Ерофеев, Венедикт Васильевич

Венедикт Васильевич Ерофеев
Увеличить
Венедикт Васильевич Ерофеев

Венедикт Васильевич Ерофеев (родился 24 октября 1938 года в поселке Чупа Кандалакшского района Мурманской области; умер 11 мая 1990 года в Москве) - русский писатель и драматург.

Родился в семье железнодорожника, и самое известное произведение написал о путешествии по железной дороге: это поэма в прозе "Москва-Петушки", созданная на кабельных работах в Лобне с 19 января до 6 марта 1970 г.

Окончил школу в Кировске. Был исключен из МГУ и пединститутов: Орехово-Зуевского, Коломенского и Владимирского.

Отличался феноменальной эрудицией, освоил множество профессий.

Из автобиографии Венедикта Ерофеева: «с марта 1967 г. работал в разных качествах и почти повсеместно: грузчиком продовольственного магазина (Коломна), подсобником каменщика на строительстве Черемушек (Москва), истопником-кочегаром (Владимир), дежурным отделения милиции (Орехово-Зуево), приемщиком винной посуды (Москва), бурильщиком в геологической партии (Украина), стрелком военизированной охраны (Москва), библиотекарем (Брянск), коллектором в геофизической экспедиции (Заполярье), заведующим цементным складом на строительстве шоссе Москва - Пекин (Дзержинск Горьковской области) и многое другое».

Книга "Москва-Петушки" была переведена на многие языки мира и выходила сначала в 70-е годы в странах НАТО, в 80-е в странах Варшавского договора, на родине в 1988. Автор не мог официально работать в СССР, ему отказали в выдаче заграничного паспорта для лечения рака горла по причине многолетнего перерыва стажа в трудовой книжке. В конце жизни основным источником дохода Ерофеева была пенсия по инвалидности размером 28 рублей в месяц.

Цитаты

  • С мира по нитке - голому петля (Из записных книжек)
  • Родственные чувства испытывать удобнее, потому что они имеют очень четкий предел. (Из записных книжек)
  • Если уж гнаться, то не меньше, как за двумя зайцами. (Из записных книжек)
  • Любой донос хуже, чем тысяча плохо сделанных порнографических открыток. (Из записных книжек)
  • Христа как следует знали 12 человек, при 3 с половиной миллионах жителей земли, сейчас Его знают 12 тысяч при 3,5 миллиардах. То же самое. (Из записных книжек)
  • Когда камыш только шумит, гнутся деревья. (Из записных книжек)
  • Степень бабьего достоинства измерять количеством тех, от чьих объятий они уклонились. (Из записных книжек)
Если даже ты пойдешь налево - попадешь на Курский вокзал,  если прямо  -  все равно на Курский вокзал, если направо - все равно на Курский вокзал. Поэтому иди направо, чтобы уж наверняка туда попасть. ("Москва-Петушки")
Увеличить

Если даже ты пойдешь налево - попадешь на Курский вокзал, если прямо - все равно на Курский вокзал, если направо - все равно на Курский вокзал. Поэтому иди направо, чтобы уж наверняка туда попасть. ("Москва-Петушки")

  • Все голоса у всех певцов одинаково мерзкие, но мерзкие у каждого по-своему. Я поэтому их легко на слух различаю. ("Москва-Петушки")
  • Я согласился бы жить на земле целую вечность, если бы прежде мне показали уголок, где не всегда есть место подвигам. ("Москва-Петушки")
  • В Сибири вообще никто не живет, одни только негры живут. Продуктов им туда не завозят, выпить им нечего, не говоря уж "поесть". Только один раз в год им привозят из Житомира вышитые полотенца - и негры на них вешаются... ("Москва-Петушки")
  • Нельзя же доверять мнению человека, который еще не успел похмелиться! ("Москва-Петушки")
  • И стоит мне прочесть хорошую книжку - я никак не могу разобраться, кто отчего пьет: низы, глядя вверх, или верхи, глядя вниз. ("Москва-Петушки")
  • Все вырастает с похмелья ровно настолько, насколько все казалось ничтожнее обычного, когда ты был пьян... ("Москва-Петушки")
  • Почему-то никто в России не знает, отчего умер Пушкин, а как очищается политура - это всякий знает. ("Москва-Петушки")
  • Кто поручится, что наше послезавтра не будет хуже нашего позавчера? ("Москва-Петушки")
  • Человек не должен быть одинок - таково мое мнение. Человек должен отдавать себя людям, даже если его брать не хотят. ("Москва-Петушки")
  • Совесть и вкус - это уже так много, что мозги делаются прямо излишними. ("Москва-Петушки")
  • А надо Вам заметить, что гомосексуализм в нашей стране изжит хоть и окончательно, но не целиком. Вернее, целиком, но не полностью. А вернее даже так: целиком и полностью, но не окончательно. У публики ведь что сейчас на уме? Один только гомосексуализм.("Москва-Петушки")
  • Советская интеллигенция истребила русскую интеллигенцию, и она еще претендует на какое-то наследство... [1]
  • Все, что делается в России - все безвозвратно. Даже могил ничьих не найти. [2]
  • Прежде, когда посреди разговора наступала внезапная тишина, - русский мужик говорил обычно: "Тихий ангел пролетел"... А теперь, в этом же случае: "Где-то милиционер издох!.." («Вальпургиева ночь, или Шаги Командора»)

Ссылки

Произведения

Примечания

  1. Интервью писателя газете "Московские новости"
  2. Интервью писателя газете "Московские новости"
К этой странице обращались 11 985 раз(а).