22 мая 1856 года

Предыдущий месяц Май Следующий месяц
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Для того, чтобы узнать о событиях, которые произошли в интересующий Вас день, выберите дату в календаре.

Для переключения текущего месяца используйте ссылки « Следующий месяц » и « Следующий месяц ».

В этот день была основана Государственная Третьяковская галерея

Художник Василий Григорьевич Худяков (1826–1871) получил от купца Павла Михайловича Третьякова (1832–1898) задаток за картину «Стычка с финляндскими контрабандистами» и, как полагается, составил расписку в получении денег. Расписка, помеченная 10 мая (по новому стилю — 22-м), впоследствии стала для историков и сотрудников Третьяковки своеобразным «свидетельством о рождении» первого в России художественного музея национального искусства. Сегодня она, среди прочих документов, относящихся к истокам знаменитой коллекции, хранится непосредственно в галерее, в Отделе рукописей.

Позднее сам Третьяков, называя 1856 год временем создания галереи, рассказывал, что первым в его собрании на самом деле было реалистическое полотно Николая Шильдера «Искушение». Известно, однако, что Шильдер завершил эту работу в 1857-м. Историки так объясняют неувязку: вероятнее всего, коллекционер, увидев годом раньше только начатый живописцем холст, задумал приобрести его и внес задаток за «сырую» картину.

Как бы то ни было, именно 150 лет назад 23-летний предприниматель, сын купца второй гильдии Павел Михайлович Третьяков, сделал первый шаг к осуществлению своего благородного замысла — составить коллекцию произведений русской школы, чтобы, как говорил сам собиратель, «нажитое от общества вернулось бы также обществу (народу) в... полезных учреждениях». В 1916 году, когда музей отмечал свое 60-летие, Александр Бенуа писал о его основателе: «…это был в полном смысле слова какой-то подвижник, добровольно возложивший на себя очень тяжелую обязанность и несший ее далеко не с приятным чувством удовлетворенных прихотей…Третьяков поставил себе собирание русской живописи строгой задачей жизни…»

Молодой любитель искусств начал приобретать картины раньше, чем задумал создать всемирно известный музей. Он постоянно захаживал на Сухаревский рынок в Москве, покупал там книги и эстампы, а в двадцатилетнем возрасте съездил в Петербург, посетил Императорский Эрмитаж и пришел в особенный восторг от увиденного. Его тогдашние письма домой изобилуют восклицательными знаками. Прошло два года, и Третьяков впервые обзавелся живописными полотнами — за 900 рублей купил девять картин старых голландцев. Теперь трудно сказать, являлись ли те полотна оригиналами, но владелец не расставался с ними до последних дней — они украшали стены его жилых комнат.

Однако ту покупку специалисты нередко называют неумелой, случайной, да и сам Третьяков, признавая за собой недостаточное знание мировой живописи, решил больше не покупать образцов западного искусства, а сосредоточиться на русском, приобретая работы с выставок или прямо из мастерских знакомых.

В те времена произведения русских художников по большей части находились в многочисленных частных собраниях, и лишь некоторые хранились в Эрмитаже и Музее петербургской Академии художеств. Самыми крупными и значимыми считались частные коллекции Ф.И. Прянишникова и П.П. Свиньина. И та, и другая вполне могли стать основой для музея отечественного искусства, но этому не суждено было произойти.

В 1860 году, собираясь в первую поездку за рубеж, Третьяков составил завещательное письмо, где, в частности, писал: «Капитал же сто пятьдесят тысяч р. серебром я завещаю на устройство в Москве художественного музеума или общественной картинной галереи». К началу 60-х в его коллекции насчитывалось несколько десятков картин. Больше всего собирателя привлекало молодое реалистическое искусство. Третьяков сдружился с художниками, близкими ему по духу и убеждениям, а именно — с теми, которые в 1870-м объединились в знаменитое Товарищество передвижных художественных выставок. Благодаря этому знакомству работы передвижников скоро составили самый обширный раздел в его собрании. К концу 60-х Павел Михайлович увлекся созданием портретной галереи как особой части своей коллекции (возможно, его вдохновила на это недавно открывшаяся Лондонская Национальная портретная галерея). В 1872 году Третьяков стал собственником целой серии написанных В.Г. Перовым портретов писателей: Островского, Достоевского, Майкова, Погодина, Даля и Тургенева. Затем — четыре года специально уговаривал Льва Толстого позировать Крамскому. В конце концов, живой классик согласился, но с условием, что художник напишет и второе полотно, которое останется в яснополянской усадьбе. А самого Павла Михайловича Крамскому удавалось встретить, лишь когда тот болел и оставался дома. Так, в 1876 году был закончен знаменитый портрет собирателя (второе известное его изображение создал в 1883 году И.Е. Репин).

В 1872-м, когда коллекция уже не помещалась в комнатах жилого дома в Лаврушинском, Третьяков решил пристроить к нему специальное здание для картин. Оно было закончено двумя годами позже, и галерея разместилась в новой двухэтажной постройке. Наконец, еще 18 лет спустя Третьяков предложил Московской думе принять от него скромное подношение из 1 287 картин, 518 рисунков и 9 скульптур русских авторов XVIII—XIX веков. Эту коллекцию сопровождало небольшое собрание произведений европейских мастеров, принадлежавшее брату Павла Михайловича — бывшему городскому голове Сергею Третьякову, который скончался незадолго до того. Дума с благодарностью приняла предложенное, а даритель стал пожизненным попечителем коллекции.

После смерти основателя в 1898 году делами коллекции ведал избираемый Думой Совет, в который входили выдающиеся художники и меценаты Первопрестольной: Серов, Остроухов, Цветков, дочь Третьякова — Александра Павловна Боткина. К началу нового, ХХ века перестроили и опустевший дом в Лаврушинском переулке, приспособив его под нужды галереи. В.М. Васнецов объединил весь комплекс новым фасадом, придавшим зданию Третьяковки то своеобразие, которое выделяет его среди прочих московских особняков. Сегодня Москву трудно представить без этого «сказочного теремка», окруженного пешеходной зоной.

Вскоре после своего открытия для всех горожан «без различия рода и звания» галерея вошла в ряд крупнейших музеев Европы и продолжала активно пополняться — рост собрания постоянно опережал экспозиционные возможности здания. Попечителям приходилось «подвешивать» работы, скажем, Малявина в зал Шишкина или Айвазовского. Работникам галереи пришла на ум удачная идея — создать монографические залы, посвященные лучшим мастерам — Крамскому, Поленову, Верещагину, Репину…

Известный художник и историк искусства И.Э. Грабарь, в 1913 году избранный попечителем Третьяковки, а в первые годы после революции ставший ее директором, осуществил революционные же преобразования в экспозиции. Полотна теперь были развешены так, чтобы переходившие из зала в зал зрители могли читать «стройную книгу истории искусства». Дальнейшему развитию собрания помогла национализация частных коллекций, более того, в Третьяковку влились малые музеи Москвы: Цветковская галерея, Музей иконописи и живописи им. И.С. Остроухова, частично — работы из собрания Московского Румянцевского и Публичного музеев.

Во время войны третьяковские богатства спасали в Новосибирске и Перми, а московский музейный дом, к счастью, пострадал от бомбежек незначительно. Но уже тогда возникли мысли о расширении музейных площадей, которые, впрочем, нашли воплощение только в 80-х годах. Любимая галерея получила депозитарий с просторными хранилищами и мастерскими для работы реставраторов, позже — Инженерный корпус с выставочными площадями, компьютерными службами, детской студией и лекционным залом. К 1994 году было полностью отреставрировано основное здание, и памятный горожанам васнецовский фасад, визитная карточка галереи, засиял обновленными красками. Музей стал работать на двух «площадках» сразу, причем разделение коллекции прошло не просто по территориальному признаку. Оно концептуально: в Лаврушинском выставляются и хранятся старые работы, а на Крымском Валу, в доме № 10 (архитекторы Ю.Н. Шевердяев, Н.П. Сукоян, М.Н. Круглов и другие), поселились произведения ХХ века.

В начале нынешнего юбилейного года галерея запустила долгосрочную программу «Дружелюбный музей», в рамках которой в Москве появилось первое «музейное такси». Теперь между Лаврушинским переулком и Крымским Валом курсирует уютный микроавтобус, на котором сотрудники и гости Третьяковки могут в один «присест» доехать с одной территории на другую, логически объединив экспозиции. Галерея благополучно прошла путь от частной коллекции двух московских меценатов до музея с мировым именем, став к тому же серьезной научной организацией. Одна лишь только специализированная библиотека галереи насчитывает более 230 тысяч томов, с ней соседствуют фото- и слайдотека, ультрасовременные реставрационные мастерские, а само собрание ГТГ, которому, собственно, все это и принадлежит, насчитывает около 140 тысяч произведений, разместившихся в 62 залах двух зданий. Все случилось так, как и хотел основатель: теперь каждый из нас может «иметь понятие о всех русских художниках».