03 мая 1870 года

Предыдущий месяц Май Следующий месяц
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Для того, чтобы узнать о событиях, которые произошли в интересующий Вас день, выберите дату в календаре.

Для переключения текущего месяца используйте ссылки « Следующий месяц » и « Следующий месяц ».

Родился Александр Бенуа

Л. Бакст. Портрет А. Бенуа. 1913 г.В Санкт-Петербурге родился Александр Николаевич Бенуа — будущий художник, историк искусства и художественный критик.

Семья Бенуа, как теперь бы сказали, была элитарной: отец, Николай Леонтьевич, — известный зодчий, по его стопам пошли старшие сыновья Альберт и Леонтий (Людовик). Брат Альберт — не только архитектор, но и отличный акварелист, стал первым учителем Александра. В семье мальчику привили любовь к рисованию и к мировому культурному наследию вообще: к античной мифологии — наглядно, по экспонатам Эрмитажа и прогулкам по Летнему саду, к искусству книгоиздания — на раритетах из роскошной домашней библиотеки, к истории — через регулярно пополняемую отцом коллекцию оловянных солдатиков. Правда, такое домашнее обучение имело и свои недостатки — к 7 годам мальчик не умел ни читать, ни писать… Обязательное начальное образование Бенуа получил в знаменитой частной гимназии К.И. Мая, с аттестатом которой стартовали многие известные в будущем люди. Учась в гимназии, он посещал вечерние классы Академии художеств, но поступать туда не стал — в 24 года окончил юридический факультет Петербургского университета. В том же 1894-м он дебютировал как искусствовед — вышел в свет 3-й том «Истории живописи в XIX веке» Р. Мутера, для которого Бенуа написал главу о русском искусстве. И в дальнейшем Александр Николаевич лелеял это двуединство, совмещая в себе художника и теоретика искусства.

По рождению и воспитанию оказавшись «гражданином мира», Александр Бенуа не представлял себя в отрыве от Западной Европы, которую родители постарались показать мальчику с детства (самостоятельным заграничным путешествием отец поощрил сына по случаю окончания им гимназии). Но первой «взрослой» поездкой стало его путешествие в 1897–1898 годах в Германию, Швейцарию, Италию и Францию. Во Франции Александр Николаевич нашел и свою тему — та обширная поездка вдохновила его на большую меланхолично-гротескную акварельную серию «Последние прогулки Людовика XIV». В то время окончательно оформилось творческое и эстетическое кредо Бенуа — романтическая оппозиция к современности, а за ним утвердилась слава «певца Версаля».

Вкусы и пристрастия Бенуа определили и его дружеский круг: к большинству художников-«славянофилов» он относился без особого почтения, хотя и с пониманием, а среди ближайших его друзей оказались Николай Рерих, Дмитрий Философов, Константин Сомов, Валентин Серов, Константин Коровин, Мстислав Добужинский, Лев Бакст, Евгений Лансере, Игорь Грабарь и, конечно, Сергей Дягилев.

Именно дружеские отношения, построенные на общности взглядов и идей, и разбудили в деятельном Бенуа желание собрать всех единомышленников под одну крышу.

Началом литературно-художественного объединения «Мир искусства» стала организованная в 1897 году Дягилевым выставка русских и финляндских художников в Петербурге. А первый номер журнала «Мир искусства» вышел осенью 1898 года (без прямого участия Бенуа, который тогда находился в Париже), и оказался неудачным. Заявленный как манифест нового направления в искусстве, журнал содержал много репродукций Виктора Васнецова, которого Бенуа называл «якобы основоположником новой русской церковной и национальной живописи». А вот написанная в этот номер статья Бенуа, где он легонько задел передвижников, в журнал не пошла. Когда идея издания-манифеста только парила в воздухе, между «отцами-основателями» регулярно возникали серьезные разногласия по вопросам их общей эстетической ориентации, которая — единая в целом — непременно разбивалась на личностные восприятия.

Лишь на третий год выхода журнал обрел тот вид, к которому группа друзей-единомышленников целенаправленно стремилась, когда внутреннее содержание (наконец-то устраивавшее всех) получило идеальное дизайнерское воплощение: на бумаге верже, со шрифтом елизаветинской эпохи, с качественными иллюстрациями и фотографиями. К началу века журнал стал действительно новаторским.

А в 1904 году он умер естественной смертью: к тому времени Бенуа, Дягилев и Философов сочли, что журнал свою задачу выполнил. У фонтанирующих идеями друзей появилось другое увлечение.

А. Бенуа. Версальский паркСам Бенуа с некоторым даже удивлением отмечал в себе способность перестраиваться. Особенно сильно это заметно на переменах в его музыкальных вкусах. С детства влюбленный в Вагнера, к 30 годам Александр Николаевич навсегда попал в плен музыки русской: «Кто бы напророчил, что недалек тот день, когда мы станем предпочитать отечественных композиторов всем остальным…» Через обожание музыки Чайковского, а потом и Стравинского Бенуа пришел в стан поклонников русского балета, чему в очень большой степени посодействовал давний друг Сергей Дягилев. Именно по инициативе Бенуа была организована частная балетная труппа «Русские сезоны», начавшая в 1909 году свои триумфальные выступления в Париже. Бенуа занял в труппе пост директора по художественной части. Для дягилевских сезонов он оформил несколько спектаклей, в том числе и такие знаковые, как балет Игоря Стравинского «Петрушка» в парижском театре Шатле (1911 год), декорации к которому стали одним из высших достижений Бенуа-художника. Сценографические успехи Александра Николаевича не остались незамеченными и на драматических площадках — по приглашению Станиславского и Немировича-Данченко Бенуа вошел в руководство Московским Художественным театром, где в 1913–1915 годах занимал должность главного художника и на мхатовской сцене осуществил несколько постановок, лучшей из которых считаются «Маленькие трагедии» А.С. Пушкина.

Бенуа по-прежнему много рисовал: иллюстрировал Пушкина — «Пиковую даму» и «Медного всадника», выпустил книгу «Азбука в картинах Александра Бенуа». Помимо этого, в 1901 году он основал и в течение 3 лет редактировал журнал «Художественные сокровища России», одновременно сотрудничал в журналах «Старые годы», «Московский еженедельник», газетах «Слово» и «Речь».

После Февральской революции 1917 года Бенуа активно вовлекся в реформы культурной жизни и музейную работу. Не то чтобы на него сильно повлиял призыв Блока «слушать музыку революции» (Бенуа был абсолютно аполитичен), просто, как всякий русский интеллигент, он всегда считал себя способным к служению России, если возникает такая потребность. И она возникла. Увидев после «исторического штурма» Зимнего дворца буквально распахнутые настежь музейные залы, Бенуа потом старался об этом не вспоминать… И в должности директора Картинной галереи Эрмитажа оказался человеком на своем месте. Он издал новый каталог Галереи, по-прежнему выступал как художник книги и театра, участвовал в выставках… А поскольку советская власть даром никого не кормила, то участие Бенуа в работе всяческих организаций (под эгидой Максима Горького), связанных главным образом с охраной памятников культуры, было продиктовано даже практическими соображениями: нужно было просто на что-то жить. Конечно, мысль об эмиграции Александра Николаевича не покидала изначально, однако первое время большевики относились к художнику лояльно. Благодаря ходатайству наркома просвещения Луначарского, написавшего Ленину, что «Бенуа — тончайший эстет, замечательный художник и очаровательнейший человек… приветствовал Октябрьский переворот еще до Октября» (?!). С таким «мандатом» Александра Николаевича даже в зарубежные поездки выпускали. В 1926 году Бенуа стал невозвращенцем — срок его очередной командировки истек, и он с семьей обосновался в Париже.

Здесь было уже много своих — писательница Тэффи, Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус, Константин Сомов, Сергей Маковский, Константин Коровин, Юрий Анненков… Все жили и кормились, кто как умел: кто шел в таксисты, а кто — в дегустаторы паюсной икры. Все читали «Последние новости» — милюковскую газету с сорокатысячным тиражом, где много места отводилось литературе, культуре и искусству. Бенуа стал желанным автором: выступал как критик, печатал свои «Художественные письма», кроме того, пошел работать в театр — в парижскую Гранд-опера. Но в 1939-м разразилась Вторая мировая война…

А. Бенуа. Эскиз театрального занавеса

Впервые послевоенные годы Бенуа еще продолжал работать — в миланской опере Ла Скала, но большую часть времени отдавал книге мемуаров «Мои воспоминания», которая стала последней выпущенной «Издательством имени Чехова» в Вашингтоне. Американский двухтомник со своей правкой-дополнениями Бенуа переслал в СССР известному искусствоведу Алексею Савинову — с просьбой оказать содействие в издании на родине. Однако Савинову, ненамного пережившему автора, исполнить его просьбу не удалось. Единственной связью с Россией для Бенуа осталась переписка — грустная, ностальгическая. «…Как хотелось бы быть там, где у меня открылись глаза на красоту жизни и природы, где я впервые вкусил любви… Почему я не дома?!» — писал Бенуа в 1957 году другу-«мирискуснику» Игорю Грабарю.

9 февраля 1960 года Александр Николаевич Бенуа тихо угас в своей парижской квартире. К тому времени в восприятии современников «мирискусник № 1» давно стал таким же музейным раритетом, как его детская коллекция оловянных солдатиков — в ряду других экспонатов Эрмитажа…