Нахимов, Павел Степанович

П. С. Нахимов. Портрет маслом по литографии В. Ф. ТиммаСередина XIX в. Севастополь, экспозиционный зал панорамы "Оборона Севастополя в 1854-1855 годах"
Увеличить

П. С. Нахимов. Портрет маслом по литографии В. Ф. Тимма

Середина XIX в. Севастополь, экспозиционный зал панорамы "Оборона Севастополя в 1854-1855 годах"

Павел Степанович Нахимов (родился 5 июля, 23 июня по старому стилю 1802 в селе Городок Вяземского уезда, ныне в Смоленской области[1]; умер 12 июля, 30 июня по старому стилю 1855 в Севастополе) - русский флотоводец, адмирал (в 1855), победитель в Синопском сражении, один из организаторов и руководителей обороны Севастополя в 1854-1855. Ученик М. П. Лазарева. Друг В. А. Корнилова, принявший на себя его обязанности после гибели Корнилова в день первой бомбардировки Севастополя 17 октября 1854.

Биография

Детство, юность, начало службы

Четвёртый из 5 сыновей[2] небогатого смоленского помещика, секунд-майора Степана Михайловича Нахимова. [3] Для детей небогатых помещиков самая доступная служба была на флоте, и отец обратился к морскому министру маркизу де Траверсе с прошением о зачислении Ивана и Павла в Морской кадетский корпус. 11 августа[4] 1813 Траверсе зачислил их кандидатами в кадеты, т. к. число желающих оказалось больше, чем мест. Кандидаты занимались вместе с кадетами по индивидуальным планам.

1815, 14 июня: Братья Нахимовы определены на борт корпусного учебного брига "Симеон и Анна", ходившего от Петербурга до Кронштадта и обратно. После летней морской практики они были зачислены в кадеты, затем в гардемарины. Лучшим другом Павла среди соучеников стал Михаил Францевич Рейнеке, будущий гидрограф.

1817, 20 мая: Гардемарин Павел Нахимов зачислен в экипаж брига "Феникс" в сопровождении воспитателя, князя Сергея Александровича Ширинского-Шихматова. "Феникс" обошёл Балтийское море по маршруту Кронштадт - Роченсальм (Котка) - Свеаборг - Ревель - Рига - Стокгольм - Карлскрона - Копенгаген - Кронштадт. [5]

1818, 19 января: Закончились экзамены для гардемаринов, Нахимов сдал их с 6-м результатом из 15. 9 февраля произведён в мичманы, назначен во 2-й флотский экипаж.

1818-1819: Оставался на берегу.

1820: На тендере "Янус" ходил до Красной Горки и обратно. Просился в экспедицию в Южный океан, открывшую Антарктиду, но не был принят по молодости.

1821: Отправлен по суше в Архангельск на строящийся там линейный корабль.

1822: Определен на новый фрегат "Крейсер" под командованием капитана 2-го ранга М. П. Лазарева как "отменно усердный к службе и знающий, благородного поведения", но не имевший ещё случая отличиться. 2 июля включён в штат экипажа, всего 176 чел. Так Нахимов познакомился с М. П. Лазаревым, что определило характер всей его дальнейшей деятельности.

Плавание на "Крейсере"

1822, 17 августа: Выход из Кронштадта. После захода в Копенгаген был взят курс на Портсмут, по пути 2-3 октября у острова Уайт разразился такой шторм, что фрегат выдержал его лишь потому, что был новый и хорошо построен. В Портсмуте была длительная стоянка на ремонт, что позволило Нахимову в компании Завалишина посетить Лондон, закупить навигационные приборы и карты.

10 декабря: "Крейсер" достиг Канарских островов. Нахимов и Завалишин вместе взошли на вулкан Тейде. Пересечение экватора отметили несколькими рюмками рома.

1823, 23 января: Фрегат достиг Рио-де-Жанейро. Во время перехода Лазарев так натренировал офицеров и команду, что при входе в порт паруса убрали по свисткам с помощью веревок так, что с земли на палубе не было видно ни души. Это зрелище поразило бразильцев.[6] Особенно усердствовал в учениях Нахимов. Оказалось, что ему интереснее заниматься парусными приёмами с матросами, чем осматривать иностранные города.

22 февраля: Выступили на восток, пересекли Индийский океан, 17 мая заходили на Тасманию. 3 сентября прибыли в столицу Русской Америки Новоархангельск.[7]

14 ноября: "Крейсер" вышел в Сан-Франциско, и по пути 20 ноября Нахимов впервые отличился. Он попытался спасти матроса, упавшего за борт.

В начале 10 часа при сильной боковой качке за борт упал канонир Давыд Егоров. Фрегат был на полном ходу, делая более 10 узлов (18 км/ч). Пока его привели к ветру, он успел отойти от выпавшего за борт артиллериста довольно далеко. За борт выбросили множество предметов, в том числе небольшую лестницу, за которую Егоров ухватился. При сильном волнении спускать шлюпку было опасно. Оставалось посадить в неё 6 матросов-гребцов и офицера и обрубить снасти, на которых она висела, в тот момент, когда корабль наклонится на сторону, где была подвешена шлюпка. По свидетельству Завалишина, чья вахта была в этот момент, Нахимов по его просьбе отправился на шлюпке, хотя был старше Завалишина и на баке имелся подвахтенный мичман. До плавающего в океане человека осталось метров 10, когда тот выпустил лестницу из рук. Что это было - судорога или нападение акулы, осталось неизвестным. Когда шлюпка со спасателями пыталась пристать обратно к борту фрегата, её разбило и Нахимов с гребцами едва успели схватиться за снасти и взобраться на палубу.

18 марта: После стоянки в Сан-Франциско "Крейсер" вернулся в Ситху. Друг Нахимова Завалишин вызван в Санкт-Петербург к императору Александру I, отбыл на бриге РАК "Волга".[8]

22 марта: Нахимов произведен в лейтенанты.

16 октября: Фрегат "Крейсер" выступил из Новоархангельска после того, как ему на смену пришел шлюп "Предприятие".

21 ноября: Остановка в Сан-Франциско для ремонта и подготовки к походу вокруг мыса Горн. Плавание продолжилось 21 декабря.

1824, 23 марта: После 93-дневного плавания фрегат прибыл в Рио-де-Жанейро. По пути умер 1 матрос, ещё 10 были больны. Пришлось нанять для больных дом на берегу, где 8 чел. выздоровело, 2 умерли. 22 апреля Лазарев продолжил путь. Штили затянули плавание до Портсмута до 72 дней.

3-20 июля: Стоянка в Портсмуте, ремонт такелажа и пополнение провизии.

25 июля: После сильного шторма в проливе Скагеррак "Крейсер" достиг мыса Скаген и встал на якорь у Копенгагена. 30 июля при хорошей погоде вышли из пролива Зунд в Балтийское море и 5 августа вернулись в Кронштадт.

10 августа: В рапорте о плавании Лазарев среди 3 отличившихся офицеров указал Нахимова. Его наградили орденом Св. Владимира IV степени и двойным жалованьем. Годы плавания по выслуге лет были установлены двойными.

В отпуске Нахимов узнал, что его хотят отобрать в Гвардейский флотский экипаж, что означало конец большим плаваниям. При помощи Лазарева лейтенант получил назначение на строящийся 74-пушечный корабль "Азов". [9]

Служба на "Азове" и Наваринское сражение

1826, 26 мая: "Азов" спущен на воду на Соломбальской верфи в Архангельске. Для достройки корабля экипаж вместе с Нахимовым отправили на верфь. Лейтенант занят работой по оснащению корабля.

июнь: Первая и последняя любовь Нахимова. Он влюбился в дочь командира Архангельского порта и посватался к ней. Небогатому и занятому офицеру отказали, после чего Нахимов возненавидел женщин до конца жизни.

27 июля: Отряд судов под командованием Лазарева (корабли "Азов" и "Иезекииль", шлюп "Смирный") вышел из Архангельска. Выдержав сильный шторм в устье Северной Двины, отряд обогнул Скандинавский полуостров и зашёл в Винго. В Гётеборге Нахимов прокутил все свои деньги.

Цитаты

  • Зачем мичману жалование? Разве только затем, чтобы лучше выкрасить и отделать вверенную ему шлюпку или при удачной шлюпочной гонке дать гребцам по чарке водки. [10]

  • Пора нам перестать считать себя помещиками, а матросов крепостными людьми. [11]

  • Женатый офицер - не служака. [12]

  • Не бойся падать, вниз упадёшь, а не вверх! [13]

  • Если этот господин хотел сделать мне удовольствие, то уж лучше бы прислал несколько сот вёдер капусты для моих матросов. (о поэте, приславшем Нахимову оду на Синопское сражение)[14]

  • Убьют вас, убьют меня, это ничего, а вот ежели убьют Тотлебена или Хрулёва, это будет нехорошо. (Ответ барону Остен-Сакену на замечание, что Нахимов ходит по бастионам в эполетах и его легко могут убить)[15]

  • Я - Нахимов-с и по трущобам не хожу-с. Извольте идти по стенке-с! (Нахимов требовал вести себя прямо по стенке 4-го бастиона - под огнём, а не за батареями, где было безопасно).[16]

  • Как едешь на бастион, так веселее дышишь. [17]

  • Эх, боже мой, что за вздор! (последние слова Нахимова)[18]

Литература

  • Скрицкий Н. В. Русские адмиралы - герои Синопа. Москва, 2006

  • Павел Степанович Нахимов. Документы и материалы. Санкт-Петербург, 2003

  • Зарудный В. И. Фрегат "Бальчик" [19]

Ссылки

"Вокруг света" о Павле Степановиче Нахимове

Нахимов на гласисе оборонительной башни Малахова кургана в Севастополе. Фрагмент панорамы "Оборона Севастополя 1854-1855 гг."
Увеличить

Нахимов на гласисе оборонительной башни Малахова кургана в Севастополе. Фрагмент панорамы "Оборона Севастополя 1854-1855 гг."

Статьи

Материалы "Телеграфа"

  • 16.04.2010 «Почтенный город» в панораме (Фотоподбор - сопоставление фрагментов панорамы "Оборона Севастополя в 1854-1855 гг." и современных пейзажей изображённых в панораме мест; среди прочего - история изображения адмирала Нахимова)

Примечания

  1. Поначалу считалось, что Нахимов родился в соседнем селе Волочек, при советской власти это село было даже переименовано в Нахимовское.
  2. Остальные братья - Платон, Николай, Иван, Сергей - также служили во флоте. Сестра Нахимова Анна вышла замуж за бельского помещика Василия Гавриловича Воеводского; её сын Платон Васильевич служил на Чёрном море вместе с Павлом Степановичем.
  3. Нахимовы - дворянский род, происходящий от Тимофея Нахимова, служившего в XVII веке в Ахтырском казачьем полку. Степан Михайлович имел всего 136 душ.
  4. Даты без двойной датировки даны по старому стилю.
  5. Среди соплавателей Нахимова были гардемарины, достигшие позже известности, - В. И. Даль и писатель-декабрист Дмитрий Завалишин.
  6. В свою очередь, русские моряки были встревожены, когда увидели над домом губернатора флаг не Португалии, которой принадлежала эта страна, а новый и неизвестный. Оказалось, за время плавания Бразилия провозгласила независимость и флаг теперь был бразильский.
  7. Нахимову Аляска не понравилась: свежей пищи нет, климат плохой, сильные ветры. Неудобное место для зимовки кораблей.
  8. Завалишин предложил царю проект "Ордена восстановления", устав которого он написал ещё до отплытия и даже принял нескольких членов. 3 ноября 1824 Завалишин добрался до столицы. Император прочел записку Завалишина, но признал проект "неудобоисполнимым". 14 декабря 1825 Завалишин был в отпуске далеко от Петербурга, но был арестован, в 1826 осужден на 20 лет каторжных работ.
  9. Командиром "Азова" был назначен Лазарев.
  10. Из воспоминаний старшего адъютанта командира севастопольского порта Л. А. Ухтомского; продолжение цитаты: "Иначе от праздности офицер или будет пьянствовать, или станет картёжником, или развратником. А ежели вы от натуры ленивы, сибарит, то лучше выходите в отставку! Поверьте, я много служил, много видал и говорю это вам по опыту".
  11. В. И. Зарудный. "Фрегат "Бальчик". Продолжение цитаты: "Матрос есть главный двигатель на военном корабле, а мы только пружины, которые на него действуют. Матрос управляет парусами, он же наводит орудие на неприятеля; матрос бросится на абордаж, ежели понадобится; все сделает матрос, ежели мы, начальники, не будем эгоистами, ежели не будем смотреть на службу, как на средство для удовлетворения своего честолюбия, а на подчиненных, как на ступени для собственного возвышения. Вот кого нам нужно возвышать, учить, возбуждать в них смелость, геройство, ежели мы не себялюбцы, а действительные слуги отечества".
  12. Из воспоминаний старшего адъютанта командира севастопольского порта Л. А. Ухтомского.
  13. В. И. Зарудный. "Фрегат "Бальчик". Слова, обращённые к вялым матросам на вантах.
  14. Слова из воспоминаний Х. Я. Гюббенета.
  15. Из воспоминаний адъютанта Нахимова П. Я. Шкота.
  16. Воспоминания инженер-полковника Е. М. Бульмеринга.
  17. Из письма помощника и племянника Нахимова Платона Васильевича Воеводского родным: слова Нахимова перед последним объездом бастионов.
  18. По записи профессора Х. Я. Гюббенета. Слова "что за вздор!" вообще были любимыми у Нахимова. То же он и говорил в те редкие минуты 29 июня, когда к нему возвращался дар речи.
  19. Примечание Зарудного: "Автор считает долгом предупредить читателей, что имена, фамилии, названия судов, обстоятельства — никого и ничего не обозначают в этом вымышленном рассказе. Одна личность адмирала Нахимова со всеми его монологами изображена здесь с такою добросовестностью, которая зависела от памяти рассказчика; все же остальное служит общей обстановкой того человека, которому посвящается этот рассказ".
К этой странице обращались 23 536 раз(а).