Воейков Федор Дементьевич

Воейков Федор Дементьевич (1628 — 1710)[1] — стольник, нерчинский воевода (апрель 1681—1683).

Укрепление обороноспособности Нерчинского воеводства

Заступив на службу, Ф. Д. Воейков прежде всего столкнулся с нарастающей военной угрозой со стороны маньчжурского Китая и проблемой подготовки нерчинских острогов к защите от внешнего врага.

Так, прибывший 29 сентября 1683 "в Нерчинский острог с Науну реки от Богдойских Китайских воевод" казачий десятник Юшко Алексеев сын Лаба доложил воеводе Д. Ф. Воейкову о том, "что велит де богдокан и его Китайские воеводы с Зеи реки с усть Долонца речки острог свести; а будет де того острогу с Долонца не сведут, и он богдокан и Китайские воеводы говорят и угрожают войною". Воевода срочно составил отписку о грозящей опасности в Москву, в которой подчеркивал, что "я холоп твой без твоего великого государя указу с Зеи реки с усть Долонца речки острогу свесть не смею".

В июле 1682 в Нерчинский острог вернулся с Зеи сын боярский Игнатий Милованов. Он сообщил воеводе, что Долонское зимовье "покинуто для того, что о том зимовье говорят безпрестани китайские люди болшою ссорою...".

Пытаясь обезопасить себя от внезапного нападения, Ф. Д. Воейков всеми силами и средствами вел наблюдение за действиями маньчжурского Китая. 3 января 1683 он сообщал в Москву: "...И в нынешнем же во 1682 году, ноября в 23 день, послал я из Нерчинского острогу Нерчинских казаков, десятника казачья Юшку Алексеева сына Лабу, да вместо подьячего казака Андрюшку Васильева сына Кожевникова, да толмача Гришку Харитонова сына Кучю; да велел я ему Юшку взять из нового Аргунского острогу к себе в прибавку Аргунских казаков двух человек на Наун реку к Китайскому воеводе Асканбе для подлиннаго проведывания и от них Китайских людей воинского приходу, чтобы они Китайские люди под Даурские остроги войною безвесно не пришли..."

Стремясь повысить обороноспособность острогов воеводства, Воейков докладывал царю Федору Алексеевичу: "...А в Нерчинском и в Теленбинском и в Еравнинском и в Иргенском и в Новоаргунском острогах и в Итанцынском зимовье служилых людей малолюдство, толко двести два человека, и те служилые люди живут в разных острогах, а не в одном в Нерчинском остроге; а великого государя в казне в Нерчинском остроге пушек и пороху и свинцу мало; а которое мелкое ружье осталось от воеводы Афонасья Пашкова, и то ружье все перержавело, а иное попорчено и рваное и к стрелбе то ружье не годитца, и от приходу Китайских воинских людей мне великого государя Нерчинских и Албазинских острогов оборонить, за малолюдством, будет некем, и ныне я в Даурских острогах от приходу Китайских воинских людей живу с великим опасеньем; а бердышев и рогатин и топорков великого государя в казне и у Нерчинских казаков нет ничего; а у которых Нерчинских казаков пищали свои и есть, и то не у всех казаков добрые пищали, а для осадного времяни от неприятелских людей ручным боем оборонитца, будучи в осаде, нечем..."

Однако повышение обороноспособности без создания новых опорных пунктов - острогов и зимовий - и укрепления существующих было невозможно.

Строительство острогов

Несмотря на проявляемую Нерчинскими и Албазинскими властями инициативу, контроль над возведением в Приамурье новых острогов осуществлялся администрацией Сибирского приказа.

В феврале 1681 Нерчинский воевода Ф. Д. Воейков получил из Москвы грамоту, согласно которой ему вменялось в обязанность провести детальное описание бассейнов рек Зеи и Селемджи и поставить острог на реке Селемдже. Выполнение этой задачи было возложено в апреле 1681 г. на Нерчинского сына боярского Игнатия Милованова. На реке Зее, выше Долонского он построил новое ясачное Зейское зимовье и в феврале 1682 прислал Ф. Д. Воейкову в Нерчинск "чертеж" и описание зейских острогов, ясачных зимовий и пахотных угодий по рекам Зее и Амуру, которые были направлены в Москву.

13 июня 1681 Ф. Д. Воейков отпустил казачьего десятника Василия Милованова с десятью служилыми и девятью охочими промышленными людьми по их челобитью на реку Аргунь для сбора ясака с тунгусов намясинского рода. Воевода велел им поставить там острог. 6 сентября того же года Василий Милованов сообщил в Нерчинск о постройке на реке Аргунь острога "со всякою острожною крепостью" и о приведении в подданство двух родов тунгусов.

В 1681 Ф. Д. Воейков назначил управляющим Албазинским острогом своего сына А. Ф. Воейкова. Под его руководством силами служилых и "промышленных" людей весной 1682 там был возведен новый острог. Причем полное описание всех укреплений, которые предстояло построить, с указанием размеров он послал отцу в Нерчинск еще в ноябре 1681. Описание крепости 1684 свидетельствует о том, что проект был реализован с незначительными отклонениями в размерах башен.

В 1683 отряд казаков и промышленных людей во главе с Фроловым, отпущенный Ф. Д. Воейковым, при устье реки Дуки основал Дукинское зимовье. Это зимовье стало самым крайним к востоку от Албазина.

Хлебопашество и земледелие в Забайкалье Даурии и на Амуре

Для обеспечения служилого сословия хлебным жалованием в то время его привозили из Удинска и из Баргузина «с трудностью великою» и «ценой великою». Первые успехи в земледелии в Нерчинском уезде были достигнуты еще при Пашкове, но потом, по словам Воейкова, "извели хлеб Нерчинские приказщики Ларион Толбузин с товарищи своим нерадением".

Вступив в должность Ф. Д. Воейков начал организацию казенной пашни. Особенно Воейков преуспел в опытных посевах пшеницы, овса, ячменя и гречихи вблизи Нерчинска. В своей "отписке" в 1682 году Воейков сообщал, что нерчинская земля "подобна русским самым добрым землям" и что рожь родится «как на добрых землях в степных местах». Землепроходцы приносили на новые земли семена сельскохозяйственных культур из различных регионов России и высевали их "для опыту", а затем постепенно расширяли посевы культур, наиболее соответствующих местным природным условиям.

О посевах вблизи Аргунского острога Воейков сообщал, что пахотные земли здесь «добрые и хлебородные» и что на них «для опыта» в 1681 было посеяно по пуду пшеницы, ячменя, гречихи и 2 пуда овса.

К отписке воеводы Ф. Воейкова прилагалась "скаска на писме" Никифора Парфеньевича Сенотрусова о результатах опытных посевов 1681 года. Результаты посевов Никифора Сенотрусова составили: с пуда пшеницы – 11 пудов, с пуда ячменя – 12 пудов, с пуда конопли – 11 пудов, с пуда гороха – 10 пудов, с пуда гречихи – 30 пудов, "... а репу де он Микифор сеял по два года, и родилась де репа добра гораздо...".

Особенно интенсивно земледелие развивалось под Албазином. Уже в 1681 году нерчинский воевода Ф. Д. Воейков закупил там хлеб для уплаты жалования служилым людям.

Иван Афанасьевич Власов, сменивший на посту Ф. Д. Воейкова, в своей отписке так оценил его деятельность по развитию хлебопашества: "...при нем заведена в Нерчинском уезде, вниз по Шилке реке и по иным местам, пашня, и на тех де пашнях хлеб родится добр и поселены де пашенные крестьяня..."

Поиск серебряной руды

Еще одним направлением хозяйственной деятельности Ф. Д. Воейкова были поиск и добыча серебряной руды. В течении всего периода его нерчинского воеводства Воейков активно продолжил начатые его предшественниками поиски.

Царское правительство, понимая важность открытия в Даурии Култукского месторождения, стремилось приступить к его эксплуатации. Поэтому Нерчинский воевода Ф. Д. Воейков неоднократно получал из столицы предписание о строительстве на Аргуни сереброплавильного завода. Оправдывая свое промедление, Воейков в 1681 писал: "я холоп твой из Нерчинского острогу на Аргуню реку, для плавки серебряной и иной руд и для опыту и подлинного розыску Нерчинских казаков к тем рудам в нынешнем во 190 году послать за малолюдством никоими мерами не смел, для того что в земле, государь, стоит шатость и войны большие; а как, государь, в Мунгальских землях шатости и войны не будет, и я холоп твой на Аргуню реку для тех руд из Нерчинского острогу, для подлинного проведывания и опыту, пошлю Нерчинских казаков и рудознатных мастеров… А на Аргуне, государь, реке велел я холоп твой острог поставить, а тот, государь, острог от той серебряной руды верст с 10".

Выплавка железа

Важным шагом хозяйственного укрепления Нерчинского края стала выплавка железа. Она была организована в Телембинском остроге. Объем ее определялся нуждами воеводства В 80-х годах XVII в. Телембинский острог был единственным местом в Восточном Забайкалье, где добывалась железная руда и выплавлялось железо.

Организация Нерчинской таможни

Увеличивающийся товарный оборот поставил на повестку дня вопрос об организации Нерчинской таможни. И в 1681 году Ф. Д. Воейкову было поручено ее создание.

"Розыск о злоупотреблениях", отстранение от должности

Весной 1682 между албазинскими казаками и воеводой возник конфликт из-за того, что они самовольно поверстали в казаки 99 "гулящих людей" (их стало 200 человек) и требовали жалования на всех. Воейков платить не стал, и тогда албазинцы отказались отдать ему свой ясак. В конце концов воевода занял 300 руб. у торговых людей в Албазине и добавил 200 руб. своих денег, тем самым рассчитавшись с албазинцами, которые в свою очередь сразу же вручили ему ясак.

В 1683 Воейков был обвинен албазинскими служилыми людьми в категорически запрещенной торговле самогоном, натравливании на казаков крестьян и в итоге был смещен. В 1684 году Воейкова сменил воевода Иван Афанасьевич Власов. 29 мая 1684 он послал в Албазинский уезд его первого и последнего воеводу Алексея Ларионовича Толбузина, который начал свою деятельность со следствия о злоупотреблениях воеводы Воейкова и его сына.

С 29 мая по 22 июня 1685 в Албазине велся "розыск о злоупотреблениях" Федора Воейкова и его сына Андрея.

Осенью 1684 по пути из Нерчинска в Москву теперь уже бывший нерчинский воевода Ф. Д. Воейков был ограблен новоприборными казаками, шедшими в Даурские остроги на пополнение, о чем сам в своей челобитной на имя царей Ивана Алексеевича и Петра Алексеевича писал: "...В нынешнем, государи, во 193 году ограбили меня холопа вашего новоприборные Тоболские и Тюменские и Верхотурские казаки, которые посланы на вашу великих государей службу в Даурские остроги, дощаник со всеми животами моими взяли, по подводу Енисейского сына боярского Данила Яковлева сына Строгонова; а я холоп ваш от них от казаков и женишка моя и детишка от смертнаго убивства на великую силу одва ушли в лес в болото..."

В 1689 Федор Дементьевич Воейков воевода Ржевский [2]

Литература

Ссылки

Примечания

  1. Энциклопедия Забайкалья
  2. Половцов

К этой странице обращались 11 099 раз(а).