. Для нее безликость революционной массы не предвещала ничего хорошего. В стихах она, признавая вину царя в случившемся, призывала к милосердию, не видя в революции тех чудес, которые на время окрылили Блока и Маяковского. В Москве постепенно становилось голодно, шла война, и страна разваливалась на глазах. В начале октября Цветаева ненадолго приехала в Крым, но в конце месяца, ничего не зная о событиях в столицах, уехала обратно в Москву, где ее муж тогда служил в 56-м пехотном полку и во время октябрьского переворота защищал Кремль. В ноябре Цветаева с мужем и его другом Гольцевым снова отправилась в путь. Офицеры надеялись добраться до Дона, где тогда начала формироваться Добровольческая армия, а сама Цветаева хотела проводить мужа до Коктебеля. Проведя 2 недели у Волошиных, она решила съездить в Москву за детьми, чтобы вернуться обратно в Крым. Увы, выбраться из Москвы Цветаева уже не смогла, пришлось начинать новую жизнь, приспосабливаться к городу, где не было денег, дров и одежды. Зато она открыла для себя театр, увлеклась Студией Вахтангова, тесно общаясь с Павлом Антакольским и Юрием Завадским. От этой влюбленности, "завороженности" Завадским возникли ее пьесы, цикл стихов "Комедьянт". Но настоящей привязанностью Цветаевой весны — лета 1919 стала молодая актриса Соня Голлидэй. Восхищенная человеческой и актерской индивидуальностью Голлидэй, Цветаева написала несколько пьес, женские роли в которых предназначались для Сонечки ("Каменный ангел", "Фортуна", "Приключение", "Феникс"), цикл стихотворений "Стихи к Сонечке, а позже и "Повесть о Сонечке" (лето 1937). Невозможность прокормиться в Москве, вынудило Цветаеву податься "за продуктами" в Тамбовскую губерню, где она получила подлинное представление того, что происходило со страной и душами человеческими в эпоху "военного коммунизма": новые опричники, дорвавшиеся до власти, грабили всех и грабили с удовольствием. Такую революцию и новый порядок Цветаева не приняла. Расстрел царской семьи, смерть младшей дочери, расстрел Николая Гумилева, гибель от голода Александра Блока — все эти смерти оказались подтверждением самых худших предчувствий. Когда появилась возможность — Цветаева уехала заграницу. Илья Эренбуг, поехавший в Европу весной 1921, узнал, что муж Цветаевой жив. С большим трудом получив разрешение на выезд из советской России, Цветаева вместе с дочерью Алей покинула родину (11 мая 1922).

Эмиграция

15 мая 1922 Марина Ивановна с дочерью приехали в Берлин, вскоре переехав в Прагу, где ее муж учился в Карловом университете, получая стипендию, выделенную Министерством иностранных дел Чехословакии. Цветаева с семьей поселилсь в пражских пригородах, где быт был примитивен и трудоемок, но отношения с людьми складывались доброжелательные. У семьи Эфронов появилось несколько знакомых эмигрантских семейств, с некоторыми они близко сошлись и дружили вплоть до отъезда Цветаевой в СССР. Цветаева много работала и за год написала 90 стихотворений; Сергей Эфрон начал заниматься редакторской деятельностью и печатать статьи на политические темы. Перебравшись обратно в Прагу, Цветаева увлеклась Константином Родзевичем, но роман закончился через 3 месяца, породив 2 поэмы — "Поэму Горы" и "Поэму Конца". Сергей Эфрон по-прежнему предоставлял жене свободу, но эта история его сломала и, возможно, тогда у него зародилась идея возвращения на родину[3]. 1 февраля 1925 у Цветаевой родился долгожданный сын, названный Георгием, по-домашнему — Мур. В Праге Марк Слоним ввел Цветаеву в литературный круг, познакомив с одним из лучших журналов эмиграции "Волей России", который с 1922 по 1931 печатал все, что предлагала Марина Ивановна: "Крысолов", "Попытка комнаты", "Поэма Лестницы", "Поэма Воздуха", "Сибирь" и др. Другими журналами были "Свои пути" и "Ковчег", где Цветаева активно сотрудничала в качестве редактора поэтического отдела. Жизнь была заполнена до краев, но постоянная нехватка денег, чрезмерная нагрузка Сергея Эфрона, и чужеродность для Цветаевой чешского языка и культуры, поставили семью перед трудным выбором. И они выбрали Париж — тогда центр русской зарубежной литературной жизни, где, как полагала Цветаева, она сможет больше печататься и зарабатывать. 1 ноября 1925 Эфроны приехали в Париж, где стали активно сотрудничать с русскими журналами "Благонамеренный" и "Версты". 23 декабря 1925 состоялся вечер поэзии Марины Цветаевой. Несмотря на критику и несправедливости, Цветаева, следуя своему жизненному девизу "Не снисхожу", нашла отдушину в общении с новым другом и союзником — в переписке с Борисом Пастернаком. Кульминация их отношений пришлась на весну и лето 1926 когда, неожиданно для обоих, участником их переписки стал Рильке. Но встретиться им удалось только в июне 1935, когда под давлением Сталина Пастернак приехал в Париж на Международный Конгресс писателей в защиту культуры. Общения не получилось Борис Леонидович находился в состоянии глубочайшей депрессии, страха, ложности своего положения на Конгрессе, куда его привезли силком.

Осенью 1928 Цветаева написала открытое письмо Маяковскому, что стало поводом для ее обвинения в просоветских симпатиях, разрыва с ней ряда эмигрантских кругов, и прекращение публикации ее стихотворений. Это было тяжелым материальным ударом. Летом 1933 хлопотами друзей публикации возобновились, но зачастую ее стихотворения сокращали, подвергали правке, задерживали авансы. Почти ничего из крупных поэтических вещей, написанных Цветаевой в эмиграции, не было напечатано: "Перекоп" и Поэма о Царской семье по политическим причинам, другие были отвергнуты из-за сложившейся ко времени их окончания жизненной ситуации. За 14 лет жизни в Париже Марина Ивановна смогла выпустить одну книгу — "После России. 1922 — 1925". В поисках заработка она пыталась войти во французскую литературу, занимаясь переводами, но несмотря на похвалы, напечататься так и не удалось. Иногда устраивались творческие вечера, дававшие немного денег, чтобы поддержать семью и заплатить за квартиру. Сергей Эфрон так и не стал кормильцем семьи его больше привлекала политика и он все силы отдавал евразийскому издательству в Париже. Когда осенью 1929 оно развалилось, у Сергея обнаружили туберкулез и только с помощью Красного креста отправили лечиться в Савойю. Помощь друзей и друзей друзей, знакомых и незнакомых, наряду с маленькой чешской стипендией, были основным реальным доходом Цветаевой. В середине 1930-х был даже организован "Комитет помощи Марине Цветаевой", в который вошел целый ряд известных писателей.

Елабуга. Дом-музей Марины Цветаевой
Увеличить
Елабуга. Дом-музей Марины Цветаевой

Цветаева понимала сложность своего положения среди эмигрантов: "Всё меня выталкивает в Россию, в которую я ехать не могу. Здесь я ненужна. Там я невозможна". Сергея Ефрона, особенно в связи с его увлечением идеями евразийства, все больше привлекала мысль о возвращении в Россию. Он считал, что эмигранты виновны перед родиной и прощение нужно заслужить сотрудничеством с советскими органами. Так, он стал одним из активных деятелей парижского Союза возвращения на родину — организации, родившейся в недрах ОГПУ. В 1932 вопрос об отъезде был для него уже решен и он стал хлопоты о советском паспорте. Марина Цветаева считала, что ехать никуда не надо: "Той России нету...", но дети были на стороне отца, верили в его правду и видели свое будущее в СССР. Но постепенно и она стала поддаваться, поскольку ей все чаще отказывали в работе. 15 марта 1937 Аля, получив советский паспорт, уехала в Москву, где устроилась на работу в журнал Revue de Moscou. Марина Ивановна знала о просоветской деятельности мужа, но она вряд ли была посвящена в его дела: в сентябре 1937 в газетах появились сообщения о его причастности к убийству Игнатия Рейсса, советского чекиста-невозвращенца. Кроме того, в это время Париж был потрясен исчезновением генерала Е.К. Миллера, заместителя генерала А.П. Кутепова, и председателя Русского Общевойскового Союза (РОВС), который, как стало ясно полиции, также был похищен чекистами. Эфрона вызывали в полицию, но после первых вопросов он скрылся и бежал. Оставаться во Франции было бессмысленно: эмигрантское сообщество совершенно отвернулось от Эфронов. Оставив большую часть своего архива друзьям, Цветаева вместе с сыном покинула Париж (12 июня 1939).

Последние годы

Марина Ивановна вместе с сыном поселилась на казенной даче НКВД в Болшеве под Москвой, где уже жили Сергей Яковлевич и Аля. На даче жила еще одна семья таких же "возвращенцев". Однако прожили они там недолго — 27 августа арестовали дочь, а 10 октября — мужа. Вскоре Сергея Яковлевича расстреляли как французского шпиона, а Ариадна провела 16 лет в сталинских лагерях. В этот период Марина Ивановна практически не писала стихов. С началом войны Цветаева уехала в Елабугу, где она не нашла работы. В воскресенье 31 августа 1941, когда дома никого не было, Марина Ивановна покончила с собой.[4] После ее смерти было найдено 3 записки: сыну, Асеевым, и тем, кто будет хоронить.

Цитаты

  • "Познай самого себя!" Познала. И это нисколько не облегчает мне познания другого. Наоборот, как только я начинаю судить человека по себе, получается недоразумение за недоразумением.
  • Богини бракосочетались с богами, рождали героев, а любили пастухов.
  • Сколько материнских поцелуев падает на недетские головы — и сколько нематеринских — на детские!
  • Каждый раз, когда узнаю, что человек меня любит — удивляюсь, не любит — тоже удивляюсь, но больше всего удивляюсь, когда человек ко мне равнодушен.
  • Крылья — свобода, только когда раскрыты в полете, за спиной они — тяжесть.
  • Тело в молодости — наряд, в старости — гроб, из которого рвешься!
  • Любить — видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.
  • Каждая книга — кража у собственной жизни. Чем больше читаешь, тем меньше умеешь и хочешь жить сам.
  • Вдохновение не только у пишущего — и у читающего тоже.
  • Циник не может быть поэтом.
  • В каждом негре я люблю Пушкина и узнаю Пушкина.

Сочинения

Ссылки

Русскоязычные ресурсы

Зарубежные ресурсы

Литература

  • А.Эфрон. Воспоминания
  • Марина Цветаева в воспоминаниях современников: Годы эмиграции. М., 2002
  • Швейцер В. Быт и бытие Марины Цветаевой. М., 1992
  • Цветаева А. Неисчерпаемое. М., 1992

"Вокруг света" о Марине Цветаевой

Статьи

Телепрограммы

Примечания

  1. Марина Цветаева покончила с собой и 2 сентября была похоронена на Петропавловском кладбище в Елабуге. Точное месторасположение ее могилы на кладбище неизвестно, но в той стороне кладбища, где находится ее затерявшаяся могила, на месте, где в 1960 сестра поэтессы Анастасия Цветаева установила крест, в 1970 соорудили гранитное надгробие.
  2. Летом 1916 Цветаева написала цикл стихотворений "Стихи к Ахматовой".
  3. Предположение Виктории Швейцер (Быт и бытие Марины Цветаевой. М., 1992. С. 319)
  4. Она повесилась в сенях; по рассказам геологов, в доме, где жила Цветаева, в течение 25 лет отказывались селиться новые жильцы.

--Axenophontov 23:11, 22 октября 2007 (MSD)

К этой странице обращались 53 074 раз(а).