Версия 10:22, 29 мая 2012 (править)
NGruenberg (Обсуждение | вклад)
(Контрнаступление русских войск и дело при Красном)
← К предыдущему изменению
Версия 19:41, 29 мая 2012 (править)
Axenophontov (Обсуждение | вклад)

К след. изменению →
Строка 1: Строка 1:
-[[Изображение: Гесс_Смоленск_-_3.jpg|right|thumbnail|300px|Сражение при [[Смоленск|Смоленске]] [[17 августа]] 1812. Художник П. Гесс, 1846, [http://www.hermitagemuseum.org/html_Ru/index.html Государственный Эрмитаж] ]]+[[Изображение: Гесс_Смоленск_-_3.jpg|right|thumbnail|300px|Сражение при [[Смоленск|Смоленске]] [[17 августа]] 1812. Художник П. Гесс, 1846. [[Эрмитаж|Государственный Эрмитаж]], [[Санкт-Петербург]] ]]
-<p align="justify">Смоленское сражение [[16 августа|16]] - [[18 августа]] ([[4 августа|4]] - [[6 августа]] по [[старый стиль|старому стилю]]) 1812 года - одно из крупнейших сражений [[Отечественная война 1812 года|Отечественной войны]]. В ходе сражения русским войскам удалось задержать Великую армию [[Наполеон Бонапарт|Наполеона Бонапарта]] под [[Смоленск|Смоленском]] и дать возможность основным силам русской армии избежать генерального сражения на невыгодной позиции. Непосредственным следствием сражения под [[Смоленск|Смоленском]] стало [[Бородинское сражение]]. </p>+<p align="justify">Смоленское сражение [[16 августа|16]] [[18 августа]] ([[4 августа|4]] [[6 августа]] по [[старый стиль|старому стилю]]) 1812 года одно из крупнейших сражений [[Отечественная война 1812 года|Отечественной войны]]. В ходе сражения русским войскам удалось задержать Великую армию [[Наполеон Бонапарт|Наполеона Бонапарта]] под [[Смоленск|Смоленском]] и дать возможность основным силам русской армии избежать генерального сражения на невыгодной позиции. Непосредственным следствием сражения под [[Смоленск|Смоленском]] стало [[Бородинское сражение]]. </p>
== Стратегическая обстановка в июле 1812 года и планы сторон == == Стратегическая обстановка в июле 1812 года и планы сторон ==
<p align="justify">К концу июля 1812 стало окончательно ясно, что планы [[Наполеон Бонапарт|Наполеона Бонапарта]] на скорое окончание кампании сорваны. По замыслу императора [[Франция|Франции]], война против [[Россия|России]] должна была быть молниеносной: в приграничных сражениях, пользуясь колоссальным численным превосходством Великой армии, [[Наполеон Бонапарт|Наполеон]] намеревался разбить по очереди 1-ю Западную армию [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]] и 2-ю Западную армию [[Багратион, Петр Иванович|Багратиона]], тем самым вынудив императора [[Александр I|Александра I]] заключить мир на выгодных [[Франция|Франции]] условиях. Однако стратегия уклонения от решающего сражения и отступления вглубь территории Российской империи, проводимая военным министром [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклаем де Толли]], позволила русским войскам избежать серьезных потерь, сохранить боеспособность и продолжать кампанию. Основной задачей для русского командования на первом этапе войны было объединение 1-й и 2-й Западных армий, что позволило бы перейти к наступательным действиям. После неудачных попыток [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]] и [[Багратион, Петр Иванович|Багратиона]] объединиться сначала в [[Могилёв|Могилёве]], а затем в [[Витебск|Витебске]] новым пунктом соединения армий был выбран [[Смоленск]].</p> <p align="justify">К концу июля 1812 стало окончательно ясно, что планы [[Наполеон Бонапарт|Наполеона Бонапарта]] на скорое окончание кампании сорваны. По замыслу императора [[Франция|Франции]], война против [[Россия|России]] должна была быть молниеносной: в приграничных сражениях, пользуясь колоссальным численным превосходством Великой армии, [[Наполеон Бонапарт|Наполеон]] намеревался разбить по очереди 1-ю Западную армию [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]] и 2-ю Западную армию [[Багратион, Петр Иванович|Багратиона]], тем самым вынудив императора [[Александр I|Александра I]] заключить мир на выгодных [[Франция|Франции]] условиях. Однако стратегия уклонения от решающего сражения и отступления вглубь территории Российской империи, проводимая военным министром [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклаем де Толли]], позволила русским войскам избежать серьезных потерь, сохранить боеспособность и продолжать кампанию. Основной задачей для русского командования на первом этапе войны было объединение 1-й и 2-й Западных армий, что позволило бы перейти к наступательным действиям. После неудачных попыток [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]] и [[Багратион, Петр Иванович|Багратиона]] объединиться сначала в [[Могилёв|Могилёве]], а затем в [[Витебск|Витебске]] новым пунктом соединения армий был выбран [[Смоленск]].</p>
-<p align="justify">Стратегия, выбранная [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклаем де Толли]], была весьма выгодна русским войскам: по мере отступления вглубь [[Россия|России]] армии не только сокращали свои коммуникации, приближаясь к базам снабжения, но и, затягивая кампанию, заставляли противника удлинять свои и без того растянутые коммуникации, тем самым создавая Великой армии дополнительные трудности с и без того весьма сложной организацией снабжения. Продвижение вглубь [[Россия|России]] вынуждал [[Наполеон Бонапарт|Наполеона]] ослаблять свою армию, выделяя отряды для конвоирования обозов, охраны коммуникаций, а также гарнизоны для удержания населенных пунктов. Длительные марши по летней жаре приводили к значительным потерям от тепловых ударов и болезней, количество отставших солдат, а также павших от истощения кавалерийских лошадей все увеличивалось. В то же время проблема снабжения Великой армии становилась все более острой. Традиционный для [[Наполеон Бонапарт|Наполеона]] способ решения этой проблемы по принципу "армия сама себя кормит" в [[Россия|России]] не действовал. Плотность населения была невысока, а уровень его благосостояния в западных губерниях был низок, так что в поисках продовольствия и фуража французские и союзные им солдаты вынуждены были разбредаться по значительной территории. Громадные обозы, сформированные на территории [[Польша|Польши]] либо не успевали за армией, либо подвергались разграблению обгонявшими их резервными частями, также страдавшими от недостатка провизии. Повальное мародерство, сопровождавшее продвижение Великой армии, не добавляло солдатам [[Наполеон Бонапарт|Наполеона]] популярности: местное население, даже достаточно прохладно относившееся к русским население Западной [[Белоруссия|Белоруссии]] и [[Литва|Литвы]] быстро ожесточилось против захватчиков и не оказывало им никакого содействия. Необходимость обеспечивать фланги Великой армии также заставляла [[Наполеон Бонапарт|Бонапарта]] выделять значительные соединения. Таким образом, если в конце июня 1812 на главном направлении против русских армий, насчитывавших до 80 тыс. чел (1-я Западная армия) и до 45 тыс. чел. (2-я Западная) действовало до 400 тыс. французских и союзных им солдат и офицеров, то к началу августа основные силы Великой армии сократились до численности около 200 тыс. чел. Незначительное количество серьезных столкновений с русскими войсками, длительные переходы, нехватка провианта и фуража и, самое важное, неясный исход кампании и отсутствие сколько-нибудь очевидных результатов боевых действий подрывали дух французских войск и их саттеллитов.</p>+<p align="justify">Стратегия, выбранная [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклаем де Толли]], была весьма выгодна русским войскам: по мере отступления вглубь [[Россия|России]] армии не только сокращали свои коммуникации, приближаясь к базам снабжения, но и, затягивая кампанию, заставляли противника удлинять свои и без того растянутые коммуникации, тем самым создавая Великой армии дополнительные трудности с и без того весьма сложной организацией снабжения. Продвижение вглубь [[Россия|России]] вынуждал [[Наполеон Бонапарт|Наполеона]] ослаблять свою армию, выделяя отряды для конвоирования обозов, охраны коммуникаций, а также гарнизоны для удержания населенных пунктов. Длительные марши по летней жаре приводили к значительным потерям от тепловых ударов и болезней, количество отставших солдат, а также павших от истощения кавалерийских лошадей все увеличивалось. В то же время проблема снабжения Великой армии становилась все более острой. Традиционный для [[Наполеон Бонапарт|Наполеона]] способ решения этой проблемы по принципу "армия сама себя кормит" в [[Россия|России]] не действовал. Плотность населения была невысока, а уровень его благосостояния в западных губерниях был низок, так что в поисках продовольствия и фуража французские и союзные им солдаты вынуждены были разбредаться по значительной территории. Громадные обозы, сформированные на территории [[Польша|Польши]] либо не успевали за армией, либо подвергались разграблению обгонявшими их резервными частями, также страдавшими от недостатка провизии. Повальное мародерство, сопровождавшее продвижение Великой армии, не добавляло солдатам [[Наполеон Бонапарт|Наполеона]] популярности: местное население, даже достаточно прохладно относившееся к русским население западной [[Белоруссия|Белоруссии]] и [[Литва|Литвы]] быстро ожесточилось против захватчиков и не оказывало им никакого содействия. Необходимость обеспечивать фланги Великой армии также заставляла [[Наполеон Бонапарт|Бонапарта]] выделять значительные соединения. Таким образом, если в конце июня 1812 на главном направлении против русских армий, насчитывавших до 80 тыс. чел (1-я Западная армия) и до 45 тыс. чел. (2-я Западная) действовало до 400 тыс. французских и союзных им солдат и офицеров, то к началу августа основные силы Великой армии сократились до численности около 200 тыс. чел. Незначительное количество серьезных столкновений с русскими войсками, длительные переходы, нехватка провианта и фуража и, самое важное, неясный исход кампании и отсутствие сколько-нибудь очевидных результатов боевых действий подрывали дух французских войск и их саттеллитов.</p>
-<p align="justify">[[Наполеон Бонапарт|Наполеон]] прекрасно понимал, к чему ведет затягивание кампании, и стремился во что бы то ни стало навязать русским армиям сражение, которого они так решительно избегали. Узнав, что армии [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]] и [[Багратион, Петр Иванович|Багратиона]] [[22 июля]] ([[3 августа]] по [[новый стиль|новому стилю]]) объединились в [[Смоленск|Смоленске]], [[Наполеон Бонапарт|Бонапарт]] предположил, что далее его противники отступать не собираются, и что возможно возле [[Смоленск|Смоленска]] и состоится долгожданное генеральное сражение. В то же время, атаковать объединенные русские армии немедленно император [[Франция|Франции]] не мог - корпуса Великой армии были разбросаны на значительном расстоянии и быстро сосредоточиться возле [[Смоленск|Смоленска]] не могли. К тому же, солдатам, измученным ежедневными многокилометровыми маршами по жаре и недостатком провианта, требовалась хоть небольшая, но передышка. Русские командующие также понимали, что их солдатам требуется отдых - успешное отступление перед лицом такого упорного и агрессивного противника, как [[Наполеон Бонапарт]], требовало огромного напряжения от войск. Таким образом, в конце июля 1812 в кампании наметилась незначительная пауза.</p>+<p align="justify">[[Наполеон Бонапарт|Наполеон]] прекрасно понимал, к чему ведет затягивание кампании, и стремился во что бы то ни стало навязать русским армиям сражение, которого они так решительно избегали. Узнав, что армии [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]] и [[Багратион, Петр Иванович|Багратиона]] [[22 июля]] ([[3 августа]] по [[новый стиль|новому стилю]]) объединились в [[Смоленск|Смоленске]], [[Наполеон Бонапарт|Бонапарт]] предположил, что далее его противники отступать не собираются, и что возможно возле [[Смоленск|Смоленска]] и состоится долгожданное генеральное сражение. В то же время, атаковать объединенные русские армии немедленно император [[Франция|Франции]] не мог - корпуса Великой армии были разбросаны на значительном расстоянии и быстро сосредоточиться возле [[Смоленск|Смоленска]] не могли. К тому же, солдатам, измученным ежедневными многокилометровыми маршами по жаре и недостатком провианта, требовалась хоть небольшая, но передышка. Русские командующие также понимали, что их солдатам требуется отдых успешное отступление перед лицом такого упорного и агрессивного противника, как [[Наполеон Бонапарт]], требовало огромного напряжения от войск. Таким образом, в конце июля 1812 в кампании наметилась незначительная пауза.</p>
<p align="justify">Корпуса [[Наполеон Бонапарт|Бонапарта]], разбросанные от [[Витебск|Витебска]] до Рудни вдоль [[Днепр|Днепра]] находились в очень уязвимом положении, и удачно выполненное контрнаступление могло привести к серьезному поражению Великой армии. На военном совете в [[Смоленск|Смоленске]] большая часть русского генералитета во главе с [[Багратион, Петр Иванович|Багратионом]] высказалась за начало контрнаступления, и [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклай де Толли]] против своего желания согласился с мнением большинства, однако, выдвинув условие, что русские подразделения не будут удаляться от [[Смоленск|Смоленска]] далее трех дневных переходов. [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклай де Толли]] понимал, что у [[Наполеон Бонапарт|Бонапарта]] все еще имеется серьезное превосходство в численности над русскими войсками, и что контрнаступление в данной ситуации весьма рискованно, так как, в случае, если император [[Франция|Франции]] разгадает замысел операции, русская армия может быть отрезана от [[Смоленск|Смоленска]] и будет вынуждена сражаться в крайне невыгодных условиях. Однако, общий настрой солдат и офицеров, уставших от длительного отступления, был таков, что наступательная операция была необходима, чтобы поддержать боевой дух войск. В свою очередь, [[Наполеон Бонапарт|Наполеон]], не зная о планирующемся контрнаступлении русских армий, надеялся, что [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклай де Толли]] предпримет какие-либо активные действия, тем самым позволив втянуть русские войска в решающее сражение, одержав победу в котором, можно будет диктовать императору [[Александр I|Александру]] условия мира. В такой сложной и неоднозначной обстановке началось контрнаступление русских армий.</p> <p align="justify">Корпуса [[Наполеон Бонапарт|Бонапарта]], разбросанные от [[Витебск|Витебска]] до Рудни вдоль [[Днепр|Днепра]] находились в очень уязвимом положении, и удачно выполненное контрнаступление могло привести к серьезному поражению Великой армии. На военном совете в [[Смоленск|Смоленске]] большая часть русского генералитета во главе с [[Багратион, Петр Иванович|Багратионом]] высказалась за начало контрнаступления, и [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклай де Толли]] против своего желания согласился с мнением большинства, однако, выдвинув условие, что русские подразделения не будут удаляться от [[Смоленск|Смоленска]] далее трех дневных переходов. [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклай де Толли]] понимал, что у [[Наполеон Бонапарт|Бонапарта]] все еще имеется серьезное превосходство в численности над русскими войсками, и что контрнаступление в данной ситуации весьма рискованно, так как, в случае, если император [[Франция|Франции]] разгадает замысел операции, русская армия может быть отрезана от [[Смоленск|Смоленска]] и будет вынуждена сражаться в крайне невыгодных условиях. Однако, общий настрой солдат и офицеров, уставших от длительного отступления, был таков, что наступательная операция была необходима, чтобы поддержать боевой дух войск. В свою очередь, [[Наполеон Бонапарт|Наполеон]], не зная о планирующемся контрнаступлении русских армий, надеялся, что [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклай де Толли]] предпримет какие-либо активные действия, тем самым позволив втянуть русские войска в решающее сражение, одержав победу в котором, можно будет диктовать императору [[Александр I|Александру]] условия мира. В такой сложной и неоднозначной обстановке началось контрнаступление русских армий.</p>
== Контрнаступление русских войск и сражение при Красном == == Контрнаступление русских войск и сражение при Красном ==
-[[Изображение: Красное_Фабер_дю_Фор.jpg|right|thumbnail|300px|Сражение при Красном. Художник Х.В. Фабер дю Фор, 1830-е гг. [http://www.bayerisches-armeemuseum.de/en/ Баварский музей армии], [[Ингольштадт]] ]]+[[Изображение: Красное_Фабер_дю_Фор.jpg|right|thumbnail|300px|Сражение при Красном. Художник Х.В. Фабер дю Фор, 1830-е гг. [http://www.bayerisches-armeemuseum.de/en/ Баварский музей армии], Ингольштадт ]]
-<p align="justify">Контрнаступление русских войск началось [[26 июля]] ([[7 августа]] по [[новый стиль|новому стилю]]) 1812. 1-я и 2-я Западные армии выдвинулись к Рудне, в то время как фланг армий на левом берегу [[Днепр|Днепра]] обеспечивала 27-я пехотная дивизия генерала [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовского]] с приданным ей Харьковским драгунским полком. [[27 июля]] ([[7 августа]]) при Молевом болоте казаки атамана [[Платов Матвей Иванович|Платова]] наткнулись на кавалерийские части генерала Себастиани, являвшиеся авангардом Великой армии, и разбили их. Это событие показало [[Наполеон Бонапарт|Наполеону]], что русские армии начали наступление. Изначально [[Наполеон Бонапарт|Бонапарт]] планировал переправить Великую армию на левый берег [[Днепр|Днепра]] и стремительным маневром овладеть [[Смоленск|Смоленском]] в тылу русских войск, отрезав их от операционных баз, и тем самым вынудить [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]] дать ему решительное сражение. Тем не менее, ожидая развития русского наступления, император [[Франция|Франции]] отложил реализацию своего замысла, решив, что сражение вполне вероятно состоится и на правом берегу [[Днепр|Днепра]]. Однако, [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклай де Толли]] еще [[27 июля]] ([[7 августа]]) приостановил наступление, вполне резонно опасаясь фланговых маневров превосходящих сил [[Наполеон Бонапарт|Бонапарта]] и не желая сильно отдаляться от [[Смоленск|Смоленска]]. [[Наполеон Бонапарт|Наполеон]], в свою очередь, до [[29 июля]] ([[10 августа]]) ожидал развития наступления [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]], когда, наконец убедившись, что дальнейших решительных действий русских войск не предвидется, не принял решение приступить к реализации своего плана маневра по левому берегу [[Днепр|Днепра]]. Корпус маршала [[Ней, Мишель|Нея]] и кавалерия маршала [[Мюрат|Мюрата]] образовали авангард, переправившийся через [[Днепр]] на следующий день возле Ляд. Однако меры предосторожности, предпринятые [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклаем де Толли]], оказались небесполезными, поскольку [[2 августа]] ([[14 августа|14]]) кавалеристы [[Мюрат|Мюрата]] возле местечка Красный наткнулись на отряд генерала [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовского]].</p>+<p align="justify">Контрнаступление русских войск началось [[26 июля]] ([[7 августа]] по [[новый стиль|новому стилю]]) 1812. 1-я и 2-я Западные армии выдвинулись к Рудне, в то время как фланг армий на левом берегу [[Днепр|Днепра]] обеспечивала 27-я пехотная дивизия генерала [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовского]] с приданным ей Харьковским драгунским полком. [[27 июля]] ([[7 августа]]) при Молевом болоте казаки атамана [[Платов Матвей Иванович|Платова]] наткнулись на кавалерийские части генерала Себастиани, являвшиеся авангардом Великой армии, и разбили их. Это событие показало [[Наполеон Бонапарт|Наполеону]], что русские армии начали наступление. Изначально [[Наполеон Бонапарт|Бонапарт]] планировал переправить Великую армию на левый берег [[Днепр|Днепра]] и стремительным маневром овладеть [[Смоленск|Смоленском]] в тылу русских войск, отрезав их от операционных баз, и тем самым вынудить [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]] дать ему решительное сражение. Тем не менее, ожидая развития русского наступления, император [[Франция|Франции]] отложил реализацию своего замысла, решив, что сражение вполне вероятно состоится и на правом берегу Днепра. Однако, [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклай де Толли]] еще [[27 июля]] ([[7 августа]]) приостановил наступление, вполне резонно опасаясь фланговых маневров превосходящих сил [[Наполеон Бонапарт|Бонапарта]] и не желая сильно отдаляться от [[Смоленск|Смоленска]]. [[Наполеон Бонапарт|Наполеон]], в свою очередь, до [[29 июля]] ([[10 августа]]) ожидал развития наступления [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]], когда, наконец убедившись, что дальнейших решительных действий русских войск не предвидется, не принял решение приступить к реализации своего плана маневра по левому берегу [[Днепр|Днепра]]. Корпус маршала [[Ней, Мишель|Нея]] и кавалерия маршала [[Мюрат, Иоахим|Мюрата]] образовали авангард, переправившийся через [[Днепр]] на следующий день возле Ляд. Однако меры предосторожности, предпринятые [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклаем де Толли]], оказались небесполезными, поскольку [[2 августа]] ([[14 августа|14]]) кавалеристы [[Мюрат, Иоахим|Мюрата]] возле местечка Красный наткнулись на отряд генерала [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовского]].</p>
-<p align="justify">[[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовский]] имел в своем распоряжении не более 6 тыс. солдат и офицеров недавно сформированной 27-й пехотной дивизии, наполовину состоявшей из новобранцев, а также Харьковский драгунский полк. Отряду [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовского]] противостояло до 15 тыс. кавалеристов маршала [[Мюрат|Мюрата]], также на подходе были соединения корпуса [[Ней, Мишель|Нея]], более 20 тыс. чел. [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовский]] прекрасно понял угрозу, созданную авангардом Великой армии русским войскам, наступавшим на Рудню. Продвижение [[Мюрат|Мюрата]] и [[Ней, Мишель|Нея]] на [[Смоленск]] было необходимо задержать на максимально возможное время, иначе силы [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]] были бы отрезаны от города и оказались бы в положении, близком к окружению и разгрому. [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовский]] занял Красный силами 49-го егерского полка и развернул там всю дивизионную артиллерию, 50-й егерский полк занял позиции в тылу дивизии, а остальные полки (Одесский, Тарнопольский, Виленский и Симбирский пехотные) расположились на дороге Красный - [[Смоленск]], обсаженной с двух сторон деревьями. 49-й егерский полк в самом начале боя был выбит из Красного, потеряв все орудия, после чего дивизия, свернувшись в батальонные каре, начала отступление по дороге под непрерывными атаками французской кавалерии. Харьковский драгунский полк предпринял отчаянную контратаку, на время остановившую противника, но, понеся тяжелые потери, откатился. Русские каре медленно отходили в сторону [[Смоленск|Смоленска]], поминутно останавливаясь, чтобы залповым огнем отразить очередную атаку неприятельской конницы. Маршал [[Мюрат]], забывший про артиллерию, бывшую в его распоряжении, лично водил свои эскадроны в беспрестанные атаки, неизбежно разбивавшиеся о плотные ряды русской пехоты. Однако через 12 километров дорога вышла на открытую местность, и следующие 5 километров пути дивизии [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовского]] пришлось продвигаться до ближайшей удобной для обороны позиции в тяжелейших условиях. Выставленный для отвлечения внимания противника заслон был уничтожен, однако дивизии удалось приблизиться на километр к речке, за которой развернулся 50-й егерский полк при двух оставшихся орудиях, откуда и открыл огонь по французской кавалерии. [[Мюрат]] решил, что к [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовскому]] подошли подкрепления и решил оставить измученную дивизию, потерявшую до 1,5 тыс. чел. убитыми и ранеными, в покое. Если бы [[Мюрат]] ввел в бой достаточное количество артиллерийских орудий, дивизия [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовского]] была бы уничтожена. Но благодаря этой ошибке маршала, [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовскому]] удалось на целый день задержать авангард Великой армии, тем самым дав возможность 7-му пехотному корпусу генерала [[Раевский, Николай Николаевич-старший|Раевского]] укрепиться в [[Смоленск|Смоленске]] и подготовить город к обороне.</p>+<p align="justify">[[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовский]] имел в своем распоряжении не более 6 тыс. солдат и офицеров недавно сформированной 27-й пехотной дивизии, наполовину состоявшей из новобранцев, а также Харьковский драгунский полк. Отряду [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовского]] противостояло до 15 тыс. кавалеристов маршала [[Мюрат, Иоахим|Мюрата]], также на подходе были соединения корпуса [[Ней, Мишель|Нея]], более 20 тыс. чел. [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовский]] прекрасно понял угрозу, созданную авангардом Великой армии русским войскам, наступавшим на Рудню. Продвижение [[Мюрат, Иоахим|Мюрата]] и [[Ней, Мишель|Нея]] на [[Смоленск]] было необходимо задержать на максимально возможное время, иначе силы [[Барклай де Толли, Михаил Богданович|Барклая де Толли]] были бы отрезаны от города и оказались бы в положении, близком к окружению и разгрому. [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовский]] занял Красный силами 49-го егерского полка и развернул там всю дивизионную артиллерию, 50-й егерский полк занял позиции в тылу дивизии, а остальные полки (Одесский, Тарнопольский, Виленский и Симбирский пехотные) расположились на дороге Красный [[Смоленск]], обсаженной с двух сторон деревьями. 49-й егерский полк в самом начале боя был выбит из Красного, потеряв все орудия, после чего дивизия, свернувшись в батальонные каре, начала отступление по дороге под непрерывными атаками французской кавалерии. Харьковский драгунский полк предпринял отчаянную контратаку, на время остановившую противника, но, понеся тяжелые потери, откатился. Русские каре медленно отходили в сторону [[Смоленск|Смоленска]], поминутно останавливаясь, чтобы залповым огнем отразить очередную атаку неприятельской конницы. Маршал [[Мюрат, Иоахим|Мюрат]], забывший про артиллерию, бывшую в его распоряжении, лично водил свои эскадроны в беспрестанные атаки, неизбежно разбивавшиеся о плотные ряды русской пехоты. Однако через 12 километров дорога вышла на открытую местность, и следующие 5 км пути дивизии [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовского]] пришлось продвигаться до ближайшей удобной для обороны позиции в тяжелейших условиях. Выставленный для отвлечения внимания противника заслон был уничтожен, однако дивизии удалось приблизиться на километр к речке, за которой развернулся 50-й егерский полк при двух оставшихся орудиях, откуда и открыл огонь по французской кавалерии. [[Мюрат]] решил, что к [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовскому]] подошли подкрепления и решил оставить измученную дивизию, потерявшую до 1,5 тыс. чел. убитыми и ранеными, в покое. Если бы [[Мюрат, Иоахим|Мюрат]] ввел в бой достаточное количество артиллерийских орудий, дивизия [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовского]] была бы уничтожена. Но благодаря этой ошибке маршала, [[Неверовский, Дмитрий Петрович|Неверовскому]] удалось на целый день задержать авангард Великой армии, тем самым дав возможность 7-му пехотному корпусу генерала [[Раевский, Николай Николаевич-старший|Раевского]] укрепиться в [[Смоленск|Смоленске]] и подготовить город к обороне.</p>

Версия 19:41, 29 мая 2012

Сражение при Смоленске 17 августа 1812. Художник П. Гесс, 1846. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Смоленское сражение 1618 августа (46 августа по старому стилю) 1812 года — одно из крупнейших сражений Отечественной войны. В ходе сражения русским войскам удалось задержать Великую армию Наполеона Бонапарта под Смоленском и дать возможность основным силам русской армии избежать генерального сражения на невыгодной позиции. Непосредственным следствием сражения под Смоленском стало Бородинское сражение.

Стратегическая обстановка в июле 1812 года и планы сторон

К концу июля 1812 стало окончательно ясно, что планы Наполеона Бонапарта на скорое окончание кампании сорваны. По замыслу императора Франции, война против России должна была быть молниеносной: в приграничных сражениях, пользуясь колоссальным численным превосходством Великой армии, Наполеон намеревался разбить по очереди 1-ю Западную армию Барклая де Толли и 2-ю Западную армию Багратиона, тем самым вынудив императора Александра I заключить мир на выгодных Франции условиях. Однако стратегия уклонения от решающего сражения и отступления вглубь территории Российской империи, проводимая военным министром Барклаем де Толли, позволила русским войскам избежать серьезных потерь, сохранить боеспособность и продолжать кампанию. Основной задачей для русского командования на первом этапе войны было объединение 1-й и 2-й Западных армий, что позволило бы перейти к наступательным действиям. После неудачных попыток Барклая де Толли и Багратиона объединиться сначала в Могилёве, а затем в Витебске новым пунктом соединения армий был выбран Смоленск.

Стратегия, выбранная Барклаем де Толли, была весьма выгодна русским войскам: по мере отступления вглубь России армии не только сокращали свои коммуникации, приближаясь к базам снабжения, но и, затягивая кампанию, заставляли противника удлинять свои и без того растянутые коммуникации, тем самым создавая Великой армии дополнительные трудности с и без того весьма сложной организацией снабжения. Продвижение вглубь России вынуждал Наполеона ослаблять свою армию, выделяя отряды для конвоирования обозов, охраны коммуникаций, а также гарнизоны для удержания населенных пунктов. Длительные марши по летней жаре приводили к значительным потерям от тепловых ударов и болезней, количество отставших солдат, а также павших от истощения кавалерийских лошадей все увеличивалось. В то же время проблема снабжения Великой армии становилась все более острой. Традиционный для Наполеона способ решения этой проблемы по принципу "армия сама себя кормит" в России не действовал. Плотность населения была невысока, а уровень его благосостояния в западных губерниях был низок, так что в поисках продовольствия и фуража французские и союзные им солдаты вынуждены были разбредаться по значительной территории. Громадные обозы, сформированные на территории Польши либо не успевали за армией, либо подвергались разграблению обгонявшими их резервными частями, также страдавшими от недостатка провизии. Повальное мародерство, сопровождавшее продвижение Великой армии, не добавляло солдатам Наполеона популярности: местное население, даже достаточно прохладно относившееся к русским население западной Белоруссии и Литвы быстро ожесточилось против захватчиков и не оказывало им никакого содействия. Необходимость обеспечивать фланги Великой армии также заставляла Бонапарта выделять значительные соединения. Таким образом, если в конце июня 1812 на главном направлении против русских армий, насчитывавших до 80 тыс. чел (1-я Западная армия) и до 45 тыс. чел. (2-я Западная) действовало до 400 тыс. французских и союзных им солдат и офицеров, то к началу августа основные силы Великой армии сократились до численности около 200 тыс. чел. Незначительное количество серьезных столкновений с русскими войсками, длительные переходы, нехватка провианта и фуража и, самое важное, неясный исход кампании и отсутствие сколько-нибудь очевидных результатов боевых действий подрывали дух французских войск и их саттеллитов.

Наполеон прекрасно понимал, к чему ведет затягивание кампании, и стремился во что бы то ни стало навязать русским армиям сражение, которого они так решительно избегали. Узнав, что армии Барклая де Толли и Багратиона 22 июля (3 августа по новому стилю) объединились в Смоленске, Бонапарт предположил, что далее его противники отступать не собираются, и что возможно возле Смоленска и состоится долгожданное генеральное сражение. В то же время, атаковать объединенные русские армии немедленно император Франции не мог - корпуса Великой армии были разбросаны на значительном расстоянии и быстро сосредоточиться возле Смоленска не могли. К тому же, солдатам, измученным ежедневными многокилометровыми маршами по жаре и недостатком провианта, требовалась хоть небольшая, но передышка. Русские командующие также понимали, что их солдатам требуется отдых — успешное отступление перед лицом такого упорного и агрессивного противника, как Наполеон Бонапарт, требовало огромного напряжения от войск. Таким образом, в конце июля 1812 в кампании наметилась незначительная пауза.

Корпуса Бонапарта, разбросанные от Витебска до Рудни вдоль Днепра находились в очень уязвимом положении, и удачно выполненное контрнаступление могло привести к серьезному поражению Великой армии. На военном совете в Смоленске большая часть русского генералитета во главе с Багратионом высказалась за начало контрнаступления, и Барклай де Толли против своего желания согласился с мнением большинства, однако, выдвинув условие, что русские подразделения не будут удаляться от Смоленска далее трех дневных переходов. Барклай де Толли понимал, что у Бонапарта все еще имеется серьезное превосходство в численности над русскими войсками, и что контрнаступление в данной ситуации весьма рискованно, так как, в случае, если император Франции разгадает замысел операции, русская армия может быть отрезана от Смоленска и будет вынуждена сражаться в крайне невыгодных условиях. Однако, общий настрой солдат и офицеров, уставших от длительного отступления, был таков, что наступательная операция была необходима, чтобы поддержать боевой дух войск. В свою очередь, Наполеон, не зная о планирующемся контрнаступлении русских армий, надеялся, что Барклай де Толли предпримет какие-либо активные действия, тем самым позволив втянуть русские войска в решающее сражение, одержав победу в котором, можно будет диктовать императору Александру условия мира. В такой сложной и неоднозначной обстановке началось контрнаступление русских армий.

Контрнаступление русских войск и сражение при Красном

Сражение при Красном. Художник Х.В. Фабер дю Фор, 1830-е гг. Баварский музей армии, Ингольштадт
Увеличить
Сражение при Красном. Художник Х.В. Фабер дю Фор, 1830-е гг. Баварский музей армии, Ингольштадт

Контрнаступление русских войск началось 26 июля (7 августа по новому стилю) 1812. 1-я и 2-я Западные армии выдвинулись к Рудне, в то время как фланг армий на левом берегу Днепра обеспечивала 27-я пехотная дивизия генерала Неверовского с приданным ей Харьковским драгунским полком. 27 июля (7 августа) при Молевом болоте казаки атамана Платова наткнулись на кавалерийские части генерала Себастиани, являвшиеся авангардом Великой армии, и разбили их. Это событие показало Наполеону, что русские армии начали наступление. Изначально Бонапарт планировал переправить Великую армию на левый берег Днепра и стремительным маневром овладеть Смоленском в тылу русских войск, отрезав их от операционных баз, и тем самым вынудить Барклая де Толли дать ему решительное сражение. Тем не менее, ожидая развития русского наступления, император Франции отложил реализацию своего замысла, решив, что сражение вполне вероятно состоится и на правом берегу Днепра. Однако, Барклай де Толли еще 27 июля (7 августа) приостановил наступление, вполне резонно опасаясь фланговых маневров превосходящих сил Бонапарта и не желая сильно отдаляться от Смоленска. Наполеон, в свою очередь, до 29 июля (10 августа) ожидал развития наступления Барклая де Толли, когда, наконец убедившись, что дальнейших решительных действий русских войск не предвидется, не принял решение приступить к реализации своего плана маневра по левому берегу Днепра. Корпус маршала Нея и кавалерия маршала Мюрата образовали авангард, переправившийся через Днепр на следующий день возле Ляд. Однако меры предосторожности, предпринятые Барклаем де Толли, оказались небесполезными, поскольку 2 августа (14) кавалеристы Мюрата возле местечка Красный наткнулись на отряд генерала Неверовского.

Неверовский имел в своем распоряжении не более 6 тыс. солдат и офицеров недавно сформированной 27-й пехотной дивизии, наполовину состоявшей из новобранцев, а также Харьковский драгунский полк. Отряду Неверовского противостояло до 15 тыс. кавалеристов маршала Мюрата, также на подходе были соединения корпуса Нея, более 20 тыс. чел. Неверовский прекрасно понял угрозу, созданную авангардом Великой армии русским войскам, наступавшим на Рудню. Продвижение Мюрата и Нея на Смоленск было необходимо задержать на максимально возможное время, иначе силы Барклая де Толли были бы отрезаны от города и оказались бы в положении, близком к окружению и разгрому. Неверовский занял Красный силами 49-го егерского полка и развернул там всю дивизионную артиллерию, 50-й егерский полк занял позиции в тылу дивизии, а остальные полки (Одесский, Тарнопольский, Виленский и Симбирский пехотные) расположились на дороге Красный — Смоленск, обсаженной с двух сторон деревьями. 49-й егерский полк в самом начале боя был выбит из Красного, потеряв все орудия, после чего дивизия, свернувшись в батальонные каре, начала отступление по дороге под непрерывными атаками французской кавалерии. Харьковский драгунский полк предпринял отчаянную контратаку, на время остановившую противника, но, понеся тяжелые потери, откатился. Русские каре медленно отходили в сторону Смоленска, поминутно останавливаясь, чтобы залповым огнем отразить очередную атаку неприятельской конницы. Маршал Мюрат, забывший про артиллерию, бывшую в его распоряжении, лично водил свои эскадроны в беспрестанные атаки, неизбежно разбивавшиеся о плотные ряды русской пехоты. Однако через 12 километров дорога вышла на открытую местность, и следующие 5 км пути дивизии Неверовского пришлось продвигаться до ближайшей удобной для обороны позиции в тяжелейших условиях. Выставленный для отвлечения внимания противника заслон был уничтожен, однако дивизии удалось приблизиться на километр к речке, за которой развернулся 50-й егерский полк при двух оставшихся орудиях, откуда и открыл огонь по французской кавалерии. Мюрат решил, что к Неверовскому подошли подкрепления и решил оставить измученную дивизию, потерявшую до 1,5 тыс. чел. убитыми и ранеными, в покое. Если бы Мюрат ввел в бой достаточное количество артиллерийских орудий, дивизия Неверовского была бы уничтожена. Но благодаря этой ошибке маршала, Неверовскому удалось на целый день задержать авангард Великой армии, тем самым дав возможность 7-му пехотному корпусу генерала Раевского укрепиться в Смоленске и подготовить город к обороне.