Синопское сражение

И.К. Айвазовский. "Синопский бой 18 ноября 1853 года (ночь после боя)".Картина написана в декабре 1853 по схеме, которую на месте зарисовал по поручению П.С. Нахимова князь Виктор Барятинский; художник также расспрашивал очевидца о цветах и оттенках различных деталей.Центральный Военно-морской музей, Санкт-Петербург
Увеличить

И.К. Айвазовский. "Синопский бой 18 ноября 1853 года (ночь после боя)".

Картина написана в декабре 1853 по схеме, которую на месте зарисовал по поручению П.С. Нахимова князь Виктор Барятинский; художник также расспрашивал очевидца о цветах и оттенках различных деталей.

Центральный Военно-морской музей, Санкт-Петербург

Синопское сражение - последнее в истории крупное сражение парусных флотов; первое сражение, в котором применялись бомбические орудия.[1] Произошло в 1853 году 18 ноября по старому стилю (30 ноября) между русской и турецкой эскадрами на рейде турецкого порта Синоп, у южного берега Чёрного моря. Закончилось уничтожением 15 из 16 турецких кораблей и страшным пожаром в городе. Русский флот потерь в кораблях не имел.

Потери турок: 10 боевых кораблей, 1 пароход, 2 транспорта, 2 торговых судна и 1 шхуна. Убито и ранено 3000 моряков и 1000 солдат десанта, взяты в плен 180 чел., в том числе командующий вице-адмирал Осман-паша и 3 командира кораблей. Уничтожено 500 орудий.

Потери русских: 38 убитых, 210 раненых, подбито 13 орудий и 10 станков, серьёзные повреждения 2 кораблей.

Сражение имело важные последствия:

  1. Послужило поводом для вступления Англии и Франции в войну с Россией, что привело к осаде Севастополя и поражению в Крымской войне.
  2. Моральный дух турок был подорван до конца войны; напротив, в ходе обороны Севастополя моряки-защитники города черпали в мыслях о Синопском сражении уверенность в своей конечной победе.
  3. Изменилась военно-морская тактика и кораблестроение во всем мире: началось наращивание калибра и уменьшение количества орудий на кораблях, появились броненосцы, усилилась артиллерия береговых батарей, охраняющих базы флота.

Карта-схема Синопского сражения

Хроника подготовки сражения

Современный вид Синопской бухты - места сражения
Увеличить

Современный вид Синопской бухты - места сражения

4 октября (22 сентября по старому стилю) Османская империя объявила войну России. В начале октября англо-французская эскадра стояла в Мраморном море у самого Босфора. Русский посол в Лондоне был предупреждён, что в случае атаки турецких портов корабли союзников заступятся за них.

11 октября (29 сентября) Эскадра вице-адмирала Нахимова в составе 4 линейных кораблей, 1 фрегата и 1 брига отправилась из Севастополя, чтобы крейсировать у турецких берегов и мешать доставке турками оружия и боеприпасов горцам Северного Кавказа, чья партизанская война сковывала самые боеспособные части русской армии. Нахимову разрешалось только наблюдать за действиями турок.

26 октября (14 октября) Через Босфор в Чёрное море прошла турецкая эскадра из 5 фрегатов, 1 корвета и 1 парохода; эти корабли направлялись в Синоп.

1 ноября (20 октября) Пароход "Бессарабия" доставил Нахимову сообщение о начале войны [2] и предписание не пропускать турецкие суда с военными грузами и захватывать их. Замысел командования Черноморского флота состоял в том, чтобы встретить турецкую эскадру в море и зажать её между 2 русскими эскадрами.[3]

4 ноября (23 октября) "Бессарабия" захватила турецкий грузовой пароход "Меджари-Теджарет", от команды которого русские моряки узнали, что в Синопе стоят 3 фрегата, 2 корвета и 1 транспорт.

5 ноября (24 октября) Встреча в море эскадр Нахимова и контр-адмирала Ф.М. Новосильского.[4] Отослав Новосильского в Севастополь поврежденные бурей суда - 1 линкор и бриг, вице-адмирал пошел к Синопу с объединёнными силами - 5 линейными кораблями, 1 фрегатом и 1 пароходом.

Модель фрегата "Кагул"
Увеличить
Модель фрегата "Кагул"

7 ноября (26 октября) Эскадра встретила углевоз без флага. Капитан утверждал, что на борту уголь немецкой компании. Нахимов отпустил судно к Синопу, забрав часть угля в обмен на квитанцию. Первая в истории русского флота перегрузка угля с одного судна на другое в открытом море. В это же время направлявшийся в Синоп отряд вице-адмирала Осман-паши у мыса Керемпе встретил оставленный там для крейсирования русский фрегат "Кагул". 4 турецких фрегата погнались за "Кагулом". Командир этого фрегата капитан-лейтенант А.П. Спицын[5] рискнул, несмотря на сильный ветер, поставить все паруса и оторваться от турок, которые преследовали его почти 2 суток.

20(8) ноября Русская эскадра подошла с Синопу, через перешеек были замечены мачты 4 больших судов, стоящих на рейде. Налетевший шторм отогнал русские корабли в море, и некоторые из них сильно повредил. В это время эскадра Осман-паши разминулась с Нахимовым и прошла в Синоп. Экипажи турецких кораблей были так изнурены штормом, что несколько часов не могли убрать паруса.

21(9) ноября Первый в истории бой парусного корабля с пароходами. На широте Пицунды примерно в 10 милях от берега русский 40-пушечный фрегат "Флора"[6] под командой капитан-лейтенанта Антона Никитича Скоробогатова обнаружил 3 пароходофрегата ("Таиф", "Фейзи-Бахри" и "Саик-Ишаде", суммарное вооружение 34 орудия) [7] под флагом вице-адмирала Мустафа-паши. Капитаном флагманского корабля "Таиф" был английский капитан Адолфус Слейд, Adolphus Slade[8]. Пароходы атаковали "Флору" несколько раз, но оказались неспособны использовать преимущество в маневре и штиль. Повернувшись бортом к атакующим пароходам, фрегат вёл гораздо более меткий огонь, чем противник. Не потеряв ни одного человека, "Флора" нанесла туркам такие повреждения, что "Таиф" на буксире отвели в Синоп для ремонта в доках. Оставив "Таиф" в Синопе, Мустафа-паша ушёл в Константинополь.

И.К. Айвазовский. Буря на море ночью. 1849 Эскадре Нахимова перед Синопским сражением приходилось крейсировать по осеннему Чёрному морю, где в это время каждый третий день был шторм. Такой же шторм русский флот выдержал накануне сражения, отчего турки и не ожидали решительного нападения.
Увеличить

И.К. Айвазовский. Буря на море ночью. 1849

Эскадре Нахимова перед Синопским сражением приходилось крейсировать по осеннему Чёрному морю, где в это время каждый третий день был шторм. Такой же шторм русский флот выдержал накануне сражения, отчего турки и не ожидали решительного нападения.

22(10) ноября Нахимов отправил на ремонт в Севастополь корабли "Храбрый" и "Святослав", и фрегат "Кулевчи". С ними ушёл пароход "Бессарабия" с донесениями. С оставшимися 3 кораблями ("Императрица Мария", "Чесма" и "Ростислав") и бригом вице-адмирал двинулся к Синопу, чтобы уничтожить стоящий там отряд. В этот же день фрегат "Кагул" доставил сведения о турецкой эскадре Новосильскому, который крейсировал у Севастополя, но тот вместо помощи Нахимову вернулся на главную базу. "Кагул" направился обратно на свой пост.

23(11) ноября Приблизившись к Синопу на 2 мили, вице-адмирал обнаружил там значительно большие силы - 7 фрегатов, 2 корвета, 1 шлюп [9] и 2 больших парохода, все под прикрытием береговых батарей. Из 6 существовавших в Синопе батарей было обнаружено только 5. Нахимов принял решение блокировать порт до прибытия подкреплений, так как даже 5 батарей по интенсивности огня стоили целого линейного корабля и создавали перевес сил в пользу турок.

24(12) ноября По приказу Меншикова Новосильский вышел из Севастополя на помощь Нахимову с 5 кораблями, из которых 2 дали течь и вернулись.

28(16) ноября Новосильский с 3 кораблями - "Париж", "Три Святителя" и "Великий князь Константин" - присоединился к эскадре Нахимова, усилив её вдвое. Вернулся также с поста фрегат "Кагул".

29(17) ноября Пришёл фрегат "Кулевчи" и доставил Нахимову предписание Меншикова по возможности щадить город Синоп, чтобы не дать европейским странам повода к войне. Нахимов, опасаясь подхода к противнику подкреплений, решил на следующий день дать бой. В 10 часов утра на флагманском корабле "Императрица Мария" собрались командиры кораблей, которым вручили диспозицию и приказ на сражение.[10] В этот же день из Севастополя отправился к Синопу Корнилов на 3 пароходах: "Одесса", "Крым" и "Херсонес". Они дошли до Синопа только в конце сражения.

Турецкий флот на синопском рейде

Синоп делился на 2 части - окружённую крепостной стеной турецкую за молом (западная половина), и греческую за судоверфью (восточная половина). Во время атаки русского флота турки бросили свою часть города, а греки остались, считая русских друзьями. Поэтому горящие обломки кораблей, летевшие на город, вызвали пожар только в обезлюдевшей турецкой половине. В своем предместье греки их вовремя тушили.

С моря город защищали 6 артиллерийских береговых батарей: №1 на мысе Боз-Тепе, 6 орудий; №2 на пути от мыса к реке Ада-Киой, 12 орудий; №3 в 1 км западнее, 6 орудий; №4 у греческого предместья, 8 орудий; №5 у турецкой части города, 6 орудий; №6 на мысе Киой-Хисар, 6 орудий. Часть этих пушек устарела, но они могли стрелять калёными ядрами, вызывающими пожары и взрывы на деревянных кораблях. Положившись на них, турецкий адмирал Осман-паша не усиливал батарей орудиями с кораблей.

Готовые к бою военные корабли стояли на 10-метровой отметке глубины полумесяцем, обеспечивающим перекрёстный обстрел любой эскадры, входящей на рейд. Пароходы и транспорты стояли во второй линии.

Эскадра стояла носом на восток, в сторону Кавказа, куда Осман-паша направлялся с десантом. Он имел приказ оставаться в бухте, пока не установится хорошая погода.

Начало сражения

Схема Синопского сражения
Увеличить
Схема Синопского сражения

Переночевав в 10,5 милях к северо-востоку от Синопского перешейка, русская эскадра в 7.15 построилась в 2 колонны: правую повёл Нахимов на флагмане "Императрица Мария", за которым следовали "Великий князь Константин", "Чесма" и фрегат "Кагул". Левую колонну ("Париж", "Три Святителя", "Ростислав" и фрегат "Кулевчи") вёл Новосильский. Был туман, моросил дождь, который в 16 часов перешёл в сильный ливень.

В 9.45 после сигнала "Приготовиться к бою" команды пообедали. В 10.30 пробили тревогу, каждое орудие зарядили 3 ядрами. На рейд вступили около 12 часов. Первый выстрел дал турецкий флагман "Ауни-Аллах" в 12.28. Батареи №1 и №2 оказались слишком далеко от русских кораблей. Батареи №3 и №4 запоздали (их прислуга жила около батареи №6 и бежала издалека), русским мешали становиться на шпринг [11] только батареи №5 и №6.

Русские корабли несли ущерб от обстрела со стороны фрегатов и батарей, но открыли огонь только после того, как передовые - "Императрица Мария" и "Париж" - стали на шпринги. Турецкие артиллеристы сначала били по такелажу и снастям, русские - сразу по корпусам кораблей.

Действия русских линейных кораблей

"Императрица Мария"

Турецкие моряки спасаются с горящих и тонущих кораблей. Фрагмент картины Р.К. Жуковского "Синопский бой в 1853 году".
Увеличить

Турецкие моряки спасаются с горящих и тонущих кораблей.

Фрагмент картины Р.К. Жуковского "Синопский бой в 1853 году".

Русский флагман, 84-пушечный корабль "Императрица Мария" [12] под командованием капитана II ранга П.И. Барановского [13] в первые минут подвергся обстрелу турецкого флагмана, 44-пушечного фрегата "Ауни-Аллах", потеряв большую часть рангоута и стоячего такелажа. "Императрица Мария" двигалась вперёд по инерции, имея ветер в корму и ведя батальный огонь по судам, которые проходила. Встав на шпринг напротив "Ауни-Аллаха", сосредоточила весь огонь на нём. Через полчаса "Ауни-Аллах" расклепал цепь и вышел из боя, дрейфуя к батарее №6. При этом он попал под огонь соседнего русского корабля "Париж". Экипаж фрегата впал в панику, и корабль выбросился на берег у батареи.

Затем русский флагман сосредоточил огонь на 44-пушечном фрегате "Фазли-Аллах". [14]Тот загорелся и выбросился на берег. "Императрица Мария" потеряла в бою 16 чел. убитыми и 59 ранеными. Среди них - раненый в обе ноги Барановский.

"Великий князь Константин"

120-пушечный корабль "Великий князь Константин" [15] под командованием капитана I ранга Льва Андреевича Ергомышева [16] шёл за "Императрицей Марией" и закрыл её от огня батарей №3 и №4. От выпущенных "Константином" бомб загорелся и взорвался фрегат "Навек-Бахри", его пылающие обломки обрушились на батарею №4 и на время заставили её замолчать. Тогда "Великий князь Константин" сосредоточил огонь на фрегате "Несими-Зефер" и корвете "Неджми-Фешан". Около 13.00 фрегат отнесло к молу у греческого предместья, а разбитый корвет оказался у батареи №5. В 14.30 корабль прекратил огонь. Потери: 8 убитых и 26 раненых.

"Чесма"

84-пушечный корабль "Чесма"[17] под командованием капитана II ранга В.М. Микрюкова[18] вёл огонь по фрегату "Навек-Бахри", пока тот не взорвался, а затем подавил батареи №3 и №4. Получил 20 настолько серьёзных пробоин, что на ремонт понадобилось полтора месяца. Потери: 4 раненых.

"Париж"

Картина И.К. Айвазовского "Синопский бой" (1853) написана со слов участников сражения.Вид от мыса Киой-Хисар, где находилась батарея №6. Справа налево, кормой к зрителю, русские корабли "Ростислав", "Три Святителя", "Париж". В центре, носом к зрителю, флагман "Императрица Мария", за ней виднеются мачты "Великого князя Константина" и "Чесмы". У русских кораблей паруса не убраны, чтобы не подвергать опасности матросов. За боевой линией турецких кораблей стоят транспорты, левее виднеется синопская крепость. Правее "Ростислава" на горизонте три парохода Корнилова, идущие на помощь русской эскадре.
Увеличить

Картина И.К. Айвазовского "Синопский бой" (1853) написана со слов участников сражения.

Вид от мыса Киой-Хисар, где находилась батарея №6. Справа налево, кормой к зрителю, русские корабли "Ростислав", "Три Святителя", "Париж". В центре, носом к зрителю, флагман "Императрица Мария", за ней виднеются мачты "Великого князя Константина" и "Чесмы". У русских кораблей паруса не убраны, чтобы не подвергать опасности матросов. За боевой линией турецких кораблей стоят транспорты, левее виднеется синопская крепость. Правее "Ростислава" на горизонте три парохода Корнилова, идущие на помощь русской эскадре.

120-пушечный корабль "Париж" [19] под командованием капитана I ранга В.И. Истомина во главе левой колонны открыл огонь ещё на ходу. Встав на шпринг всего за 4,5 минуты, "Париж" дал по батарее №5 залп, в результате которого большая часть батареи рухнула в море. [20] Обезвредив эту опасную батарею, "Париж" сосредоточил огонь на 22-пушечном корвете "Гюли-Сефид" и 56-пушечном фрегате "Дамиад".[21] В 13.05 корвет взорвался. Мимо дрейфовал "Ауни-Аллах", и "Париж" поразил его продольными выстрелами. "Дамиад" выбросился на берег. Тогда "Париж" повернулся на шпринге и обрушил огонь на 64-пушечный фрегат "Низамие". В 14 часов две его мачты были сбиты, фрегат выбросился на берег, и "Париж" занялся добиванием батареи №5. Нахимов отметил, что "нельзя было налюбоваться прекрасными и хладнокровно рассчитанными действиями корабля". Вице-адмирал хотел изъявить Истомину благодарность, но сигнал было не на чем поднять: все фалы оказались перебиты. Тогда Нахимов, несмотря на обстрел, послал на шлюпке своего флаг-офицера (старшего адъютанта при штабе) Ф.Х. Острено [22], и тот поздравил командира "Парижа" с отличной стрельбой.

"Париж" выпустил больше бомб, чем любой другой корабль - 70 из 188. Потери - 1 убитый и 18 раненых. Повреждения значительные, но корабль вернулся в Севастополь не на буксире, а под своими парусами.

"Три Святителя"

На 120-пушечном корабле "Три святителя"[23] под командованием капитана I ранга К.С. Кутрова[24] держал свой флаг Ф.М. Новосильский. Встав на якорь в 300 м от неприятеля, "Три Святителя" дал 2 залпа по 54-пушечному фрегату "Каиди-Зефер", фрегату "Низамие" и батарее №6. Через 15 минут после начала боя турецкое ядро перебило шпринг и корабль развернуло кормой к батарее. Здесь он подвергся продольному обстрелу и сильно пострадал. Чтобы развернуть корабль, мичман Варницкий на баркасе в течение 15 минут под огнём завёл новый верп (якорь), и "Три Святителя" повёл нормальный огонь, заставив фрегат "Каиди-Зефер" выброситься на берег. Стоявшие за ними транспорт и шлюп затонули, брошенный командой фрегат в 14.00 взорвался. Для корабля "Три Святителя" бой закончился в 15.30. Потери: 8 убитых и 18 раненых.

"Ростислав"

84-пушечный корабль "Ростислав" под командованием капитана I ранга А.Д. Кузнецова [25] замыкал левую колонну. Встав против батареи №6 и 24-пушечного корвета "Фейзи-Меабуд", заставил корвет выброситься на берег. Вредившую кораблю "Три Святителя" батарею "Ростислав" подавил к 16.00. Многие орудия корабля заряжались 2 ядрами, что привело к разрывам и большим потерям: 5 убитых, 105 раненых и обожжённых, из которых половина от разрывов орудий. Попадание калёного ядра или гранаты с батареи едва не привело к взрыву корабля. Горящие куски занавеси попали в люки крюйт-камеры; назначенные туда люди бросились к дверям, но мичман Колокольцев[26] закрыл двери и организовал тушение пожара.

Бегство парохода "Таиф"

По скорости (10 узлов) и вооружению "Таиф" не имел себе равных среди пароходов на Чёрном море. Он имел закрытую батарею из 2-х 10-дюймовых, 4-х 36-фунтовых и 16-ти 24-фунтовых пушек. С началом сражения "Таиф" развёл пары и около 13 часов вышел из-за боевой линии своей эскадры. Капитаны турецких кораблей приветствовали вступление парохода в бой, но он на полном ходу проскочил между "Ростиславом" и берегом, и двинулся на юго-запад. Фрегаты "Кагул" и "Кулевчи", дрейфовавшие в тылу русских кораблей, попытались преградить ему дорогу, но "Таиф" обошёл их, ведя огонь издалека. Парусники не могли преследовать его до восточного мыса Синопского полуострова, т.к. установился встречный для них ветер, чем капитан Слейд умело воспользовался.

В 13.30 из-за мыса показалась ещё одна русская эскадра, состоявшая из 3 пароходов, под командованием В.А. Корнилова. Впереди под флагом самого Корнилова шёл 6-пушечный пароход "Одесса" (командир капитан-лейтенант Ф.С. Керн [27]). Следом спешили "Херсонес" (командир капитан-лейтенант К.К. Штофреген [28]) и "Крым" под флагом контр-адмирала А.И. Панфилова (флаг-офицером Панфилова был лейтенант Н.А. Бирилёв).

Корнилов отдал приказ "взять неприятеля в два огня" и направил свой пароход на "Таиф" в надежде взять его на абордаж. "Таиф" сначала сблизился с "Одессой", полагаясь на своё превосходство в артиллерии и скорости, и вступил с русским пароходом в перестрелку. Но в планы Слейда не входило задерживаться в районе Синопа, а турецкие артиллеристы стреляли посредственно. Единственное попадание, которого они добились в 14.50, имело результатом ранение унтер-офицера и повреждение стойки штурвала. "Одесса" на время потеряла управление, чем воспользовался "Таиф", чтоб оторваться от преследования. Ядра с парохода "Крым" не долетали, а "Одесса" вела огонь, пока турецкий пароход не скрылся за пеленой дождя. Из Константинополя, куда он пришёл, позже сообщали, что на "Таифе" погибло много людей.

Грамотные, хоть и не героические, действия капитана "Таифа" отвлекли от боя и фрегаты "Кагул" и "Кулевчи", и эскадру из 3 пароходов. Это не спасло турецкую эскадру от полного разгрома. К 15 часам стрельба с турецких фрегатов прекратилась, к 16.00 были полностью подавлены береговые батареи и добиты не потерявшие плавучести суда.

После боя

Н.П. Красовский. Возвращение в Севастополь эскадры Черноморского флота после Синопского боя. 1863. Санкт-Петербург, Центральный военно-морской музей.
Увеличить

Н.П. Красовский. Возвращение в Севастополь эскадры Черноморского флота после Синопского боя. 1863.

Санкт-Петербург, Центральный военно-морской музей.

Турецкие корабли лежали на мели и горели. Когда огонь добирался до крюйс-камер, они взлетали на воздух. Горящие обломки фрегата "Фазли-Аллах" и корвета "Неджми-Фешан" подожгли турецкую часть города. Оставленная жителями, она сгорела дотла. Заряженные пушки горящих кораблей были опасны и для русской эскадры. В 20.00 П.С. Нахимов приказал отводить корабли от берега с помощью пароходов и гребных судов. Эскадра ночевала в полутора милях от берега. При осмотре турецких судов было взято 180 пленных, в том числе Осман-паша, раненый и ограбленный своими же матросами, которые сняли с него верхнюю одежду и отобрали ключ от каюты. Свой палаш турецкий вице-адмирал вручил Нахимову. [29]

Сразу после боя русские моряки стали заделывать пробоины, чинить паруса и рангоут. 19 ноября в 16 часов на подмогу прибыл пароход "Громоносец". 20 ноября ремонт завершился, и эскадра отправилась домой. Первые сутки "Крым" буксировал "Императрицу Марию", "Одесса" - корабль "Великий князь Константин" под флагом Нахимова, "Херсонес" вёл корабль "Три Святителя", а "Громоносец" - "Ростислава". "Париж" и "Чесма" шли самостоятельно. Потом волнение на море заставило отказаться от буксиров, и все корабли эскадры пошли под парусами. 22 ноября (4 декабря) эскадра вошла на севастопольский рейд. По приказу Меншикова прибывшие из холерной Турции победители провели 3 дня в карантине.

Нахимов была награжден орденом святого Георгия II степени, но Меншиков отказался представить его к адмиральскому чину, т.к. прямым следствием синопской победы должно было стать вмешательство союзников в войну. И сам Нахимов говорил: "англичане увидят, что мы им действительно опасны на море, и поверьте, они употребят все усилия, чтобы уничтожить Черноморский флот".

Царь Николай I пожаловал по 100 рублей серебром каждому тяжелораненому, и прислал по 4 Георгиевских креста на 10 матросов (всего 250 крестов). Нахимов приказал матросам самим избрать достойных. Их оказалось больше, чем крестов, даже когда из списка исключили штрафованных. Пришлось бросить жребий. На церемонии вручения Георгиев 20 декабря список достойных был оглашен полностью - с указанием тех, кто остался без наград за их недостатком. Нахимов дал обед избранным на своей квартире и сказал, что они должны служить примером для товарищей, которые заслужат награды в следующем сражении.

Опасения руководителей Черноморского флота сбылись: уничтожение части города Синоп в самом деле послужило поводом к войне. В сентябре 1854 огромная союзная англо-французская армия высадилась в Крыму, чтобы уничтожить флот и его базу - город Севастополь. Следующим сражением для моряков стала оборона города. Нахимов болезненно переживал свою вину. Лейтенант Л.А. Ухтомский вспоминал, как при обходе вице-адмирал вступил в разговор с раненым матросом, терпеливо ожидавшим, пока ему отрежут ногу. "Ваше превосходительство, - сказал матрос, - а ведь это они нам за Синоп отплачивают!" "Правда, братец, за Синоп", - ответил Нахимов. "Ну, уж и задал же я им Синоп!" - сказал матрос, сжимая кулак. Адмирал только вздохнул. [30]

Литература

"Вокруг света" о Синопском сражении

Примечания

  1. 68-фунтовые бомбические орудия вели огонь разрывными снарядами, а не ядрами. По инициативе В.А. Корнилова Черноморский флот вооружался бомбическими орудиями с конца 40-х годов.
  2. Манифест императора Николая I о начале войны
  3. 3 ноября Нахимов издал приказ: "Имею известие, что турецкий флот вышел в море с намерением занять принадлежащий нам порт Сухум-кале и что для отыскания неприятельского флота отправлен из Севастополя с 6-ю кораблями генерал-адъютант Корнилов. Неприятель не иначе может исполнить своё намерение, как пройдя мимо нам или дав нам сражение."
  4. Фёдор Михайлович Новосильский (1808-1892).
  5. Александр Петрович Спицын (1810-1888)
  6. История фрегата "Флора"
  7. Ранее турецкие пароходы выгрузили в Вардане (ныне в черте Сочи) 60 бочонков пороха и свинец в плитах для горцев, и предупредили, что в районе Сухума надо ждать десант из Синопа.
  8. Капитан I ранга (Captain) Слейд служил на турецком флоте советником и носил титул Мушавер-паша ("мушавер" - "советник")
  9. На самом деле это был корвет.
  10. П.С. Нахимов. Портрет маслом по литографии В.Ф. Тимма
    Увеличить
    П.С. Нахимов. Портрет маслом по литографии В.Ф. Тимма
    Текст приказа Нахимова:

    "Располагая при первом удобном случае атаковать неприятеля, стоящего в Синопе в числе 7 фрегатов, 2 корветов, одного шлюпа, двух пароходов и двух транспортов, я составил диспозицию для атаки их и прошу командиров стать по оной на якорь и иметь в виду следующее:

    1. При входе на рейд бросать лоты, ибо может случиться, что неприятель перейдет на мелководие, и тогда стать на возможно близком от него расстоянии, но на глубине не менее 10 сажен.

    2. Иметь шпринг на оба якоря; если при нападении но неприятеля будет ветер N самый благоприятный, тогда вытравить цепи 60 сажень, иметь столько же и шпрингу, предварительно заложенного на битенге; идя на фордевинде при ветре О или ОNО, во избежание бросания якоря с кормы, становиться также на шпринг, имея его до 30 сажень, в когда цепь, вытравленная до 60 сажен, дернет, то вытравить еще 10 сажен; в этом случае цепь ослабеет, а корабли будут стоять кормою на ветер, на кабельтове; вообще со шпрингами быть крайне осмотрительными, ибо они часто остаются недействительными от малейшего невнимания и промедления времени.

    3. Перед входом в Синопский залив, если позволит погода, для сбережения гребных судов на рострах, я сделаю сигнал спустить их у борта на противолежащей стороне неприятеля, имея на одном из них, на всякий случай, кабельтов и верп.

    4. При атаке иметь осторожность, не палить даром по тем из судов, кои спустят флаги; посылать же для овладения ими не иначе как по сигналу адмирала, стараясь лучше употребить время для поражения противящихся судов или батарей, которые, без сомнения, не перестанут палить, если бы с неприятельскими судами дело и было кончено.

    5. Ныне же осмотреть заклепки у цепей; на случай надобности расклепать их.

    6. Открыть огонь по неприятелю по второму адмиральскому выстрелу, если перед тем со стороны неприятеля не будет никакого сопротивления нашему на него наступлению; в противном случае, палить как кому возможно, соображаясь с расстоянием до неприятельских судов.

    7. Став на якорь и уладив шпринг (т.е. повернув им корабль бортом к неприятелю), первые выстрелы должны быть прицельные; при этом хорошо заметить положение пушечного клина на подушке мелом, для того, что после, в дыму, не будет видно неприятеля, а нужно поддерживать быстрый батальный огонь. Само собой разумеется, что он должен быть направлен по тому же положению орудия, как и при первых выстрелах.

    8. Атакуя неприятеля на якоре, хорошо иметь, как и под парусами, одного офицера на грот-марсе или салинге, для наблюдения, при батальном огне, за направлением своих выстрелов, а буде они не достигают своей цели, офицер сообщает о том на шканцы, для направления шпринга.

    9. Фрегатам "Кагул" и "Кулевчи" во время действия оставаться под парусами для наблюдения за неприятельскими пароходами, которые, без сомнения, вступят под пары и будут вредить нашим судам по выбору своему.

    10. Завязав дело с неприятельскими судами, стараться, по возможности, не вредить консульским домам, на которых будут подняты консульские их флаги.

    В заключение выскажу свою мысль, что все предварительные наставления при переменившихся обстоятельствах могут затруднить командира, знающего свое дело, и потому я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему, но непременно исполнить свой долг. Государь Император и Россия ожидают славных подвигов от Черноморского флота. От нас зависит оправдать ожидания".

  11. Шпринг - приспособление из канатов (кабельтов), прикрепленных одним концом к якорю, а другим - к битенгу, толстому брусу внутри кормовой части корабля. При помощи шпрингов корабль как вожжами поворачивают бортом по направлению, перпендикулярно которому ему придется открыть огонь.
  12. "Императрица Мария" спущена на воду в Николаеве 9 мая 1853, водоизмещение 4160 т, на вооружении 8 68-фунтовых бомбических пушек, 56 36-фунтовых и 20 24-фунтовых; экипаж 770 чел.
  13. Пётр Иванович Барановский (1800-е гг. - 5 декабря 1886) во время обороны Севастополя командовал 40-м флотским экипажем, затем батареей на Северной стороне и Селенгинским редутом. За Синоп получил чин капитана I ранга, с 1860 контр-адмирал, 10 мая 1865 уволен со службы в чине вице-адмирала. Похоронен в Севастополе на старом городском кладбище.
  14. Прежде - русский фрегат "Рафаил", взят в плен в 1829 превосходящими силами турецкого флота."
  15. История корабля "Великий князь Константин"
  16. Л.А. Ергомышев
    Увеличить
    Л.А. Ергомышев
    Лев Андреевич Ергомышев (1809 - 1859), участник высадки в Туапсе 1838 года. Во время обороны Севастополя начальник артиллерии 3-го отделения оборонительной линии. Во время первой бомбардировки 17(5) октября 1854 был контужен в лицо и левое плечо. От последствий контузии не оправился, тяжело болел и умер 2 февраля 1859 (подробнее о Ергомышеве: "Защитники Севастополя").
  17. История корабля "Чесма"
  18. Виктор Матвеевич Микрюков (20 октября 1807 - 6 мая 1875) участвовал во взятии Варны в 1828, далее принимал участие в морских боях с турками на Черном море на корабле "Иоанн Златоуст", занятии Геленджика, капитан II ранга с 1850, командир "Чесмы" с 1852. За Синоп произведен в капитаны I ранга. Командовал 1-м и 2-м бастионами во время обороны Севастополя, был контужен осколками бомбы. Затем командовал 2-м отделением и жил на 4-м бастионе. При оставлении города ушёл с бастиона последним, взорвав пороховые погреба. С 1857 командовал Астраханским портом, в 1861 произведен в контр-адмиралы с назначением младшим флагманом Каспийской флотилии. В 1867 переведен на Черное море, в 1868 произведен в вице-адмиралы и в этом звании после 1873 состоял во 2-м Черноморском Его Королевского Высочества герцога Эдинбургского экипаже.

  19. История корабля "Париж"
  20. Матрос Антон Майстренко вспоминал: "Он ("Париж") как подтянулся, залпом как дал (60 орудий сразу), так батарею и разбил - только пыль пошла. Она, батарея, стояла как бы над самой водой, а тут в море и повалилась со всем запасом".
  21. По словам пленных, фрегат "Дамиад" был брошен капитанами и офицерами в самом начале боя, и несмотря на это, сражался дольше других турецких кораблей.
  22. Лейтенант Феофан Христофорович Острено (1812-1860-е) в Синопском бою получил указание Нахимова заменить его в случае гибели. За доставку на "Париж" благодарности командующего произведен в капитан-лейтенанты и награжден орденом святого Владимира IV степени. Во время осады Севастополя флаг-офицер эскадры на рейде, продолжал выполнять поручения Нахимова. С 1862 по 1865 капитан над портами Восточного океана, затем вышел в отставку в чине контр-адмирала.
  23. История корабля "Три Святителя"
  24. Константин Синадинович Кутров (около 1800 - 16 декабря 1869) капитан I ранга с 1849, командир корабля "Три Святителя" с 1850. 18(6) июня 1837 в ходе высадки десанта на мыс Адлер командовал сводным флотским батальоном с разных кораблей, высаженным на берег вместе с войсками. При высадке в Туапсе в 1838 командовал отрядом гребных судов, вывозивших раненых. За Синоп награжден орденом св. Владимира III степени с мечами и годовым окладом. Участвовал в обороне Севастополя, жил на Малаховом кургане. Пожалован золотой саблей "За храбрость", в течение 8 месяцев командовал всей артиллерией второй оборонительной линии. 15 июня 1855 произведён в контр-адмиралы, в 1860 уволен с чином вице-адмирала.

  25. Александр Дмитриевич Кузнецов (1790-е гг. - 3 апреля 1890), капитан II ранга с 1837. Крейсировал у берегов Абхазии в 1838-1839. Состоял в 1841-1843 под следствием по протесту контр-адмирала Мельникова за неприличные выражения и укоризны начальству. С 1848 - капитан I ранга и командир "Ростислава". За Синоп произведен в контр-адмиралы. С февраля 1854 командующий Дунайской флотилией, 16 ноября 1855 вышел в отставку.
  26. Николай Александрович Колокольцев (Колокольцов) (1820-е - 1880-е) был "за особенное присутствие духа и отважность" произведен в лейтенанты, награжден годовым окладом, орденами святого Георгия IV степени и святого Владимира IV степени с бантом. Сражался на Малаховом кургане, пока не был во время штурма 28 мая ранен в шею штуцерной пулей. Вышел в отставку в 1883 в чине контр-адмирала.

  27. Фёдор Сергеевич Керн (1817 - 1890), родственник Анны Керн, начал службу в 1836 на бриге "Фемистокл" под командованием Корнилова. В 1839 участвовал в десанте на Субаши и Шахэ, с 1841 лейтенант, с 1849 капитан-лейтенант. В октябре 1853 назначен командиром пароходофрегата "Одесса", переоборудованного из почтового пакетбота. За Синоп произведён в капитаны II ранга и назначен командиром фрегата "Кулевчи". Командовал им (и 44-м флотским экипажем) на рейде Севастополя в 1854-1855. После гибели Истомина был назначен помощником капитана I ранга Юрковского, возглавившего оборону Малахова кургана. 28 мая был ранен в висок, 3 апреля контужен. 11 мая 1855 произведен в капитаны I ранга и награжден арендой по 800 рублей в год - компенсацией за погибшее в городе имущество. Возглавил оборону Малахова кургана. П.С. Нахимов был смертельно ранен во время разговора с Керном, который пытался убедить его уйти с места, находившегося под обстрелом снайперов. После оставления Севастополя переведён на Балтийский флот, командовал кораблями "Красный" и "Орёл". С 1863 контр-адмирал, в 1865-1867 командующий отрядом русских судов на Тихом океане. Первым заметил таланты молодого кадета штурманского училища С.О. Макарова, проходившего практику на корвете "Аскольд", и аттестовал его для производства в кондукторы. В 1869-1871 на Балтике, командир первого русского отряда броненосных кораблей. С 1872 вице-адмирал, с 1874 флагман Балтийского флота. 1 января 1890 произведён в адмиралы, в этом чине прожил меньше года.
  28. Кондратий Кондратьевич Штофреген (19 мая 1817 - 5 декабря 1873) получил боевое крещение в 1835 в "деле" с горцами. Отличился в 1837 при занятии мыса Адлер. В 1838 участвовал в десанте на Туапсе, Шапсухо и Суджук-кале. За Синоп произведен в капитаны II ранга. В 1854 участвовал в снятии гарнизонов крепостей Кавказской береговой линии. Моряки "Херсонеса" уничтожали укрепления на виду неприятельских пароходов. В период осады Севастополя состоял в гарнизоне Николаева, командуя береговой батареей №2. С 1864 контр-адмирал.
  29. Палаш Осман-паши находится в экспозиции Музея истории Черноморского флота РФ в Севастополе. Раненые турецкие матросы были отправлены на берег.
  30. Цитируется по изданию "Павел Степанович Нахимов. Документы и материалы. Т.2. Санкт-Петербург, 2003", стр. 234
К этой странице обращались 63 218 раз(а).