• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Прозрачный воздух Арктики. День 6. Координаты 86° с. ш., туман, –1 °C, ветер

День 6. Координаты 86° с. ш., туман, –1 °C, ветер
Просыпаясь каждое утро в теплой каюте и выглядывая в иллюминатор, где взору открываются бесконечные ледовые просторы, я мысленно пытаюсь представить те невзгоды и лишения, которые испытывали первопроходцы, чтобы хоть чуточку понять их. Что заставляло в свое время бороздить эти просторы норвежца Нансена (1894 г.), чем таким манит полюс, что в наши дни туда в одиночку стремится Федор Конюхов. В голове не укладывается, каким нужно быть храбрым и как неистово искать что-то, чтобы выдержать все те испытания, которые преподносит суровая и одновременно прекрасная Арктика.

fc91ed679476938d6f6a5f4df5a9f4ec.jpg

Сегодня мы проходим значимые координаты 86° с. ш., и самое время поговорить о Фритьофе Нансене, добравшемся до приблизительно этой же отметки (86° 13′ 36″ с. ш.) и вынужденным повернуть назад, перечеркнув тем самым свою мечту достигнуть Северного полюса.

4b2d89ced97b2037c99bbd53a2817d95.jpg

Большинство первооткрывателей имеет сомнительную репутацию. Это азартные, отважные люди, которые часто шли по головам для достижения своих целей. Личность Ф. Нансена не исключение, уж слишком рьяно разделяются мнения: для кого-то он однозначно является героем и вдохновителем, а для кого-то – увлеченным фанатиком, не считавшимся с жизнью своих подчиненных. Читая его биографию, чувствуешь, что мурашки бегают по коже. Одно несомненно – это то, что он феноменальная личность, и то, что он внес колоссальный вклад в развитие Арктики.
Нансен родился в 1861 г. в семье юриста, мать была баронессой. Учиться в школе ему мешала неиссякаемая энергия – усидеть на месте было непросто. С детства он занимался спортом, впоследствии поставил мировой рекорд по гонкам на коньках на 1  милю (1,6 км), а в 1878 году в первый раз стал победителем национального чемпионата по лыжным гонкам. Он выигрывал этот чемпионат двенадцать раз. В 27-летнем возрасте впервые в истории пересек на лыжах ледниковый покров Гренландии, что было воспринято широкой публикой как грандиозное спортивное достижение.

2440ee4ea9e321a171168de63682e01d.jpg

Во время учебы в Кристианийском университете по ходатайству одного из преподавателей (товарища отца) молодого ученого отправляют в плавание по Ледовитому океану на судне тюленепромышленной компании. Благодаря незаурядному уму его ценят в коллективе, вскоре он становится душой команды. А когда появились тюлени, Нансен окончательно завоевал авторитет среди членов экипажа своей меткой стрельбой. В те годы научные экспедиции проходили редко, а то и вовсе не проходили. Нансен же вел научные изыскания, которые впоследствии имели большое значение. По возвращении домой в возрасте 26 лет он получает степень доктора зоологии. Но самое главное – он заболевает болезнью под названием «Арктика». Курьезные истории, связанные с защитой ученого, до сих пор бродят по просторам Интернета. 28 апреля 1888 года, за 4 дня до отправления сомнительной экспедиции, о которой я расскажу позже, прошла защита докторской диссертации Нансена «Нервные элементы, их структура и взаимосвязь в центральной нервной системе асцидий и миксин». Защита прошла со скандалом, один из оппонентов заявил: «Практически вряд ли можно надеяться, что молодой человек вернется из этого похода живым, и если он будет счастливее оттого, что получил перед отъездом докторскую степень, так почему бы не дать ему ее?» По воспоминаниям дочери Нансена — Лив Нансен-Хейер, по достоинству работа была оценена уже в начале ХХ в., а сам ученый заявил, что пусть лучше будет плохая защита, чем плохое снаряжение.

Изучая движение льдов в первом своем путешествии, Нансен выдвигает весьма спорное предположение о способах достижения Северного полюса. Суда, скованные льдами, не могут дойти до него. «Отлично, тогда нужно так удачно попасть в ледовый плен, чтобы льды сами унесли корабль на полюс! А после уже по течению вырулить на Гренландию. Гениально и просто!» – утверждал Нансен. Общество отнеслось крайне негативно к такой идее. Нансен не унывает и открывает первую арктическую платформу для краудфандинга – финансирование на экспедицию собирают по крупице, но ему даже удалось получить деньги от императорской России!

Нансен покупает судно «Фрам», притом заботится, притом заботится, чтобы оно было спроектировано соответствующим образом и не раздавлено льдами во время дрейфа. Экспедиция длилась три года, и за это время не зафиксировано ни одного серьезного заболеваний среди членов экипажа, а многие рядовые участники утверждали, что они жили и питались лучше, чем дома. Все здоровы – это хорошо, но цель-то была достигнуть Северного полюса!

71a208ed4697f76e7d4f8d53ae1a838b.jpg

В ходе экспедиции все шло по плану, корабль был скован льдами, его несло на Север, пока в июне 1894 г. «Фрам» не достиг координат 83° 24″ с. ш. и начал удаляться в направлении Гренландии. Нансен принимает решение покинуть судно и отправиться напрямик к полюсу. С собой он берет лейтенанта Иогансена, с которым они проведут во льдах 15 месяцев. После Иогансен отметил, что в их отношениях была строгая иерархия, и только спустя год Нансен позволил ему перейти с «Вы» на «Ты». Один раз Иогансен не удержался и провалился по грудь в воду. Нансен даже не замедлил шаг, чтобы помочь товарищу, а после отчитал его за неуклюжесть.

6b1ec15f6ffa7937781b3502a00d71e5.jpg

Вдвоем они смогли достичь 86° 13′ 36″ с. ш., после чего стало понятно, что до Севера они дойдут, но продовольствия для обратного пути им не хватит. Я не могу даже вообразить, каких усилий стоило Нансену отказать от авантюрного соблазна и повернуть обратно после стольких усилий… Этому способствовало еще то обстоятельство, что у них ломается хронометр, и они не знают свои координаты и просто не понимают, где находятся. Можете себе представить: не понятно, где находятся и куда идут два человека в этом жутком холоде по льдинам…

2174009c69127d7322a39af5d0ab2ffd.jpg

Так Нансен и Иогансен и гуляли 15 месяцев (!) непонятно где по льдам Арктики, били медведей, охотились на моржей, вели дневники. В заметках Нансен описывает, как дерется с моржами лопатой и еще много чего увлекательного. Так они и живут и даже случайно выходят на какую-то землю, где строят землянку. Впоследствии это место назвали остров Рудольфа, и мы здесь делали высадку.

«Первую ночь они проспали прямо на камнях. «Не начать ли с крыши над головой?» – предложил утром Иогансен. «Нет, Ялмар, сначала мясо и топливо», – был ответ Нансена.
На острове не было ничего пригодного для костра: ни чахлого кустика, ни травы, ни плавника – Н И Ч Е Г О. Греть тут могло лишь чадящее пламя горящего моржового жира.
Адски трудно было свежевать огромные моржовые туши. Забравшись в ледяную воду, охотники, перепачканные кровью и салом, кромсали зверя. Когда на берегу выросли прикрытые шкурами кучи мяса и сала, можно было подумать о хижине.
Срывая ногти и кожу, они выламывали камни из замерзшей земли. Сложив стены, они забили щели мхом, натянули вместо кровли замерзшие моржовые шкуры. Ложе устроили из груды камней. Входили, вернее, вползали в хижину по узкой, низкой траншее. Когда Нансен вставал посередине хижины, между головой и потолком оставалось пространство, позволяющее провести рукой по волосам. Он мог, не сгибая ноги в коленях, улечься поперек хижины, упираясь головой в одну стенку, подошвами в другую. Чего же еще желать?»

«27 ноября Фритьоф Нансен царапает карандашом на грязном от вечной копоти жировой лампы листе бумаги: «Погода ветреная, снег крутит и хлещет тебе в уши, едва высунешь голову из лаза. Серо и пасмурно. Сквозь снежную мглу глаз едва различает у подошвы обрыва черные камни морены, а над ними угадываешь темную стену утеса; куда ни обернись: к морю или в глубь фиорда – везде та же тяжелая, свинцовая мгла. Ты отгорожен от всего мира, замкнут в самом себе. Ветер налетает резкими шквалами и гонит перед собой снег. А наверху, над гребнем скалы, он свищет и воет в трещинах и углублениях базальтовых стен; эту нескончаемую песню пел он в течение минувших тысячелетий и будет продолжать еще много грядущих. И снег кружит в своей вечной пляске, невзирая на смену времен». (Георгий Кублицкий «Фритьоф Нансен»)
Сегодня остатки их хижины выглядят так:

62d658bd577efe2cf84a6ee42046e4e1.jpg

На месте предполагаемой хижины, где они провели зимовку, стоит мемориальный крест: ютное и тихое место.

89ff649609654ade796e62b3cac3f62c.jpg

Сейчас здесь много птиц, и хочется думать, что и во времена Нансена и Иогансена они гнездились тут, и путешественники вволю питались свежими яйцами.

59441d5bc37472659b51586aede224be.jpg

В один из дней, когда они продвинулись ближе к югу, Нансен случайно услышал звук, похожий на лай собак, и направился в ту сторону, откуда он доносился. Навстречу ему шел незнакомый джентльмен. Так произошла историческая арктическая встреча. Каким-то чудом Нансен оказался на том самом месте, где разбила лагерь английская экспедиция под командованием Джексона, о котором я писала ранее:
– Уж не Нансен ли Вы?
– Да, я Нансен.
– Клянусь, я страшно рад вас видеть. ©
Ну а какой еще разговор может случиться в Арктике между двумя джентльменами?

6c008d0fe6c9f7bf13b1e6d83bf4003d.jpg

C одной стороны стоял цивилизованный европеец к клетчатом английском костюме, высоких резиновых сапогах, тщательно выбритый и причесанный, благоухающий душистым мылом, запах которого доносился до острого обоняния дикаря. С другой – одичавший человек, одетый в грязные лохмотья, с длинными всклоченными волосами и щетинистой бородой, с лицом настолько почерневшим, что естественного цвета нельзя было различить под толстым слоем грязи и сажи. Ни один из них не знал, кто был другой, откуда он пришел.

История закончилась благополучно, экспедиция прошла успешно, кто-то считал Нансена чудаком, который рисковал не только своей жизнью, но жизнями членов команды. Критика доходила до абсурда. Нансен пропагандировал спорт, и недоброжелатели утверждали, что из-за него молодые люди теперь больше проводят время на лыжах, чем в библиотеке. Сохранился номер журнала Times, на обложке которого изображен айсберг, на нем сидит Нансен, обливаясь потом. Его жена жаловалась, что дома в их спальне замерзает в умывальнике вода. Такие методы закаливания приветствовал путешественник! Но для большинства людей Нансена стал героем. История его выживания показала, на что способен человеческий организм, заметки дневника внесли вклад в развитие науки. Нансен стал путеводной звездой и вдохновителем для будущих путешественников.
241fc18d237c19c985e6db863c5b869a.jpg


Продолжение следует:  http://www.vokrugsveta.ru/blogs/tatiana_pospelova/1974.php
Автор: Поспелова Татьяна
Фото: