Молоком единым жив человек

Случайно написалось по следам подборки научных сообщений на EurekAlert. Ну и немного подборки с ВокругСвета-Телеграф.

Множество диет развелось в наши дни, на любой вкус и цвет. Недавно к нам в гости пришли друзья. Один из них не ел помидоры и дыню, а другой – помидоры и огурцы. Второму повезло больше, потому что на сладкое у нас была запланирована именно дыня. А салат они проигнорировали сообща.
Вообще говоря, вокруг меня уже принято относиться к диетам примерно как к вопросу о любимом занятии. Кому-то нравится, допустим, на конях скакать, а кому-то – придерживаться определенного порядка употребления овощей в пищу. Не более. Количество разнообразных и иногда противоречащих друг другу диетических рекомендаций зашкаливает, нивелируя доверие к какому бы то ни было полезному способу питания.

Молочная зависимость
Тем не менее, с сугубо научной точки зрения, соблюдение диет все-таки приносит свою пользу. Буквально на днях появились данные, свидетельствующие в пользу молока в нашем рационе. Перед тем как излагать их, скажу, что есть у меня знакомые, тщательно изучавшие диетологию, которые к молоку относятся с подозрением. Мясо объединять с молоком боятся, пьют его исключительно отдельно и убеждены, что не всякий желудок способен молоко переваривать. А в моей семье молоко к мясу, и на столе, и в процессе готовки, и в кисломолочном виде, добавлялось всегда. И надо сказать, что без всяких диет здоровье моих родителей значительно лучше, чем у тех людей, кто молоку не очень доверяет. Может быть, конечно, моя семья просто физкультуру любит, не знаю.
Так вот, согласно опубликованной в последнем выпуске American Journal of Clinical Nutrition статье, ученые из израильского университета имени Бен-Гуриона в Негеве целенаправленно изучали питание людей, занимающихся сбрасыванием веса. Они выделили две группы: употребляющих молоко и молочные продукты, и не пьющих молоко. В итоге им удалось установить четкую связь. Вне зависимости от того, чем еще, кроме молока, питается человек, «молочные» люди, с наиболее высоким уровнем кальция в еде, примерно равным содержащемуся в 340,2 г молока или других молочных продуктах (всего 580 мг дневного потребления кальция), теряли примерно 6 кг веса за два года. Люди с самым низким содержанием кальция (около 150 мг дневного потребления, или примерно полстакана молока) теряли в среднем лишь 3,17 кг за тот же период, то есть вдвое меньше.
Таким образом, уровень кальция, непосредственно связанный с употреблением молока, влияет на способность нашего организма оптимально перерабатывать пищу. А на усвояемость кальция, в свою очередь, влияет количество витамина D в крови, получаемого, в первую очередь, от солнечных лучей (есть в нас что-то от фотосинтеза деревьев, правда?), но также из обогащенного минералами молока, жирной рыбы и яиц.

Витамин D и его роль в нашей жизни
Еще одно исследование израильских ученых, приведенное в той же статье, показало, что при более высоком уровне витамина D падение веса происходит у худеющих людей куда быстрее, и чувствуют они себя более здоровыми. В этой второй работе оценивалась, вообще говоря, эффективность разнообразных диет. Рассматривались низкокалорийные, средиземноморские и карбогидратные (по методу углеводного насыщения) системы питания. Работу проводил доктор Данит Шахар из Центра здоровья и питания им. Даниэля Абрахама университета им. Бен-Гуриона. Он взял более чем 300 человек с чрезмерным весом, мужчин и женщин, в возрасте от 40 до 65 лет, и два года их наблюдал. Это первое, по сути, исследование, которое показало, что витамин D поднимается, когда люди теряют вес, то есть указало на несомненную взаимосвязь нездорового и здорового пищеварения с уровнем этого витамина. Вне зависимости от того, какой диетой пользуются люди, между прочим.

К слову, известно, что американцы пьют меньше молока, а следовательно, получают меньше витамина D и кальция. Отсюда, вероятно, можно вывести один из корней их национальной проблемы ожирения, если верить выводам доктора Шахара. На всякий случай – молока ученые рекомендуют пить не менее 4 стаканов в день.

Что едим, кроме молока
Что касается трех упомянутых диет, изучавшихся в работе израильского ученого, то они заслуживают отдельного пояснения. Начнем с первой – средиземноморской. Ценность этой диеты уже не раз доказывали с помощью научных исследований. Известно, что жители Средиземноморья, колыбели европейской цивилизации, меньше страдают от сердечно-сосудистых недугов. Итальянцы так и вообще живут дольше всех в мире (мужчины более 77 лет, женщины более 88 лет в среднем).
Средиземноморскую диету даже предлагали объявить культурным достоянием человечества. Ее составляющие – оливковое масло и вино, а также овощи, фрукты, сыры, орехи и рыба. Кроме того, важны количество и сочетание этих продуктов, то есть, условно говоря, рецептура блюд.
В 1988-1994 году ученые из Гарвардского университета во главе с Димитриосом Трикопулосом, эпидемиологом по специализации, проводили исследование, отобрав 182 добровольца старше 70 лет в греческих деревнях. Их попросили ответить на вопросы о том, что они едят. За время работы умерло 53 участника, и диетологи решили выяснить, чем отличаются меню у живых и умерших. Сторонники традиционной греческой кухни и те, кто предпочитал современные западные принципы питания, отличались друг от друга долгожительством. Традиционная кухня обеспечивала грекам примерно на 50% (!) больше долголетия, если верить результатам этой работы. Главные продукты средиземноморской диеты – оливковое масло, богатое мононенасыщенными жирами, и красное вино, которое, будучи выпиваемо в умеренных количествах, примерно по 2 бокала в день, невероятно полезно.
Карбогидратные диеты (сиречь углеводные) популярны среди любителей фитнеса и борцов против целлюлита. Принцип работы такой системы понятен, он совершенно химический. Карбогидраты (они же углеводы) делятся на две основные группы – простые и сложные. Первую представляет сахар, вторую – крахмал, вторая группа усваивается организмом медленнее и позволяет постепенно высвобождать энергию, представляя более ценный источник энергии для занятий спортом.
Крахмал, в частности, содержится в картофеле и рисе (особенно коричневом), а также в неочищенных зерновых хлебах, бобах и чечевице. Отсюда все рекомендации питаться неочищенным рисом и зерновым хлебом. А еще эти продукты помогают упорядочить работу кишечника, что тоже очень полезно.
Ну а низкокалорийные диеты – это просто поменьше пирожных и тортов. Кроме уменьшения веса, они позволяют улучшить гормональный фон человека, вплоть до лечения эндокринных расстройств.

Что-то вроде заключения
Возвращаясь к теме разговора – молоку – замечу, что я не призываю пить его непременно много. На самом деле, говорят, что далеко не у всех людей сохраняются ферменты, позволяющие нам еще в детстве хорошо перерабатывать лактозу. Но кальций-то нам всем точно нужен. Кроме проблемы правильного питания, он, и от этого никуда не деться, основной наш строительный материал для костей. При нехватке кальция можно довольно тяжело заболеть, например, остеопорозом.
Что же делать при непереносимости лактозы? Напомню, что есть заменители с пониженным содержанием этого вещества или вовсе без нее. Ну и всегда остается жирная рыба (а то и рыбий жир, кто-то даже любит) и яйца для повышения уровня витамина D, обогащенные кальцием напитки и очень полезные неочищенные рис и хлеб. А также средиземноморская диета с красным вином и оливковым маслом.

Семь смертных грехов научной журналистики

Забавная статья попалась нам на просторах Интернета. Я ее перевела и немного литературно выправила, ниже следует текст.

Существует несколько проблем научной журналистики, касающихся всякого, кто пишет про науку. Они стары как сама профессия журналиста, но становятся все распространеннее в последнее время. Практически во всяком популярном тексте про науку в газете или Интернете есть эти детали. К сожалению, их проще назвать, чем избежать.

1. Погоня за сенсацией.
Все СМИ соревнуются за внимание зрителей и читателей. Конкуренция между ними усиливается, поскольку в Интернете развлекательная информация сейчас все более и более разнообразна и доступна. Чтобы выжить, надо захватить читателей, а для этого нужно написать им текст, мимо которого они просто не могут пройти. Лучший способ сделать это – поставить кричащий заголовок. NASA бомбит Луну, поиск «божественной частицы» (бозона Хиггса), ученые нашли ген гангстеризма, революционное открытие в лечении рака, – и следом полторы страницы захватывающего дух преувеличения. Неважно, что детали не соответствуют заголовку и что открытие не менее революционное, чем другие, сделанные ранее. Но как минимум кто-то из читателей купится и прочтет эту статью.

2. Вера в пресс-релизы.
Пресс-релизы – это приманки для загруженных работой журналистов. Не нужно никуда идти и искать сюжет – релизы сами приносят новости. Ученые, упомянутые в пресс-релизе, доступны для комментариев: там указаны их телефоны. Кроме того, релизы легко читать, особенно если вы ничего не знаете о том, что собираетесь писать. Они разжевывают материал научной статьи в мягкую усваиваемую массу.
Но надо помнить, что релизы написаны, чтобы привлечь внимание, и некоторые из них преувеличивают важность исследования, которое описывают. Они фокусируются на материалах единственной лаборатории, оставляя в стороне всю большую работу, которая проводится в этом направлении в других местах. Поэтому заметки, базирующиеся на пресс-релизах, дают неверное представление о науке, как будто это цепочка изолированных друг от друга выкриков «Эврика!», которые ведут в никуда.
Более того, если научный институт присылает изданию пресс-релиз, он шлет его также в другие редакции, которые будут писать об этом в тот же день. Но журналистам до этого нет дела, - ведь это должно быть действительно важное событие, если пиарщики озаботились прислать вам сообщение, не так ли?

3. Отсутствие деталей.
Важная новость! Ученые провели удивительный эксперимент, который может привести к появлению нового возобновляемого источника энергии. Но эксперимент очень сложен, это практически черная магия, и поэтому мы не будем говорить о самом эксперименте, а поговорим о его практических приложениях. Что новый источник энергии может принести нашему обществу, что защитники окружающей среды об этом думают, и как здорово все это будет для экономики. Неважно, что ученые на самом деле сделали, как их эксперимент выглядел и нужны ли другие эксперименты для подтверждения данных, полученных в этот раз. Это слишком сложно, чтобы объяснять читателям, тем более что в заметке всего 1200 слов, а 800 из них уже написаны. Мы уже знаем, что эксперимент что-то подтвердил, так что же еще вы хотите?

4. Упрощение или неверное толкование.
Иногда научные статьи допускают ужасные ошибки. Это со всеми случается. Вы спешите, вы сказали 50%, а имели в ввиду 91%, вы пишете про тему, которой обычно не занимаетесь, вы написали, что эта бактерия грамположительная, а она на самом деле грамотрицательная, вы не перечитываете и не проверяете факты. Но это не самое страшное. Хуже всего, когда журналисты стремятся упростить содержание.
Когда вы ограничены размером заметки, не так просто объяснить читателям все нюансы, при том что они считают, что интрон (сегмент ДНК или РНК) – это психическое заболевание, и не имеют ни малейшего представления о том, зачем ученые ищут этот бозон Хиггса. Однако задача журналиста – удержать баланс между информированием и доступностью текста. Конечно, если читателям будет скучно, они пойдут смотреть YouTube или Facebook, но извращать информацию в угоду их развлечению тоже не дело.
Когда вы пишете научную статью для массовых СМИ, вы часто сталкиваетесь со следующей дилеммой. Через час заметка должна быть сдана, но ни вы, ни редактор не можете понять разницу между полимеразой и соленым огурцом, и у вас только 1000 слов, чтобы доказать, что научная статья интереснее ролика в YouTube. При этом научный эксперимент еще и непросто сделать привлекательным, в отличие от ролика. И поэтому вы слегка упрощаете смысл текста. Ну, может быть, и не совсем слегка. Вы можете использовать несколько неаккуратных метафор, и научная часть становится неузнаваемой. Но, в конце концов, кто будет разбираться?

5. Преклонение перед авторитетами
Если эксперты сказали это, значит, они правы. Особенно когда большинство экспертов говорит именно так. Мы не знаем, кто эти эксперты и почему они так говорят, но раз уж они уверены, это правда. А если другие эксперты скажут что-то противоположное, мы их тоже процитируем. Не надо критически подходить к их высказываниям или задавать им вопросы, или пытаться понять, почему они не согласны между собой. Мы знаем, что они эксперты, и этого достаточно. Может быть, в этом исследовании ошибка или оно противоречит публикации месячной давности. А может, оно сделано доктором Икс, который получил свою степень всем известно каким образом (но он же доктор, в конце концов?) Задаваться вопросами – не дело журналиста. Мы принимаем слова ученых, как манну небесную, и передаем их массам читателей. В конце концов, если так сказали эксперты, это должно быть истиной.
А критикой пусть занимаются политические журналисты.

6. Жаргон.
Представьте, я говорю вам, что DRG в UB было оперируемо, а ICD-9 было вырезано, что дает URN больше базовой ставки. Вы, скорее всего, попросите меня повторить с другими словами. Но если вы прочитаете эту фразу ученому-медику, знакомому с терминами и знающему, что они значат, для него проблемы понять не возникнет.
Мы живем в мире специализации. Во всех областях есть свой жаргон. Он облегчает обмен сообщениями, но относительно бессмыслен для незнакомых с темой. Иногда единственный путь понять, о чем идет речь, - для начала ознакомиться с базовой терминологией.
К сожалению, за языком науки следить довольно сложно, особенно если последний раз о частицах в космосе вы слышали, похрапывая на уроке физики в 11 классе. Объясняя научные исследования, нужно выбирать язык, который поймут не знакомые с наукой люди, и это непросто. Особенно когда пора сдавать заметку.

7. Стертые клише.
Почему так много исследований «проливают свет» на интересные вопросы или «открывают путь» новым изобретениям? Когда бозон Хиггса стал «божественной частицей»? Просто мы где-то это прочитали, и это хорошо звучало, и нет времени придумывать другую метафору.

Таковы семь смертных грехов научной журналистики. Они цветут пышным цветом, потому что журналисты все яростнее бьются за внимание читателей, а сама индустрия СМИ – за выживание в условиях жесткой конкуренции. Читатели теперь довольно легко могут находить ошибки в статьях, потому что можно всегда сверить данные через Интернет. Неизвестно в свете этого, какими статьи о научных открытиях вообще могут стать в будущем. Но раз уж наша образовательная система довольно несовершенна и не дает нам понять, что делают ученые, через чтение специализированных журналов, довольно важно, чтобы научные журналисты в масс-медиа делали максимум возможного, чтобы удержаться на должном уровне качества.

Источник: The Seven Deadly Sins Of Science Journalism, автор Джонатан Паркинсон (Jonathan Parkinson).

Как мы получали паспорт для Лизы

Лето было жарким не только в плане температуры, поэтому историю про Лизины документы дописываю уже в сентябре.

Напомним, что наш рожденный в Англии ребенок Елизавета к моменту покупки билетов на самолет не имел документов, с которыми ее пропустили бы на территорию России.
В российском консульстве нам долго морочили голову разнообразной бюрократией. В итоге к 5 июля, на который был назначен визит в консульство в Лондоне, у нас на руках имелись: свидетельство о рождении на английском языке; перевод свидетельства, сделанный специально аккредитованным при консульстве агентством (всего 4 агентства имеют право переводить документы для консульства); апостиль свидетельства; наши загранпаспорта, на которых золотым по красному прописано наше гражданство (Россия).

5 июля мой муж поехал в Лондон. В полной уверенности, что едет подавать документы на паспорт дочери. Но не тут-то было. В консульстве ему заявили: "У нее нет российского гражданства, поэтому мы не можем выдать паспорт".
Оба родителя маленькой девочки - граждане России. Какое у нее может быть гражданство, если гражданство по земле рождения уже давно нигде не дается? Наверное, китайское.
Хорошо, сказал отец, давайте определять ее гражданство. Неееет, сказали консульские работники, вам нужно вначале записаться на посещение через интернет. Но помилуйте, я же записался, и вот оно, мое посещение, вот он я здесь, воскликнул муж. Нееет, сказали консульские работники, вы записывались на подачу документов на паспорт; а надо - на установление гражданства.
Когда выяснилось, что очередь на установление гражданства отбрасывает нас аж на октябрь, сердце моего супруга екнуло. Но, как известно, жестокость российских законов компенсируется только необязательностью их исполнения. А российское консульство в Лондоне - это территория России с ее законами. В общем, вышла тетечка и сказала, что сейчас по-быстренькому примет документы.
Заявление на гражданство рассматривается месяц. Билеты на самолет у нас были куплены на 5 августа, на прием нас пригласили на 3 августа. Ну и хорошо, подумали мы. Как раз успеем вписать Лизавету в наши паспорта, раз оформление ее собственного уже невозможно (потому что паспорт оформляется месяц после установления гражданства). Вписывание в паспорт ребеночьей фамилии делается на месте.

На этом мы и успокоились, отправившись укладывать чемоданы. 3 августа мы как зайки приехали в Лондон и были в консульстве к назначенным 14 часам. Асфальтированный пятачок, скамейка перед входом в консульство, за забор нам выйти нельзя (а то назад не впустят), и я с двумя детьми остаюсь ждать, а муж устремляется получать документы.
Через полчаса у нас было на руках подтверждение, что Лиза гражданка России. Еще 10-15 минут - и выясняется, что вписать ее в наши паспорта невозможно. Паспорта были выданы в России, а не в консульстве, и консульские работники с ними не работают.
А что делать? "Оформляйте свидетельство на возвращение", - говорят нам. Муж снова исчезает за массивными дверями в имперском стиле.
Время тянется долго, но наконец он выходит: "Свидетельство на возвращение оформить нельзя. Его выдают тем, у кого паспорт ранее уже был. А у Лизы его еще не было".
А что можно? Нам же лететь через 48 часов.
Можно оформить паспорт. Консульские работники уверяют, что жестокость законов в России... см. выше. И что за день они его оформят.
Но для этого надо записаться и заполнить анкету через интернет. В самом консульстве интернет, наверное, есть, но идея предоставить его просителям в голову никому не приходит. Мужа отправляют в интернет-кафе неподалеку.
Время тянется, папы нашего нет, рабочий деньподходит к концу, консульство собираются закрывать, нас наружу не выпускают, голодные и скучающие дети на асфальтированном пятачке уже охренели. Это уже не первый час, который мы сидим на этой дурацкой скамье перед консульством.
Наконец муж возвращается. Заходит за дверь... и вскоре снова выходит. Анкету надо еще распечатать, поэтому надо снова идти в интернет-кафе. Принтеров в консульство не подвезли, что ли. Но распечатать - не просто. Программное обеспечение консульства не сохраняет заполненные анкеты, и ее надо заполнять заново.
Спустя некоторое время, уже практически за пределами рабочего дня в консульстве, мы смогли наконец отдать бумаги и получить обещание, что паспорт выдадут утром в день вылета.

В день вылета муж отправился в посольство вместе со старшим ребенком, где-то они там задержались, - опоздали на 4 минуты. За ограду их не пустили. На сообщение "мы сегодня улетаем" охранник сказал: "Покажите билеты". Билеты были в гостинице, они поехали обратно. Слава Богу, улетали мы вечером, но запланированная прогулка по Лондону провалилась с треском. В итоге мы получили Лизин паспорт уже во второй половине дня, как раз вовремя, чтобы успеть на самолет.

А теперь загляните в предыдущие серии рассказов про Лизины документы и вспомните, что говорилось про имя ребенка. Да-да, теперь ее зовут Элизабет, и у нее нет отчества. Российского паспорта нет, зато есть заграничный. Старого образца - новые до Лондона еще не доехали.

Двойное имя

Новости, которые мы пишем на Вокругсвета.ру, часто приносят любопытные детали. К примеру, сегодняшняя научная новость про эволюцию конечностей содержала имя, напомнившее мне про историю с регистрацией имени моей младшей дочери, которую я здесь рассказывала.

Ученого (вернее, ученую), работающую в университете Оттавы, Канада, зовут Мари-Андре Акименко. Marie-Andree. Как могло получиться такое имя у человека, который, очевидно, судя по фамилии, является потомком украинских (или русских с украинскими корнями) эмигрантов в Канаду?

Предположительно, ее хотели назвать Марией. Что вполне логично для русских и украинцев. А ее отца предположительно звали Андреем (что не менее логично). Регистрация первого И второго имени во франкоязычном офисе (что возможно в Канаде) дала Marie-Andree. На самом деле, она просто Мария Андреевна, смеем мы подумать.

Один из самых старых городов Англии

St. Nicholas Priory (или просто двор нашего дома, чего стесняться)
На фотографии: вид из нашего окна на St. Nicholas Priory - бывшую кухню монастыря, основанного примерно тысячу лет назад, во времена Реформации ставшую домом богатого купца.

Древние времена
Город Эксетер (именно так в русской литературной традиции транслитерируется название Exeter), в котором мы сейчас живем (и собираемся пробыть как минимум до конца нынешнего лета), был городом на этой земле еще до нашей эры. Скорее всего, он был основан кельтами. Как бы то ни было, примерно в 50 году н.э. сюда пришли римляне и заложили что-то вроде крепости для второго легиона Августа. Под римским владычеством город именовался Isca Dumnoniorum (а местные племена, соответственно, были Dumnonii).
Важность города на реке Экс (Exe, в латинской транскрипции Isca) для римского гарнизона заключалась в том, что это был самый нижний пункт, в котором реку можно было пересечь. Благодаря этому город был своеобразными воротами к юго-западной части Англии.
Римляне ушли с этих земель только в конце четвертого века н.э., - чтобы защищать Италию от нападений варваров (и чем уж это закончилось, тем закончилось). До примерно 7 века н.э. Эксетер был заброшен и сильно потерял во влиятельности и культурной значимости.
В 680 году н.э. саксы продвинулись достаточно далеко на юг, чтобы захватить контроль над Эксетером. Примерно в это время, кстати, - в 675 году, - в городе Кредитоне (Crediton), находящемся довольно близко от Эксетера, родился св. Бонифаций (St. Boniface), великий миссионер, около 300 лет считавшийся покровителем Англии и до сих пор являющийся покровителем Германии и Голландии. Считается, что в Эксетере он начал свое служение.
В 876 году даны на какое-то время оккупировали Эксетер, но англосаксонский король Альфред Великий быстро обратил их в бегство. Спустя 20 лет даны (датчане) попытались захватить город еще раз, но снова были побеждены Альфредом Великим.

Норманнское завоевание
В 1066 году, после битвы при Гастингсе, норманнский король Вильгельм прибыл под стены Эксетера. После переговоров он взял город под контроль. На самом высоком холме Эксетера был построен замок (Rougemont castle), который до сих пор является одним из городских украшений. Или, по крайней мере, сад, разбитый на большей части территории замка, точно его украшает. До 2005 года в одной из башен замка (Athelstan's tower) заседал эксетерский королевский суд.

Exeter Cathedral
В начале 12 века норманны построили в Эксетере собор св. Петра. Хотя собор перестраивали неоднократно, особенно в 1360 году, две его башни до сих пор остаются в первоначальном виде. Их видно изо всех районов города. Собор стал чем-то вроде символа Эксетера, его фотографии непременны в любом собрании видов города, а его посещение - обязательная часть туристической программы. Кстати, довольно интересная ее часть: в соборе есть на что посмотреть, а иногда и послушать (там часто устраивают концерты).

River Exe
До 1280 года Эксетер быстро развивался как торговый порт. Но в конце 13 века герцогиня Девонская построила на реке Экс дамбу, ознаменовав тем самым начало позиционной войны с городом за влияние на окружающей территории. Морские торговые корабли не могли более заходить в Эксетер, и их принимала деревушка Топшем (Topsham), расположенная ниже по течению. Блага перемещались тем самым в карман герцогини и ее наследников. Только в середине 16 века городские власти построили обводной канал, и корабли снова смогли заходить в Эксетер. Здесь много торговали шерстью. На набережной Экса до сих пор стоит навес, под который сгружали тюки с шерстью, а в прежних складах теперь устроены разнообразные кафе.

Двадцатый век
High Street (главная улица города)
Первая мировая война Эксетер не затронула (если не считать призыва молодых людей). Зато Вторая мировая оставила на его внешности довольно внушительные шрамы. В 1942 году город стал одним из пяти в Англии, разрушенных по приказу Гитлера в отместку за английскую бомбардировку Любека. Большая часть исторического центра была разрушена. Сейчас на главной улице города много не самых красивых кирпичных строений второй половины XX века.
Страницы: Пред. | 1 | ... 4 | 5 | 6 | 7 | 8 |