Семенов-Тян-Шанский, Петр Петрович

П.П. Семенов в 1857 году. С рисунка художника П.М. Кошарова, спутника Семенова в его тянь-шанской экспедиции
Увеличить
П.П. Семенов в 1857 году. С рисунка художника П.М. Кошарова, спутника Семенова в его тянь-шанской экспедиции

Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский (родился 14 января, 2-го по старому стилю 1827 года в селе Рязанка, ныне в Чаплыгинском районе Липецкой области; умер 10 марта, 26 февраля по старому стилю 1914 года в Петербурге) - русский географ, статистик, ботаник, энтомолог, путешественник, коллекционер произведений искусства.

Сочинения Петра Петровича Семенова-Тян-Шанского

Ссылки

Литература

"Вокруг света" о Петре Петровиче Семенове-Тян-Шанском

Статья из №1 за 1952 год

П.П. Семенов-Тян-Шанский. К 125-летию со дня рождения

Географическое общество Союза ССР награждает золотой медалью исследователей, совершивших замечательные открытия или написавших ценные географические труды. На медали выгравирована надпись: «Петр Петрович Семенов».

Обратившись к географической карте, мы найдем в Средней и Центральной Азии, в Арктике и на Аляске исполинские ледники, хребты и вершины гор, в названиях которых запечатлено имя человека, в честь которого учреждена золотая медаль. П. П. Семенов был первым исследователем, открывшим для науки Тянь-Шань. В ознаменование этого замечательного научного подвига он получил заслуженное право носить почетную фамилию — Семенов-Тян-Шанский.

  • * *

П.П. Семенов-Тян-Шанский родился 2 (14) января 1827 года в Рязанской губернии в семье Петра Николаевича Семенова, капитана в отставке, участника Бородинского и Кульмского сражений. Еще в детстве у будущего исследователя пробудились живой интерес и любовь к окружающей его чудесной русской природе: «Мне казалось, что я открыл... местность, никем не виданную и никому не доступную, но превосходящую красотою своей природы все, что я когда-либо видел до своего десятилетнего возраста», — писал он впоследствии об одной из своих детских весенних экскурсий. География стала его любимой наукой. С годами родилась мечта — самому стать географом, исследователем малоизвестных земель.

Юношеские годы П. П. Семенова совпали со знаменательным событием — в 1845 году было основано Русское Географическое общество, ставшее центром географической науки в России. В 1849 году молодой Семенов, окончивший в то время Петербургский университет, вступил в члены этого общества.

Уже в первые годы пребывания П.П. Семенова в Географическом обществе у него зародилась мысль о путешествии, обессмертившем впоследствии его имя и положившем начало экспедициям ряда знаменитых русских исследователей, трудами и научными подвигами которых были открыты колоссальные, неизвестные ранее хребты, ледники и вершины, изучены неизведанные пустыни и плоскогорья и описаны бассейны легендарных озер.

География догадок

Сто лет назад[1], в годы, когда начиналась географическая деятельность Семенова, одной из наименее изученных областей земного шара была Центральная Азия. «Неведомая земля», так называли ее нередко географы начала XIX столетия.

Русскими путешественниками XVII-XVIII столетий и особенно первой половины XIX века был уже собран ряд сведений о Монголии. Во второй половине XVIII столетия побывал в Тибете Филипп Ефремов — унтер-офицер, который попал в плен в Бухару, совершил смелый побег и, пройдя удивительный путь через всю Центральную Азию, Индию и океанские просторы, вернулся в родную страну. Ефремов оставил ценные записки о своем путешествии.

Крупный вклад в науку внес своими трудами «Записки о Монголии», «Описание Джунгарии» и другими, составленными преимущественно на основе китайских летописей, выдающийся русский ученый Иакинф Бичурин. Его работы служили в то время важным источником сведений о Центральной Азии. Китайские описания стали известны в переводах и географам Запада. Руководствуясь в значительной мере китайскими описаниями, немецкий географ Риттер составил свое «Землеведение Азии», а Гумбольдт написал сочинение «Центральная Азия». Риттер был вынужден признать, что по сравнению со старинными китайскими источниками «европейские сведения о Центральной и Восточной Азии исполнены были ошибок и басен» и что лишь «благодаря извлечениям из этих источников, могла составиться география этих стран, более очищенная от прежней ничтожности и нелепостей».[2]

Однако для познания географии громадных пространств Азиатского материка свидетельств древних китайских летописей было далеко не достаточно. Ученые того времени подчас называли географию Центральной Азии «географией, основанной на догадках». С этой-то «географии догадок» и началась деятельность молодого Семенова в Русском Географическом обществе в 1850-х годах.

Первые его труды были посвящены главным образом географии Азии. В них были высказаны многие интересные предположения, впоследствии подтвержденные исследованиями русских путешественников. Одна из таких работ называлась «О вулканических явлениях внутренней Азии». В этой работе им были использованы материалы русского китаеведа В.П. Васильева, который нашел в китайских рукописях сведения об огнедышащей горе в Маньчжурии, вулкане Уюнь-холдонги. Известие это представляло большой интерес, так как большинство географов того времени считало, что вулканы на земном шаре располагаются лишь близ морских берегов, а этот находился «в тысяче верст от моря». Семенов пришел к выводу, что вулкан Уюнь-холдонги действительно существовал в историческом прошлом. Так оно и оказалось — следы вулканической деятельности были найдены именно в той местности, которая указывалась Семеновым.

Написал Семенов и обширные «Дополнения» к первому тому риттеровского «Землеведения Азии», переведенному им на русский язык. Это были не просто дополнения, а большой оригинальный труд, в котором имелись самостоятельные географические обобщения, были исправлены различные ошибки европейских географов и высказаны интересные мысли о строения малоизвестных тогда областей Азиатского материка.

В западноевропейской географии утверждалось, например, тогда, что восточнее Пекина существует громадная гора Пе-ча, покрытая вечными снегами. Эту гору якобы открыли и даже измерили ее высоту иезуиты-миссионеры в XVII веке.

Впервые все эти ошибочные сведения опроверг П.П. Семенов. С помощью В.П. Васильева он изучил ряд китайских источников и пришел к выводу, что в этом районе «ни вечных снегов, ни такой колоссальной горы не существует». Правильность этого заключения впоследствии была подтверждена Пржевальским во время его первого путешествия в Центральную Азию.

В первых своих географических работах Семенов сделал также много других выдающихся географических обобщений и выводов, основанных на литературных источниках. Талантливый молодой ученый стал самым крупным среди географов знатоком внутренней Азии. Но «география, основанная на догадках», его удовлетворить не могла. С юности в нем зародилась страсть к самостоятельному изучению природы, к исследованию ее не по книгам, а по собственным наблюдениям. «Притягивали меня к себе горы, которых я, изучивши вполне географию в теории, не видал в своей жизни», — рассказывает Семенов в своих воспоминаниях.

Пришла пора осуществить смелую мысль о путешествии в неведомый тогда науке Тянь-Шань. Этому способствовали исторические события, происходившие в середине XIX века. Как раз в эти годы начиналось присоединение части территории Тянь-Шаня к России. В то время когда Семенов уже проводил подготовку к далекому путешествию, у подножья Заилийского Алатау — одного из северных хребтов Тянь-шаня, — русскими было заложено укрепление Верное (ныне город Алма-Ата — столица Казахской ССР).

«Работы мои по азиатской географии привели меня... к обстоятельному знакомству со всем тем, что было известно о внутренней Азии. Манил меня в особенности к себе самый центральный из азиатских горных хребтов — Тянь-Шань, на который еще не ступала нога европейского путешественника и который был известен только по скудным китайским источникам...» — писал Семенов.

Название Тянь-шань в переводе с китайского означает «Небесные горы». Более тысячелетия назад, в VII веке нашей эры, в Небесных горах побывал знаменитый китайский путешественник Сюань-цзан. Путь его пролегал в Центральную Азию, а оттуда в далекую Индию. Первым языком, на который был переведен труд Сюань-цзана, — был русский, а затем его перевели и на другие европейские языки.

Сюань-цзан дал краткое, но для своего времени содержательное и правдивое описание природы Тянь-Шаня, правда, не лишенное некоторых фантастических элементов.

Об озере Иссык-куль, например, Сюань-цзан писал: «С востока к западу оно очень длинно, с юга на север коротко. С четырех сторон оно окружено горами, и множество потоков собирается в нем. Вода его имеет зеленовато-черный цвет и вкус ее в одно время и соленый и горький. То оно бывает спокойно, то на нем бушуют волны. Драконы и рыбы обитают в нем вместе».

В Западной же Европе о Тянь-Шане были распространены самые пр&вратные представления. Гумбольдт, например, утверждал, что Тянь-Шань — вулканическая горная система с гигантскими огнедышащими вулканами.

В горах Тянь-Шаня

Тщательно и всесторонне готовился Семенов к путешествию в Тянь-Шань. В 1853 и 1854 годах он посетил Альпы и совершал там в горах многочисленные экскурсии пешком, без проводника, с компасом, занимаясь геологическими и ботаническими исследованиями. Побывал и на Везувии, совершив на него около двух десятков восхождений.

Собирая сведения о Тянь-Шане, Семенов изучил все источники, в которых содержались упоминания о географии этой горной страны.

В 1856 году было получено согласие Географического общества на снаряжение экспедиции в Среднюю Азию, и в начале мая Семенов отправился в путь. «...Доехал по железной дороге до Москвы и далее до Нижнего по шоссе, купил там тарантас казанской работы и поехал на почтовых по большому сибирскому тракту...» — рассказывает о начале этого путешествия в своих воспоминаниях Семенов. Маршрут путешествия пролегал через Барнаул, Семипалатинск, Копал в укрепление Верное — к подножью Заилийского Алатау.

Исследование Тянь-Шаня началось с посещения Иссык-куля. С большими трудностями достиг путешественник пустынных тогда берегов этого горного озера, покрытых лишь рощами небольших деревьев и высоких кустарников. «Только изредка, — писал он, — из таких рощиц белеются войлочные юрты киргизских пастухов и выставляется длинная шея двугорбого верблюда, а еще реже из окаймляющего рощицу обширного леса густых камышей выскакивает многочисленное стадо диких кабанов или грозный властелин этих камышевых чащ — кровожадный тигр».

В наши дни к берегам Иссык-куля подходит железная дорога, по озеру совершают рейсы теплоходы, на берегах расположились курорты. Отлично изучен за годы советской власти весь высокогорный район, куда около ста лет назад впервые проник отважный ученый.

Иссык-куль — громадное озеро, одно из самых глубоких в Европе и Азии. Только Байкал и Каспий имеют большие глубины. В Иссык-куль впадает около 80 горных речек, берущих начало в горах Тянь-Шаня, но ни одна река из него не вытекает.

Во времена путешествия Семенова сведения об Иссык-куле были ничтожны. Географы считали, например, что именно из этого озера начинается одна из больших среднеазиатских рек — река Чу. Две поездки Семенова на Иссык-куль, в особенности вторая, когда он посетил его западную оконечность, ознаменовались большими научными результатами. Пройдя через узкое Боомское ущелье, по которому с шумом несет свои воды Чу, Семенов достиг иссык-кульского побережья. Здесь он провел ряд геологических и географических наблюдений и впервые установил, что Чу начинается не из озера, а в одной из горных долин Тянь-Шаня.

Проникнуть в сердце Тянь-Шаня, к его исполинским горам, Семенову удалось в следующем 1857 году. Его спутником был художник Кошаров — учитель рисования Томской гимназии, которого Семенов пригласил для участия в экспедиции. Выехав из Верного, путешественники добрались до южного берега Иссык-куля, а оттуда, через знаменитый в древности Заукинский перевал, проникли к не достигнутым еще никем до них верховьям Сырдарьи.

Пройдя через лесную зону Тянь-Шаня, Семенов оставил у последних елей сопровождавший его отряд с вьюками и верблюдами и продолжал восхождение в сопровождении художника Кошарова и нескольких спутников.

«Наконец мы добрались до вершины перевала, который представил мне неожиданное зрелище; горных исполинов передо мной уже не было, а впереди меня расстилалась волнистая равнина, с которой поднимались относительно невысокими холмами покрытые снегом вершины. Между ними виднелись зеленые озера, только отчасти покрытые льдом, а там, где его не было, по ним плавали стаи красивых турпанов... поражающих своими блестящими металлическими, красными и синими цветами, напоминающими цвета райских птиц.

Гипсометрическое измерение дало мне для абсолютной высоты Заукинского перевала 3 380 метров. Я почувствовал шум в ушах, и мне казалось, что из них немедленно пойдет кровь».

Путешественник продолжал путь к югу по холмистому нагорью. Роскошные луга с крупными яркими цветами синих и желтых генциан, бледнолиловых купальниц, белых и желтых лютиков покрывали все склоны холмов. Но всего красивее были обширные поля, заросшие сплошь золотистыми головками особого, ещё прежде никем не описанного вида лука, получившего впоследствии у ботаников название лука Семенова.

Взобравшись на один из пологих, покрытых снегом холмов, путешественник увидел озера, из которых вытекали речки системы верховий Нарына. Отсюда экспедиция двинулась обратно.

Вскоре Семеновым было совершено второе, ещё более удачное восхождение на Тянь-Шань. Маршрут экспедиции на этот раз проходил в более восточном направлении.

«Когда мы добрались... к вершине горного прохода, - рассказывает П.П. Семенов, - то мы были ослеплены неожиданным зрелищем. Прямо на юг от нас возвышался самый величественный из когда-либо виденных мною горных хребтов. Он весь, сверху донизу, состоял из снежных исполинов, которых я направо и налево от себя смог насчитать не менее тридцати. Весь этот хребет, вместе со всеми промежутками между горными вершинами, был покрыт нигде не прерывающейся пеленой вечного снега. Как раз посредине этих исполинов возвышалась одна, резко между ними отделяющаяся по своей колоссальной высоте, белоснежная, остроконечная пирамида, которая казалась с высоты перевала превосходящей высоту остальных вершин вдвое».

Так была открыта вершина Хан-Тенгри, считавшаяся до недавнего времени высочайшей в Тянь-Шане. Путешественник посетил обширные ледники с северного склона Хан-Тенгри, откуда берет начало Сары-Джаз, принадлежащая к системе центральноазиатской реки Тарима, впадающей в легендарное озеро Лобнор. Честь первого изучения Лобнора выпала впоследствии на долю великого русского географа Н.М. Пржевальского.

В районе верховьев Сары-Джаз Семенов сделал ещё одно интересное открытие. Он оказался первым исследователем, увидевшим собственными глазами громадного горного барана Тянь-Шаня - кочкара - животное, которое зоологи считали полностью вымершим.

Около двух лет продолжалась тянь-шанская экспедиция Семенова. На географической карте были запечатлены открытия путешественника: истоки рек Чу, Сырдарьи и Сары-Джаз, вершины Хан-Тенгри и другие. Семенов установил в общих чертах расположение хребтов Тянь-Шаня, высоту снежной линии в этом районе и отгрыл громадные тянь-шанские ледники.

Им было доказано отсутствие на Тянь-Шане вулканов и тем самым опровергнута ошибочная теория Гумбольдта о вулканическом происхождении Небесных гор, широко распространенная в западноевропейской науке. Семеновым были получены богатые разносторонние сведения о геологическом строении, растительности и животном мире Тянь-Шаня. Это стало возможным лишь потому, что он, как справедливо сказал о Семенове один из позднейших исследователей внутренней Азии Г.Е. Грумм-Гржимайло, был всесторонне подготовленным в научном отношении исследователем, «объединяя в своем лице геолога, ботаника и зоолога».

В этом замечательном путешествии Семенов проявил себя крупнейшим географом. Опередив во взглядах на природу соверменную ему науку, он изучал зависимость рельефа от геологического строения местности. Ученый выделил на Тянь-шане природные зоны и дал характеристику особенностей каждой из этих зон, рассматривая в тесной связи их климат, растительность. Своей экспедицией Семенов заложил фундамент подлинных географических знаний о Тянь-Шане и создал основы новой географической методики экспедиционных работ.

Портрет П.П. Семенова-Тян-Шанского

Руководитель Географического общества

Все этапы дальнейшей географической деятельности Семенова нераздельно связаны с историей Русского Географического общества. Возвратившись из экспедиции, ученый сначала был помощником председателя отделения физической географии, а с 1860 по 1873 год — председателем этого отделения.

Две замечательные даты — годы 1856 и 1870 — особенно ярко выделяются в летописи научной деятельности Русского Географического общества за это время. И обе они тесно связаны с именем Семенова. 1856 год - начало его знаменитого путешествия, открывшего новую эпоху в исследованиях внутренней Азии. В 1870 году, в конце октября, с кронштадтского рейда на корвете «Витязь» отправился к берегам Новой Гвинеи Н.Н. Миклухо-Маклай, а в ноябре того же года из Кяхты вышел в свое первое центральноазиатское путешествие Н.М. Пржевальский. Когда 24-летний Миклухо-Маклай пришел в Географическое общество с проектом экспедиции на Новую Гвинею, к планам молодого исследователя здесь отнеслись сначала недоверчиво. Но Семенов поддержал автора и его проект.

Встреча с Семеновым имела решающее значение и в жизни Пржевальского. Когда он пришел в 1867 году в Географическое общество, еще никому тогда не известный, с предложением организовать экспедицию в Центральную Азию, великий ученый, «в глубокой уверенности, что из талантливого молодого человека может выйти замечательный путешественник», направил первые шаги Пржевальского, дав ему совет испробовать вначале свои силы в путешествии по Уссурийскому краю. При содействии Семенова и была организована первая экспедиция Пржевальского в Центральную Азию.

Ещё в период тянь-шанской экспедиции Семенов, находясь проездом в Омске, познакомился с двумя юношами: Г.Н. Потаниным и Ч.Ч. Валихановым, и заметил в них задатки незаурядных исследователей. В своих воспоминаниях Семенов рассказывает, как он в тогдашних беседах с Потаниным «старался развить в нем любовь к природе и естествознанию, что впоследствии и привлекло выдающегося молодого человека в Петербургский университет и выработало из него замечательного путешественника, этнографа и натуралиста».

Под влиянием Семенова стал путешественником и крупным ученым и Чокан Валиханов. С 1873 года свыше сорока лет Семенов стоял во главе Русского Географического общества. Это была эпоха крупных экспедиций славной плеяды русских путешественников.

Экспедициями Н.М. Пржевальского и его учеников В.И. Роборовского и П.К. Козлова, путешествиями Г.Н. Потанина, М.В. Певцова, братьев Г.Е. и М.Е. Грумм-Гржимайло и В.А. Обручева были заложены основы современных географических представлений о Центральной Азии. На карте появились новые названия хребтов и горных вершин.

В Восточном Тибете возвышается хребет Русского Географического общества, открытый Козловым. «Пусть это название, — писал Козлов, - справедливо напомнит каждому европейцу о деятельности нашего родного учреждения». Именем Географического общества назвал и В.А. Обручев крупнейший из открытых им горных хребтов Нань-Шаня, а другому из нань-шанских хребтов он присвоил имя славного деятеля Русского Географического общества П.П. Семенова.

Заслуга Семенова состояла не только в том, что он как руководитель Географического общества был организатором всех этих и многих других экспедиций. Заслуга его несравненно большая — он был признанным самобытной русской географической школы, отличавшейся той же разносторонностью и комплексностью исследований, которая столь характерна для его собственной экспедиции в Тянь-Шань.

Учитель географов - так в самых кратких словах можно выразить, кем был для русской географии глава Русского Географического общества П.П. Семенов-Тян-Шанский. Он учил комплексности географического исследования, целеустремленности научной работы, простоте и образности географических характеристик, широте и смелости обобщений, опирающихся на собранный фактический материал.

П.П. Семеновым-Тян-Шанским были продолжены традиции русской классической географии.

Наука «не есть туманное отвлечение схоластических умов; она есть ...познание окружающих предметов и сил природы, умение подчинить их своей власти, употребить для нужд своих и потребностей».

«Стремлением каждого ученого, если он не желает остаться холодным космополитом, а хочет жить одной жизнью со своими соотечественниками, должно быть, кроме старания продвинуть абсолютно вперед человеческое знание, еще и желание ввести его сокровища в жизнь народную». Так говорил он еще на заре своей научной деятельности, накануне путешествия в Тянь-Шань.

Разносторонний исследователь

Фамилия Семенов встречается в разных отраслях истории русской науки прошлого века. Известен выдающийся статистик, носивший фамилию Семенов. Один из крупных русских энтомологов, который в 1889 году стал председателем Энтомологического общества в России, носил ту же фамилию. Известен также ботанико-географ Семенов, в числе других работ прекрасное, любовно составленное описание растительности Центральной России. Известен Семенов, занимавшийся географическим районированием России и продолживший в этом направлении труды другого большого географа, К.А. Арсеньева. Историк отечественной географии, написавший «Историю полувековой деятельности Русского Географического общества», также носил фамилию Семенова. Назовем еще Семенова — знатока пейзажной живописи, собравшего и составившего описание большой коллекции картин, которая после его смерти была передана в Эрмитаж. Фамилию Семенова носил, наконец, автор одной из геологических работ, не утерявшей научного значения вплоть до нашего времени.

Не все, однако, даже современники знали, что знаменитый путешественник и географ, статистик и геолог, знаток живописи и ботаник, историко-географ и энтомолог — это не разные люди, а один человек — П.П. Семенов-Тян-Шанский.

Научная деятельность Семенова отличалась замечательной многогранностью, и в очерке о Семенове-путешественнике и его заслугах в географическом изучении Азии можно лишь вкратце перечислить другие направления его научных работ. Но одно из них следует подчеркнуть особо. Благодаря П.П. Семенову были осуществлены обширные труды по географическому описанию России.

Еще в XVIII веке выдающиеся русские географы мечтали о создании подробных географических описаний русской земли. «Знать свое отечество во всех его пределах, знать изобилие и недостатки каждого места», - призывал Крашенинников, первый исследователь Камчатки. П.П. Семенов — первый исследователь Тянь-шаня — всю жизнь стремился к тому, чтобы создана была всеобъемлющая география родной страны. «Нужно... появление такого сочинения, которое представляло бы обширный, тщательно обработанный свод всех сведений по географии России в обширном смысле этого слова», — так говорил он в одном из своих выступлений в Географическом обществе.

Капитальнейшей из работ Семенова, посвященных географии России, был составленный под его руководством пятитомный Географическо-статистический словарь, издание которого продолжалось в течение почти четверти века (1863-1885 гг.). В этом словаре — замечательной для своего времени географической энциклопедии России — были тщательно собраны имевшиеся сведения о русских реках, озерах, морях, горных хребтах, населенных пунктах, уездах, губерниях. Такого словаря не знала тогда ни одна из западноевропейских стран. Самому Семенову принадлежала лишь часть статей в Географическо-статистическом словаре. Но характер и направление всего издания, содержание и форма изложения — все это определялось им.

С редакторским карандашом в руках он переделывал, исправлял и дописывал сотни и сотни статей, составленных для словаря. И по праву этот словарь, оставивший глубокий след в развитии русской географии, получил у современников краткое и почетное наименование — «Семеновского».

Семеновым был предпринят и ряд других изданий по географии России. Уже на склоне своей литературно-географической деятельности он принял на себя руководство многотомным коллективным трудом «Россия», редактором которого был его сын Вениамин Петрович - крупный русский географ. Этот труд явился значительным вкладом в отечественную географическую науку.

Исследователь Тянь-Шаня, руководитель Географического общества, один из крупнейших географов мира, он считал самой высокой задачей и смыслом жизни любого ученого работать, «отдавая себя исключительно служению дорогому отечеству», и с гордостью сказал однажды, уже на склоне жизни, о трудах и подвигах русских исследователей: «Наша слава есть слава русской земли».

Высочайшая вершина Тянь-Шаня

Сотни экспедиций ежегодно отправляются ныне в далекие маршруты для исследования нашей необъятной родины. Труд советских географов — частица великих созидательных работ народа. Географы в наши не только открывают вершины и ледники, не только описывают природу, они участвуют в преобразовании ее, в великих стройках коммунизма, в создании новой географии страны. Высокогорный Тянь-Шань изучают ученые — специалисты различных отраслей науки. На исполинские вершины его совершают смелые восхождения наши альпинисты.

Они побывали и на высокой вершине Хан-Тенгри, когда-то увиденной издали П.П. Семеновым, открыли многие новые большие вершины и ледники.

В 1943 году советские топографы, работавшие на Тянь-Шане, открыли высочайшую из его вершин и присвоили ей название — пик Победы. За это открытие Географическое общество Союза ССР вручило им медаль, учрежденную в честь знаменитого русского географа, первого ученого, проникшего в Центральный Тянь-Шань — золотую медаль имени П.П. Семенова-Тян-Шанского.

Н. Фрадкин.


Примечания

  1. Статья написана в 1951 году
  2. Статья написана в 1951 году, в эпоху великой советско-китайской дружбы
К этой странице обращались 74 869 раз(а).