Врангель, Пётр Николаевич

Генерал-лейтенант барон Врангель - главнокомандующий Вооружённых Сил Юга России. Крым, 1920
Увеличить
Генерал-лейтенант барон Врангель - главнокомандующий Вооружённых Сил Юга России. Крым, 1920

Детство и юность

Пётр Николаевич Врангель (родился 27 августа (15 по старому стилю) 1878 в Ново-Александровске Ковенской губернии, сейчас город Зарасай в Утенском уезде Литвы; умер 25 апреля 1928 в Брюсселе) - барон, генерал-лейтенант, главнокомандующий белой Русской армией в Крыму в 1920.

Родился в семье губернатора Польши Николая Николаевича Врангеля, акционера Русского Общества пароходства и торговли. Детство провёл в Ростове-на-Дону, где окончил реальное училище. По инициативе отца, получавшего доходы с сибирских золотых приисков, учился в Санкт-Петербургском Горном институте. По окончании курса с отличием в 1901 был призван в армию, проходил службу нижним чином в лейб-гвардии Конном полку, где по традиции служили офицерами многие бароны из рода Врангелей. Желал быть произведенным в офицеры и сдал экзамен, но не получил звания из-за хулиганского поведения (в молодости отличался буйством и склонностью к вину).

До 1904 служил в Сибири чиновником особых поручений при иркутском генерал-губернаторе, инспектируя золотые прииски.

Участие в Русско-японской войне

С началом Русско-японской войны поступил вольноопределяющимся во 2-ой Верхнеудинский полк Забайкальского казачьего войска, откуда переведен в чине хорунжего во 2-й Аргунский казачий полк. Отряд фон Реннекампфа, в котором служил Врангель, действовал в тылу врага против хунхузов и захватил в плен их вожака Тя Фу, затруднив работу японской разведки. С июня по октябрь 1905 Врангель воевал в рядах 2-й сотни Отдельного дивизиона разведчиков. За отличие был произведен в сотники, затем в подъесаулы и награжден орденом Святого Станислава III степени с мечами и бантом.

В лейб-гвардии Конном полку

В 1907 успешно сдал экзамены в Николаевскую Академию Генерального штаба и был временно зачислен в свой первый полк - Конной гвардии. По желанию шефа полка, императора Николая II, обратившего внимание на генеалогическое древо и боевые награды капитана Врангеля, произведен в полноправные гвардейские офицеры.

В октябре 1910 окончил Академию с хорошим результатом (7-м по списку). Ко всеобщему удивлению, отказался от службы в Генштабе и вернулся в Конный полк. [1]

В 1912 назначен командиром первого эскадрона в полку - эскадрона Его Величества. Ротмистр Врангель во главе резервного эскадрона Конного полка отличился в самом начале Первой мировой войны, атаковав в лоб немецкую батарею у приграничной деревни Каушен. Ворвавшись на батарею вместе с остатками эскадрона, потеряв всех лошадей, изрубил артиллеристов и овладел деревней. После этой атаки награждённый орденом Святого Георгия 4-й степени Врангель получил некоторую известность в русских и союзнических военных кругах. Император лично наградил его также орденом Св. Владимира IV степени с мечами и бантом и 19 (6) декабря назначил его флигель-адъютантом, через 6 дней произведя в полковники.

Командующий полком, бригадой и корпусом в I мировой

Во время войны командовал 1-м Нерчинским полком Забайкальского казачьего войска (1915-1916), с которым участвовал в Луцком прорыве. 7 января 1917 назначен командиром 2-й бригады Уссурийской конной дивизии, стоявшей в Кишинёве и развёрнутой на Румынском фронте. 26 января присвоено знание генерал-майора. В июле 1917 командовал сводным корпусом, прикрывавшим отход пехоты после неудачного наступления на реке Збруч, за что награждён солдатским Георгиевским Крестом IV степени. После Октябрьской революции отказался служить Советской власти.

В рядах Добровольческой армии

"Чёрный барон" (прозвище по манере носить чёрную черкеску) Врангель принимает парад Кавказской армии в Царицыне. 29 июня по старому стилю (11 июля) 1919
Увеличить
"Чёрный барон" (прозвище по манере носить чёрную черкеску) Врангель принимает парад Кавказской армии в Царицыне. 29 июня по старому стилю (11 июля) 1919

9 сентября 1918 вступил в ряды Добровольческой армии. Принял командование 1-ой конной дивизией, состоявшей из кубанских казаков и черкесов, в районе Майкопа. Добился больших успехов в бою с красной конницей, сменив тактику атаки лавой на атаку в сомкнутом строю.[2] Взял Ставрополь 14 ноября 1918, после чего назначен командующим 1-м конным корпусом, за отличия 4 декабря 1918 произведён в генерал-лейтенанты.

По договоренности между А. И. Деникиным и П. Н. Красновым 26 декабря 1918 были созданы Вооруженные силы Юга России (ВСЮР) под командованием Деникина, объединившие Донскую армию и Добровольческую (Кавказскую), которую возглавил Врангель. В феврале-марте 1919 опасно болел тифом. После выздоровления сумел сделать то, что не удавалось Деникину, - выбил красных с Северного Кавказа, форсировал на плотах Маныч и 2 июля (19 июня) 1919 взял Царицын. Стремился соединиться с действовавшим на Урале А. В. Колчаком, но главнокомандующий Деникин желал взять Москву без участия Колчака, которому формально подчинялся, и бросил основные силы на Харьков - Белгород - Курск - Орёл. С этого времени начались серьёзные разногласия между Деникиным и Врангелем. Барон обратился к главнокомандующему с открытым письмом, в котором критиковал его за пренебрежение важнейшими принципами военного дела. Эпистолярная полемика подняла популярность Врангеля и подорвала авторитет Деникина.

Приняв командование отступающей с Московского направления Добровольческой армией 4 декабря 1919, настаивал на отступлении в Крым, где можно было закрепиться. Деникин выбрал направление на Дон и Кавказ, чтобы опереться на казаков. 2 января 1920 Врангель подал рапорт об отставке, который был удовлетворён.

Главнокомандующий Русской армией в Крыму

Отступление на Дон и Кубань закончилось эвакуацией белых из Новороссийска в Крым, которая была настолько плохо организована, что Деникину пришлось оставить свой пост добровольно, во избежание развития заговора. Предупреждающим сигналом было вооружённое выступление капитана Орлова в Симферополе, в подготовке которого Врангель был замешан, но после его подавления сумел искусно уклониться от обвинений в причастности. С января 1920 до начала весны Врангель находился в Константинополе, обеспечивая себе алиби.

3 апреля 1920 военный совет ВСЮР избрал новым главнокомандующим Врангеля. Деникин утвердил его назначение и отбыл в эмиграцию. Барон вступил в должность, с самого начала сознавая неизбежность сдачи Крыма. 28 апреля ВСЮР были переименованы в Русскую армию. К лету 1920 удалось остановить наступление красных на Крым. Пользуясь наступлением белополяков на Советскую Россию, врангелевцы сумели перейти в наступление и заняли Северную Таврию - левый берег Днепра, Мелитополь и Бердянск. Увлёкшись созданием угрозы Донбассу, Врангель повторил ошибки Деникина: растянул фронт, отправил наиболее боеспособные части в далёкий отрыв от тылов, проявил беспечность в укреплении Перекопского перешейка. Едва Польша заключила с большевиками перемирие, Красная армия всей мощью обрушилась на Врангеля.

Правительство  Врангеля в Крыму. [3] Севастополь, 1920
Увеличить
Правительство Врангеля в Крыму. [3]

Севастополь, 1920

Лишённый помощи союзников, считавших белое дело безнадежным, с 5 дивизиями против 28, Врангель сумел продержаться до 14 ноября, когда был оставлен Севастополь, и, погрузив на пароходы[4] все свои части (более 86 тыс. чел. военных)[5] в Ялте 15 ноября и Феодосии 16 ноября, отбыл в занятый французской армией Константинополь.

В эмиграции

Врангель надеялся найти за границей ресурсы для возвращения в Россию со своей армией. До последней возможности он оттягивал её эвакуацию из Турции и рассеяние по Европе. 15 декабря 1921 размещенные в Галлиполи на берегу пролива Дарданеллы регулярные части Русской армии были эвакуированы в Сербию (в составе Королевства СХС, будущей Югославии) и Болгарию. Сам барон уехал в октябре 1921 после того, как 15 октября агенты Разведупра Красной Армии потопили яхту "Лукулл", на борту которой он жил.

Врангель с военизированной охраной[6] переселился в сербский город Сремски-Карловцы, где прожил до ноября 1926.[7]

В поисках политической силы, которой понадобилась бы Русская армия для вторжения в СССР, Врангель обратился к великому князю Николаю Николаевичу, дяде Николая II. Он был сторонник конституционной монархии - строя, с которым готово было примириться большинство эмигрантов. Николай Николаевич оставил предложения барона без ответа, так как не желал открыто объявлять поход на Советскую Россию. Вместе с тем великий князь предложил первому помощнику Врангеля, генерал-лейтенанту Александру Павловичу Кутепову, организовать секретный отдел для проведения в Советском Союзе террористических актов.

31 августа 1924 великий князь Кирилл Владимирович провозгласил себя Императором Всероссийским Кириллом I. Чтобы избежать возможности подчинения армии ему, Врангель на следующий же день, 1 сентября издал приказ о расформировании армии и преобразовании её в общественную организацию "Русский Обще-Воинский Союз" (РОВС). Врангель превратился из главнокомандующего армией в председателя РОВС.

В результате шагов Кирилла Владимировича изменилась позиция великого князя Николая Николаевича. Теперь он был согласен провозгласить себя главой всей русской эмиграции и РОВС при условии, что финансовые дела армии переходят под его контроль.

С 1 марта 1926 великий князь прекратил финансирование армии, отпуская деньги только на теракты Кутепова, находившегося под полным контролем "Треста", т. е. ОГПУ. Врангелю пришлось искать на стороне спонсоров для выплаты ветеранам белой армии материальной помощи. [8]

Чтобы разоблачить "Трест", Врангель провёл собственную операцию: по каналам этой организации он отправил в СССР своего человека, писателя Василия Витальевича Шульгина. Сотрудники ОГПУ свели писателя со многими "ответственными работниками", говорившими о ненависти к Советской власти и зреющем антибольшевистском перевороте. Свои впечатления Шульгин изложил в книге "Три столицы", вышедшей в 1927 в Берлине. Люди Врангеля на территории СССР проследили за собеседниками писателя и выяснили, что большинство из них - кадровые чекисты.

Отчаявшись найти финансирование и убедить слепо веривших "Тресту" Кутепова и великого князя, Врангель решился опубликовать результаты своей контроперации.

Политический аналитик Врангеля философ И. А. Ильин обобщил имеющиеся у председателя РОВС секретные материалы и передал их журналисту Владимиру Львовичу Бурцеву, который специализировался на разоблачении провокаторов.[9] 8 октября 1927 Бурцев опубликовал в еженедельнике "Иллюстрированная Россия" очерк "В сетях ГПУ" [10], где была рассказана вся правда о поездке Шульгина с прибавлением информации о методах вербовки в ОГПУ. [11]

Фотография Врангеля, опубликованная в № 43 "Иллюстрированной России" за 1927 год. Париж, между 8 и 15 октября 1927
Увеличить
Фотография Врангеля, опубликованная в № 43 "Иллюстрированной России" за 1927 год. Париж, между 8 и 15 октября 1927

22 октября 1927 Врангель лично выступил с интервью в той же "Иллюстрированной России", обращая внимание на неумелую работу кутеповцев и намекая, что он знает, как по-настоящему нужно работать в России. Председатель РОВС рассчитывал таким образом изменить взгляды русской эмиграции на секретную работу в СССР и привлечь средства европейских разведок на создание его собственной секретной службы в СССР. Такая организация, возможно, была бы на многое способна, коль скоро люди Врангеля сумели наладить слежку за чекистами на их территории.

Но создать её Врангель не успел, так как спустя полгода после этой публикации тяжело заболел. 19 марта 1928 врачи констатировали "кишечный грипп", который перешёл в "интенсивный туберкулёз", и 25 апреля барон скончался в тяжких мучениях. Он похоронен в храме Святой Троицы Подворья Русской Православной Церкви в Белграде.

Сочинения

Ссылки

Литература

"Вокруг света" о Петре Николаевиче Врангеле

Статьи

Материалы "Телеграфа"

Примечания

  1. Молодой Врангель считал себя плохим штабистом из-за сильного самолюбия: он дорожил своим мнением и терпеть не мог, когда его не выслушивает начальство.
  2. Позднее этот строй переняли красные.
  3. Сидят слева направо: начальник штаба Русской Армии генерал П. Н. Шатилов (ближайший личный друг Врангеля), Астраханский атаман Н. Д. Ляхов, Терский атаман генерал-лейтенант Г. А. Вдовенко, Донской атаман генерал-лейтенант А. П. Богаевский, Главнокомандующий генерал-лейтенант П. Н. Врангель, председатель Кубанского правительства В. Н. Иванис, глава правительства Юга России (т. е. Крыма) А. В. Кривошеин, исполняющий обязанности председателя Донского правительства М. В. Корженевский.

  4. Для эвакуации были мобилизованы Черноморский флот, включая подводные лодки и все торговые корабли в портах Крыма, всего 126 судов.
  5. В одних мемуарах Врангель дает цифру 145693 чел., из них 116758 чел. военных, 28935 чел. эвакуированного гражданского населения. В интервью 19 ноября 1920 - до 130 тысяч человек, "70 тысяч войска (30 тысяч бойцов и 40 тысяч обслуживающих тыл) и 7 тысяч раненых; остальные — гражданское население". Разведотдел французской Восточно-Средиземноморской эскадры, обеспечивавшей эвакуацию, оценивал общее число эвакуированных в 111500 чел., из которых 25200 гражданских лиц и 86300 военнослужащих, в том числе 5500 раненых.
  6. Всего около 2 тыс. чел.
  7. Сремски-Карловцы - город на берегу Савы, в составе Автономного края Воеводина, Республика Сербия.
  8. Врангелю приходилось также платить европейским промышленникам за трудоустройство его офицеров, даже рабочими. Сам барон с ноября 1926 был вынужден устроиться горным инженером в Бельгии и переехать в Брюссель. Резиденция в Сремски-Карловцах была оставлена как слишком дорогостоящая.
  9. Бурцев разоблачил в 1908 деятельность эсера-террориста Евно Азефа, являвшегося агентом Охранного отделения. В очерке, помещенном в "Иллюстрированной России", Бурцев вспоминал о временах разоблачения им Азефа: "С горячими протестами против провокации приходили ко мне в редакцию - Луначарский и Зиновьев, Чичерин и Литвинов. Они тоже клеймили русское правительство за развитие провокации среди русских в России и за границей! Но вот они сами пришли к власти и отношение их к провокации резко изменилось... То, что мы знаем о деятельности большевицкого ГПУ и об его провокации и провокаторах, совершенно затемняет всё то, что мы знали раньше об охранных отделениях... В настоящее время подчинена сыску вся жизнь в России. Всё пропитано провокацией. На сыск и провокацию брошены средства, о которых не могли и мечтать старые охранные отделения. "
  10. Бурцев писал: "Провокаторы знали, что В. В. Шульгин будет писать воспоминания о своей поездке в Россию, и они высказали ему опасение, как бы он, не знакомый хорошо с условиями русской жизни, не сделал в книге каких-нибудь намеков, которые помогли бы ГПУ расшифровать его поездку. Поэтому они просили, чтобы он перед печатанием своих воспоминаний дал бы им возможность просмотреть рукопись своей книги. В. В. Шульгин, конечно, на это согласился и, таким образом, его воспоминания перед печатанием были проредактированы в Москве в ГПУ! Такова совершенно невероятная история книги Шульгина, и мы никогда не решились бы этого опубликовать, если бы эти сведения не были основаны на данных, не подлежащих сомнению, и если бы сам В. В. Шульгин в настоящее время хоть на минуту сомневался в том, что в своей поездке в Россию все время находился под бдительным надзором агентов ГПУ, также как в своё время при поездке в Россию был под таким же надзором Б. В. Савинков, князь П. Д. Долгоруков и очень многие другие..."
  11. В частности, Бурцев рассказал о том, что Якушев был завербован после того, как его сломали, трижды выводя на ложный расстрел. Такие сведения мог дать только человек, близко общающийся с сотрудниками советских органов.
К этой странице обращались 21 812 раз(а).