/**/

Хорошо быть плохим

Science Focus, 241
Довольно банальная истина о том, что плохим достается все лучшее, подтверждается научными исследованиями. Благодаря лжи, обману и гневу можно неплохо преуспевать в жизни. Вот, к примеру,  д-р Виктория Бресколл из Йельского университета провела эксперимент, в котором выяснила: если вы допустили ошибку в работе, следует во всем яростно обвинять коллег (а не выражать сожаление и признавать вину). Иначе вас сочтут слабаком.
Проведенное д-ром Коринн Мосс-Ракусин в университете штата Нью-Джерси аналогичное исследование показало, что на интервью при приеме на работу больше шансов ее получить — у самонадеянных и заносчивых кандидатов. Ведущие себя скромно — проигрывают.

Мужчины, которые считают себя неуступчивыми и агрессивными, зарабатывают на 18% больше тех, кто считает себя любезными, отмечает Тимоти Джадж, профессор менеджмента в университете Нотр-Дам в Индиане. Уступчивых людей любят больше, но они зарабатывают меньше и не так высоко поднимаются по карьерной лестнице». Женщины, которые считают себя неуступчивыми, зарабатывают на 5% больше своих дружелюбных коллег.

Даже совершенно избитая штука — детей надо учить быть честными — идет вразрез с методиками личностного развития. Оказывается, те дети, которые врут, обладают более развитыми интеллектуальными способностями. Ведь им приходится придумывать и удерживать в голове выдуманную ситуацию. В два года малыши практически не умеют говорить неправду. Но те, кто этому уже научился, имеют все шансы на перспективное будущее.

Нельзя при этом сказать, чтобы эти выкладки заставили меня обучать своих детей вранью. Врать — нехорошо. Анализируя данные научных исследований, не надо забывать, что они, как правило, имеют куда больше сторон, чем кажется в популярном изложении медиа. Конечно, лгунишкам приходится интенсивнее думать в попытках не попасться на собственной лжи. Но они проигрывают в другом — их мир перестает быть настоящим.

О том, какие качества помогают плохим выигрывать у хороших, можно будет прочитать в ближайшем выпуске журнала «Наука в фокусе» (за июнь).

Облачные надежды

Мое последнее увлечение - разнообразные приложения для работы в облаках. Очень нравится, как это называют. Витать в облаках теперь модно и очень практично. Настолько практично, что я даже и не знаю, как раньше обходилась без всех этих сервисов вроде Google Docs и Evernote.
И вот сегодня, на конференции CloudConf 2011, начавшейся на "Красном октябре" (вернее, на его "цифровой" конференц-площадке Digital October), мне предложили оттестировать в течение месяца сервис удаленного рабочего стола от ActiveCloud.
Принцип прост - ты получаешь рабочий стол на удаленном сервере и можешь подключаться к нему откуда угодно, в том числе с iPad. При этом можно пользоваться Microsoft Office и Internet Explorer. Технология Flash на iPad - ВОЗМОЖНА! (если пользоваться такими вот сервисами, при которых на планшет передается просто картинка с сервера). Своими глазами сегодня видела.
Правда, лично мне важнее не флэш, от которого уже отвыкла, а возможность запускать Internet Explorer. Сразу несколько моих работодателей почему-то никак не хотят понять, что Эксплорер - не пуп земли и что их работники вполне могут хотеть делать свою работу через другой браузер. Включая, между прочим, "Вокруг света" (раскрою страшную производственную тайну - новости Vokrugsveta.ru через Safari и еще один браузер, работающий на iPad, публиковаться отказываются).
Впрочем, в режиме этого удаленного сервиса есть один важный политический нюанс. ActiveCloud - белорусский сервис, который сейчас пришел в Россию, искать российских клиентов. Хранение данных в Белоруссии меня лично как-то смущает. Но использовать Explorer для рабочих нужд может оказаться полезным, а рабочие пароли, хочется верить, для белорусских спецслужб все-таки не должны представлять живого интереса. А основные документы мы пока оставим в Google Docs.
Между прочим, я поговорила и с еще одним сервисом (к сожалению, B2B, так что для личного пользования не годится) - Internet4you. Они, напротив, из Германии. И говорят, что российские, а также американские компании охотно переезжают на их немецкие сервера, особенно после истории с Wikileaks. Дело в том, что законодательство России и США позволяет в интересах государства добраться до информации, хранящейся у провайдера облачных услуг. А вот в Германии ничего такого нет. Теперь вы знаете, где прятать ваши коммерческие тайны!

Скандал вокруг обитаемой планеты

В пятницу мы вкратце передали суть астрофизического скандала в новости "Астрономы потеряли планету".
Ниже я более вольно изложу факты, пользуясь фактурой ScienceNews.


На конференции астрофизиков выяснилось, что открытие, сделанное американскими учеными в конце сентября, вовсе не так хорошо обосновано

В итальянском Турине на прошлой неделе (10-15 октября) случился практически скандал. Один из астрономов, Франческо Пепе из Женевской обсерватории в Соверни, объявил 10 октября, во время своего выступления на конференции астрономов, занимающихся поиском экзопланет, буквально «не совсем достоверными» ошеломляющие результаты работы американских астрономов под руководством Стивена Вогта, опубликованные в конце прошлого месяца. Речь идет об открытии первой обитаемой планеты за пределами Солнечной системы (экзопланеты), названной Глизе 581g и обращающейся вместе с еще пятью планетами вокруг звезды Глизе 581 (Gliese 581).
Об этом открытии не написал только ленивый. Еще бы – впервые в истории человечества найдена планета, на которой теоретически может появиться цивилизация вроде человеческой. Оставим в стороне тот факт, что эта планета, по заявлениям астрономов, не обращается вокруг своей оси, и приемлемая температура там держится на узкой полосе между теневой и солнечной стороной, подобно Меркурию в Солнечной системе. Но на этом участке температура вроде позволяет существовать жидкой воде (планета находится для этого на достаточном расстоянии от звезды), а силы тяжести достаточно, чтобы ее удержать. Все оценки параметров планеты сделаны на основании сигналов о гравитационных колебаниях звезды, свидетельствующих о влиянии планет на ее движение.
Швейцарская группа астрономов под руководством Франческо Пепе также вела наблюдения за Глизе 581. В 2009 году, когда они последний раз выступали с докладом о своей работе, они сделали 119 измерений колебаний этой звезды. Записи велись в течение четырех лет и показали существование в системе Глизе 581 четырех планет, а не шести, как заявили американцы. Последний доклад группы включает, плюс к этим 119-ти, дополнительные 60 измерений, сделанных чувствительным спектрографом HARPS (HARPS spectrograph) на телескопе в Ла-Силье, Чили (La Silla), за 6,5 лет наблюдений.
Как говорит Пепе, «из этих данных следует, что четыре планеты у этой звезды обнаруживаются без труда, однако мы не видим никаких доказательств присутствия пятой планеты с орбитой в 37 дней», не говоря уж о шестой планете. Он уверен, что если бы сигналы, свидетельствующие о существовании Глизе 581g, были представлены в материале его группы, астрономы из Женевской обсерватории смогли бы опознать планету.
Таким образом, насколько простому обывателю видится сложившаяся ситуация, перед учеными, не входящими ни в группу Вогта, ни в группу Пепе, сейчас ребром поставлена необходимость каким-то образом отреагировать на презентацию Пепе. Либо надо признать, что американские астрономы не имели права так самоуверенно говорить об открытии обитаемой планеты, не имея достоверных тому подтверждений, либо надо считать, что Пепе просто гложет зависть и желание тоже урвать немного славы и «паблик релейшнз», доставшихся в конце сентября группе Вогта.
Любопытно, что никто из присутствовавших на Туринской конференции астрономов не решился однозначно встать на ту или другую сторону. Скорее, судя по опубликованным в СМИ комментариям, кажется, что они больше симпатизируют Пепе (что вполне понятно, учитывая, что минуты известности достались Вогту, а не швейцарской группе, хотя делали они практически одну работу). Но это субъективное впечатление, а эксплицитно ученые говорят довольно разумную вещь. А именно: что только время и больше исследований смогут показать, действительно ли первая обитаемая экзопланета была найдена. К примеру, вот мнение астронома Массачусетского технологического института (MIT) Сары Сигер: «Не стоит торопиться утверждать то или иное. Мы придем к согласию в какой-то точке, но я не думаю, что надо голосовать прямо сейчас».

Суть разногласий
Основная проблема заключается в двух вещах. Во-первых, обе группы использовали, разумеется, сверхточные инструменты, но они тоже имеют определенную погрешность. А сигнал, который можно распознать как свидетельство о планете, слишком слаб и примерно этой погрешности и равен. Так что не исключена вероятность того, что данные, трактованные американскими астрономами как показатель наличия планеты Глизе 581g, на самом деле, свидетельствуют только о неидеальности инструментов. На это, собственно, и упирает Франческо Пепе, говоря, что даже соглашаясь с выкладками группы Вогта, «в этих условиях мы не можем подтвердить существование анонсированной планеты Глизе 581g». Впрочем, разумеется, опровергнуть ее наличие в данной звездной системе Пепе и его коллеги тоже не могут.
Вторая деталь, способная перевернуть открытие первой обитаемой экзопланеты с головы на ноги, - это вопрос, действительно ли у планет этой звездной системы круглые орбиты. Группа Вогта настаивает на том, что это так. Группа Пепе считает, что орбиты – вытянутые. Решение вопроса об эксцентричности орбит влияет на окончательные выводы относительно этого открытия. Дело в том, что если они не круглые, полученные сигналы должны оцениваться иначе. То, что сейчас было сочтено американскими астрономами пятой и шестой планетой этой системы, может просто быть показателем вытянутости орбит четырех других планет.  
Разница в материале, которым оперируют обе группы – в том, что американцы объединили измерения швейцарской группы со своими собственными 112-ю измерениями, сделанными за 11 лет с помощью спектрографа HIRES в обсерватории Кека на Гавайях. Колебание, вызванное влиянием Gliese 581g на звезду, может быть вычислено только при сопоставлении этих двух серий измерений, о чем Вогт и его коллеги честно сообщили в статье, размещенной 29 сентября на сайте arXiv.org и запланированной к публикации в Astrophysical Journal.
Стивен Вогт после презентации Пепе по-прежнему настаивает на своих результатах. Он считает, что сделал все необходимые оговорки относительно своего открытия. Но Сара Сигер, присутствовавшая на конференции, назвала презентацию Пепе впечатляющей. Она же и обратила внимание на разницу толкований относительно эксцентричности орбит. Алан Босс из научного института Карнеги в Вашингтоне, также посетивший мероприятие в Турине, говорит, что разница между воззрениями между группами астрономов вполне может послужить яблоком раздора в мировом астрономическом сообществе. Довольно взвешенно оценивает эту информацию Мерседес Лопес-Моралес из института Карнеги, призывающая астрономов не устраивать выяснение отношений прямо на месте. Она, между прочим, соавтор статьи в Astrophysical Journal, в которой говорится, как признание эксцентричности орбиты может повлиять на вычисление присутствия экзопланет. По ее словам, «оба решения астрономических групп могут, на деле, соответствовать имеющейся информации, если учитывать вероятность эксцентриситетов. Должно появиться больше данных и ясное объяснение разницы предположений относительно орбит, прежде чем окончательное решение относительно Глизе 581g будет сделано».

Врачи пришли учиться у мам

В понедельник прошла первая в России конференция для врачей, организованная консультантами по слингоношению. Все это имело место в уютном здании Центра традиционного акушерства в Армянском переулке, Москва.

Фото © Sling-info.ru

Лиза из-за моей спины тянется к кукле, сидящей в слинге Сергея Михайловича Пиотровского
Лиза из-за моей спины тянется к кукле, сидящей в слинге Сергея Михайловича Пиотровского.
Сергей Михайлович показывает, как держать новорожденного младенца
Сергей Михайлович показывает, как держать новорожденного младенца.
Демонстрация положений в разных тканевых перевязях
Демонстрация положений в разных тканевых перевязях.
Доклад Юлии Фадеевой о ношении в слинге-шарфе
Доклад Юлии Фадеевой о ношении в слинге-шарфе.
Внимательные слушатели поглощают информацию
Внимательные слушатели поглощают информацию.
Живое общение после докладов
Живое общение после докладов.
Ульяна Юрьева с Ларионом - просто красивая парочка!
Ульяна Юрьева с Ларионом - просто красивая парочка!

Пафос правописания

Устав бороться с собственным коллективом, полезла искать теоретическое обоснование тому, почему университеты по-русски надо писать с маленькой буквы. И вот что получилось...

«В ходе Мирового политического форума в Ярославле Президент РФ Дмитрий Медведев сообщил, что не поддерживает идею государственного регулирования Интернета», - отметило одно из новостных агентств на днях. С точки зрения стилистики в этой фразе, кочующей из одного онлайн-текста в другой, есть одна закавыка. Следует ли так величественно писать слово «президент» с большой буквы? Ответ на этот вопрос амбивалентен. С одной стороны, да, следует, потому что это полное официальное название, которое действующими правилами правописания предписывается писать с прописной буквы. С другой стороны, прописная действует именно для полных и официальных названий в серьезных официальных документах. Каковым, с точки зрения науки о стиле, газетный текст (а также отпочковавшийся от него текст новостного сообщения в сети Интернет) не является.
О том, что канцеляризмы заполнили газеты и телевидение, непосредственно влияющие на нашу бытовую речь, переводчик и стилист Нора Галь писала в своей замечательной книжке «Слово живое и мертвое» уже давно, еще до эпохи повального Интернета. «Берегись канцелярита!» - так называется одна из глав этой книги, которую я настоятельно рекомендую читать всем корреспондентами газет и их редакторам вне зависимости от квалификации. Перечитывая, все время обнаруживаешь в себе новые глубины стилистических ошибок.
Но Нора Галь писала об обыкновенных словах, с маленькой буквы, которые просто попали вместо канцелярской справки в сообщение медиа. «Оказываем влияние на подростков» вместо «помогаем детям». Мне кажется, под понятие канцелярита попадает и манера использовать строчные буквы в должностях и организациях к месту и не к месту. Здесь можно выстроить такую цепочку: чиновники, привыкшие к чинопочитанию, боятся видеть должность своего начальника или название присутственного места со строчной буквы. И давят на службы по связям с общественностью (сиречь пиарщиков). А те настаивают на том, чтобы журналисты, не очень-то, зачастую, обладающие чувством языка и грамотностью, буквально следовали формату пресс-релизов.
Но если с президентом и прочими должностями, а также с названиями крупных компаний можно все ошибки списать на пиарщиков, то с научными организациями правописание хромает по другой причине. Основная проблема касается разнообразных центров, институтов и университетов. Как следует писать про медицинский центр при Гарвардском университете, если по-английски это Harvard Medical School? На самом деле, это напрямую касается проблемы перевода научных названий. В оригинале – все с большой буквы, и не от большого пафоса, а просто потому, что в английском языке так принято писать все названия. Правила другие.
По-русски мы, тем не менее, должны следовать нормам русского правописания при переводе. И тут возникает любопытная закавыка. Именно та часть, которая касается использования прописных букв при именовании организаций, в русском языке регулируется нормами 1956 года (см. параграфы 92-109 «Правил орфографии и пунктуации» 1956 года). А тогда практиковалось деление на советское (и примыкающее к нему понятие «стран народной демократии») и западное. Республика советская пишется со всех больших букв, организация советская – со всех больших букв. А западная может потерпеть и строчные. То есть Народная Республика Болгария, но Французская республика. К слову, я наконец поняла, почему «министерство иностранных дел США» пишется в газетах именно так, а российское – строго «Министерство».
Согласно этим нормам, называть западные институты со всех больших букв нельзя. А у нас наукой западные, в основном, заведения занимаются, если судить по СМИ (российские все еще боятся широко вещать о своих достижениях, - не очень ясно, почему, но факт). Что делать?
Впрочем, вопрос, конечно, так не стоит. Закавыку обходят следующим образом. Существуют нормообразующие словари*, выпущенные в последние годы. В них прописана довольно четкая норма, согласно которой, имена собственные, являющиеся названиями организаций, следует писать с первой большой буквы. Разумеется, вне зависимости от страны расположения. Хорошая и красивая эстетически норма. Медицинская школа Гарвардского университета при этом отлично укладывается в две прописных – в начале названия самой школы и в начале названия университета.
С другой стороны, иногда и это правило заставляет задумываться. Медицинская школа – практически нарицательное наименование, потому что похожую по устройству медицинскую школу в том же США при каждом университете встретить можно. Нарицательные (центр, институт, школа, лаборатория) пишутся с маленькой буквы. Сегодня в новостях мелькнул Красноярский федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии. Без указания города он – просто центр. Так и пишут «федеральный центр». Но тогда и медицинская школа без указания университета – просто «медицинская школа». А мы в большинстве своем пишем ее с большой буквы. Опять же, английский оригинал мешает сосредоточиться.
А вот Лаборатория реактивного движения НАСА (NASA Jet Propulsion Laboratory) и по-русски пишется с большой буквы, хотя она и лаборатория. Потому что она – единственная в своем роде, другой такой нет во всем мире. В своем роде, большая буква выполняет здесь роль определенного артикля, отсутствующего в русском языке, но присутствующего в английском. Но когда пишешь, надо знать, одна она или их много. Если человек «в теме», что называется, - он такие детали знает (равно как и наиболее привычную форму правописания), но часто ли пишущие коллеги так уж хорошо «в теме»? Неплохим правилом в этом случае было бы посмотреть, как обычно обходятся именно с этим названием, и Google в том помощник.
Но беда в том, что полагаться на онлайн-правописание невозможно, если норма даже оффлайн повсеместно неизвестна. Университеты пишут с большой буквы практически везде. «Нью-Йоркский Университет», «Кембриджский Университет», «Новую бактерию открыли в Университете Восточной Англии». В моей практике это самое заколдованное из слов, потому что заставить корреспондентов писать его правильно на двух языках – невозможно. Вначале и английское, и русское название оказываются писанными с большой буквы. Разбираем правила русского языка, все вроде суть поняли. На следующий день – и русское, и английское написание идут со строчных. Начинаешь объяснять снова – от греха подальше опять переходят на прописные. Пытаешься ввести правило, опираясь на словари, – медицинские школы и лаборатории реактивного движения все без исключения оказываются нарицательными. Чему нас только в школе учили?

* См. Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник / Под ред. В. В. Лопатина. М., 2007; В. В. Лопатин, И. В. Нечаева, Л. К. Чельцова. Прописная или строчная? Орфографический словарь. М., 2007;  Мильчин А. Э., Чельцова Л. К. Справочник издателя и автора. М., 2003.
Страницы: Пред. | 1 | ... 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | След.