Купфер, Адольф Яковлевич

Адольф Яковлевич Купфер (родился 17 января, 6 января по старому стилю) 1799 года в Митаве; умер 4 июня, 23 мая по старому стилю 1865 в Петербурге) – минералог, основоположник русской геофизики, создатель первой в мире метеорологической службы и старейшего в мире метеорологического научного учреждения – Главной физической лаборатории, основоположник русской метрологии, создатель и первый директор Депо образцовых мер и весов; идеолог создания Всемирной метеорологической организации.

Ранние годы

Родился в большой купеческой семье, у Купфера было 11 братьев и 4 сестры. Окончил митавскую гимназию, изучал минералогию в Берлинском университете, химию - в Геттингенском. В 1821 году вернулся в Петербург, написал первую самостоятельную научную работу – об измерении углов кристаллов, и выступал с публичными лекциями по метеорологии. В 1823 году работал в Париже, где подружился с Араго и Гумбольдтом. Это знакомство предопределило ход научной карьеры Купфера.

Научная деятельность

С февраля 1824 по июль 1828 – профессор Казанского университета, преподавал физику, химию, минералогию и ботанику (после Купфера курс физики в университете читал Лобачевский). Исследования кристаллографии шли успешно, Купфер первым предположил наличие связи между химическим составом, удельным весом и формой кристалла, за что удостоился звания члена-корреспондента Петербургской академии наук. Но его больше занимали исследования магнитного склонения.

Перед отъездом в Казань Купфер имел беседу с Араго, занимавшимся исследованием реакции магнитной стрелки на северное сияние; друзья согласились вести одновременные измерения магнитного склонения в Париже и Казани. В результате была основана казанская магнитная обсерватория, а в 1829 по ходатайству Гумбольдта, имевшего влияние при российском дворе, – академическая магнитная обсерватория в Санкт-Петербурге. Результаты экспериментов с одновременными измерениями магнитного склонения в разных городах показали необходимость создания в разных точках страны единой геофизической сети, управляемой из одного центра, снабженной однотипным инструментом и ведущей наблюдения по одной методике.

С помощью Гумбольдта Купферу удалось добиться ассигнования 20 тыс. рублей на создание Нормальной обсерватории (позже переформированной в Главную физическую лабораторию), работа которой началась 1 января 1835.

Естественным продолжением идеи синхронных измерений было начало метеорологических наблюдений с использованием сети созданных обсерваторий и помощи образованных наблюдателей, снабженных инструментом.

Адольф Яковлевич писал в министерство финансов: «Соответствующие метеорологические наблюдения, производимые в Санкт-Петербурге и Ревеле, доставят нам, быть может, средство предсказывать за несколько часов приближение бурь, производящих наводнения в нашей столице. Бури сии обыкновенно приходят к нам с запада и бывают чувствуемы в Ревеле за несколько часов раньше, чем в Санкт-Петербурге».

Купфер высказал мысль о международном обмене телеграммами со сведениями о погоде и выдвинул идею создания Международного метеорологического комитета, организованного после его смерти, преобразованного затем во Всемирную метеорологическую организацию.

Ещё во время Крымской войны с февраля 1856 Купфер дважды в неделю по телеграфу оповещал гамбургских купцов о погоде в Ревеле и Петербурге. Это было нужно мореплавателям, отправлявшимся в Россию. По окончании войны телеграммы в Гамбург продолжали отсылать за счет морского ведомства.

Битва за бюджет

Ради создания всемирной метеорологической сети ученые разных стран шли на хитрости. Директор Парижской обсерватории Урбен Леверье писал военному министру Франции: «Из 125 тысяч франков, выделяемых правительством на так называемые астрономические учреждения, 80 тысяч поглощают синекуры, и остается всего 45 тысяч… В других странах, например в России, куда внимательнее относятся к обсерваториям… Император Николай I выделил Купферу 200 тысяч франков на метеорологические исследования, а император Александр II в 1855 – ещё 200 тысяч». Здесь Леверье ссылался на письмо Купфера. Никаких 200 тысяч не было, это преувеличение. Когда в России наконец появилась постоянно функционирующая служба погоды (1872), её бюджет составил 500 рублей в год.

Ссылка на успехи метеорологии в побежденной стране задела военного министра. Поэтому Леверье просил Купфера: «Пишите ещё... Это поможет мне получить средства для достижения наших общих целей».

В роли дипломата

Если наладить бесплатный обмен метеорологическими данными между разными странами, то расходы каждой ограничатся только сбором информации в собственных границах. Так говорит здравый смысл. Но так нельзя говорить министрам, принимающим решения. Когда Купфер пришел на прием к главноуправляющему Министерства путей сообщения генерал-адъютанту Чевкину с просьбой обеспечить бесплатный обмен метеорологическими телеграммами с Парижем, он привел доводы, весьма далекие от здравого смысла. Купфер понимал, что если бы он сказал главноуправляющему: «Нам нужно, чтобы в обмен на наши телеграммы мы получали французские», генерал ответил бы: «Сейчас телеграф так перегружен, что вряд ли я смогу быть вам полезен». Многоопытный Купфер начал так:

- Французская обсерватория очень просит нас высылать им регулярно наши метеорологические данные. Не могли бы Вы, Ваше превосходительство, договориться с правительством Пруссии, чтобы оно разрешило передачу депеш через свою территорию?

- То есть вы хотите сказать, что мы будем высылать французам телеграммы, а они нам - нет?

- Понимаете ли, Ваше превосходительство, наши данные для французов чрезвычайно любопытны, а их сведения для нас не представляют большого интереса. (Купфер отлично знал, что это не так. Ещё 30 лет назад он писал, что непогода приходит к нам с запада. Скорее напротив – наши данные не всегда нужны французам).

- Нет уж, такие вещи делаются на основе взаимности. Мы им – они нам. Это мое условие. Вы уж как-нибудь уговорите французов, а телеграф я беру на себя.

И оба участника разговора остались довольны. Один получил именно то, что ему нужно. А другой гордился собой потому, что отстоял интересы правительства и показал идеалисту-ученому, как ведут дела.

Французов уговаривать не понадобилось. Леверье сразу начал посылать телеграммы в Санкт-Петербург на имя великого князя Константина Николаевича, который любил флот и интересовался метеорологией. Так с 1857 года Россия и Франция начали обмениваться метеорологическими данными.

Купфер отправился на переговоры за границу. Зимой 1865 года он договорился о телеграфном обмене между всеми европейскими странами. Фактически объединив службы погоды, Купфер не успел воспользоваться плодами своего труда. В мартовские холода, устанавливая на крыше обсерватории привезенный из Парижа анемограф (самопишущий ветромер), он впервые в жизни простудился и умер от воспаления лёгких, проболев два месяца.

Литература

  1. В. М. Пасецкий. Адольф Яковлевич Купфер. Москва, «Наука», 1984
  2. А. И. Бедрицкий, Е. П. Борисенков, А. С. Коровченко, В. М. Пасецкий. Очерки по истории Гидрометеорологической службы России. Т.1. СПб, «Гидрометеоиздат», 1997
  3. Рыкачев М. А. Исторический очерк Главной физической обсерватории за 50 лет её деятельности (1849-1899). Часть 1. Санкт-Петербург, 1899.
  4. Подробнее об экспедиции Эмануэля и Купфера на Эльбрус
  5. Centenaire de la naissance de U.-J.-J. Le Verrier. Paris, 1911

--MShifrin 00:17, 4 августа 2006 (MSD)

К этой странице обращались 17 570 раз(а).