Битва при Ватерлоо

Битва при Ватерлоо. Атака французских кирасир. Художник Феликс Филиппото, 1874.  Музей Виктории и Альберта, Лондон
Увеличить
Битва при Ватерлоо. Атака французских кирасир. Художник Феликс Филиппото, 1874. Музей Виктории и Альберта, Лондон

Битва при Ватерлоо, Battle of Waterloo (англ.); Bataille de Waterloo (фр.) 18 июня 1815 года — последнее крупное сражение эпохи Наполеоновских войн, обозначившее конец притязаний Наполеона Бонапарта на европейское господство. В ходе сражения объединенные англонидерландскобельгийская и прусская армии разгромили французские войска, тем самым окончив кампанию 1815. Битва при Ватерлоо также известна как битва при Белль-Алльянс (Schlacht bei Belle-Alliance, нем.) и битва при Мон-Сен-Жан (La bataille à Mont-Saint-Jean, фр.).

Период "Ста дней"

Потерпев сокрушительные поражения в кампаниях 1812 в России и 1813 — 1814 в Германии и Франции, Наполеон Бонапарт был вынужден отречься от французского трона и, согласно требованиям стран-участниц Шестой коалиции (России, Пруссии, Великобритании, Австрии, Швеции и др.), отправиться в почетную ссылку на остров Эльба (Elba ит.) в Средиземном море. В его распоряжение был предоставлен контингент в 1 000 солдат из состава Старой гвардии. После отречения Бонапарта к власти во Франции вернулась династия Бурбонов в лице Людовика XVIII, племянника казненного в 1792 Людовика XVI.

После более чем 20 лет непрерывных войн Франция впервые получила передышку. Людовик XVIII получил от Наполеона незавидное наследство. Экономика страны находилась в плачевном состоянии, ресурсы были истощены, а общая убыль населения, прежде всего мужского, была катастрофической. Следуя договоренностям, достигнутым на Венском конгрессе, а также чтобы хоть как-то выправить экономическую ситуацию, королевское правительство было вынуждено пойти на ряд непопулярных мер, в том числе на сокращение армии. Несмотря на в целом положительное отношение к реставрации Бурбонов, во французском обществе постепенно росло недовольство проводимой ими политикой. Немалую роль играло и то, что в течение десятилетий королевская династия находилась в изгнании, и население Франции не испытывало к ней доверия. В глазах французов Бурбоны были инициаторами целой череды войн против своей собственной страны, а, с точки зрения общества, являли собой откровенно реакционную силу, намеренную уничтожить в реальности давно уже отметенные Бонапартом идеалы Революции. Французские крестьяне оказались перед угрозой нового передела собственности — вернувшиеся вместе с Бурбонами представители старой аристократии требовали реституции своих земель. Не удивительно, что среди крестьян быстро стали распространяться бонапартистские взгляды. Не меньшую проблему создало сокращение армии. Демобилизованные из армии солдаты оказались в плачевном положении. Лишившись средств к существованию, они моментально образовали весьма взрывоопасно настроенный контингент. Все ужасы и страдания предыдущих войн были скоро забыты, в отличие от воспоминаний о былой славе и прежних победах. Таким образом, Наполеон Бонапарт довольно быстро стал для французов олицетворением свободы, равноправия и процветания, а период расцвета Первой империи, в действительности отмеченный тотальными мобилизациями, усилением и без того непомерного налогового бремени и урезанием гражданских прав и свобод — "старым добрым временем", о котором ностальгировали почти все слои французского общества.

Наполеон, даже находясь в ссылке на Эльбе, внимательно следил за ситуацией во Франции. Он был хорошо информирован, поскольку многие представители его прежней администрации и генералитета оказались на службе у королевского правительства и, из различных соображений, так или иначе негласно поддерживали императора. В начале 1815 Бонапарт решил, что настал удачный момент свергнуть Бурбонов и вернуть себе власть в стране. 26 февраля 1815 в сопровождении одной тыс. солдат и 4 орудий, а также генералов Камбронна, Друо и Бертрана он отплыл с Эльбы, а 1 марта высадился на мысе Антиб, возле города Канн.

Реакция королевских властей на высадку императора по сути отсутствовала. Не встречая ни малейшего сопротивления, Наполеон во главе своего незначительного отряда двинулся в Гренобль (Grenoble, фр.), минуя традиционно пророялистски настроенный Прованс. Первое столкновение с королевскими войсками произошло в 15 км южнее Гренобля. 5-й линейный полк преградил дорогу отряду Бонапарта. Обратившись к солдатам с короткой речью, Наполеон моментально привлек их на свою сторону. Гренобль встретил императора ликованием. Из Гренобля Наполеон двинулся на Париж, повсюду встречая толпы восторженных французов. Чиновники королевской администрации даже не пытались предпринимать хоть какие-то меры, чтобы остановить узурпатора, наоборот, при первом же удобном случае пытались продемонстрировать свою лояльность императору. 14 марта возле Осера (Auxerre) Бонапарт столкнулся с королевской армией под командованием своего бывшего соратника, маршала Нея, торжественно пообещавшего Людовику XVIII доставить "чудовище" в Париж в "железной клетке". Результат этого столкновения был ожидаем — солдаты во главе со своим командующим перешли на сторону Наполеона. Королевское правительство выпускало панические указания арестовать императора и высылало все больше войск ему на встречу, тем самым только увеличивая его силы. 19 марта Людовик XVIII вместе со всем двором бежал из Парижа в Бельгию, а 20 марта, встреченный всеобщим ликованием населения столицы, Наполеон Бонапарт торжественно вступил в дворец Тюильри.

Бонапарт прекрасно понимал, что его возвращение к власти во Франции обозначает новую войну со всей Европой. Тем не менее, он тут же начал зондировать почву для начала мирных переговоров с правительствами стран-союзниц, надеясь сыграть на противоречиях между ними. Однако все его усилия были тщетны — еще 13 марта в Вене представители союзных держав объявили Наполеона вне закона, а также объявили войну, но не Франции, а ему персонально. 25 марта 1815 был подписан договор о союзе между Великобританией, Австрией, Россией и Пруссией, ознаменовавший создание Седьмой коалиции. Согласно этому договору, страны-союзницы выставляли более 500 тыс. солдат, из которых около 150 тыс. чел. из объединенных армий Великобритании и Пруссии были готовы выдвинуться немедленно. 8 апреля, как только новости о создании Седьмой коалиции достигли Парижа, Наполеон Бонапарт наконец объявил мобилизацию, не решаясь сделать этого ранее — император опасался, что это вызовет массовое недовольство населения. Однако, теперь союзников можно было представить как агрессоров, а начинающуюся войну — как справедливую, что развязывало Бонапарту руки.

Франция была совершенно не готова к новой войне. Армия насчитывала всего 200 тыс. чел., в то время, как по самым оптимистичным подсчетам, союзники к середине лета могли выставить от 800 тысяч до миллиона человек, если не больше. В войсках ощущалась катастрофическая нехватка практически всего, от обуви и ружейных принадлежностей до обмундирования и вооружения. Однако больше всего давали о себе знать последствия войн Революции и Империи — призывать на службу было практически некого. Если около 80 тыс. ветеранов и так ждали первой возможности вернуться под знамена императора, то рассчитывать на сколько-нибудь значительное количество призывников было невозможно — в призыв 1815 года можно было мобилизовать не более 150 тыс. чел., и то через 6 месяцев. Поэтому в состав линейных частей попали военные моряки, таможенники, полицейские и другие представители военных или околовоенных профессий. Всего же Наполеону к началу лета удалось собрать до 300 тыс. чел., во главе которых ему и пришлось начать кампанию 1815.

Кампания 1815 начиналась для Наполеона в крайне неблагоприятных условиях. Восточная граница Франции была настолько протяженная, что прикрыть ее от нападения союзников столь незначительными силами, бывшими в наличии, не представлялось возможным. Они обладали возможностью выбирать время и место наступления. Союзники планировали наступать по пяти сходящимся направлениям. В Бельгии, в районе Брюсселя, сосредотачивалась англонидерландскобельгийская армия под командованием герцога Веллингтона, достигавшая 110 тыс. чел. Возле Намюра была развернута 117-ти тысячная прусская армия под командованием фельдмаршала Блюхера. Они должны были наступать из Бельгии через северную Францию. Из Шварцвальда должен был начать наступление фельдмаршал князь Шварценберг во главе более чем 200 тыс. австрийских солдат и офицеров. До 75 тыс. австрийцев должны были наступать на Лион из северной Италии. В качестве стратегического резерва союзники располагали 150-ти тысячным русским контингентом под командованием фельдмаршала Барклая де Толли, чьей зоной развертывания был район центрального Рейна. В результате одновременного наступления всех этих сил на Париж и Лион немногочисленные французские силы были бы попросту раздавлены. Однако союзники не торопились с реализацией своих планов — развертывание всех их армий должно было завершиться не ранее июля, и к немедленным действиям были готовы лишь силы Веллингтона и Блюхера.

Наполеон выбирал между двумя стратегиями — оборонительной, заключавшейся в ожидании наступления союзников на заранее подготовленных позициях, и наступательной, подразумевавшей немедленное наступление против Веллингтона и Блюхера в Бельгии и Нидерландах. Первый вариант позволял выиграть время, потратив его на призыв и обучение новобранцев, и в случае удачных оборонительных боев добиться выгодных условий мира. Второй вариант был более авантюрным, тем не менее, в случае разгрома англо-прусской группировки появлялся шанс, пускай и призрачный, развалить коалицию и сплотить вокруг Бонапарта французское общество. Однако провал наступления в Бельгии оборачивался неизбежным крахом власти Наполеона. К 13 мая император принял окончательное решение — войска в остановке строжайшей секретности начали первые передислокации к бельгийской границе, готовясь к наступлению. Таким образом, основные события кампании 1815 неизбежно должны были развернуться на территории Бельгии.

Противоборствующие стороны

В кампании 1815 основными противниками войск Бонапарта стали объединенные силы Великобритании, Бельгии, Нидерландов, Ганновера и Нассау под общим руководством герцога Веллингтона и прусская Нижне-Рейнская армия под командованием фельдмаршала Блюхера.

Англо-нидерландско-бельгийская армия

Веллингтон при Ватерлоо. Художник Роберт Хилингфорд, вторая половина XIX в.
Увеличить
Веллингтон при Ватерлоо. Художник Роберт Хилингфорд, вторая половина XIX в.

Союзные войска, входившие в эту армию, на начало кампании насчитывали около 80 тыс. солдат и офицеров при 160 артиллерийских орудиях. Англичанами, голландцами, бельгийцами, нассаусцами, брауншвейгцами и ганноверцами союзной армии командовал фельдмаршал сэр Артур Уэлсли, 1-й герцог Веллингтон, прославившийся в ходе Пиренейской войны (1808 — 1814). Он обладал огромным боевым опытом, приобретенным в многочисленных столкновениях с лучшими маршалами Бонапарта. Как полководца, его отличало упорство и целеустремленность, а также умение ориентироваться в сложной обстановке. Он был хорошо знаком с тактикой французов, и противопоставлял ей традиционную британскую тактику — до последнего удерживать выгодную позицию. Солдаты доверяли своему командующему, и за его качества дали ему прозвище "Железный герцог" (Iron Duke англ..)

Соединения армии представляли собой довольно пеструю картину. Основу составляли британские дивизии под командованием опытных генералов, прошедших нелегкую школу Пиренейской войны, таких, как Пиктон. Британские солдаты отличались высокой дисциплиной, хорошей выучкой, а также такими традиционными для британцев качествами, как упорство и стойкость, а также высокий боевой дух. В армии также находились батальоны британской гвардии. К недостаткам британских войск стоит отнести небольшой процент ветеранов в подразделениях — большинство опытных солдат в 1814 отправилось в Канаду для участия в войне с США, тем не менее, это не сказалось на традиционно высоких боевых качествах британских войск. "Тонкая красная линия" (The Thin Red Line англ. — прозвище британской пехоты, данное ей из-за красных мундиров, издали выглядевших как тонкая красная линия) в ходе кампании 1815 в очередной раз продемонстрировала, что является серьезным противником.

Принц Виллем Оранский в сражении при Картр-Бра 16 июня 1815. Современный рисунок
Увеличить
Принц Виллем Оранский в сражении при Картр-Бра 16 июня 1815. Современный рисунок

Союзные британцам подразделения, напротив, зачастую не могли похвастаться ни хорошей подготовкой, ни наличием боевого опыта, ни желанием сражаться. В голландских и бельгийских подразделениях был отмечен высокий уровень дезертирства, большую часть личного состава многих частей составляли рекруты. Тем не менее, в ходе кампании отличилось немалое количество союзных соединений, проявив незаурядную стойкость и отвагу.

Нижне-Рейнская армия

Фельдмаршал Блюхер воодушевляет солдат перед маршем на Ватерлоо. Художник Рихард Кнотель, конец XIX в.
Увеличить
Фельдмаршал Блюхер воодушевляет солдат перед маршем на Ватерлоо. Художник Рихард Кнотель, конец XIX в.

Прусская Нижне-Рейнская армия на начало кампании насчитывала до 130 тыс. чел. при более чем 300 орудиях и представляла собой грозную силу. Ей предводительствовал фельдмаршал Гебхард фон Блюхер, получивший известность как непримиримый противник Наполеона, называвшего его не иначе как "старый черт" (le vieux diable фр.). В ходе предыдущих кампаний Блюхер прославился своей неутомимостью, энергичностью и неиссякаемым оптимизмом. Недостаток военного образования он компенсировал разумной осторожностью и прекрасным чувством момента. Престарелый фельдмаршал (в 1815 ему было 72 года) пользовался среди солдат, прозвавших его "Вперед" (Vorwärts нем.), огромной популярностью, и его присутствие неизменно воодушевляло их.

Прусские подразделения прошли суровую школу кампаний 1813 и 1814, и обладали хорошими боевыми качествами. Большой боевой опыт, отличная выучка и стойкость делали их серьезным противником для французов. С точки зрения пруссаков, кампания 1815 являлась продолжением Освободительной войны 1813 за свободу и независимость их родины, поэтому среди солдат царил высокий боевой дух. Более половины подразделений армии относилось к ландверу — ополчению. Однако не стоит забывать, что ландвер, как и прочие части прусской армии, имел значительный боевой опыт кампаний 1813 — 1814, и по своим боевым качествам не уступал регулярным подразделениям.

Французская Северная армия

Северная армия изначально предназначалась Бонапартом для действий против войск Веллингтона и Блюхера на территории Бельгии. Она насчитывала до 128 тыс. солдат и офицеров при 366 орудиях. Император, в ожидании решительной схватки, сам встал во главе Северной армии.

Наполеона Бонапарта как полководца отличали такие качества, как целеустремленность, агрессивность и упорство. Он умело пользовался ошибками противника, обладал превосходным чувством момента, а также выделялся уникальным талантом воодушевлять солдат и вселять уверенность в своих генералов. Излюбленным тактическим приемом Наполеона были фронтальные атаки густых колонн пехоты при поддержке массированного огня артиллерии с последующим развитием успеха при помощи кавалерии.

Французские войска, входившие в Северную армию, практически полностью состояли из ветеранов кампаний 1813 — 1814. Рекрутов почти не было, все части армии, от солдат до генералов, охватил небывалый подъем — они верили в гений своего императора и в скорую победу. В армии также отсутствовали иностранные контингенты, что упрощало управление войсками и положительно сказывалось на стойкости войск. Однако, среди солдат и младших офицеров царило недоверие к генералитету, по их мнению, предавшему Наполеона в 1814 и способному на новое предательство. Подобные настроения отрицательно сказывались на дисциплине, и создавали благоприятную почву для распространения всевозможных кривотолков и слухов.

Однако наиболее сильно на боеспособности армии отразились довольно странные кадровые назначения, произведенные Наполеоном. Так, маршал Даву, зарекомендовавший себя в предыдущих кампаниях как сильный полководец, стал, по совершенно непонятным соображениям, военным министром. Маршал Сульт, отличившийся в Испании, был назначен начальником штаба, хотя не имел ни малейшего опыта подобной работы. Маршал Ней, известный своей храбростью, однако проявивший себя как никудышный стратег, был назначен командующим левым флангом армии, в то время, когда на этом месте требовался более хладнокровный и рассудительный командующий. Частично это назначение объясняет версия, что таким образом Бонапарт пытался показать, что высшие офицеры, отрекшиеся от него в 1814 и примкнувшие к Бурбонам, ревностной службой могут заслужить прощение. Не менее странным было назначение маршала Груши командующим правым флангом армии. Груши проявил себя как талантливый кавалерийский генерал, но он не имел почти никакого опыта руководства пехотными подразделениями. В то же время несколько более подходящих для этих должностей генералов и маршалов либо вообще оказались не у дел, либо действовали на второстепенных направлениях. Все кадровые ошибки, совершенные Наполеоном, впоследствии крайне негативно сказались на исходе кампании.

Начало кампании 1815 года

Битва при Ватерлоо стала результатом целого ряда событий, настолько взаимосвязанных друг с другом, что без их описания рассказ об этом сражении попросту невозможен. Не будет неверным утверждение, что сражения кампании 1815 по сути явились одной грандиозной битвой, поэтому мы дадим краткое описание всей кампании.

Наполеон Бонапарт был прекрасно информирован о дислокации союзных войск на территории Бельгии, так как располагал широкой разведывательной сетью в этом регионе. Он знал, что из соображений организации линий снабжения армии Веллингтона и Блюхера расположены на значительном расстоянии друг от друга, а их корпуса и дивизии разбросаны на значительной территории, и, в случае начала боевых действий, потребуется время, чтобы собрать эти соединения в ударный кулак, а союзным армиям — объединиться. Тем не менее, союзные главнокомандующие достигли договоренности, в случае начала боевых действий, оказывать друг другу максимально возможную поддержку. Попав под удар французских войск, каждая из армий должна была держаться, пока не получит помощи от другой.

Учитывая, что союзные армии сильно рассредоточены, Бонапарт намеревался нанести свой главный удар на Шарлеруа (Charleroi; Tchålerwè валлон.). Через Шарлеруа проходило несколько важнейших дорог, в том числе шоссе Нивель (Nivelles фр.) — Намюр, по которой была проложена основная линия коммуникаций, соединяющая союзные армии. Овладев этой дорогой, Наполеон предупреждал соединение войск Веллингтона и Блюхера, и получал возможность разбить союзные армии по-одиночке. Однако этот план был очевиден, и, в случае отсутствия фактора внезапности, был обречен на провал, поэтому сосредоточение Северной армии на границе с Бельгией проходило в обстановке строжайшей секретности. Почта задерживалась и прелюстрировалась, все отпуска были отменены, а перемещения гражданского населения ограничены.

Аванпост британских легких драгун, 1815. Художник Крис Коллингвуд
Увеличить
Аванпост британских легких драгун, 1815. Художник Крис Коллингвуд

12 июня Наполеон Бонапарт присоединился к Северной армии в Бомоне. К 14 июня все приготовления были закончены, и войска были готовы открыть кампанию. В 2 часа 30 минут 15 июня французские части начали форсировать реку Самбра (Sambre; Samber нидер.). Известие о начале французского наступления в ту же ночь достигло как Брюсселя, так и Льежа. Реакция Веллингтона на сообщение об открытии боевых действий была несколько замедленной, поскольку точных данных о направлении удара Бонапарта не было, и британский командующий не желал совершать бесполезные маневры, не будучи полностью информированным. Вечером 15 июня в Брюсселе герцогиня Ричмондская давала бал, на котором присутствовало значительное количество офицеров, а также сам герцог Веллингтон, личным примером желавший продемонстрировать, что поводов для паники нет. Незадолго до начала бала герцог дал несколько важных приказаний: 3-я дивизия генерала Олтена спешно выдвигалась к Нивелю, 1-я генерала Кука — к Брен-ле-Конту (Braine-le-Comte фр.; Gravenbrakel нидерл.), а кавалерия лорда Эксбриджа — к Энгиену (Enghien фламанд.)[1]. Сразу по окончании бала офицеры присоединились к своим частям, выступавшим к границе. Согласно легенде, офицеры британской гвардии не успели переодеться и выступили в поход в бальных туфлях.

Реакция Блюхера на действия Наполеона оказалась более оперативной, во многом благодаря инциденту, случившемуся утром 15 июня. Прусские аванпосты задержали дивизионного генерала графа де Бурмона, командира 14-й пехотной дивизии из состава корпуса генерала Жерара, а также его начальника штаба полковника Клуэ и нескольких других офицеров. Генерал потребовал встречи с Блюхером, однако фельдмаршал отказался его принять, передав через адьютанта, что считает де Бурмона "собачьими отбросами". Тем не менее, такой прием не помешал выдать де Бурмону оперативный план Наполеона. Эта информация лишь подтвердила опасения Блюхера относительно намерений императора Франции. 1-й, 2-й и 3-й прусские корпуса немедленно начали сосредоточение возле Флерюса (Fleurus фр.), в то же время авангардные части пруссаков столкнулись с французскими передовыми частями.

Демарш де Бурмона оказал негативное влияние на настроения французских солдат. И ранее испытывавшие недоверие к своим командирам, теперь они прониклись подозрительностью по отношению к своему начальству. Дисциплина стала падать, но Наполеон не предпринял никаких мер, чтобы вернуть своим солдатам веру в своих командиров.

Если союзники, в особенности Веллингтон, медлили с решительным противодействием Бонапарту по более или менее объективным причинам, то император Франции потратил весь день 15 июня совершенно бездарно. Колонна генерала Вандамма запоздала с выступлением, а последующая путаница и противоречивые приказы Наполеона, ее только усилившие, привели к тому, что французские подразделения так и не достигли намеченных пунктов — Картр-Бра (Quatre Bras фр.) и Сомбреф (Sombreffe). Вечером 15 июня передовые отряды французской кавалерии натолкнулись на аванпосты британских легких драгун и, после короткого кавалерийского боя, были вынуждены отойти. Задержки и медлительность французов позволили союзным командующим к утру 16 июня сосредоточить свои войска на оборонительных позициях: авангард англо — нидерландско — бельгийской армии расположился возле Картр-Бра, а Нижне-Рейнская армия заняла оборону возле Линьи (Ligny).

Сражения при Картр-Бра и Линьи

28-й пехотный полк в сражении при Картр-Бра. Худ. Элизабет Батлер, 1875
Увеличить
28-й пехотный полк в сражении при Картр-Бра. Худ. Элизабет Батлер, 1875

16 июня 1815 вошло в историю сразу двумя сражениями. Возле Картр-Бра маршал Ней попытался разбить авангард армии Веллингтона, в то же время Северная армия под руководством самого Наполеона атаковала прусскую Нижне-Рейнскую армию у Линьи.

42-й пехотный полк "Черная стража" (Black Watch англ.) в сражении при Картр-Бра. Художник Уильям Барнс Уоллен, конец XIX в.
Увеличить
42-й пехотный полк "Черная стража" (Black Watch англ.) в сражении при Картр-Бра. Художник Уильям Барнс Уоллен, конец XIX в.

Начав эти два сражения, Наполеон Бонапарт рассчитывал, нанеся поражение англо—нидерландской армии, задержать ее и предотвратить ее возможное соединение с пруссаками, тем самым получив возможность разгромить Нижне-Рейнскую армию, чтобы, выведя ее из игры, всеми имеющимися силами ударить по Веллингтону.

Узел дорог у Картр-Бра утром 16 июня удерживало всего 8 тыс. нидерландских и бельгийских солдат и 16 орудий из двух бригад под командованием генерала Препонше. Маршал Ней в районе Картр-Бра располагал до 25 тыс. солдат при 48 орудиях. Однако его действия в течение всего утра 16 июня были вялыми и безинициативными. При таком преимуществе в силах над союзниками он имел возможность легко разгромить дивизию Препонше и овладеть Картр-Бра к середине дня, сорвав весь план сосредоточения англо-нидерландской армии, однако своим шансом он воспользоваться не смог. Не дав предварительных приказов на сосредоточение своих корпусов, Ней в итоге вводил свои силы в бой по частям, позволив союзникам получать подкрепления и постепенно вводить их в бой, усиливая свою оборонительную линию. К 12 часам дня маршалу все-таки удалось собрать до 20 тыс. чел. из корпуса Рейля, однако время было потеряно. Сражение началось в 2 часа дня, когда британские резервы уже были на подходе. Веллингтон, прекрасно осознавая, какая опасность угрожает Препонше, сделал все, чтобы все имевшиеся в наличии силы устремились ему на помощь.

Наступление Рейля, в начале вялое, постепенно превратилось в массированный напор на позиции союзников. К трем часам дня дивизия Препонше уже с трудом держалась, когда на поле сражения прибыл сам герцог Веллингтон, а также нидерландско-бельгийская кавалерийская бригада Ван Мерлена, брауншвейгские войска и британская пехотная дивизия генерала Пиктона. До темноты французская кавалерия продолжала атаки на упорно державшихся голландцев, бельгийцев, брауншвейгцев, шотландцев и англичан союзной армии, однако без сколько-нибудь ощутимого успеха. Ней, считавший, что для достижения решительной победы ему необходимо ввести в бой хотя бы одну пехотную дивизию, требовал у Наполеона прислать ему подкрепления, однако встретил решительный отказ. Уже в темноте Веллингтон, к концу боя имевший возле Картр-Бра до 35 тыс. человек и 70 орудий, отдал приказ отступать. Всего в сражении при Картр-Бра французы потеряли до 4 тыс. 300 чел. убитыми и ранеными, союзники — до 4 тыс. 500 чел.

Вечер при Линьи. Генерал Гнейзенау руководит отходом Нижне-Рейнской армии. Художник Рихард Кнотель, конец XIX в. Городской музей Лейпцига, Лейпциг
Увеличить
Вечер при Линьи. Генерал Гнейзенау руководит отходом Нижне-Рейнской армии. Художник Рихард Кнотель, конец XIX в. Городской музей Лейпцига, Лейпциг

Сражение при Линьи также началось около 2 часов дня. Наполеон Бонапарт потратил первую половину 16 июня на ожидание сосредоточения всех своих корпусов, а также на выяснение намерений Блюхера, стянувшего к Линьи всю Нижне-Рейнскую армию. Император Франции никак не мог поверить, что прусский фельдмаршал решился дать ему сражение на столь неудобной для обороны позиции, и напрасно тратил время на уточнение обстановки, параллельно отсылая адьютантов с противоречивыми приказами маршалу Нею.

Сражение при Линьи по сути превратилось в одну большую фронтальную атаку французской пехоты против центра прусской армии. Французы атаковали с небывалым ожесточением, и прусская пехота в Линьи с трудом удерживала свои позиции. К 17.30 Блюхер ввел в бой почти все свои резервы. В 19.30 Бонапарт бросил в атаку Старую гвардию. Блюхер лично возглавил контратаку 32 эскадронов кавалерии против французских гвардейцев, однако был сбит с лошади и пролежал до конца боя между французскими каре, и лишь к ночи остававшийся с ним адьютант смог вывести его к линии прусских арьергардов. К наступлению темноты император Франции мог праздновать победу: прусский центр был разбит, и Нижне-Рейнская армия отступала. Вступивший в командование после исчезновения фельдмаршала начальник штаба армии генерал Гнейзенау отдал приказ об отсутплении к Льежу. Внезапно вернувшийся Блюхер был взбешен этим решением, поскольку выбранное направление отступления лишало пруссаков возможности прийти на помощь Веллингтону. Фельдмаршал отменил указания Гнейзенау и велел Нижне-Рейнской армии отступать на север, к Вавру (Wavre фр.; Waver нидер.; Aufe валлон.). Это решение по сути предопределило весь исход кампании, так как позволило войскам Блюхера 18 июня вовремя подойти к полю битвы у Ватерлоо.

Сражение при Линьи обошлось Наполеону в 11 тысяч человек убитыми и ранеными, пруссаки потеряли до 16 тыс. солдат и офицеров. Еще 8 тыс. прусских солдат дезертировало. Однако, несмотря на общие успехи как при Картр-Бра, так и при Линьи, исход кампании оставался для Бонапарта неясным. Поражение мало сказалось на Нижне-Рейнской армии, которая покинула поле боя в полном порядке и была готова к продолжению кампании. Союзные войска оставили позицию при Картр-Бра также в полном порядке. Если бы Ней при Картр-Бра и Наполеон при Линьи не тратили время на бесполезные маневры и вместо длительных колебаний и раздумий с раннего утра приступили бы к атакам позиций союзников, исход дня 16 июня мог быть совсем иным. Большие вопросы вызывают действия корпуса генерала Д'Эрлона, весь день совершавшего непонятные марши и контрмарши между Картр-Бра и Линьи. Вмешательство дивизий этого корпуса как в одном, так и в другом сражении могло привести к решительному успеху, однако его командир был окончательно сбит с толку противоречивыми указаниями как Бонапарта, так и Нея, и не решился действовать на свой страх и риск. Таким образом, медлительность Наполеона позволила союзникам не только избежать разгрома на второй день кампании, но и впоследствии одержать решающую победу при Ватерлоо.

Следующий день, 17 июня, прошел относительно спокойно. Наполеон Бонапарт, что становилось уже обычным для этой кампании, вновь не проявлял никакой активности в течение всей первой половины дня. Сложно сказать, чем была вызвана подобная не характерная для него медлительность. Возможно, император Франции был настолько уверен в успехе, что не считал нужным действовать более энергично. Тем не менее, утром 17 июня преследование англо-нидерландской и прусской армий велось лишь силами 4-й и 5-й кавалерийских дивизий, драгунской бригадой 10-й кавалерийской дивизии и 21-й пехотной дивизией. Этих подразделений было явно недостаточно для поддержания необходимого давления на союзные арьергарды. Лишь в 2 часа дня Наполеон выделил маршалу Груши около 30 тыс. чел. при 96 орудиях для преследования прусской армии, а также настоятельно рекомендовал "не терять из виду" войска Блюхера. Однако Груши не мог выполнить это указание, поскольку Нижне-Рейнская армия начала отступление еще в ночь с 16 июня на 17 июня и существенно оторвалась от противника. Также Бонапарт совершенно неверно указал направление преследования. Не предполагая, что "старый черт" Блюхер решит отступать на Вавр, а не на Намюр, император направил Груши в Жамблу (Gembloux фр.; Djiblou валлон.; Gembloer нидерл.), куда тот и прибыл уже в темноте, тем самым окончательно потеряв пруссаков из вида.

Связь с Неем была утрачена еще с вечера 16 июня, и Бонапарт не знал об итогах сражения при Картр-Бра до утра 17 июня. Ней также бездействовал, хотя имел настоятельный приказ Наполеона атаковать арьергард Веллингтона. Но, в отличие от императора, Ней прекрасно знал, что ему в таком случае придется иметь дело чуть ли не с половиной англо-нидерландской армии, и воздержался от какой-либо активности. Таким образом, вместо того, чтобы развить успех 16 июня, Наполеон Бонапарт бездарно потратил драгоценное время, совершенно недооценив своих противников и не предупредив их возможные действия. Союзники, напротив, воспользовались данной им передышкой: войска Веллингтона занимали позиции возле Ватерлоо, собираясь дать императору Франции решающий бой, а Нижне-Рейнская армия достигла Вавра с явным намерением на следующий день соединиться с англо-нидерландской армией. Вечером 17 июня основные силы Северной армии наконец добрались до Белль-Алльянса, откуда увидели войска союзников, занимавшие оборону у Мон-Сен-Жан. Сражение, вошедшее в историю как битва при Ватерлоо, стало неизбежным.

Поле битвы

Поле битвы при Ватерлоо представляет собой долину, разделяющую два плато: Белль-Алльянс на юге и Мон-Сен-Жан на севере. С юга на север долину пересекает шоссейная дорога Шарлеруа — Брюссель. Глубина долины достигает 110 м, а расстояние между гребнями обоих плато не превышает 1.3 км. Скаты обоих плато очень покатые, не представляя сколько-нибудь серьезного препятствия для кавалерии, однако в целом местность сильно пересеченная, так как пространство изрезано многочисленными канавами, холмиками, рытвинами и буграми.

По гребню плато Мон-Сен-Жан идет дорога Брен-л'Аллё (Braine-l'Alleud фр.; Eigenbrakel нидер.) — Оэн (Ohain фр., нидерл.). В 1815 дорога была обсажена густой живой изгородью, представлявшей прекрасное укрытие для стрелков. В центре союзной позиции эта дорога пересекает шоссе Шарлеруа — Брюссель. Через долину шоссе проходило по высокой обрывистой насыпи, таким образом, разделяя ее на почти равные половины. За Оэнской дорогой плато Мон-Сен-Жан плавно опускается к югу, тем самым представляя великолепное естественное укрытие от артиллерийского огня, а также позволяя осуществлять скрытое маневрирование резервами. Деревня Ватерлоо (Waterlô валлон.; Waterloo, фр., нидерл.) давшая название битве, находится в глубоком тылу союзной позиции, и вошла в историю лишь благодаря тому, что Веллингтон, подписывая вечером 18 июня реляцию о победе, указал свое местоположение как "Ватерлоо, Бельгия" ("Waterloo, Belgium" англ.) .

Фронт союзной позиции занимал пространство в 3.5 км. Все будущее поле битвы было покрыто различными строениями, которые союзники приспособили к обороне. Левый фланг англо-нидерландской армии упирался в ферму Паплотт (Paplotte, фр.), деревни Смоэн и Ла Э (La Haye). В центре союзной позиции находилась ферма Ла-Э-Сент (La Haye Saint) с прилегающим к ней с севера карьером. Толстые каменные стены и высокая каменная ограда, а также окружающий ее сад делали ферму крайне удобной для обороны. На правом фланге позиции располагался замок Угомон (Hougomont), родовое поместье знаменитого писателя Виктора Гюго. Замок, окруженный многочисленными служебными постройками и высокой каменной стеной, также был приспособлен для обороны. Лес, прилегавший к нему с юга, давал прекрасную защиту от артиллерийского обстрела. Занятые обороняющимися постройки Паплотта, Ла-Э-Сента и Угомона давали прекрасную возможность разбивать фронт французского наступления, ослабляя напор на союзные позиции и мешая взаимодействию соединений противника. В то же время, союзники не сочли необходимым возводить какие-либо фортификационные сооружения, полагая, что местность и так предоставляет отличные возможности для ведения оборонительного боя.

На этой сильной позиции Веллингтон ожидал французского наступления. Для Наполеона трудности предстоящей битвы осложнились еще и тем, что вечером 17 июня пошел проливной дождь, не прекращавшийся всю ночь. Дождь размыл дороги, превратив их в глиняное месиво, затруднив выдвижение французский войск на исходные позиции.

Планы сторон

Утро Ватерлоо. 18 июня 1815. Художник Эрнест Крофтс, конец XIX в.
Увеличить
Утро Ватерлоо. 18 июня 1815. Художник Эрнест Крофтс, конец XIX в.

Битва у Ватерлоо изначально рассматривалась противоборствующими сторонами как решающая, и ни один из противников даже не рассматривал возможность поражения.

Герцог Веллингтон еще вечером 17 июня установил связь с Блюхером и договорился с ним о взаимодействии. Его главной задачей на 18 июня было во что бы то ни стало продержаться до прихода пруссаков, поэтому его тактика в сражении была полностью оборонительной.

Веллингтон расположил свои войска вдоль Оэнской дороги по гребню плато Мон-Сен-Жан, следуя своему старому приему времен Пиренейской войны[2]: большая часть подразделений была размещена за гребнем плато, на обратном скате холма, скрытая таким образом от глаз неприятеля, а также от прямого артиллерийского обстрела. Замок Угомон на правом фланге обороняли легкие роты британской гвардии: роты под командованием подполковника лорда Сэлтоуна из состава 1-й гвардейской бригады заняли примыкающий к замку лес, а из состава 2-й бригады (подполковник Макдоннелл) закрепились в постройках вместе с батальоном нассаусцев, брауншвегским Лейб-батальоном и ротой ганноверских егерей. Ферму Ла-Э-Сент в центре удерживал майор Баринг во главе 2-го легкого батальона Королевского Германского Легиона. Ла Э и Паплотт на левом фланге заняли нассаусцы и голладнцы из 2-й бригады дивизии генерала Препонше.

Свои основные силы Веллингтон разместил в четырех линиях. Первую и вторую линию линию образовали голландцы, бельгийцы, ганноверцы и нассаусцы из дивизии Препонше, опираясь своим левым флангом на Паплотт, в свою очередь, слева их прикрывали легкие кавалерийские бригады генералов Вивиана и Ванделёра. Правее них расположились 5-я бригада Пека из состава британской дивизии генерала Пиктона и 1-я нидерландская бригада под руководством самого Препонше. Возле перекрестка Оэнской дороги и шоссе Брюссель — Шарлеруа заняла оборону британская бригада генерала Кемпта, а перед ней рассыпались цепи стрелков из 95-го полка. Западнее шоссе расположилась британская 3-я дивизия под командованием Альтена, сомкнувшись правым флангом с 2-й бригадой Королевского Германского Легиона полковника Омптеды. Правый фланг позиции заняли 1-я ганноверская бригада, британская 5-я бригада Колина Холлкета и 1-я (гвардейская) дивизия генерала Кука. С тыла Угомон прикрыла британская 4-я бригада генерала Митчелла, а окраины Брен-л'Алле удерживали пехотинцы 3-й нидерландской дивизии генерала Шассе. Все эти войска были поддержаны дивизионной артиллерией, укрывшейся за живой изгородью Оэнской дороги.

Третью и четвертую линии армии Веллингтона составили 2-я тяжелая кавалерийская бригада полковника Понсонби, нидерландская 1-я легкая кавалерийская бригада Гиньи и британская пехотная бригада Ламберта на левом фланге, на правом — 1-я тяжелая кавалерийская бригада Сомерсета, нидерландская легкая кавалерийская бригада ван Мерлена, отличившаяся при Картр-Бра, нассаусский контингент Крузе, 1-я бригада Королевского Германского Легиона и британская 3-я бригада Эдама. Резерв составили Брауншвейгский корпус и 3-я ганноверская бригада. Всего утром 18 июня Веллингтон располагал до 66 тыс. 443 чел. при 156 орудиях.

В районе Тюбиза (Tubize фр.; Tubeke нидерл.) и Халле (Halle нидерл.; Hal фр.), в 13 км от места сражения, Веллингтон разместил корпус принца Фридриха Нидерландского. Это соединение насчитывало 17 тыс. чел. и 30 орудий и предназначалось для предотвращения глубокого обхода левого фланга союзной армии. В день сражения Веллингтон забыл о нем и войска принца Фридриха так и не сделали ни единого выстрела. Если бы "железный герцог" вспомнил бы о них, то исход сражения у Мон-Сен-Жан мог бы быть решен гораздо раньше.

План Наполеона не отличался сложностью. Император Франции традиционно делал ставку на массированный огонь артиллерии, фронтальную атаку плотных колонн пехоты и последующий массированный кавалерийский удар. Как и раньше, сочетание этих приемов должно было истощить союзные подразделения, исчерпать их резервы, деморализовать солдат противника и принудить Веллингтона оставить позицию. При идеальном стечении обстоятельств, союзная армия должна была разгромлена, потерять боеспособность и перестать представлять сколько-нибудь серьезную угрозу. Любые фланговые маневры планом предусмотрены не были. В то же время, Наполеон не обладал сколько-нибудь внятной информацией о местонахождении и направлении движения Нижне-Рейнской армии, связь с отрядом маршала Груши также была нестабильна. Тем не менее, около 10 утра Бонапарт отправил Груши указание двигаться к Вавру, на сближение с основными силами армии. В то же время, если бы император вызвал Груши к полю битвы, баланс сил мог бы резко измениться в его пользу.

Правый фланг Северной армии занимали четыре пехотных дивизии 1-го корпуса Д'Эрлона, имея в интервалах артиллерийские батареи. Справа их прикрывала легкая кавалерийская дивизия Жакино. 2-й корпус Рейля в составе трех дивизий расположился левее шоссе Шарлеруа — Брюссель в боевом порядке, аналогичном 1-му корпусу. Легкая кавалерийская дивизия генерала Пире прикрыла его левый фланг. Эти подразделения составили первую линию армии Бонапарта. Во второй линии Наполеон развернул 3-й кавалерийский корпус генерала Келлермана и 4-й — Мильо. В центре расположился 6-й корпус генерала Мутона, графа Лобау. Третьей линией стала Императорская гвардия и гвардейская кавалерия под командованием генерала Гюйо. Всего утром 18 июня Наполеон Бонапарт имел в своем распоряжении 74 тыс. 748 чел. и 246 орудий.

Ход сражения

Солдаты союзной армии были разбужены на рассвете 18 июня и начали готовиться к бою. Вместо того, чтобы разрядить заряженные накануне ружья, британские солдаты попросту начали стрелять в воздух, создав иллюзию начавшейся перестрелки. Французы, привыкшие к обычаям британских солдат в Испании, не обратили на эту беспорядочную пальбу никакого внимания. Около 6 утра начался выход союзных войск на позиции.

По замыслу Наполеона, его войска должны были занять исходные рубежи для атаки к 9 часам утра, однако сборы и приготовления велись настолько медленно, что к намеченному времени свои позиции заняли только подразделения из корпуса Рейля. Гвардия оставалась на своих бивуаках до 10 утра, а некоторые соединения занимали свои места уже после открытия огня. Из-за прошедшего ночью дождя почва раскисла, и артиллерия с трудом пробиралась сквозь море грязи. Желая иметь все свои войска на исходных позициях, Бонапарт медлил с началом сражения, ожидая, пока все соединения наконец соберутся и сосредоточатся. Тем не менее, стоит отметить, что армии Веллингтона состояние почвы нисколько не помешало вовремя занять свои позиции.

Французская пехота из дивизии Жерома Бонапарта штурмует замок Угомон. Художник Марк Чармс
Увеличить
Французская пехота из дивизии Жерома Бонапарта штурмует замок Угомон. Художник Марк Чармс

Около 8 часов утра Бонапарт позавтракал на ферме Кэллу (Caillou фр.) в окружении офицеров своего штаба. За столом обсуждались полководческие таланты Веллингтона, и Наполеон заявил, что у него есть 90 шансов против 10, что он выиграет предстоящее сражение. Возможно, что именно подобная самоуверенность оказала свое пагубное влияние на многие решения императора Франции в ходе кампании 1815. Около 10 часов утра император отправил депешу маршалу Груши, в которой последнему предписывалось двигаться по направлению к Вавру, сближаясь с основными силами армии. После завтрака Наполеон объехал позиции, солдаты встречали его неизменными возгласами "Vive l'Empereur!" ("Да здравствует император!" фр.). Герцог Веллингтон в сопровождении офицеров своего штаба также осмотрел поле предстоящего сражения, спустившись до самого Угомона.

Штурм замка Угомон. Художник Кейт Рокко. На картине запечатлен эпизод, когда около 12:00 лейтенант Легро во главе солдат 1-го легкого полка взломал топором ворота и ворвался внутрь замка.
Увеличить
Штурм замка Угомон. Художник Кейт Рокко. На картине запечатлен эпизод, когда около 12:00 лейтенант Легро во главе солдат 1-го легкого полка взломал топором ворота и ворвался внутрь замка.

Первый выстрел сражения прогремел в 11 часов 35 минут, французские артиллерийские батареи открыли огонь по всему фронту. Британские орудия немедленно ответили, и завязалась ожесточенная артиллерийская дуэль. Одновременно с началом артподготовки пришли в движение подразделения корпуса Рейля. Дивизия Жерома Бонапарта спустилась в долину и атаковала опушку леса Угомон, после ожесточенной перестрелки заставив нассаусских и ганноверских стрелков отступить в глубину леса. Союзники постоянно переходили в контратаки, нанося французской пехоте существенный урон. Жерому понадобился час, чтобы очистить лес от стрелков противника, однако, пройдя сквозь лес, его дивизия попала под ураганных огонь британских гвардейцев, засевших за стенами замка Угомон. Находясь в надежном укрытии, гвардейцы стреляли как на учениях, хладнокровно расстреливая французских пехотинцев, не имевших возможности отвечать прицельным огнем. Попытка солдат Жерома выбить ворота и взобраться на стены не имела успеха: британцы обстреливали их в лоб и с флангов, а те, кому удалось залезть на стену, были сброшены оттуда штыками.

Вскоре вся дивизия Жерома Бонапарта ввязалась в бой за Угомон. Командир 2-го корпуса генерал Рейль, которому подчинялся Жером, видя, что штурм хорошо укрепленного замка приводит лишь к бессмысленным жертвам, отдал приказ прекратить атаку, заняв лес, однако брат императора проигнорировал все указания своего начальника. Генерал Гийемино также советовал отказаться от штурма, но его мнение было опять-таки оставлено без внимания. Жером сосредоточил бригады своей дивизии с юга и запада от замка. 1-й легкий полк пошел в атаку, в ходе которой командиру полковых саперов лейтенанту Легро удалось при помощи саперного топора разбить ворота замка, прорвавшись во главе небольшой группы солдат во двор, где гвардейцы Колдстримского полка расстреляли их в упор. Четыре роты Колдстримского полка перешли в контратаку и не только заставили французов отойти от замка, но выбили противника из леса.

Вдоль всей линии все это время продолжалась упорная артиллерийская дуэль. Возле Белль-Алльянса было сосредоточено до 80 орудий, ведших огонь по союзному центру. Около 13 часов Наполеон Бонапарт, осматривая позиции англо-нидерландской армии, заметил на горизонте колонну, выходившую из леса Шапель-Сен-Ламбер (Chapelle-Saint-Lambert, фр.). Мнения штабных офицеров были разнообразны: кто-то утверждал что это всего лишь туча, другие считали, что это войска, но никак не могли сойтись во мнении, чьи они — французские или прусские. Навстречу этой непонятной колонне был отправлен небольшой отряд кавалерии с целью установить ее принадлежность. Генерал Бернар, адьютант Наполеона, возглавивший этот отряд, на берегу ручья Лан (Lasne) увидел цепь прусских стрелков. В то же время гусары из 7-го гусарского полка взяли в плен унтер-офицера 2-го Силезского гусарского полка, везшего депешу Веллингтону, в которой значилось, что 4-й корпус генерала Бюлова занял Шапель-Сен-Ламбер. Не оставалось никаких сомнений, что Блюхер вовсе не отступает к Маастрихту, а приближается к месту сражения, и что Наполеону необходимо в кратчайшие сроки достичь решающего успеха. Император Франции немедленно отправил еще одну депешу маршалу Груши, вызывая его к Белль-Алльянсу.

Атака корпуса Д'Эрлона. Художник Жан Ож
Увеличить
Атака корпуса Д'Эрлона. Художник Жан Ож

В 13 часов 30 минут Наполеон Бонапарт приказывает маршалу Нею начать главную атаку. Для этого Ней получил в свое распоряжение корпус Д'Эрлона, а также батареи, сосредоточенные возле Белль-Алльянса. По неизвестным причинам, все четыре дивизии этого корпуса построились к атаке не в батальонные колонны, как это предписывалось всеми наставлениями, а в батальонные линии с крайне маленькими интервалами между ними. Батальонные колонны позволяли эффективно маневрировать, развенутые же в линии батальоны, стоящие один за другим, были крайне уязвимы как от артиллерийского, так и от ружейного огня, а также от нападения кавалерии. Дивизии генералов Алликса, Донзело, Марконье и Дюротта двинулись в атаку поэшелонно, имея в каждом эшелоне от 160 до 200 человек по фронту и до 24 линий в глубину. Боевой дух солдат Д'Эрлона был высок, они рвались в бой, подбадривая себя криками "Да здравствует император!"

51-й полк легкой пехоты в сражении при Ватерлоо 18 июня 1815. Художник Брайан Палмер
Увеличить
51-й полк легкой пехоты в сражении при Ватерлоо 18 июня 1815. Художник Брайан Палмер

Спускаясь в долину, дивизии Д'Эрлона временно оказались в мертвом пространстве, не простреливавшемся артиллерийским огнем. Бригада генерала Кио, возглавившая колонну дивизии Алликса, приняв вправо, наткнулась на ружейный огонь засевших в Ла-Э-Сенте немецких стрелков майора Баринга. Французские пехотинцы довольно быстро вытеснили противника из сада, но, наткнувшись на ограду, попали в то же положение, что их товарищи возле Угомона. Солдаты Кио предприняли несколько атак против фермы, однако их ружья были бесполезны против укрывшихся в каменных постройках немецких стрелков. Веллингтон, видя, что стрелки Баринга попали в сложное положение, выдвинул им на помощь батальон Королевского Германского Легиона из состава бригады Омптеды. Этот батальон вытеснил французскую пехоту из окружавшего ферму сада, но сам подвергся атаке кирасир генерала Травера.

Начав подъем на плато Мон-Сен-Жан, колонны Д'Эрлона попали под сосредоточенный огонь стрелков 95 полка[3], засевших в карьере за Ла-Э-Сент, а также всей бригады Байланда, выдвинувшейся за Оэнскую дорогу. В этот момент начало сказываться совершенно непригодное для атаки построение дивизий Д'Эрлона. Колонны, уклоняясь от огня британской пехоты, начали маневрировать, итогом чего стало замешательство и беспорядок. В этот момент Д'Эрлон дал приказ барабанщикам бить сигнал к атаке, и растерявшиеся было солдаты вновь воспряли духом. Дивизии Донзело и Марконье своим напором вынудили бригаду Байланда отступить за живые изгороди Оэнской дороги, а дивизия Дюротта выдавила нассаусцев из Паплотта и начала угрожать и ганноверцам из бригады Беста. Дивизия Препонше, изрядно потрепанная 16 июня при Картр-Бра, не могла удержать натиск французской пехоты. Центр союзной армии был практически прорван.

В этот момент построение французских колонн окончательно продемонстрировало свою непригодность. Дивизия Донзело, достигнув живой изгороди, попробовала развернуться к атаке, но батальоны, и так сузившие интервалы при подъеме, окончательно смешались, пытаясь перестроиться. Французские стрелки, преследуя голландцев Препонше, начали перебираться через живую изгородь. Навстречу Донзело Веллингтон выдвинул дивизию генерала Пиктона, прославившегося в Испании во время Пиренейской войны. 32-й полк атаковал французских стрелков в лоб, а 95-й и 42-й шотландский ("Черная Стража", "Black Watch") полки ударили им во фланг. Преследуя рассеявшихся стрелков, британские подразделения пересекли изгородь, где наткнулись на смешавшуюся дивизию Донзело, немедленно открыв по ней батальный огонь почти в упор. Пиктон, воспользовавшись моментом, бросил свои полки в штыковую. Французские подразделения, и без того смешавшиеся, сбились в беспорядочную кучу, пытаясь отбиваться от внезапно возникших британцев. В ходе этой бесстрашной атаки был убит Пиктон, однако благодаря его действиям Препонше удалось собрать свою расстроенную дивизию. Тем временем колонна Марконье обогнала смешавшуюся дивизию Донзело и начала пересекать изгородь, когда наткнулась на шотландскую бригаду генерала Пека. 92-й шотландский полк ( "Горцы Гордона"[4]) открыл огонь с дистанции в 20 шагов, остальные подразделения бригады тут же вступили в бой. Веллингтон, видя, что атака Д'Эрлона захлебывается, решил нанести по подразделениям его корпуса решающий удар.

"Шотландия навсегда!" 2-й Королевский Северобританский драгунский полк "Шотландские серые" в битве при Ватерлоо. Худ. Элизабет Батлер, 1881
Увеличить
"Шотландия навсегда!" 2-й Королевский Северобританский драгунский полк "Шотландские серые" в битве при Ватерлоо. Худ. Элизабет Батлер, 1881

Лорд Аксбридж, командир союзной кавалерии, выделил для атаки лучшие британские подразделения. Справа от дороги Брюссель — Шарлеруа устремилась в атаку тяжелая кавалерийская бригада генерала Сомерсета, в которую входили 1-й и 2-й полки Лейб-гвардии (Life Guards англ.), 1-й гвардейский драгунский полк (1st Dragoon Guards) и полк Королевской конной гвардии (Royal Horse Guards; прозвище "Blues" — "Синие"). Под их удар попали кирасиры из бригады Травера, столкнувшись правым флангом со 2-м полком Лейб-гвардии. Не выдержав атаки британцев, кирасиры развернулись и во весь опор помчались в сторону дороги, но в результате оказались на пути остальных полков. В итоге бригада Травера была разбита и отброшена за Ла-Э-Сент.

Драгуны из 1-го Королевского драгунского полка захватывают "орла" 105-го линейного полка. Художник Джон Аскью
Увеличить
Драгуны из 1-го Королевского драгунского полка захватывают "орла" 105-го линейного полка. Художник Джон Аскью

Бригада Понсонби, состоявшая из Королевского драгунского (The Royals Dragoons), 6-го Иннискиллингского драгунского (6th (Inniskilling) Dragoons) и 2-го Королевского Северобританского драгунского (The Royal North British Dragoons; прозвище "Scots Greys" — "Шотландские Серые") полков бросилась в атаку на расстроенные ружейным и артиллерийским огнем подразделения корпуса Д'Эрлона. Королевский драгунский атаковал по дороге Брюссель — Шарлеруа, разметав бригаду Буржуа из состава дивизии Алликса и прорвавшись к артиллерийским батареям на плато Белль-Алльянс. В этой атаке Королевские драгуны захватили знамя 105-го линейного полка. Иннискиллинги врубились в колонну Донзело, а "Шотландские Серые" выбрали своей целью дивизию Марконье. Разворачиваясь к атаке, шотландские драгуны прошли через боевые порядки батальонов Пека, которые приветствовали их криками "Шотландия навсегда" (Scotland for ever). Согласно легенде, горцы 92-го полка устремились в атаку, цепляясь за стремена драгун. "Шотландские Серые" стремительно ворвались в порядки перемешавшейся колонны Марконье, рубя и топча растерявшихся французских пехотинцев. В общей свалке сержант Эварт захватил знамя 45-го линейного полка. Плотное построение французских батальонов в линии привело к плачевным последствиям. Не имея возможности перестроиться в каре, дивизии Д'Эрлона были обречены на избиение.

Капрал Стайлз из Королевского драгунского полка с "орлом" 105-го линейного полка. Художник Джеймс Бидл, начало XX в. Музей Грейт-Ярмута
Увеличить
Капрал Стайлз из Королевского драгунского полка с "орлом" 105-го линейного полка. Художник Джеймс Бидл, начало XX в. Музей Грейт-Ярмута

Возле Паплотта дивизия Дюротта, увлекшаяся перестрелкой с нассауссцами и ганноверцами, подверглась не менее стремительной атаке британских легких драгун из бригады Ванделёра. 11-й, 12-й Принца Уэльского и 16-й Королевы легкие драгунские полки попытались рассеять французскую колонну, но, в отличие от других дивизионных командиров корпуса Д'Эрлона, Дюротту удалось вывести свое подразделение из-под удара и в относительном порядке отступить на исходные позиции. В результате мощного кавалерийского удара склоны плато Мон-Сен-Жан были очищены от противника, в плен попало до 3 тыс. французских солдат и офицеров. Корпус Д'Эрлона по сути перестал существовать как организованная боевая единица. Бригада Кио прекратила попытки взять Ла-Э-Сент, а намечавшийся прорыв оборонительной линии союзников был предотвращен. Однако на разгроме корпуса Д'Эрлона действия британской тяжелой кавалерии не закончились.

Несмотря на приказ Веллингтона не преследовать разбитого противника, британские драгуны, рассеяв французскую пехоту, ринулись в долину. Неясно, что руководило британскими кавалерийскими офицерами, самовольно решившими продолжить атаку, очевидно, легкая победа над Д'Эрлоном опьянила их. Лорд Аксбридж приказал своим трубачам играть сигнал к отступлению, но бравые кавалеристы проигнорировали его. Гвардейские драгуны и "Синие" попали под сосредоточенный ружейный огонь дивизии Башлю, а "Шотландские Серые", выдержав несколько артиллерийских залпов, ворвались на позиции французских батарей, развернутых на склонах плато Белль-Алльянс. Шотландцы рубили канониров и ездовых, сбрасывали пушки в ров и так увлеклись разгромом неприятельской артиллерии, что не заметили, как на их левый фланг обрушились уланы 4-го легкоконного полка из дивизии Жакино. "Шотландские Серые" в считанные секунды были рассеяны, а находившийся с полком генерал Понсонби был убит. К контратаке французской кавалерии немедленно подключились кирасиры из бригады Фарена. Наполеон Бонапарт, видя, в каком уязвимом положении находится британская кавалерия, лично отдал им приказ атаковать. Кирасиры и уланы преследовали откатывающихся под фланговыми ударами британских драгун и конногвардейцев через всю долину, до подножия плато Мон-Сен-Жан. Легкие драгуны Ванделёра, попытавшиеся прийти на помощь своим товарищам из бригады Понсонби, сами попали под удар французских конных егерей и избежали разгрома лишь благодаря нидерландским кавалеристами бригады де Гиньи, лихой контратакой отбросивших конных егерей. У подножия плато Мон-Сен-Жан французские кирасиры наткнулись на стрелковую цепь Люнебургского батальона Королевского Германского Легиона и разгромили ее, однако сами попали под огонь успевшей перестроиться в каре бригады Кильманзегге и откатились. Британская тяжелая кавалерия в результате своей безумной атаки утратила боеспособность, однако свою главную задачу — уничтожение корпуса Д'Эрлона - она тем не менее выполнила. После того, как противники откатились на свои позиции, в сражении возникло небольшое затишье.

Британские гвардейцы закрывают ворота Угомона. Художник Роберт Гибб, 1903.Национальный Военный музей, Эдинбург
Увеличить
Британские гвардейцы закрывают ворота Угомона. Художник Роберт Гибб, 1903.Национальный Военный музей, Эдинбург

Тем временем, в Угомоне не утихала стрельба: британские гвардейцы, брауншвегцы и немцы из Королевского Германского Легиона упорно защищали замок. Наполеон отозвал из-под Угомона своего брата Жерома, к тому моменту уже легко раненого, и заменил его генералом Гийемино. Французские пехотинцы из бригады Фуа снова захватили лес, однако ничего не могли поделать с британскими гвардейцами, укрывшимися за оградой парка и отвечавшими им ураганным огнем. Бонапарт приказал подтянуть к Угомону артиллерию, и батарея из 8 гаубиц начала обстрел замка, вызвав в нем обширные пожары. Однако, даже распространяющийся огонь не сломил упорство защитников.

Д'Эрлон смог собрать несколько своих батальонов только к 15:30. Бригада Кио, во главе которой встал сам маршал Ней, снова начала безуспешный штурм Ла-Э-Сента, а стрелки из дивизии Донзело ввязались перестрелку с британцами возле Оэнской дороги. Наполеон Бонапарт, пользуясь затишьем, начал готовить решающую атаку против союзного центра, к которой должны были быть привлечены крупные силы кавалерии и даже гвардия. Ситуация становилась для императора Франции критической: не было никаких сомнений, что к вечеру пруссаки вступят в бой, а до этого момента было совершенно необходимо разделаться с армией Веллингтона. Он также получил письмо от Груши, написанное маршалом в 11:30, в котором значилось, что его отряд еще не достиг Вавра, и Груши не видит причин торопиться.

Наполеон Бонапарт приказал усилить огонь по центру союзной позиции. Батареи возле Белль-Алльянс вели настолько интенсивный огонь, что Веллингтон приказал отвести первую линию своих войск на 100 шагов назад, под прикрытие гребня плато Мон-Сен-Жан. Одновременно началось перемещение всевозможных тыловых подразделений союзников: колонны пленных, пустые зарядные ящики и повозки с ранеными двинулись в Суань (Soignes фр.). Маршал Ней принял это движение за отступление всей союзной армии, и затребовал у Наполеона бригаду кирасир, чтобы развить успех. Предполагая использовать для этой атаки лишь бригаду Фарена, Ней в результате подключил к ней всю кирасирскую дивизию Делора, гвардейских улан и конно-егерей, а также остальные подразделения 4-го кавалерийского корпуса генерала Мильо. Неизвестно, кто был инициатором этой атаки, Ней или сам Бонапарт, однако даже если император и не санкционировал ее, то по крайней мере не остановил своего маршала. Очевидно, она не противоречила его замыслу, и около 16 часов 15 минут французская кавалерия двинулась на позиции союзников. Однако организация атаки снова была не на высоте, кавалерийские подразделения, развернутые в эскадронные колонны по-эшелонно, были не поддержаны пехотными, и, даже в случае успеха, закрепить его было некому.

Контратака бельгийских карабинеров. Художник Альфонс Лалалюз, 1930, Королевский музей Вооруженных сил и военной истории Бельгии, Брюссель
Увеличить
Контратака бельгийских карабинеров. Художник Альфонс Лалалюз, 1930, Королевский музей Вооруженных сил и военной истории Бельгии, Брюссель

Веллингтон принял все возможные меры к отражению этой атаки. Первая линия обороны была укреплена за счет второй, были подтянуты резервы. Пехотные батальоны сворачивались в две линии каре, всего 16 каре в шахматном порядке, а артиллеристы получили приказ стрелять до последней возможности, после чего бросать свои пушки и укрываться в ближайших каре. Приближающиеся французские кавалеристы попали под шквал огня, последние залпы союзная артиллерия делала картечью с дистанции, не превышающей 40 шагов, нанося противнику чудовищные потери. Атака, и без того развивавшаяся достаточно медленно из-за крутого подъема и вязкой почвы на скатах плато, застопорилась. Но, несмотря на ураганный огонь, французские кавалеристы преодолели линию союзных батарей и обрушились на свернувшуюся в каре пехоту. Наткнувшись на стену штыков, французские подразделения окончательно потеряли строй, и так нарушенный крутым подъемом и артиллерийским огнем. Кавалеристы проскакивали в интервалы между каре, пытаясь пробить бреши в рядах союзной пехоты, однако несли тяжелейшие потери - британские, голландские, бельгийские, брауншвейгские, ганноверские, нассаусские пехотинцы ожесточенно отстреливались. Вскоре все плато Мон-Сен-Жан было буквально наводнено французской кавалерией, метавшейся между каре. В самый разгар боя лорд Аксбридж бросил в контратаку нидерладско-бельгийскую легкую кавалерию ван Мерлена и де Гиньи, бельгийских карабинеров и брауншвегских улан. Французские кирасиры под прикрытием конно-егерей Лефевра-Денуэтта спешно покинули плато.

Контратака 12-го и 13-го полков британских легких драгун против французских кирасир на плато Мон-Сен-Жан. Художник Крис Коллингвуд
Увеличить
Контратака 12-го и 13-го полков британских легких драгун против французских кирасир на плато Мон-Сен-Жан. Художник Крис Коллингвуд

Откатившись в долину, французские кавалеристы перестроились, и подразделения Мильо и Лефевра-Денуэтта снова бросились в атаку. Видя, что ситуация становится критической, Наполеон двинул на помощь Нею кавалерийский корпус Келлерманна. Таким образом, Северная армия лишилась своего последнего кавалерийского резерва, поскольку в бой теперь вступили и гвардейские драгуны и конно-гренадеры. Лавина кавалерии снова нахлынула на союзные позиции, и в штабе Бонапарта некоторые офицеры уже праздновали победу, когда правый фланг его армии подвергся нападению пруссаков из 4-го корпуса генерала Бюлова. В 16:30 15-я пехотная бригада Лостхина и 16-я Хиллера развернулись для атаки Планшнуа (Plancenoit фр.).

Тем не менее, появление пруссаков на правом фланге не остановило французских кавалеристов, увлеченных боем. Во второй атаке участвовало от 8 до 9 тыс. всадников. Союзники отразили эту атаку так же, как и первую. Сам маршал Ней возглавлял действия кавалерии. За второй атакой немедленно последовала третья, встреченная не менее ожесточенным огнем артиллерии и пехоты. Некоторые каре не выдержали натиска и развалились, но остальные продолжали упорно держаться. Третья атака также была отбита с большими для французов потерями. В ее ходе Ней потерял третью за этот день лошадь, практически все командиры французских кавалерийских подразделений были ранены. В штабе Веллингтона воцарилось уныние, многие считали, что битва проиграна. Ней снова собрал свои эскадроны и во главе бригады карабинеров, до того не участвовавших в бою, снова бросился на союзные каре. На плато Мон-Сен-Жан воцарился хаос: в клубах порохового дыма ожесточенно отстреливались союзные пехотинцы, французские и союзные кавалеристы смешались в грандиозной свалке. Кирасиры, карабинеры, конно-егери, драгуны, уланы, конногренадеры и гусары перемешались, нанося и получая удары, проносясь между ощетинившимися штыками каре. Пространство вокруг каре было завалено мертвыми и умирающими людьми и лошадьми.

Все это время упорно держались Ла-Э-Сент и Угомон. Французская пехота безрезультатно пыталась штурмовать строения, но каждый раз события развивались по одному и тому же сценарию: союзники оставляли французам сады и укрывались в зданиях, откуда беспрепятственно расстреливали атакующих. Ла-Э-Сент пал между 18:00 и 18:30, когда батарея 12-ти фунтовых орудий открыла опустошительный огонь по ферме. 13-й легкий полк пошел на штурм, оказавшийся на этот раз успешным. У майора Баринга оставалось не более 50 стрелков, с которыми ему удалось прорваться к Мон-Сен-Жан.

Тем не менее, несмотря на чудовищный по силе напор французской кавалерии, все атаки Нея были совершенно неэффективными и бессмысленными. Ни одна пехотная бригада не поддержала действия кавалерии, не имея на то приказа, в то время, как Наполеон Бонапарт располагал еще целым рядом свежих и еще не втянутых в бой пехотных подразделений. Лишь после 18:00, когда закончилась четвертая атака, Ней ввел в бой дивизии Фуа и Башлю, однако истощенная бесплодными атаками кавалерия настолько устала, что не смогла их поддержать. В итоге французская пехота попала под шквал огня бригад Колина Хэллкотта и Дюпла, перешедших в контратаку. Несмотря на гибель Дюпла, британцы и нидерладцы опрокинули французскую пехоту, сорвав эту слабую попытку атаки.

Прусская пехота наступает на Планшнуа. Художник Карл Рёхлинг, конец XIX в.
Увеличить
Прусская пехота наступает на Планшнуа. Художник Карл Рёхлинг, конец XIX в.

Армия Веллингтона сражалась из последних сил. Паплотт был вновь оставлен нассауссцами и ганноверцами, резервы исчерпаны, множество офицеров и генералов было ранено. Некоторые батальоны понесли настолько серьезные потери, что ими командовали лейтенанты. Патронов не хватало, порой их оставалось по паре штук на человека. Положение французов в этот момент было не менее критично: Ней, понимая, что союзники не выдержат еще одного серьезного удара, лично обратился к Бонапарту с требованием дать ему пехоты, однако получил резкий отказ. В распоряжении императора оставалась лишь Старая гвардия, так как все свежие подразделения были связаны боем с пруссаками возле Планшнуа.

Штурм Планшнуа прусской пехотой. Художник Адольф Нортерн, середина XIX в.
Увеличить
Штурм Планшнуа прусской пехотой. Художник Адольф Нортерн, середина XIX в.

Пока французская кавалерия отчаянно атаковала союзные каре на плато Мон-Сен-Жан, прусская пехота из бригад Хиллера и Лостхина при поддержке артиллерии и 1-го Западно-Прусского уланского полка наконец вступила в бой. Прусская артиллерия начала обстрел французской 3-й кавалерийской дивизии генерала Домона и обозов в районе фермы Кэйю. Наполеон Бонапарт ответил на эти действия выдвижением всего корпуса Мутона, графа Лобау (до 10 тыс. чел.), в Планшнуа. Также он передислоцировал гвардию правее дороги Брюссель — Шарлеруа, чтобы, при первой же возможности, вклиниться между англо-нидерландской и прусской армиями.

Тем временем Бюлов развернул около Планшнуа до 30 тыс. солдат и офицеров. Помимо вступивших в сражение бригад Хиллера и Лостхина, к полю боя подтянулись 13-я бригада Хаке и 14-я Рисселя, а также кавалерия под командованием принца Вильгельма Прусского. В 17:30 все эти подразделения начали мощную атаку на закрепившегося возле Планшнуа Лобау, поддержанные сосредоточенным огнем 6-ти и 12-ти фунтовых орудий. Соединения корпуса Лобау не выдержали натиска пруссаков и откатились за Планшнуа. Примерно в это же время Блюхер получил известие, что его арьергард под командованием генерала Тильмана, оставленный возле Вавра для отвлечения внимания противника, был атакован французами. Это означало, что отряд маршала Груши уже не появится на поле сражения возле Ватерлоо.

Видя, что Лобау не в состоянии удержать пруссаков возле Планшнуа, Наполеон бросил против них в контратаку Молодую гвардию. После ожесточенной перестрелки Планшнуа снова перешло в руки французов, но ненадолго. Бюлов организовал новую атаку прости сил Лобау. Прусская пехота, построившись в три колонны, ворвались в деревню, стреляя во французов почти в упор. Ни линейная пехота Лобау, ни Молодая гвардия не смогли отбить эту атаку, оставив Планшнуа в руках неприятеля. Бонапарту, прекрасно понимавшему, чем грозит дальнейшее развитие наступления пруссаков, ничего не оставалось, как бросить в бой 1-й батальон 2-го гренадерского и 1-й батальон 2-го егерского полков Старой гвардии. Гвардейцы ударили в штыки, ворвавшись в деревню с двух сторон, и менее чем за 20 минут вытеснили из нее пруссаков. Лишь решительная контратака 2-го гусарского Силезского полка смогла остановить французских гвардейцев. Удар двух батальонов Старой гвардии на время приостановил наступление корпуса Бюлова, дав императору Франции возможность нанести последний, решающий удар по измученным войскам герцога Веллингтона.

Атака Старой гвардии на плато Мон-Сен-Жан. Художник Жан Ож
Увеличить
Атака Старой гвардии на плато Мон-Сен-Жан. Художник Жан Ож

Удачная контратака возле Планшнуа окончательно убедила Бонапарта в том, что его правый фланг подвергся атаке не всей Нижне-Рейнской армии, а лишь одного из ее корпусов. Также он был уверен в том, что Веллингтон исчерпал все свои резервы, и его поредевшие подразделения не смогут отразить мощную атаку пехоты. Однако Наполеон не знал, что "Железный герцог" воспользовался окончанием кавалерийских атак, и перегруппировал свои войска. Бригада нидерландской пехоты Шассе прибыла из Брен-Л'Алле, кавалерийские бригады Вивиана и Ванделёра переместились от Паплотта к центру, также как и 4 батальона брауншвейгской пехоты, находившиеся возле Угомона. Совершить все эти маневры Веллингтону позволило появление в 18:00 в Оэне (Ohain, фр.) прусских войск 1-го корпуса под командованием фон Цитена, о чем император Франции также не знал. Фон Цитен, введенный в заблуждение толпами раненых и дезертиров возле Мон-Сен-Жан, медлил с введением своего корпуса в бой до 19:00, когда окончательно убедился в том, что англо-нидерландская армия все еще удерживает свои позиции. Его первые подразделения появились на поле боя лишь тогда, когда Старая гвардия уже начала свою последнюю атаку.

Наполеон Бонапарт выделил для последней атаки 6 батальонов Старой гвардии, возглавив их лично. Спустившись вместе с гвардией к Ла-Э-Сенту, он перепоручил проведение этой атаки встретившемуся на пути маршалу Нею. 2-й батальон 3-го гренадерского полка был оставлен для поддержки корпуса Рейля, а 1-й батальон 3-го гренадерского, батальон 4-го гренадерского, оба батальона 3-го егерского и батальон 4-го егерского полков начали подъем на плато Мон-Сен-Жан. В этот момент Бонапарт наконец заметил приближающиеся со стороны Оэна колонны фон Цитена. Желая предупредить возможную панику, он отправил своих адъютантов по линии оповестить войска о появлении отряда маршала Груши. Эта "хитрость" на время подняла боевой дух усталых солдат, однако до глубины души возмутила маршала Нея, вполне резонно посчитавшего, что эта уловка еще возымеет обратный эффект. Тем временем Веллингтон отдал свои распоряжения перед последней атакой противника: британская гвардейская бригада Мейтланда, нидерландская бригада Шассе, кавалерия Вивиана и Ванделёра, а также пехотные бригады Эдама, Колина Хэллкета и брауншвейгцы Дитмерса при поддержке трех артиллерийских батарей готовы встретить французов. Союзные войска получили настоятельный приказ не открывать огонь до особого распоряжения, а начав стрельбу, стрелять до последнего заряда.

Британские гвардейцы открывают ворота Угомона вечером 18 июня 1815. Художник Эрнест Крофтс, 1882
Увеличить
Британские гвардейцы открывают ворота Угомона вечером 18 июня 1815. Художник Эрнест Крофтс, 1882

Старая гвардия атаковала левее шоссе Брюссель - Шарлеруа в пяти батальонных колоннах поэшелонно. Все остальные соединения, получившие приказ поддержать атаку гвардии, по сути так и не выполнили свою задачу: копус Рейля, и без того понесший серьезные потери, штурмуя Угомон, не двинулся с места. Остатки корпуса Д'Эрлона оседлали шоссе, а дивизия Дюротта снова заняла Паплотт. Однако гвардия так и осталась атаковать в одиночестве. На середине подъема она попала под обстрел союзных батарей, наносивших ей ощутимые потери. Первыми попали под удар гвардии британские 30-й и 73-й полки, не выдержавшие удара. Бригада Колина Хэллкота держалась из последних сил, сам Хэллкот воодушевлял солдат, держа в руках знамя 33 полка. Тем временем батальоны 3-го егерского полка наконец достигли Оэнской дороги, и в этот момент наткнулись на гвардейскую бригаду Мейтланда. Британские гвардейцы ожидали противника, развернутые в четыре линии, укрывшись в нескошенных колосьях пшеницы. Когда до французов оставалось не более 50 метров, британцы вскочили и тут же открыли ураганный огонь, сразу же уложив до 300 человек. Обстреливаемая со всех сторон, поражаемая ядрами и картечью. Старая гвардия продолжала упорно карабкаться на плато, когда на нее обрушились гвардейцы Мейтланда, пехотинцы Эдама и брауншвейгцы Дитмерса. Расстроенная ружейным и артиллерийским огнем, французская гвардия не выдержала штыкового удара союзников, и начала в беспорядке отступать. Примерно в то же время дивизия Дюротта в Паплотте была атакована пруссаками фон Цитена, которых, благодаря Наполеону, французы принимали за войска маршала Груши. Это был окончательный перелом в сражении.

52-й полк легкой пехоты захватывает французскую батарею вечером 18 июня 1815. Художник Эрнест Крофтс, 1896. Музей полка The Royal Green Jackets/The Rifles, Винчестер
Увеличить
52-й полк легкой пехоты захватывает французскую батарею вечером 18 июня 1815. Художник Эрнест Крофтс, 1896. Музей полка The Royal Green Jackets/The Rifles, Винчестер

Зрелище отступающей гвардии вызвало панику среди французских солдат. Моментально распространились слухи о предательстве, и все еще боеспособные части в один момент превратились в толпу беглецов. Лишь пехотинцы Дюротта все еще держались в Смоэне, Паплотте и Ла Э. Веллингтон, заметив, что французская армия дрогнула, выехал к первой линии и взмахнул шляпой. По этому сигналу почти вся союзная армия пришла в движение, перейдя в наступление. В интервалы между пехотой рванулась кавалерия, настигая деморализованного противника, рубя и топча бегущих пехотинцев. Возле Ла-Э-Сента Наполеон Бонапарт собрал по батальону из 1-го егерского, 2-го гренадерского и 2-го егерского полков Старой гвардии, намереваясь вести их к Мон-Сен-Жану, однако внезапно изменившаяся ситуация заставила его отказаться от атаки и свернуть батальоны в каре на шоссе Брюссель — Шарлеруа. Неподалеку Ней пытался собрать остатки пяти батальонов гвардии, откатывавшихся в долину. Гусары Вивиана, натолкнувшись на эти каре, не стали с ними связываться и отправились крошить остатки бригад Кио и Донзело, отходивших от Ла-Э-Сента. Французская гвардейская кавалерия, попытавшаяся контратаковать союзников, была сметена волной британской конницы. Ней, потерявший еще одну лошадь, пытался организовать хоть какое-то подобие сопротивления союзникам при помощи бригады Буэ из дивизии Дюротта, однако под сосредоточенным огнем британской пехоты батальоны Буэ дрогнули и также присоединились к общему бегству. Гвардия медленно отступала от Ла-Э-Сента, отстреливаясь от наседавших со всех сторон союзников. постоянно останавливаясь, чтобы сомкнуть редеющие ряды.

В 19:30 к полю боя прибыл корпус генерала Пирха, и Блюхер отдал приказ о генеральном наступлении Нижне-Рейнской армии. Молодая гвардия и два батальона Старой гвардии в Планшнуа поначалу оказывали пруссакам упорное сопротивление, но вскоре были увлечены всеобщим отступлением, захватившим и корпус Лобау. Тем не менее, отдельные подразделения французской гвардии продолжали защищать деревню вплоть до 21:00, когда пруссаки, очищавщие от французов дом за домом, не выбили их из Планшнуа. Возле Белль-Алльянс свернулся в каре 1-й гренадерский полк Старой гвардии, с которым находился сам Наполеон Бонапарт. Не дожидаясь наступления темноты, император Франции велел гвардейским гренадерам покинуть позицию и начать отступать на Шарлеруа, а сам присоединился к 1-го батальону 1-го егерского полка Старой гвардии, так и не принявшему участия в сражении. Вместе с этим батальоном Наполеон Бонапарт покинул место сражения.

Веллингтон и Блюхер встретились возле фермы Белль-Алльянс около 22:00. Союзные войска к этому моменту прекратили преследование разгромленной французской армии, поскольку сами были не в состоянии продолжать сражение. Лишь несколько прусских кавалерийских подразделений поддерживали контакт с бегущими французскими частями. Победа союзников была полной: Северная армия по сути перестала существовать как организованная боевая единица.

Итоги сражения

Вечер после сражения при Ватерлоо 18 июня 1815 г. Художник Эрнест Крофтс, 1879. Художественная галерея Уолкера, Ливерпуль
Увеличить
Вечер после сражения при Ватерлоо 18 июня 1815 г. Художник Эрнест Крофтс, 1879. Художественная галерея Уолкера, Ливерпуль

18 июня 1815 стоило противникам значительных жертв. Англо-нидерландская армия потеряла убитыми и ранеными 12 генералов, до 700 офицеров и до 16 тыс. солдат и унтер-офицеров. Нижне-Рейнской армии этот день обошелся в 2 300 человек убитыми и 7 100 — ранеными. Французская Северная армия потеряла до 27 тыс. солдат и 700 офицеров убитыми и ранеными, до 10 тыс. чел. пленными, было также убито 4 генерала, 17 генералов ранено и 2 пленено. Были потеряны все артиллерийские парки (до 200 орудий), все обозы и все инженерное имущество.

Сражение при Ватерлоо безусловно стало одним из самых ожесточенных сражений эпохи Наполеоновских войн. В результате разгрома Северной армии Наполеон Бонапарт был вынужден отказаться от всяких притязаний на власть не только в Европе, но и во Франции. Все его попытки в последующие после сражения дни собрать остатки разбитой армии, найти маршала Груши и наладить организованное сопротивление союзникам провалились. 21 июня Наполеон прибыл в Париж, где после нескольких заседаний Совет министров и палаты депутатов приняли решение об отречении императора, что он и сделал на следующий день, 22 июня 1815, отрекшись от трона в пользу своего малолетнего сына. 29 июня англо-нидерландская и прусская армии подошли к Парижу, однако военный министр маршал Даву, не видя смысла продолжать кровопролитие, 7 июля капитулировал. Этими событиями кампания Ста дней закончилась. Наполеон Бонапарт был отправлен в ссылку на остров Святой Елены. 20 ноября 1815 в Париже был подписан 2-й Парижский трактат, в результате которого Франция осталась в границах по состоянию на 1790, уплачивала колоссальную контрибуцию, а на ее территории в течение 4 лет размещался значительный оккупационный контингент.

В военном отношении кампания Ста дней представляла очевидную авантюру, и битва при Ватерлоо стала ее апофеозом. Главными причинами поражения Наполеона Бонапарта стали ошибки французского командования, недооценка противника, прежде всего стойкости англо-нидерландской армии, а также полководческого таланта Блюхера, ничем не оправданная медлительность, а также плохая организация связи между различными соединениями. Те же самые ошибки привели и к поражению при Ватерлоо. По непонятным причинам 18 июня непосредственное руководство войсками Северной армии было передано маршалу Нею. Несмотря на совершавшиеся им в течение дня тактические ошибки, начиная от атаки корпуса Д'Эрлона и заканчивая не менее плохо организованной атакой Старой гвардии, Наполеон Бонапарт не счел нужным отстранить Нея от командования. Действия Нея привели к неоправданной трате сил, бесполезным жертвам и потере столь важного в этом сражении времени. Тем не менее ответственность за решения Нея так или иначе ложится на императора Франции, так и не принявшего никаких мер, чтобы хоть как-то изменить организацию атак своей армии и добить союзников до того, как на поле боя не появится вся Нижне-Рейнская арммия. То, что Груши так и не появился возле Ватерлоо, также "заслуга" Бонапарта, весь день отправлявшего своему маршалу противоречивые указания. Текст этих депеш неизвестен, но очевидно, что исходя из их содержания, Груши пришел к выводу, что ему вовсе не стоит спешить к месту сражения.

Действия союзников в сражении при Ватерлоо заслуживают высокой оценки. Герцог Веллингтон в очередной раз подтвердил свою репутацию упорного и волевого командующего. В ходя ожесточенного сражения он умело маневрировал резервами, а также организовал целый ряд эффективных контратак. В самые критические моменты боя Веллингтон сохранял хладнокровие и продолжал руководить находившейся в тяжелейшем положении армией. За весь день 18 июня его лично нельзя упрекнуть ни в одной ошибке, в отличие от его офицеров, допускавших такие безумства, как совершенно безрассудная атака британской тяжелой кавалерии в середине дня.

Фельдмаршал Блюхер проявил себя как выдающийся полководец. Несмотря на общее падение боевого духа Нижне-Рейнской армии после сражения при Линьи, он не только сумел предотвратить намечавшийся развал разбитой армии, воодушевив солдат, но и маневром на Вавр превратить тактическую неудачу в стратегический успех, сблизившись с Веллингтоном на максимально возможно близкое расстояние, и 18 июня придя на помощь своему союзнику. Отдельной оценки заслуживают действия генерала Бюлова, атакой на Планшнуа, сковавшей значительные силы французов, прикрывшего развертывание Нижне-Рейнской армии и тем самым обеспечивший ее ввод в бой не по частям, а единым ударным кулаком.

В целом, даже в случае поражения Веллингтона, кампания 1815 для Наполеона была обречена на неудачу. Не имея возможности восполнить потери, он был вынужден столкнуться со все еще не разбитой Нижне-Рейнской армией, а сосредоточение остальных армий союзников, обладавших чудовищным перевесом в численности, на границах Франции не оставляло императору ни единого шанса на победу в войне. Таким образом, победа Веллингтона при Ватерлоо предотвратила дальнейшее развитие конфликта и избавила изнемогавшую от десятилетий бесконечных войн Европу от еще нескольких десятков тысяч совершенно бессмысленных жертв.

Поле сражения сегодня

Монумент Льва, архитектор Карл ван дер Стратен, 1820 — 1826
Увеличить
Монумент Льва, архитектор Карл ван дер Стратен, 1820 — 1826

Поле сражения при Ватерлоо ныне является охраняемой территорией. На поле располагается несколько памятных знаков и мемориалов, увековечивающих память солдат и офицеров, сражавшихся в битве. Главным памятником на поле Ватерлоо является монумент Льва (Lion's Hillock, Lion's Mount англ., Butte du Lion фр., Leeuw van Waterloo нидерл.) установленный Виллемом I Оранским, королем Нидерландов на месте ранения его сына, принца Виллема II Оранского, участвовавшего в сражении. Проект монумента был создан королевским архитектором Карлом ван дер Стратеном. Строительство монумента началось в 1820, и было закончено в 1826. Существует легенда, что статуя льва была отлита из бронзы трофейных французских пушек, захваченных в сражении. Возле монумента находится павильон с панорамой сражения. В самом Ватерлоо находятся музей Веллингтона, а также сохраняется католическая церковь Святого Иосифа, в которой, по легенде, Веллингтон молился перед битвой.

Реконструкция сражения при Ватерлоо, 2010
Увеличить
Реконструкция сражения при Ватерлоо, 2010

Ежегодно на поле битвы при Ватерлоо проводится трехдневный военно-исторический фестиваль "Планшнуа", в котором принимают участие до нескольких тысяч реконструкторов из военно-исторических клубов Европы, Америки и Австралии, а также значительное количество зрителей. В ходе фестиваля проводится масштабная реконструкция различных эпизодов битвы при Ватерлоо, например, штурм Угомона.

Литература

Ссылки

"Вокруг Света" о битве при Ватерлоо

Хронограф

Примечания

  1. Энгиен не следует путать с Энгиеном, находящемся в департаменте Сены и Уазы
  2. Пиренейская война (Guerre d'Espagne et du Portugal) — военный конфликт между наполеоновской Францией и Испанией с союзниками (Великобритания, Португалия) за власть на Пиренейском полуострове в 1808 — 1814: Пиренейская война; Депеши Веллингтона периода Пиренейской войны
  3. "Стрелки" — The Rifles (англ.)
  4. "Горцы Гордона", Gordon Highlanders (англ.) — пехотный полк британской армии в 1794 — 1994, названный в честь шотландского клана Гордонов (Clan Gordon). Полк набирался в основном из рекрутов в Абердине города на северо-востоке Шотландии: История "Горцев Гордона"

--NGruenberg 00:57, 4 мая 2012 (MSK)

К этой странице обращались 56 729 раз(а).