Отечественная война 1812 года

Отечественная война 1812 года (24 июня (12 июня по старому стилю) 1812 - 7 января (25 января 1812) 1813) - война между Российской империей и Францией на территории современных России, Польши, Белоруссии, Литвы и Латвии. В зарубежной литературе Отечественная война известна как Русская кампания (Сampagne de Russie pendant l'année 1812, фр.).

Причинами войны стали агрессивные устремления Наполеона Бонапарта, стремившегося к завоеванию полного господства на Европейском континенте, нежелание России поддерживать разорительную для российской экономики континентальную блокаду, установленную Наполеоном для борьбы с Великобританией, а также недовольство Александра I ущемлением интересов России в Европе. В результате продолжительных и ожесточенных боевых действий к январю 1813 Великая армия Наполеона Бонапарта понесла сокрушительное поражение и была почти полностью уничтожена. Результатом поражения Наполеона в России стал подъем национально-освободительного движения в Германии, образование Шестой Коалиции, а также утрата Наполеоном Бонапартом господства в Центральной Европе.

Предыстория конфликта

Встреча Наполеона и Алескандра I на плоту в Тильзите. Художник Адольф Роэн, 1-я четв. XIX в.
Увеличить
Встреча Наполеона и Алескандра I на плоту в Тильзите. Художник Адольф Роэн, 1-я четв. XIX в.

Летом 1807 после поражения русских войск в сражении при Фридланде император Александр I был вынужден пойти на мирные переговоры с Наполеоном Бонапартом. 25 июня 1807 императоры России и Франции встретились на плоту посреди реки Неман возле города Тильзит в Восточной Пруссии. В результате длительных переговоров Александр I был вынужден присоединиться к континентальной блокаде, согласиться на создание Великого герцогства Варшавского, вывести войска из Молдавии и Валахии, не вмешиваться в отторжение у Пруссии целого ряда земель, признать всех королей, поставленных Наполеоном, все его завоевания в Европе и создание Рейнского союза, а также оказывать Франции военную поддержку. Взамен Наполеон Бонапарт обещал не вмешиваться в русскую политику в Прибалтике, в частности, в назревающий конфликт со Швецией, а также оказывать России военную поддержку.

Тильзитский мир был с возмущением встречен в русском обществе. Этот договор был воспринят как унизительный для России, поскольку сильно ограничивал ее политическую активность в Европе и вынуждал мириться с агрессивными действиями Наполеона Бонапарта. По сути, Тильзитский договор развязывал императору Франции руки, позволяя хозяйничать в Европе по своему усмотрению, не считаясь ни с кем. Особенно тяжелым условием для России было присоединение к континентальной блокаде, так как наносило тяжелый удар по экономике. Согласно Тильзитскому миру, прекращались любые торговые отношения с Великобританией, в том числе и экспорт корабельного леса и пеньки, составлявший существенную статью доходов российской торговли.

Император Александр I. Художник Франц Крюгер, 1832. Военная галерея Зимнего дворца, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Увеличить
Император Александр I. Художник Франц Крюгер, 1832. Военная галерея Зимнего дворца, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Тем не менее, Тильзитский мир был жизненно важен для России, к лету 1807 по сути оставшейся воевать с Наполеоном в одиночку. Александр I прекрасно понимал, что договор, ущемляющий интересы России, является не гарантией мира, а лишь отсрочкой войны, позволяющей подготовиться к неизбежному столкновению с Наполеоном. Пять мирных лет были потрачены на реорганизацию армии, внутриполитические реформы, а также на решение целого ряда сложных внешних проблем, таких, как войны с Турцией и Персией, а также конфликт с Швецией из-за Финляндии. В результате русско-шведской войны 1808 - 1809 Финляндия отошла к России, тем самым была обеспечена безопасность Санкт-Петербурга.

Тем временем, единственным противником Наполеона в Европе осталась Англия, главный торговый партнер России. После разгрома французского флота в при Трафальгаре в 1805 Англия завоевала господство на море, таким образом лишив Наполеона единственно возможного способа оказывать на нее военное давление. Континентальная блокада, по замыслу Бонапарта, должна была задушить экономику Англии, так как, согласно условиям блокады, любые торговые операции с Англией были запрещены. Присоединение к континентальной блокаде немедленно сказалось на экономике России, резко снизился экспорт хлеба и корабельных материалов, в то же время импорт из Франции предметов роскоши и вин сохранился на прежнем уровне, что приводило к девальвации рубля. Александр I, чтобы поддержать российскую экономику, разрешил торговлю с Англией через нейтральные страны, а в 1810 поднял таможенные пошлины на ввоз товаров из Франции. Это вызвало резкое неудовольствие Наполеона, расценившего действия Александра как враждебные. Не меньшее возмущение у императора Франции вызвали и действия русских войск, выделенных для ведения войны против Австрии в 1809. Поражение Австрии в войне 1809 было крайне невыгодно России, так как лишало ее последнего буфера между ее границами и подконтрольными Наполеону государствами. Вместо требуемого Бонапартом давления на австрийские соединения в восточных провинциях Австрии, русские корпуса не проявляли активности, а после стычек с австрийцами обе стороны спешили принести друг другу извинения за возникшие недоразумения.

Наполеон Бонапарт в своем кабинете в дворце Тюильри. Художник Жак-Луи Давид, 1812
Увеличить
Наполеон Бонапарт в своем кабинете в дворце Тюильри. Художник Жак-Луи Давид, 1812

Не меньшие трения вызвали попытки Наполеона породниться с Александром, женившись на одной из его сестер, и таким образом оказывать на Россию давление через династические связи. В 1808 Александр I отклонил предложение о браке Наполеона и великой княжны Екатерины Павловны, а в 1810 - вторичное предложение о браке, на этот раз с великой княжной Анной Павловной, впоследствии королевой Нидерландов. В свою очередь, большое неудовольствие в России вызвало усиление Великого герцогства Варшавского за счет земель, отторгнутых у Австрии и Пруссии. Великое герцогство Варшавское было откровенно враждебным России государственным объединением, угрожавшим безопасности ее западных границ, а планы создания "Великой Польши от моря и до моря" за счет территории Российской империи, с завидной регулярностью предлагавшиеся Наполеону представителями польской аристократии, были хорошо известны в Санкт-Петербурге. В 1810 волну возмущения в России вызвало отторжение Бонапартом земель герцога Ольденбургского, родственника императора Александра. Также, несмотря на Тильзитские соглашения, на территории Пруссии находились значительные французские контингенты, несмотря на требования России вывести их оттуда, что опять-таки не способствовало разряжению обстановки.

И Александр I, и Наполеон Бонапарт понимали, что существующее напряжение неизбежно перерастет в войну, однако ни одна из сторон не желала идти на уступки. Россия и без того была ущемлена условиями Тильзитского мира, а Бонапарт не скрывал, что не собирается делить с кем-либо Европу. Его риторика становилась все более гневной по отношению к императору Александру и России, к концу 1811 года император Франции уже не считал нужным скрывать, что собирается заставить Российскую империю выполнять условия Тильзитского мира военным путем. Дипломатические завесы были сброшены, обе стороны активно готовились к войне.

Подготовка к войне и силы сторон

Барклай де Толли. Художник Джордж Доу, 1830-е гг. Военная галерея Зимнего дворца, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Увеличить
Барклай де Толли. Художник Джордж Доу, 1830-е гг. Военная галерея Зимнего дворца, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Обе стороны вели активную подготовку к будущей войне в различных сферах, как в военной, так и дипломатической. В дипломатической сфере основные усилия оппонентов были направлены на привлечение союзников или по крайней мере обеспечение нейтралитета некоторых государств, в военной - на увеличение числа соединений, улучшение организации войск и сосредоточение их на основных направлениях. Немалую роль в подготовке к войне сыграла и разведка.

Основной дипломатической задачей Александра I в 1811 и начале 1812 было завершение войны с Турцией, тянущейся с переменным успехом с 1806. В свете приближающейся войны с Францией затягивание этой войны вело к неоправданному риску ведения боевых действий на два фронта, что, в силу относительно небольшой численности Российской Императорской армии, было практически невозможно. Заключение мира с Турцией позволяло высвободить войска, воюющие в Молдавии и усилить ими соединения Западных армий. После блестящей победы русских войск над турками под Рущуком в 1811 Турция согласилась начать мирные переговоры, несмотря на все попытки Бонапарта подтолкнуть ее на продолжение войны. 22 мая 1812, благодаря дипломатическому таланту Кутузова был подписан долгожданный мирный договор с Турцией, позволивший высвободить Дунайскую армию, впоследствии сыгравшую значительную роль в кампании 1812.

Багратион. Гравюра Вендрамини, 1813
Увеличить
Багратион. Гравюра Вендрамини, 1813

На севере основную проблему для Российской империи представляла Швеция, в которой были достаточно сильны реваншистские настроения после присоединения к России Финляндии в 1809. В 1810 не без усилий Наполеона кронпринцем Швеции стал маршал Империи Бернадот. Однако расчеты Бонапарта на поддержку Швеции не оправдались, Бернадот очень быстро проявил себя как самостоятельный политик. В январе 1812 французские войска оккупировали Шведскую Померанию, вызвав бурю негодования в Швеции, что подтолкнуло Бернадота к установлению более тесных контактов с Александром I. В апреле 1812 в Санкт-Петербурге был заключен союзный договор между Россией и Швецией, согласно которому Швеция отказывалась от претензий на Финляндию, заручившись поддержкой России, обещавшей не вмешиваться в предполагавшееся вторжение Бернадота в принадлежавшую Дании Норвегию, традиционно бывшую объектом интересов шведской короны. Немалую роль в успехе переговоров со Швецией сыграл и факт наличия на Балтике мощного Балтийского флота, базировавшегося в Ревеле и Кронштадте, к которому, в случае начала войны пришел бы на помощь и флот "владычицы морей" Великобритании. Договор со Швецией стал значительным успехом русской дипломатии, обезопасив северное направление, устранив угрозу со стороны Швеции и позволив высвободить находящиеся в Финляндии значительные силы русской армии, переброшенные в Лифляндию для прикрытия границы с Пруссией.

Русские егери. Рисунок с натуры Иоганна Адама Кляйна, 1815. Коллекция Энн Браун, Библиотека университета Брауна, США
Увеличить
Русские егери. Рисунок с натуры Иоганна Адама Кляйна, 1815. Коллекция Энн Браун, Библиотека университета Брауна, США

Немалую проблему для Александра I представляло выступление Австрии на стороне Наполеона Бонапарта. В 1810 Наполеон вынудил австрийского императора Франца I выдать за него замуж принцессу Марию-Луизу, чем обеспечил себе лояльность Австрии в случае военного столкновения с Российской империей. 17 декабря 1811 в Париже был подписан договор о союзе Австрийской империи и Франции, согласно которому Австрия обязывалась выделить в распоряжение Наполеона Бонапарта 30-ти тысячный контингент в случае войны с Россией, а взамен получала провинции в Иллирии, утраченные по результатам войны 1809. Тем не менее, Наполеон собирался отторгнуть у Австрии Галицию и передать ее в состав Великого герцогства Варшавского, что совершенно не устраивало австрийцев. Русские дипломаты успешны сыграли на этом противоречии, и весной 1812 достигли секретного соглашения с Австрией о том, что их войска в будущей войне не будут проявлять серьезной активности.

В результате давления Наполеона 24 февраля 1812 был заключен и союзный договор между Францией и Пруссией, согласно которому король Пруссии Фридрих-Вильгельм III обязан был предоставить в распоряжение Бонапарта 20-ти тысячный корпус под командованием генерала Йорка в обмен на обещание в случае победы в предстоящей войне отдать Пруссии прибалтийские губернии Российской империи - Лифляндию и Эстляндию. Это соглашение было крайне негативно воспринято прусским обществом, в котором давно распространились антифранцузские и антибонапартистские настроения. Пруссаки надеялись на помощь России в свержении ига Наполеона, на территории Пруссии процветало негласное сопротивление французам. Зная это, Наполеон Бонапарт не собирался использовать прусские войска на основных направлениях, опасаясь за их благонадежность, но, тем не менее подчинил соединения Йорка маршалу Макдональду для действий в Прибалтике.

Русские уланы. Рисунок с натуры Иоганна Адама Кляйна, 1815. Коллекция Энн Браун, Библиотека университета Брауна, США
Увеличить
Русские уланы. Рисунок с натуры Иоганна Адама Кляйна, 1815. Коллекция Энн Браун, Библиотека университета Брауна, США

На случай начала войны Россией были предприняты шаги по организации новой антифранцузской коалиции. Были налажены контакты с Англией и Испанией, находившихся в состоянии войны с Францией. Оставаясь формально союзником Франции и не желая лишний раз провоцировать Бонапарта, Александр I не заключал никаких официальных соглашений, договорившись лишь о союзе в случае начала войны с Францией. Таким образом, как Наполеон Бонапарт, так и Александр I предприняли все возможные дипломатические шаги, чтобы обеспечить себе наиболее благоприятные условия для ведения войны.

Оба оппонента вели активную разведывательную деятельность, собирая всю возможную информацию о будущем противнике. В Париже с 1809 сбором разведданных занимался полковник А.И. Чернышев, организовавший обширную агентурную сеть. Ему удалось завербовать агентов даже в военном министерстве Франции, информация "Отчета о состоянии Великой Армии", подававшегося дважды в месяц самому Наполеону, регулярно переправлялась в Санкт-Петербург, так что русское командование было прекрасно осведомлено о всех перемещениях Великой армии и ее численном и национальном составе. Послы Франции в Санкт-Петербурге, генералы Коленкур и Лористон, помимо дипломатического представительства, возглавляли, по совместительству, и французскую резидентуру в русской столице. Наибольший интерес для французских разведчиков представляли карты европейской части России, а также состояние русской армии, ее численность и выучка. Весной 1812 французам удалось достать гравировальные доски "столистовой" карты Российской империи. Копией этой карты пользовались представители высшего генералитета Великой армии в ходе кампании. Есть основания считать, что эти гравировальные доски были намеренно выданы французам русской разведкой, так как содержали изначально неверные сведения. Однако особым объектом внимания для французских разведчиков была Российская Императорская армия, весной 1812 заканчивавшая реорганизацию.

Русские казаки. Рисунок с натуры Иоганна Адама Кляйна, 1815. Коллекция Энн Браун, Библиотека университета Брауна, США
Увеличить
Русские казаки. Рисунок с натуры Иоганна Адама Кляйна, 1815. Коллекция Энн Браун, Библиотека университета Брауна, США

Российская Императорская армия весной 1812 года насчитывала около 520 тыс. человек, из которых до 75 тыс. составляла кавалерия, а также до 1 600 артиллерийских орудий и 110 тыс. казаков. Зимой 1812 года для противодействия предстоящему вторжению Великой армии Наполеона Бонапарта были сформированы 1-я Западная армия (до 136 тыс. солдат и офицеров) под командованием генерала Барклая де Толли в Литве, 2-я Западная армия (до 57 тыс. солдат и офицеров) под командованием генерала Багратиона в Белоруссии и 3-я Западная армия (до 50 тыс. чел.) под руководством генерала Тормасова на Украине. Прибалтику прикрывал Обсервационный корпус генерала Штейнгеля, насчитывавший до 30 тыс. солдат и офицеров. Таким образом, для войны с Францией Александр I располагал не более 280 тыс. солдат и офицеров. Остальные силы были сосредоточены в Дунайской армии адмирала Чичагова (до 60 тыс. чел.), на Кавказе - до 45 тыс. чел., а также в резервных корпусах и гарнизонах, разбросанных по всей стране.

С марта 1811 усилиями военного министра, генерала от инфантерии Барклая де Толли произошла коренная реорганизация российской императорской армии, повысившая ее управляемость, боеспособность, а также выучку личного состава. Комиссия по составлению военных уставов и уложений под руководством самого Барклая де Толли, внимательно проанализировав опыт предыдущих кампаний против Наполеона Бонапарта, изучив самые современные на тот момент уставные документы ведущих военных держав, таких как Австрия и Пруссия, а также последние указания и инструкции Великой армии, составила новый устав, в котором определялись все стороны жизни российской армии, в том числе тактические схемы и построения. Также был образован Главный штаб, прообраз нынешнего Генерального штаба, чьей задачей была координация действий отдельных армий, а также создана единая структура армейских штабов. В ходе последующих кампаний новая система управления армией доказала свою жизнеспособность и эффективность.

Вооружение и оснащение Российской императорской армии отвечало самым лучшим стандартам того времени, ничем не уступая, а порой и превосходя по этим показателям Великую армию Наполеона. Русская артиллерия отличалась единой структурой оснащения подразделений орудиями, унифицированными по калибрам. Кавалерия славилась по всей Европе отличным конским составом. В егерские полки - подразделения легкой пехоты - поступало в том числе и нарезное оружие (штуцеры и винтовальные ружья), существенно повышавшие огневую мощь. Оружейные заводы поддерживали высокий уровень производства как ружей, пистолетов и карабинов, так и артиллерийских орудий, так, Тульский, Сестрорецкий и Ижевский заводы выпускали до 150 тыс. ружей и до 1 200 орудий в год. Также был предусмотрен запас в несколько сотен орудий, около 200 тыс. ружей, а также более 44 млн. ружейных выстрелов, сосредоточенных на артиллерийских складах по всей стране.

Солдаты и офицеры Российской Императорской армии обладали значительным опытом сражений с французами, не боялись противника и считали, что способны победить Наполеона. Несмотря на недостаток образованных офицеров, в подавляющем большинстве служивших в артиллерии и инженерных подразделениях, офицерский корпус русской армии отличался храбростью, преданностью своей стране и правящему монарху и пользовался доверием солдат. Русские солдаты зарекомендовали себя как упорные, стойкие, хорошо подготовленные бойцы, способные на длительные марши и неприхотливые в сложных походных условиях. В целом, Россия и ее армия были готовы к надвигающейся войне, а настроения, царившие как в войсках, так и в обществе, не допускали поражения.

Польский солдат из "Легиона Вислы". Рисунок с натуры Иоганна Адама Кляйна, 1815. Коллекция Энн Браун, Библиотека университета Брауна, США
Увеличить
Польский солдат из "Легиона Вислы". Рисунок с натуры Иоганна Адама Кляйна, 1815. Коллекция Энн Браун, Библиотека университета Брауна, США

Великая армия, по замыслу Наполеона, к моменту начала боевых действия должна была насчитывать до 450 тыс. чел. и около 1,3 тыс. артиллерийских орудий. Французские подразделения составляли не более половины от этой численности. Остальные силы были представлены контингентами из Великого герцогства Варшавского, Вестфалии, Вюртемберга, Саксонии, Баварии, Нидерландов, Италии, Испании, Португалии, Швейцарии, Австрии, Пруссии, а также целого ряда других государств, находившихся в зависимости от Французской империи, в том числе государств Рейнского союза. Включая подразделения второго эшелона, силы, предназначенные для вторжения в Россию, насчитывали до 650 тыс. чел. Таким образом, Великая армия достигла беспрецедентной в мировой истории численности.

Баварские пехотинцы и артиллеристы. Рисунок с натуры Иоганна Адама Кляйна, 1815. Коллекция Энн Браун, Библиотека университета Брауна, США
Увеличить
Баварские пехотинцы и артиллеристы. Рисунок с натуры Иоганна Адама Кляйна, 1815. Коллекция Энн Браун, Библиотека университета Брауна, США

В распоряжении Наполеона Бонапарта так же были гарнизоны, разбросанные по всей Германии, в общей сложности насчитывавшие около 270 тыс. чел., Национальная гвардия во Франции (еще 100 тыс. чел., которые по закону не имели права действовать за пределами страны), а также армия маршала Сульта, воевавшая против английских и испанских войск герцога Веллингтона в Испании - до 300 тыс. чел. Наполеон при всем желании не мог держать в Германии меньше войск - ему были прекрасно известны антифранцузские настроения, охватившие большую часть Германии, особенно в связи с повальным призывом в армии германских государств, предоставлявших свои контингенты для войны с Россией, и наличие мощных французских гарнизонов гарантировало стабильность в тылу Великой армии. Из Испании и без того уже были выведены все возможные подразделения, до предела ослабившие армию Сульта, вынужденного не только сражаться с войсками Веллингтона, но и контролировать значительные территории, охваченные партизанской войной, развернутой испанцами против французов.

Наполеон Бонапарт, желая обеспечить себе гарантированную победу в России, стремился максимально укомплектовать имеющиеся подразделения и сформировать новые, и поэтому изобретал любые возможности, чтобы пополнить ряды Великой армии. Для начала во Франции были призваны на службу классы новобранцев разрядов 1810 и 1811, затем были ужесточены меры против уклоняющихся от службы, что позволило призвать еще до 50 тыс. чел., а в самом конце 1811 досрочно были призваны новобранцы набора 1812, всего до 120 тыс. чел. На случай возникновения непредвиденных обстоятельств была предусмотрена возможность развертывания Национальной гвардии до 180 тыс. чел.

Гренадер французской линейной пехоты, 1810. Художник Адольф Лалаюз, 1920-е гг.
Увеличить
Гренадер французской линейной пехоты, 1810. Художник Адольф Лалаюз, 1920-е гг.

Наполеон Бонапарт, помимо Франции, вынудил своих европейских союзников мобилизовать практически все свои военные силы. Великое герцогство Варшавское предоставило в распоряжение Наполеона до 35 тыс. солдат и офицеров, самый крупный иностранный контингент в составе Великой армии. До 100 тыс. чел. предоставили государства Рейнского союза, из которых наиболее мощные контингенты выделили Вюртемберг (пехотную и кавалерийскую дивизии) и Вестфалия (вестфальские части составили почти полностью 8-й пехотный корпус Великой армии). Австрия предоставила 30 тыс. чел. в составе отдельного корпуса под командованием генерала Шварценберга, Пруссия, как уже говорилось выше, выделила 20 тыс. чел. под командованием генерала Йорка (что парадоксально, ярого антибонапартиста). Также значительные формирования предоставили Саксония и Бавария.

На берегу Немана 25 июня 1812 года. Художник Х.В. Фабер дю Фор, 1830-е гг. Баварский музей армии,  Ингольштадт
Увеличить
На берегу Немана 25 июня 1812 года. Художник Х.В. Фабер дю Фор, 1830-е гг. Баварский музей армии, Ингольштадт

Наполеон Бонапарт предпринял масштабные меры по подготовке Великой армии к вторжению в Россию. Внимательно изучив все имеющиеся в его распоряжении географические, этнографические и разведывательные данные, император Франции пришел к выводу, что его старый принцип организации снабжения ("армия сама себя кормит"), основанный на реквизициях (по сути, банального грабежа) провианта, фуража и гужевого скота у населения, проживающего на театре боевых действий, на территории Российской империи в силу целого ряда причин не сработает. Принцип "армия сама себя кормит" позволял отказаться от тяжелых, неповоротливых обозов, замедлявших передвижения армии, поэтому перемещения французских войск всегда отличались стремительностью и неожиданностью, однако плотность населения и уровень благосостояния западных губерний Российской империи (Литвы и Белоруссии), где планировал воевать Бонапарт, был весьма невысок, и рассчитывать на эффективность реквизиций не приходилось. Поэтому каждый солдат Великой армии, пока она находилась на территории Польши и Германии, был обязан нести с собой провиант на 4 дня, а около 1,5 тыс. повозок должны были непрерывно пополнять запасы. Для организации снабжения на территории России были сформированы 17 транспортных батальонов. В их состав входило до 6 тыс. телег, способных перевезти припасы, достаточные для прокормления армии в течение 2 месяцев. В Кенигсберге, Данциге, Торне и других городах на Висле были созданы провиантские магазины, на которых хранились запасы продовольствия и фуража, достаточные для того. чтобы кормить 500 тыс. чел. в течение года.

К 1812 во Франции создался сильнейший дефицит строевых лошадей, поэтому еще в 1811 Наполеоном была создана комиссия по закупке лошадей в Германии, прежде всего в Ганновере. Громадными усилиями ей удалось приобрести до 200 тыс. лошадей. В Пруссии были приобретены громадные запасы пшеницы, а также 44 тыс. голов крупного рогатого скота, подлежащего пойти на прокорм Великой армии.

Наполеон Бонапарт позаботился и о безопасности своего тыла, предприняв беспрецедентные меры по укреплению крепостей в Польше и Германии. Укрепления Данцига, Модлина, Замостья, Штеттина, Глогау спешно приводились в порядок или реконструировались, их гарнизоны были усилены, а в самих крепостях были сосредоточены значительные запасы боеприпасов, фуража и провианта.

Огромной проблемой для Наполеона стало снабжение Великой армии обмундированием, амуницией и вооружением. Заводы Франции выпускали не более 100 тыс. ружей и 1 тыс. артиллерийских орудий в год, чего явно не хватало для снабжения всей армии. Привлечение иностранных контингентов позволило отчасти решить проблему с вооружением армии, однако создало проблему разнокалиберности артиллерийских орудий и, следовательно, снабжения их боеприпасами. Снабжение французских подразделений обмундированием также было непростой задачей, прежде всего из-за возникшего во Франции жесточайшего дефицита естественных красителей для тканей. Из-за континентальной блокады закупка красителей в Англии была, естественно, невозможна, а морская блокада, развернутая Англией, лишившей Францию почти всех ее колоний, делала прорыв во французские порты нейтральных кораблей чрезвычайно рискованным делом. В итоге работавшим по заданию самого Наполеона французским химикам удалось изобрести искусственные красители для тканей, но стоимость покраски все равно оставалась чрезвычайно высокой.

Еще одной проблемой для Наполеона стало обучение новобранцев, на которое зачастую не было времени из-за постоянных пере дислокаций частей. В итоге нередко новобранцев обучали прямо на марше, во время привалов. Особенно плохо обстояло дело в кавалерии, где приходилось решать проблему не только обучения людей, но и лошадей.

Около Козушина, 11 июля 1812 года. Художник Х.В. Фабер дю Фор, 1830-е гг. Баварский музей армии,  Ингольштадт
Увеличить
Около Козушина, 11 июля 1812 года. Художник Х.В. Фабер дю Фор, 1830-е гг. Баварский музей армии, Ингольштадт

В целом, Великая армия, во многом благодаря своему численному превосходству, была для России чрезвычайно сильным и опасным противником. Однако внутри Великой армии существовал целый ряд неразрешимых проблем, существенно затруднявших управление ею и снижавших ее боевой потенциал. Национальное многообразие порождало и неизбежные межнациональные конфликты, обилие новобранцев сильно сказывалось на боеспособности подразделений. Некоторые подразделения были укомплектованы новобранцами более чем наполовину, за исключением 1-го корпуса маршала Даву, состоявшего в основном из ветеранов. Уровень дисциплины во многих соединениях оставлял желать лучшего, что проявилось уже на территории Германии. Никакие, даже самые строгие меры не могли предотвратить мародерства, ставшего неизбежным при плохом снабжении. Армия взялась кормить "сама себя", действуя прямо по формулировке Бонапарта. Солдаты многих иностранных контингентов не горели желанием сражаться за чуждые им интересы, к тому же нередко попали в ряды Великой армии против своей воли, так, например, полки из Испании и Португалии были сформированы путем насильственных наборов на оккупированной французами территории этих стран. Тем не менее, французские солдаты отличались безграничной верой в гений Наполеона и считали, что победа императора Франции неизбежна.

Командование всеми корпусами Великой армии Наполеон Бонапарт сосредоточил в собственных руках. Управление армией было свехцентрализовано, что, с одной стороны, было несомненным достоинством, устраняя противоречия между маршалами, с другой стороны, лишало командиров инициативы в ходе кампании. Тем более, один человек был попросту не в состоянии, особенно при примитивных средствах связи того времени, контролировать все аспекты жизни такой огромной армии. Сверхцентрализация дорого стоила императору Франции, крайне негативно сказавшись на ходе боевых действий.

Планы сторон

Как Александр I, так и Наполеон Бонапарт, готовясь к предстоящей войне, занимались детальной разработкой планов ее ведения, прежде всего, исходя из полученных разведданных, а также из возможностей своих войск.

Наполеон, планируя войну с Россией, рассчитывал провести краткосрочную кампанию, не рассматривая возможности затяжного характера боевых действий. В своих оценках сроков будущей войны Бонапарт исходил из климатических условий России, где жаркое и относительно сухое лето быстро сменяется дождливой осенью, а затем холодной зимой. Император Франции предполагал покончить с русской армией в течение 20 дней на территории между Витебском и Вильно в одном - двух генеральных сражениях, после чего, вынудив Александра заключить мир на невыгодных для России условиях, расположить войска на зимние квартиры.

Для нападения на Российскую империю вдоль ее западной границы на территориях Великого герцогства Варшавского, Пруссии и Австрии. 10-й корпус маршала Макдональда (до 32 тыс. чел.), состоявший из прусских, вестфальских и польских контингентов, должен был самостоятельно действовать в Прибалтике, против Риги. 1-й (маршал Даву, до 72 тыс. чел), 3-й (маршал Ней, до 40 тыс. чел.), 4-й (вице-король Италии Евгений Богарне, до 36 тыс. чел.), 5-й (до 32 тыс. чел., генерал Понятовский), 8-й (Жером Бонапарт, до 18 тыс. чел.) пехотные копуса, а также Императорская гвардия (маршалы Лефевр, Мортье и Бессьер, до 48 тыс. чел.) и резервный кавалерийский корпус (маршал Мюрат, до 40 тыс. чел.) составили основной ударный кулак под руководством самого Наполеона. Эти силы должны были обрушиться на 1-ю и 2-ю Западные армии и разгромить их. Для наступления на Санкт-Петербург были выделены 6-й (маршал Гувион Сен-Сир, до 25 тыс. чел.) и 2-й (маршал Удино, до 37 тыс. чел.) корпуса. Против 3-й Западной армии на юге должны были проводить операции 7-й (саксонский) корпус генерала Рейнье (17 тыс. чел.) и австрийский отряд фельдмаршала князя Шварценберга (до 34 тыс. чел.). 9-й (маршал Виктор, до 35 тыс. чел.) и 11-й (маршал Ожеро, до 60 тыс. чел.) корпуса составили резерв. В таком порядке Великая армия должна была вторгнуться в пределы России.

Корпусам Великой армии на основном направлении противостояли: 1-я Западная армия, развернутая в районе Вильно (командующий - военный министр, генерал от инфантерии Барклай де Толли, при армии находился и император Александр I со своей свитой) и 2-я Западная армия возле Волковыска (командующий - генерал от инфантерии Багратион). На Волыни располагалась 3-я Западная армия (командующий - генерал Тормасов), ее задачей было прикрытие южного направления и дороги на Киев. Прибалтику и Ригу прикрывал Обсервационный корпус генерала Штейнгеля.

Официально русские армии должны были, в случае вторжения войск Наполеона Бонапарта в Россию действовать по так называемому "Плану Пфуля", составленному прусским генералом на русской службе Карлом Пфулем. Согласно этому плану, 1-я Западная армия должна была отступить в Дрисский укрепленный лагерь, расположенный на Западной Двине и удерживать французы|французские войска с фронта, в то время как 2-я Западная армия атаковала бы Наполеона с фронта, а легкая кавалерия развернула бы войну на коммуникациях Великой армии. План, идеальный на бумаге, на практике был совершенно непригоден, так как не учитывал действия противника, а также его колоссальное численное превосходство. Есть основания полагать, что еще весной 1812 Александр I склонялся к длительному отступлению русских армий вглубь территории России и ведению войны на истощение, на что намекал послу Бонапарта в Санкт-Петербурге генералу Коленкуру. Однако формально в случае начала боевых действий должен был действовать "План Пфуля", хорошо известный в Париже. Тем не менее, от реализации этого плана русские командующие быстро отказались, действуя сообразно реальной обстановке на театре военных действий.

Театр боевых действий

К этой странице обращались 21 429 раз(а).