Однажды жил-был моглъ

Однажды, лет 16 тому назад, мы со знакомым физиком заговорили о том, насколько сильно изменился русский язык за прошедшие почти пару тысячелетий. Для меня этот разговор стал откровением: именно тогда я осознала, что большинству людей русский язык представляется некоей неизменной данностью — ну, может быть, некоторые отдельные слова, армяк всякий или зипун, уходят в прошлое, а на их место приходят другие, вроде компьютера.
Для моего физика откровением стало одно слово, которое я, в частности, произнесла, зачитывая избранные места из Изборника Святослава 1076 года. Слово это звучало примерно как «моглъ». «Неужели так и говорили -- могл?» — изумленно воскликнул он. «Но ты же говоришь "могла", и тебя это слово не смущает», — ответила я ему тогда, и он ушел, бормоча «могл-могла-могл».

А вот вы представляете, на каком языке говорили наши предки в 1076 году? Это ведь уже был русский язык — древнерусский, развившийся из восточнославянских диалектов (если я правильно помню, славянские языки распались где-то около V века н.э.). Он был музыкальнее, в нем слоги были равномернее и различались по высоте, в нем было больше гласных, и они могли быть долгими и краткими. А еще они могли быть сверхкраткими — редуцированными.

Это буквы Ь и Ъ. Мягкий знак произносился как довольно короткий, близкий к /е/, а твердый — как близкий к /о/ звук.
Редуцированные гласные в свое время меня просто заворожили — по-моему, они волшебные. Несмотря на то, что они начали исчезать из языка в 10-11 веках, до сих пор мы сохраняем в алфавите буквы, которые их обозначали, и не можем без них обойтись. Они то появляются, то исчезают, и школьники ломают себе головы над явлением беглых гласных (взрослые уже просто об этом забывают, но известно, что дети лучше видят волшебство). И именно их исчезновение обусловило самый страшный переворот в истории русского языка — переход к силовому ударению, перестройку системы словоизменения, изменения, после которых слова начали звучать на себя непохоже. В частности, вместо «моглъ» появилось слово «мог» — и мы теперь ломаем голову, почему в женском роде «могла», а в мужском — «мог». Да-да, мы просто не сумели произносить сочетание «гл» без этого маленького сверхкраткого звука /ъ/.

А вам это интересно?