Три года одной жизни. Пржевальский. Часть 2

«В последних числах октября мы выступили из Кяхты и покинули пределы родины, затратив на переход от Кяхты до Урги девять суток. После закупки дополнительно верблюдов и лошадей, а также 30 баранов и распределения обязанностей между всеми участниками экспедиции, 8 ноября мы тронулись в путь».


Три года одной жизни. Пржевальский. Часть 1

«Накануне я зачитал приказ, в котором простыми словами, доходчивыми для рядовых солдат, рассказал о значимости предпринимаемого дела: Товарищи! Дело, которое мы теперь начинаем, - великое дело. Мы идём исследовать неведомый Тибет, сделать его достоянием науки... Вся Россия, мало того, весь образованный мир с доверием и надеждой смотрят на нас. Не пощадим же ни сил, ни здоровья, ни самой жизни, если то потребуется, чтобы выполнить нашу громкую задачу до конца и сослужить тем службу как для науки, так и для славы дорогого Отечества!»…

Известнейший русский путешественник и натуралист Николай Михайлович Пржевальский после двух азиатских экспедиций прекрасно понимал, что весь регион Монголии, Тибета и части Китая подлежит постоянному и пристальному изучению. И вот, впереди был новый путь, новые неизведанные земли.

«В нашем выступившем караване было 57 верблюдов (40 под вьюками, 14 «под верхом» у казаков, 3 запасных) и 7 верховых лошадей. Я ехал впереди отряда с проводником-монголом и препаратором Телешовым. Головной эшелон вёл Иринчинов. В середине каравана был Козлов, только начинающий свои путешествия по Центральной Азии. В арьергарде находился Роборовский. Позади каравана один из верховых казаков гнал стадо баранов - живой запас нашего продовольствия. Чтобы быстрее достичь Тибета, решили до Цайдама идти путем, уже пройденным до этого дважды, а местами и трижды во время прежних путешествий. Сначала стояли сильные морозы. Но по мере продвижения на юг солнце днем все ощутимее пригревало. Снег, лежавший в окрестностях Урги, исчез. В первый день Нового 1884 года мы пили чай на открытом воздухе и любовались видом на Алашаньский хребет». (Из путевых дневников Н.М. Пржевальского)

«Тихая погода стояла далеко не всегда. Нередко налетали бури. Обыкновенно западные или северо-западные. Они являются тут могучими деятелями в геологических образованиях и в изменениях рельефа поверхности пустыни, производят здесь ту же активную работу, какую творит текучая вода наших стран. Нужно видеть воочию всю силу разгулявшегося в пустыне ветра, чтобы оценить вполне его разрушающее действие. Не только пыль и песок наполняют в это время атмосферу, но в воздухе иногда поднимается мелкая галька, а более крупные камешки катятся по поверхности почвы». (Из отчёта Н.М. Пржевальского Русскому географическому обществу)


Как и в прежних своих путешествиях, Пржевальский регулярно ведет метеорологические наблюдения, дает характеристику зимнего климата Гоби, определяет абсолютные высоты местности, исследует животный и растительный мир. К концу января 1884 г. экспедиция достигла южной границы пустыни Алашань. Первым объектом исследования стала гористая местность Ганьсу, входящая в систему Наньшаня. Стоянку устроили на берегу реки Тэтунг, левого притока Хуанхэ, близ кумирни Чертынтон. Это живописное место было хорошо знакомо и любимо Пржевальским. Он говорил, что лучшей стоянки они не имели нигде во всей Центральной Азии.

«Здесь прекрасные обширные леса, с быстро текущими по ним в глубоких ущельях ручьями, роскошные альпийские луга, устланные летом пёстрым ковром цветов, рядом с дикими, недоступными скалами и голыми каменистыми осыпями самого верхнего горного пояса; внизу же быстрый, извилистый Тэтунг, который шумно бурлит среди отвесных каменных громад, - все это сочетается в таких дивных, ласкающих взор формах, какие не легко поддаются описанию. И еще сильнее чувствуется обаятельная прелесть этой чудной природы для путешественника, только что покинувшего утомительно-однообразные, безжизненные равнины Гоби...» (Из отчёта Н.М. Пржевальского Русскому географическому обществу)


В Ганьсу путешественники охотились на косуль, лисиц и других зверей, скупали приносимые населением звериные шкуры, наблюдали за ранним весенним перелётом птиц. Затем экспедиция вышла на степную кукунорскую равнину. Проследовав вдоль северного и северо-западного берегов озера Кукунор, она перевалила через Кукунорский хребет и к началу мая оказалась в восточной части Цайдама. Здесь исследователи остановилась во владениях местного князька Дзун-Засака. Первый этап путешествия был завершен. Пересечено две трети Центральной Азии, доставлены на исходные позиции необходимые для выполнения главной цели средства и запасы. На это ушло более шести месяцев. Надо было вночь пополнить запасы продовольствия и купить новых верблюдов, так как старые обессилели от долгой дороги и зимней бескормицы.

«Тащить с собой в Тибет все снаряжение было невозможно, и мы устроили у Барун-Засака склад. В караул назначили Иринчинова с шестью казаками. Остальные отправились к истокам Желтой реки, рассчитывая вернуться через три-четыре месяца». (Из путевых дневников Н.М. Пржевальского)



9 мая экспедиция выступила в новый путь и, перевалив через хребет Бурхан-Будда, вышла на волнистое плато Северного Тибета. Перед путешественниками лежала местность, где никогда еще не ступала нога европейца. Да и сами китайцы ее почти не знали. Наконец, к 17-му числу Пржевальский достиг истоков Желтой реки - Хуанхэ и разбил бивуак на правом ее берегу.

«Таким образом, давнишние наши стремления увенчались наконец успехом: мы видели теперь воочию таинственную колыбель великой китайской реки и пили воду из ее истоков. Радости нашей не имелось конца». (Из путевых дневников Н.М. Пржевальского)


Пржевальский первый из всех исследователей Азии точно определил долготу и широту истоков Хуанхэ и нанёс их на карту. Решена была важная географическая задача. Исследовав горы Баян-Хара-Ула - водораздел двух великих китайских рек - Хуанхэ и Янцзы, посланник Русского Географического общества обнаружил, что за водоразделом резко меняется характер местности: вместо однообразных плато возникают изрезанные долинами горы, на дне ущелий зеленеют лужайки, появляются цветы, насекомые и птицы. Здесь уже значительно теплее, хотя по сравнению с Тибетским плато высота местности ниже всего на 300 - 350 метров. Затем путешественники вышли в долину верхнего течения Янцзы. Собрав довольно большие ботанические и зоологические коллекции, путники покинули ее и повернули обратно к верховьям Хуанхэ.

«Путь по горам был крайне тяжёлым. Сильно затрудняли движение каравана непрерывные дожди и вздувшиеся реки. На одной из переправ, спасая уплывавших баранов, чуть не утонул Роборовский. Июля, 3-го числа караван поднялся прежним путем на водораздел Хуанхэ и Янцзы и вступил вновь на Тибетское плато. Было лето, а здесь, на большой высоте, мы попали в стужу и сырость. Дожди нередко сменялись снегопадом, по ночам морозило. Болота, топи, разлившиеся речки встречались на каждом шагу. Люди спали на мокрых войлоках, одежда на нас не просыхала, оружие постоянно ржавело. От пронизывающего до костей холода страдали не только мы сами, но и верблюды». (Из отчёта Н.М. Пржевальского Русскому географическому обществу)



В конце августа экспедиция прибыла в город Хотан - центр обширного и знаменитого с древности оазиса. Отсюда путь уже лежал на север, домой. С началом сентября караван выступил из Хотана и двинулся вдоль одноименной реки через пустыню Такла-Макан. Весь месяц стояла жара. Даже во второй половине в тени было +25. Людей донимали комары, а верблюдов - клещи. К счастью, хотя бы ночи были прохладные. Незаметно минул сентябрь. 7 октября экспедиция вышла на берег Тарима пересекла оазис и оказалась в Аксу. Здесь были проданы по дешёвке старые верблюды, а весь багаж экспедиции был завьючен на 40 новых, присланных из Семиречья.

«Близился конец путешествия. Отряд подходил к Тянь-Шаню. Утром 29 октября мы начали подъем на перевал Бедель, спуск затем с которого выдался очень трудным, так как снег был покрыт ледяной коркой. Нам пришлось поодиночке сводить каждого верблюда, при этом двое казаков поддерживали его верёвками. На самой вершине перевала, откуда открывались далёкие виды, я поздравил всех участников экспедиции с блестящим ее выполнением». (Из путевых дневников Н.М. Пржевальского)


Встреча в столице после четвертой Центральноазиатской экспедиции Пржевальского была триумфальной. Сам Николай Михайлович был произведен в генерал-майоры и получил добавочную пожизненную пенсию. Поручика Роборовского наградили орденом Св. Владимира 4-й степени, он также получил прибавку к пожизненной пенсии. Отметили и всех. В феврале 1886 г. Совет общества постановил переименовать хребет Загадочный в хребет Пржевальского. А к марту 1888 г., когда работа над рукописью о путешествии была закончена, Пржевальский тотчас же представил Совету Географического общества план нового, пятого. Исходным пунктом экспедиции намечался город Каракол на озере Иссык-Куль. Собираясь в новый дальний путь, генерал-майор в последний раз приехал в свою любимую Слободу. Он составил подробную инструкцию для управляющего и сделал необходимые хозяйственные распоряжения. На этот раз Николай Михайлович отправлялся в экспедицию без обычного энтузиазма, очень нервничал. Тяжело расставался он и с няней, и с родными. Будто в последний раз, он стал прощаться и вдруг заплакал. Вероятно, тяжёлое предчувствие давило ему сердце. В ходе этой пятой экспедиции у восточного берега Иссык-Куля, Пржевальский заболел брюшным тифом и умер 20 октября 1888 года...

«Я нисколько не боюсь смерти, я ведь несколько раз стоял лицом к лицу с ней. Если что, похороните меня непременно на Иссык-Куле, на красивом берегу у Каракола. А надпись сделайте простую: «Путешественник Пржевальский». (Из путевых дневников Н.М. Пржевальского)


Прослушать программу целиком можно на сайте радио Серебряный дождь

* * *
Фото: Кирилл Канунников©, Архивы Русского географического общества, Petri Kaipiainen©, проектов The Land Of Snows© и Tibet Travel©
* * *
В программе использованы подлинные архивные очерки и Труды экспедиций Русского географического общества

Программа создана при поддержке Русского географического общества

Три года одной жизни. Пржевальский. Часть 1

«Восточная оконечность Тянь-Шаня имеет ширину всего 20 - 30 верст, но вершины хребтов местами поднимаются выше снеговой линии. С севера Тянь-Шань представляется огромной крутой стеной. Подножие северного склона занимают полупустыни и степи, затем появляются густые хвойные леса, которые одевают горы, выше - субальпийские и альпийские луга»… (Из отчёта Н.М. Пржевальского Русскому географическому обществу)

Известнейший русский путешественник и натуралист Николай Михайлович Пржевальский первоначально быть таковым вовсе не планировал, а видел свое будущее в военной карьере. Выходец из шляхетского рода, что отличился ратными подвигами еще на Ливонской войне, прошел первоначальную службу в Рязанском и Полоцком пехотных полках, получил офицерский чин, затем отучился в Николаевской академии Генштаба, по окончании отправился в Польшу, где после подавления мятежа преподавал историю и географию в училище.


За время пребывания в Варшаве у молодого офицера и проснулся искренний интерес к науке постижения Земли. Там им был составлен учебник географии, заслуживший полное одобрение со стороны специалистов. Пржевальский долго добивался перевода в Сибирь для изучения её необъятной природы. Наконец, в конце марта 1867 года Пржевальский прибывает в Иркутск, где работает в библиотеке Сибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества, изучая Уссурийский край и добиваясь долгожданной командировки по нему. 23 мая он пишет в Варшаву своему другу Илье Фатееву:

«Через три дня, то есть 26 мая, я еду на Амур, оттуда на реку Уссури, озеро Ханка и на берега Великого океана, к границам Кореи. Вообще экспедиция великолепная. Я рад до безумия! Главное, что я один и могу свободно располагать своим временем, местом и занятием. Да, на меня выпала завидная доля и трудная обязанность - исследовать местности, в большей части которых еще не ступала нога образованного европейца. Тем более что это будет первое мое заявление о себе учёному миру, следовательно, нужно поработать усердно».


«Касаемо снаряжения нашей экспедиции, то научное оборудование состояло всего-навсего из термометра, компаса и маршрутных карт. Не было даже барометра. Единственно, чего было вдоволь, - это дроби и пороху. Дроби мы взяли четыре пуда. И это было необходимо. Охота не только давала материал для зоологической коллекции, но и обеспечивала питание участников экспедиции». (Из отчёта Н.М. Пржевальского Русскому географическому обществу)



Уссурийская тайга произвела на Пржевальского незабываемое впечатление. В отличие от довольно однообразных сибирских флоры и фауны, разнообразие видов здесь было необычайное. Исследуя берега Уссури, Пржевальский знакомился также с жившими здесь казаками, написал специальную статью о бедственном их положении. Вскоре, преодолев почти полтысячи километров, путешественники прибыли в станицу Буссе, откуда по реке Сунгачив, они дошли до озера Ханка.

«Первое, что бросается в здешних местах в глаза - обширные заросли лотоса и исключительное обилие и разнообразие рыбы. Лотос орехоносный (по латыни - "нелюмбия";) встречается в России в дельте Волги, в Закавказье и на Дальнем Востоке. Это водное растение - близкий родственник гвианской царственной виктории, разве только ей и уступает место по своей красоте. Чудно впечатление, производимое, в особенности в первый раз, озером, сплошь покрытым этими цветами. Огромные (более аршина в диаметре) круглые кожистые листья, немного приподнятые над водою, совершенно закрывают ее своею яркой зеленью, а над ними высятся на толстых стеблях сотни розовых цветов, из которых иные имеют шесть вершков в диаметре своих развёрнутых лепестков». (Из отчёта Н.М. Пржевальского Русскому географическому обществу)


Три летних месяца 1869-го года Николай Михайлович посвятил изучению долин рек, впадающих в озеро с юга и запада отысканию южных путей сообщения, как водных, так и сухопутных. Переплыв на пароходе озеро, Пржевальский 7 августа вновь очутился у истока Сунгачи, откуда начинал свои исследования. На следующий день он должен был ехать на Уссури, спуститься к Амуру и затем к Иркутску, домой. Экзамен на путешественника был сдан. В начале октября Пржевальский прибывает в Иркутск, где получает приказ о переводе в Генеральный штаб. 29 октября он делает сообщение на заседании Сибирского отделения Географического общества о своих исследованиях, и многочисленные слушатели высоко оценивают вклад молодого учёного в изучение нового края. Сразу после отчёта о путешествии Пржевальский представил в Географическое общество предложение об экспедиции в Центральную Азию. Его энергично поддержал русский географ и известный общественный деятель Пётр Петрович Семенов-Тян-Шанский. Совет Общества одобрил проект экспедиции и обратился в Военное министерство с просьбой о командировании Пржевальского в Северный Китай на три года и о соответствующем снаряжении экспедиции. Министерство отзывается на просьбу Географического общества и назначает в помощники Пржевальскому одного из его бывших учеников, подпоручика Михаила Александровича Пыльцова, - человека, соответствовавшего требованиям экспедиционной работы.

«Однако средства на нашу экспедицию были выделены очень скудные. Вместе с Петром Петровичем мы составили составлен подробный план, согласно которому наметили провести комплексное изучение природы Монголии, Ордос и Ганьсу, что на севере Китая и крайне надеялись дойти до Тибета. Нельзя сказать, что до нас здесь никто не бывал. Но среди купцов и дипломатов, кои были в основном количестве, не было натуралистов. Даже немец Фридрих Рихтгофен, много сделавший для изучения геологии Китая, не доходил в Центральную Азию». (Из отчёта Н.М. Пржевальского Русскому географическому обществу)


В начале ноября 1870 г., проехав всю Сибирь на почтовых лошадях, Пржевальский и Пыльцов прибыли в забайкальский город Кяхту, через который велась торговля России с Китаем. Отсюда, взяв казака-бурята в качестве переводчика с монгольского, наняв верблюдов и телегу, путешественники отправились в свою первую зарубежную экспедицию. Она получила название Монгольской, так как большая часть пути, в особенности на первом и последнем этапах, проходила по землям, населённым монголами.

Преодолев за неделю трёхсоткилометровый путь от Кяхты до главного города Монголии - Урги (ныне Улан-Батор). В своих записях Николай Михайлович отмечал, что природа Кяхтой и Ургой очень сходна с Забайкальем: средневысотные горы, обилие лесов и вод, те же превосходные луга на пологих склонах. Южнее Урги путешественники вступили в восточную часть пустыни Гоби, так называемую Монгольскую Гоби.

«Здесь Гоби не столь бесплодна, как в своей центральной и западной частях. Растительность имеет скорее полупустынный характер, монголы пасут отары овец. Но даже тут она производит совершенно безотрадное впечатление своим однообразием и неприветливостью. Поверхность пустыни преимущественно волнистая, покрыта крупнозернистым гравием и мелкой галькой, местами полосами желтого сыпучего песка. Деревьев и кустарников здесь нет, растет лишь редкая трава. Из птиц мы встречали лишь воронов, быстрокрылых пустынников и многочисленных монгольских жаворонков, подражающих пению различных птиц. Кстати, вороны в Монголии смелы и даже "нахальны". Они воруют у путешественников пищу, расклёвывают горбы у наших верблюдов». (Из отчёта Н.М. Пржевальского Русскому географическому обществу)

Первый этап экспедиции продлился почти полгода. В полевых условиях, путешественники ознакомились с природой восточной части Монголии и Северо-Восточного Китая и, главное, освоились с непривычной обстановкой, выработав приёмы работы в малозаселённой и иноязычной стране. В начале мая 1871 г., переформировав отряд, Пржевальский выступил в новый поход. На этот раз он отправился в еще не известные науке края - в Ордос, к изгибу реки Хуанхэ. Караван состоял из восьми верблюдов, двух лошадей и собаки Фауст. Пржевальский с Пыльцовым ехали на лошадях, казаки - на верблюдах. Экспедиция пошла на запад, по холмам, а затем вдоль северного подножия гор Иншань.

Не имея проводника, экспедиция двигалась, следуя советам местных жителей. Большие сложности пришлось испытать из-за незнания китайского языка и подозрительности местных. После войн Китая с Францией и Англией здешние жители с большой осторожностью относились ко всем чужеземцам.

«Порядок наших вьючных хождений всегда был один и тот же. Мы с товарищем ехали впереди своего каравана, делали съемку, собирали растения или стреляли попадавшихся птиц; вьючные же верблюды, привязанные за бурундуки один к другому, управлялись казаками. Один из них ехал впереди, вёл в поводу первого верблюда, а другой казак вместе с проводником-монголом, если таковой был у нас, замыкали шествие. Так идешь, бывало, часа два, три по утренней прохладе; наконец солнце поднимается высоко и начинает жечь невыносимо. Раскаленная почва пустыни дышит жаром, как из печи. Становится очень тяжело: голова болит и кружится, пот ручьём льёт с лица и со всего тела, чувствуешь полное расслабление и сильную усталость». (Из отчёта Н.М. Пржевальского Русскому географическому обществу)

К середине июня путешественники достигли города Баотоу, близ которого переправились на плоскодонных баркасах через Хуанхэ, и вступили в Ордос – большое пустынное плато Центральной Азии, издавна считавшееся прародиной тюрков. Шёл первый год долгой трёхлетней экспедиции Пржевальского…

Продолжение - во второй части.

Прослушать программу целиком можно на сайте радио Серебряный дождь

* * *
Фото: Кирилл Канунников ©, Архивы Русского географического общества, Petri Kaipiainen©, проектов The Land Of Snows© и Tibet Travel©
* * *
В программе использованы подлинные архивные очерки и Труды экспедиций Русского географического общества

Программа создана при поддержке Русского географического общества

Ехал на ярмарку... Русский поэт

Иван Сергеевич Аксаков к русскому литературному кругу принадлежал по рождению и по семейному воспитанию. Он был третьим сыном известного писателя Сергея Тимофеевича Аксакова – литературного и театрального критика, автора книг о рыбалке и охоте. Старший брат Ивана Сергеевича – Константин, стал публицистом, поэтом, историком и лингвистом.

Сестра Вера, будучи ревностным пропагандистом славянофильских идей, в аксаковском подмосковном именье Абрамцево организовала литературно-общественный салон частыми гостями которого были Гоголь, Тургенев, Тютчев, художники Поленов, Васнецов, Серов, Репин, Врубель, здесь выступала великая Ермолова, пел Шаляпин.










Окончив петербургское училище правоведения, Иван Сергеевич поступил на службу в московские департаменты правительствующего Сената. Начало 40-х годов было еще тем временем, когда прутковское изречение, что только в службе государственной можно познать истину, не могло звучать иронией: только казённая служба открывала некоторый простор для общественной деятельности.








Московская канцелярская работа, конечно, оказалась не по Аксакову; он постарался определить себя к живому делу и перешёл в провинцию. Несколько лет он прослужил сначала в калужской уголовной палате, потом в астраханской. Однако, здесь он, в конце концов, изнемог; глядя на «кругом царюющее зло», он понял, что один в поле не воин, и ушёл из судебной службы. В 1851-ом Иван Сергеевич выходит в отставку и отдаётся литературе, примкнув к славянофильскому кругу. Будучи редактором «Московского Сборника», он, по запрещении цензурою II тома, вместе с братом Константином, Хомяковым, Киреевским и князем Черкасским был отдан под надзор полиции, что являлось почти прямым отлучением от пера. В этих обстоятельствах Аксаков горячо ухватился за предложение Императорского Русского географического общества описать ярмарочную торговлю Малороссии. Санкт-петербургское купечество пожертвовало в общество 5000 рублей серебром с тем, чтобы они употреблены были на исследование внутренней торговли России.











«Под общим наименованием украинских ярмарок разумеется цепь гуртовых или оптовых ярмарок на Украине, сменяющих одна другую в течение целого года, принадлежащих к одной системе, посещаемых за немногими изменениями одними и теми же торговцами. Вот их названия: Крещенская, Успенская и Покровская в Харькове; Ильинская в Полтаве, Маслянская и Вознесенская в Ромне Полтавской губернии; Коренная в Коренной Пустыни Курской губернии; Крестовоздвиженская в Черниговской; Введенская в Харьковской. Сюда же должно отнести, по связи ее с ярмаркою Ильинскою, Троицкую шерстяную ярмарку в Харькове». (Из отчёта И.С. Аксакова Русскому географическому обществу)









Исследование Аксаковым ярмарок, скорее, напоминало работу журналиста, нежели учёного. Этот вид деятельности ему был хорошо знаком и раньше. Первым его подобным опытом стала работа по составлению и редактированию славянофильского «Московского сборника на 1852 год», в котором он поместил программное стихотворение «Могучим юности призывам...», статью «Несколько слов о Гоголе», написанную по случаю смерти последнего, и неоконченную поэму «Бродяга», ставшую камнем преткновения Аксакова-чиновника. Этот выпуск сборника имел громкий успех. Для следующих выпусков писатель подготовил статьи «Об общественной жизни в губернских городах», где иронично обличал нравы «высшего общества», его раболепство перед Западом и предательство собственных корней, и «О ремесленном устройстве в некоторых селениях Ярославской губернии» - здесь он анализировал опыт, в котором находил проявление русских общинных начал.









«Исследование о торговле на ярмарках Малороссии» было издано лишь спустя 5 лет из-за поступления Ивана Сергеевича Аксакова в ополченскую дружину. Богатый опыт по наблюдению народной жизни на местах и замечательный в экономическом и статистическом отношении труд был встречен единодушными похвалами и удостоен почётными наградами: Русское географическое общество, за свой счёт издавшее исследование, присудило Аксакову Константиновскую медаль, а Академия Наук — половинную Демидовскую премию. Дальше Аксакова ожидала плодотворная литературная деятельность и подобными научными исследованиями он себя более не утруждал.











* * *
Фото: Кирилл Канунников©, Архивы Русского географического общества, проектов «Ярмарки Малороссии»© и «Русская ярмарка»©

Прослушать программу целиком можно на сайте радио Серебряный дождь
Проект создан при поддержке Русское географическое общество

Мятежный пилигрим. Князь Кропоткин. Часть 1

fb39de225864633fa2b491b9d57ef92b.jpg
В северном блоке казематов Петропавловской крепости узники сходили с ума от отчаяния, одиночества и постоянного пронзительного холода, исходящего от старых каменных стен. И лишь один из заключённых по политическому делу о принадлежности к тайному революционному кружку сохранял ясность сознания. Ночи напролёт он писал что-то в пухлых тетрадях, разложенных аккуратными стопочками по крохотной камере…
a073b74ecdb044dd77fa7188961625d4.jpg
« Ни один из геологических периодов не имеет, конечно, такого значения для физической географии, как ближайший к нам ледниковый и послеледниковый. Известно, что со времени конца третичного периода флора и фауна подверглись лишь незначительным изменениям, морфологическим. Но тем большие изменения произошли с тех пор в распределении организмов по земному шару ». (Из монографии П.А. Кропоткина « О Ледниковом и Озёрном периоде »)
24cb784a1877ef148cd3bd862f4a4804.jpg75be57680c314d65526ea36e3b001b88.jpg17a9ebc39de5ae7c2527ca3618fe8b3c.jpg
Значимость сделанного учёным в науке была столь велика, что ему, по личному распоряжению Александра II, были предоставлены перо, бумага и возможность работать в тюрьме, где он продолжал работу «Исследования о ледниковом периоде», обосновывающая ледниковую теорию — одну из важнейших в науках о Земле. Он вспоминал горы, недавние путешествия и свои открытия. Еще за несколько недель до ареста по обвинению в оказании помощи революционерам-анархистам Кропоткин делает доклад в Императорском Русском Географическом обществе о своих исследованиях.
b0c34e01e6a0b7711e7424773499cf5b.jpgd285ba84821237524ae97a9a601d4157.jpg
« Магнитное поле Земли примерно совпадает с полем диполя. Однако северный и южный полюса отмечены географически, то есть противоположно принятому обозначению для полюсов магнитного диполя. Каждый день полюс движется по эллиптической траектории, и, кроме того, смещается в северном и северо-западном направлении со скоростью около 10 км в год, поэтому любые его координаты являются временными и неточными» (Из доклада П.А. Кропоткина « О Ледниковом периоде »)
6d77e4a05c66bdafbfba1ef1c20e650d.jpg7b092c56e3c9c3c43f4aca7af0209110.jpg2a33304855e73e553c2b49e36026a016.jpg3acfc31256e5e2db5c8bb1a97534559a.jpg
Впрочем, все по порядку. В 1862-ом году 20-летний офицер князь Пётр Алексеевич Кропоткин, окончивший Пажеский кадетский корпус, добровольно отказался от открывающейся перед ним «военно-паркетной карьеры». Хотя, как родовитого князя, его оставляли при царском дворе, но он отправился служить в Восточную Сибирь, во вновь образованную в середине 19-го века Амурскую область, чтобы удовлетворить свою страсть к путешествиям. Уговорил сибирского губернатора отпустить его в экспедицию. Пришлось сменить офицерский мундир на одежду купца, чтоб не вызывать подозрений и враждебных происков среди прокитайски настроенных аборигенов
0fcfb2c0ed23be868a8b904586132643.jpg
« Безлесые скалистые вершины, покрытые жёлтыми пятнами ягелей и ослепительно белыми снеговыми полями, перемежаются с глубокими падями, сплошь заросшими хвойными лесами... Бурелом и валежник на каждом шагу преграждают путь. В такой тайге не водятся даже животные и птицы... На вершинах гольцов Ленско-Витимского водораздела, имея перед глазами панораму диких серых голых скал, путник чувствует, как его поглощает неодушевлённая природа — мир безмолвных, диких и однообразных скал... Самая буря не в силах поднять здесь шум, и безмолвный ветер давит, теснит своим напором » (Из дневников П.А. Кропоткина)
8465794c97e4ea19e92df430240f8d75.jpgecff2649a9030fe2cce810c92a5e48cd.jpg
На следующий год князь Кропоткин возглавил крупную экспедицию, организованную Сибирским отделением Русского Географического общества на средства золотопромышленников, для изыскания скотопрогонного тракта с Ленских приисков к Чите.
ddae394772b733511df2f7e4c877b5b4.jpg14318845e8c441be9b1656c389c7dec1.jpg
Именно там, наблюдая ледниковые отложения и исчерченные в продольном направлении бороздами валуны, Кропоткин правильно определил эти явления как ясные следы прежнего оледенения этой местности. Более того, он сделал вывод о сибирских доисторических ледниках и о ледниковом периоде в жизни Земли. Снарядив караван из 52 лошадей, экспедиция в составе 12 человек направилась на юг. По пути Кропоткин выявил водораздельный скалистый хребет, который отделяет бассейн Большого Патома и Жуй от бассейна Витима. Эти «безмолвные, дикие однообразные скалы», обозначенные им как Ленско-Витимский водораздел, его коллега, знаменитый геолог Владимир Афанасьевич Обручев, проводивший позже исследования на Патомском нагорье, назвал хребтом Кропоткина. Научное и практическое значение открытий Кропоткина было велико. Русское географическое общество за Олёкминско-Витимскую экспедицию присудило ему золотую медаль. Имя Кропоткина сегодня не раз встречается на картах тех территорий. Вершина между истоками рек Олёкмы и Нерчи, поселок в Бодайбинском районе. Геологическое описание изученной Кропоткиным области ускорило поиски новых месторождений золота, а прямой путь, открытый им, способствовал экономическому развитию Ленских золотых приисков.
7fc33ad6b434225cb6bb5ca58d23c407.jpg
В программе использованы подлинные архивные очерки и Труды экспедиций Русского географического общества.
a854cd69248e61f41c393fe150a53411.jpg
Прослушать программу целиком можно на сайте радио Серебряный дождь
Проект создан при поддержке Русское географическое общество
9892185b1b8e45f29d22aca48c5c987f.pngc3195f58111563b7066929c5c867508b.png

Злосчастье мёртвого города. Экспедиция П.К.КОЗЛОВА

f5d33d6d8ae94b68ba50a491f0159dc3.jpg

Один из величайших исследователей Центральной Азии, ученик, сподвижник и продолжатель трудов русского исследователя Пржевальского Пётр Кузьмич Козлов давно стремился к загадочному городу, затерянному среди песков на юге пустыни Гоби…
9e5ed0d501856410bd9a1094817f6377.jpg

«С последнего своего путешествия к Балдын-Цзасаку, я не переставал систематически расспрашивать попутных туземцев о мёртвом городе и почти всегда получал сведения, полные противоречий. Местные жители опасались безмолвных развалин древнего пепелища. Даже мое предложение высокой платы за каждую добытую вещь в Хара-Хото, не могло побудить туземцев начать раскопки. Многие боялись даже близко подходить к развалинам, и считали это место не безопасным. Мысли о Хара-Хото поэтому приковывали целиком наше внимание ». (Из отчёта П.К. Козлова «Монголия и Амдо и мёртвый город Хара-Хото»)
4623d9d9dc8c3ecece675a59fde7096b.jpg1cafa57d0907969a4e28b63290d3b372.jpg319ff27a0bad6532e61f794ec45c0812.jpg97a956b8218d9a3f8820931f051b08cc.jpg

Про древнюю крепость издавна ходило великое множество легенд, а тамошние раскопки не раз ошеломляли учёных. Само название «Хара-Хото» происходит от монгольского Хар хот - черный город, мёртвый, проклятый. Говорят, что когда на территории пустыни Гоби еще было море, первые потомки богов построили на его берегу прекрасный город, в котором проживали умелые ремесленники и храбрые воины, торговцы и мудрецы. Могущественный бастион Эдзин являлся центром одного из 12 военных округов тангутского государства Си-Ся. Согласно преданию, его последний правитель батыр Хара-Цзян-Цзюнь объявил войну китайскому императору, пожелав занять его престол. Но после проигранных сражений батыру пришлось отступить и спрятаться в крепости. Китайский император не смог её взять приступом. И тогда он приказал отвести от города русло реки Энцин-Гол, лишив защитников воды. Увидев, что население города обречено на смерть, батыр спрятал сокровища в укромном месте, умертвил свою семью и дал нападавшим решающий бой, в котором погиб и сам. Китайские войска ворвались в крепость, убили всех его жителей и полностью разрушили город. Так он и стал мёртвым. Хара-Хото.
9ae0d501b9280eff58ef48ed0934a9c6.jpg37de90de0947a945929232c08add7b18.jpge9d22622ba226b17740203709f034227.jpgd6854c2554dc2566466d11da020029b4.jpg

Пётр Кузьмич Козлов родился под Смоленском в семье малограмотного прасола – скупщика мяса, рыбы и солений. Отец никоим образом не обращал внимания на образование и воспитание детей, мать была полностью поглощена заботами о хозяйстве. Каким уж образом будущий великий путешественник пристрастился к книгам, особенно о путешествиях, сейчас уж и неизвестно. Когда к двенадцати годам Петра отдали в школу, в ореоле мировой славы был русский путешественник по Центральной Азии Пржевальский. Газеты пестрили сообщениями о его географических открытиях, портреты печатались почти во всех изданиях. Молодёжь мечтала о таких же подвигах. Закончив школу, Козлов поступает на службу в контору пивоваренного завода в местечке Слобода Поречского уезда. Там-то совершенно неожиданнейшим образом поздним вечером, разглядывая звезды на небе, на крыльце конторы он неожиданно и встречается со своим кумиром. Пржевальским, что приехал сюда из своего поместья Отрадного той же Смоленской губернии.
82e34c36c7de769c6edcf21655ca5781.jpg656eae7819e3898fda8aa58dc7257615.jpgdb32ceab886d2d768e98200900946fae.jpg
Русские учёные и путешественники издавна знали про мёртвый город, затерянный среди песков на юге пустыни Гоби. Несколько недель Козлов безуспешно искал провожатого. Наконец, учёному удалось договориться с князем торгоут-бэйле – племени, обитавшего в той местности. Заручившись его поддержкой, экспедиция Козлова в марте 1907-го прибывает к излучине Энцин-Гол, где находится Хара-Хото – место, полное запретов для чужеземцев. В черте города нельзя разжигать костры, принимать пищу, заводить сюда вьючных животных. Не разрешалось появляться в Мёртвом городе и женщинам
02879d065e20e07de01cfb4ed5bb8e23.jpg0bbb68125bff6ce9b13865f60ebb642b.jpg
«Посреди Мертвого города стояла небольшая постройка, с широким куполообразным верхом. Мы вошли внутрь, в западные ворота. Там и сям стояли субурганы, сложенные из тяжёлого, прочно обожж ённого кирпича. Наш лагерь приютился в середине крепости, подле развалин большого, двухэтажного глинобитного здания. Не прошло и часа времени с прихода экспедиции, как внутренность мёртвого города ожила: в одной стороне копали, в другой измеряли и чертили, в третьей и четвертой сновали по поверхности развалин... На бивак прибежала пустынная птичка—сойка, и, усевшись на ветку саксаула, громко затрещала; ей нежно откликнулся хороший певец пустыни — чекан отшельник; где-то прозвучал писк песчанки...» (Из отчёта П.К. Козлова «Монголия и Амдо и мёртвый город Хара-Хото»)
83ce540b300d5fa63f9ca5c962f838a1.jpg1819b3d35faed4c038620cb9812de2d7.jpg
«По мере удаления экспедиции от Мертвого города, мною всё более овладевало чувство безотчётной грусти. Казалось, среди этих безжизненных развалин осталось что-то близкое и дорогое мне, с чем впредь будет неразрывно связано мое имя, что-то, с чем больно было расставаться...» (Из отчёта П.К. Козлова «Монголия и Амдо и мёртвый город Хара-Хото»)
c5b761ded01e124f1156c2cd44ab73fe.jpg
В программе использованы подлинные архивные очерки и Труды экспедиций Русского географического общества.
9d74ea5dceb7e0a51bd3536bd13c30fb.jpg
Прослушать программу целиком можно на сайте радио Серебряный дождь
Проект создан при поддержке Русского географического общества
2865fe64ff61de42c426ce5c45820462.png34ba85955a8dc3b8578ee393f37ad0d3.png

Экспедиция длиною в жизнь. I часть

78cbfdb0edaf0b2f427c0b236bb2b52d.jpg

Михаил Яковлевич, основатель династии Рябушинских, даже в самых смелых мечтах не мог представить, что когда-то его семью будет знать вся Россия. В самом начале XIX века, начав в Москве торговлю суконным товаром, крестьянин Калужской губернии добивается неплохих успехов. Вскоре он даже выделяет в собственном доме помещение для мануфактуры и фабрика быстро даёт доход – 50 тысяч рублей серебром. Так берет начало промышленная империи Рябушинских.

d98862360c1c79394238dee0143d2259.jpg

К смерти Михаила Яковлевича потомкам остается неслыханное наследство: почти 2 миллиона рублей. Вся династия ведёт активную общественную деятельность: искусство, науки, издательское дело, коллекционирование и меценатство. Младший внук М.Я. Рябушинского Фёдор мечтал о дальних странствиях…

d391351afd2bc8cde66620d5e0fa5e90.jpg07398b97ca756579fe1ace88b056b892.jpg285182e36f12aced26a2b5a3c79e1338.jpgb99e83dec15ba08339d176495d15495c.jpgf4a8730ae8257392828114ea6a142828.jpg

«Из-за частой слабости по причине чахотки, постоянно посещать занятия в университете мне было трудно. Но после лекций по географии, во мне загорелось страстное желание побывать на Камчатке. Территория эта совершенно мало изучена, природа там необыкновенная, а край столь велик, что равен всей Пруссии». (Из дневников Ф. П. Рябушинского)

2528fa7043e4f1490a11efe458431afc.jpgebdf2aa2d79ff6f9432a3773fe824233.jpg9cba1e712c00afe1181fdd2167d2c6fa.jpg

Одержимый идеей, Рябушинский достаточно быстро составил обширную библиотеку как русских, так и иностранных книг о Сибири, а также большое собрание географических карт и атласов. Одно время Фёдор Павлович даже собирался самолично сделать предварительную, рекогносцировочную поездку на Камчатку, что несомненно намного облегчило бы дальнейшую работу исследования. Но быстро развивавшийся туберкулёз легких помешал осуществить эти планы.Со своим замыслом экспедиции Рябушинский обращается сразу в несколько научных учреждений Москвы и Петербурга, и совершенно не находит у них поддержки. Лишь Императорское Русское географическое общество соглашается на участие в ее проведении. Глава общества Пётр Петрович Семенов-Тян-Шанский внимательно выслушивает инициативного молодого человека и, к обоюдному согласию сторон, задуманное Рябушинским начинает обретать реальные очертания.

964b79a02c1e7a9046e1903abacfac89.jpg47f2053a5a51a35e939ddde15c22a25a.jpg2ba2f25f18aef3138159291c62525012.jpg

«Я удивлялся, как может оставаться необследованным такой обширный край с такой своеобразной природой. Мысль об организации Камчатской экспедиции всецело овладела мною, и я стал деятельно готовиться к ее осуществлению. Прежде всего, надлежало ознакомиться с организациями крупных иностранных экспедиций. Но нам предстояло вырабатывать собственной план продвижения на Камчатку. И сразу же мы убедились, что дело это чрезвычайной трудности за отсутствием необходимых данных». (Из записок Ф. П. Рябушинского)

9ec04eb8dbe294c5050cb42d383c5e77.jpg486a8728e75f9dc17fd78987107f6c6a.jpga81e491012a64664102e2f374f3cebc0.jpg

«На все эти работы мною было решено пожертвовать 200 000 рублей. Возражений ни со стороны отца моего Павла Михайловича, ни братьев старших, конечно же, не последовало. По моей мысли прожект ставил своей целью возможно подробное и разностороннее исследование полуострова, участие значительного числа специалистов, выбор которых и определил бы триумф задуманного дела». (Из записок Ф. П. Рябушинского)

5270067b2ad60fc01de9f234df0c1ca8.jpg124141c88aa2f82ab9636f71fe61e664.jpg098d71685f144aff4a27066c810f1458.jpg

Руководителем научной части путешествия определили ботаника Владимира Леонтьевича Комарова. Экспедиция состояла из 6 отделов: ботанического, гидрологического, геологического под руководством С.Н. Конради, зоологического во главе с П.Ю. Шмидтом, метеорологическим занимался В.А. Власов, этнографическим – В.И. Иохельсон. Все отделы должны были работать самостоятельно и практически не зависеть друг от друга. Сам Рябушинский планировал принимать участие в походе в качестве рядового охотника.

ef81231d6d49527f738940a27ad283aa.jpgef35823d7141943c1190c69e99104822.jpgc52552d4f72485e21ed8efb80a6f1b78.jpg

«Впервые русские были на Камчатке еще в XVII веке. Лодки купца Федота Попова, идя с Анадыря, попали в крушение и оказались на землях полуострова. Проживали тут алюторцы, каряки и камчадалы. Считается, что само имя Камчатка происходит якутского «хамчаккы» или «хам-чаткы». В тамошних краях курительную трубку называли как раз «хамча»» (Из отчёта участников Камчатской экспедиции Русскому географическому обществу)

4d2a5081c606189aec8a30c9f86ec514.jpg5bdfae35529e0c85985b7c9a1bde9e50.jpg57f93f67180947c8d85bc1a9cca6a39e.jpgc6cc99908fc35ff64e25a23751dcd4e3.jpg

Несмотря на ожесточённое сопротивление местного населения, в конце XVII века Камчатка закрепляется за Россией. Это происходит в результате похода сибирского казака Владимира Атласова. Сюда группа первопроходцев попадает из Анадыря на оленях через Корякский хребет.Тогда же казаки захватывают корякские остроги, ставят на реке Кануч памятный крест, а на реке Камчатка закладывают Вехнекамчатский острог – первый форпост России на далёком полуострове Тихоокеанского побережья.

3f55aa42698652ed5ce65c33186b2db9.jpgd664e6105c5d73ea5466f22da6553c97.jpg46a68b56298996942f37b2730c63266a.jpg

Самые ранние попытки исследования относят уже к первой половине 18-го века. Русский ботаник и этнограф, член Петербургской Академии наук и ректор ее Университета Степан Петрович Крашенинников на парусном боте выходит из Охотска и уже у полуострова во время шторма терпит крушение. Крашенинников оказывается на берегу без имущества и какого-либо снаряжения. Дальше ему удается подняться вверх по реке до Большерецкого острога – тогдашней столицы Камчатки. Именно по результату этого маршрута Крашенинников и составляет «Описание земли Камчатки», в которой подробно рассказывает и о народах ее населяющих, об их обычаях, о камчатской вере и толкованиях удивительных природных загадок

dfde6433e0aaf8fb7ff21d83ad149822.jpg1b091a48834c84d2567a31c54b451994.jpg72dfd8c3602fe7983c86e0b4cf862210.jpg

«Резкий процесс обрусения привёл к тому, что уже к завершению XVIII века ительмены-камчадалы стали количеством уменьшаться на полуострове и их стало крайне мало. Не более 3-х тысяч. Они, как и их предки, использовали примитивные орудия из камня, деревьев, рогов и костей животных. Передвигались камчадалы в долблёных лодка и запрягая собак. На охоту они выходили на снегоступах, так как глубина снега достигала двух аршин».(Из отчёта участников Камчатской экспедиции Русскому географическому обществу)

fb7e534587a22b31c0a220590d0090a1.jpgea87ab3f87bf825d4400a1d53d10de71.jpgd01c81b10726dcc00ad3576b4a50490b.jpgd1652eda3a4d8538aafdaa5385dab373.jpg

Весной 1908 года экспедиция на Камчатку была уже полностью собрана и готова к отправлению. Но Рябушинскому становится всё хуже и хуже. Чахотка, которая безжалостно пожирает его организм, ставит крест на личном участии. Впрочем, разумеется, ни о каком возврате своих денег Фёдор Павлович даже не заводит разговор. Как учил дед, слово купеческое крепче камня, сказал – держи. И уж тем более, когда сказано слово ради государства Российского. На самую окраину которого, к далёкой Камчатке и отправляется экспедиция Рябушинского…

735cbb988b176b62aac2d8c536133f2f.jpg0d51240079b02ac0040c200f1feb7702.jpgcc623a8aa07312b3510664080bca97db.jpgd00803d6412b8058bfa18fe64804456e.jpgca0293a334ac9744c97fcab0d7953775.jpg8c590577bf69fde93e582d9fd8efe7f8.jpg

Фото: Кирилл Канунников©, Анастасия Федоренчик©, Petri Kaipiainen©, Sumigato Attori©, Сергей Горшков©, Архивы Русского географического общества и Камчатского краевого объединённого музея, репродукция картины К. Костанди «У больного товарища» (1884, из собрания Государственной Третьяковской галереи)


В программе использованы подлинные архивные очерки и Труды экспедиций Русского географического общества

Прослушать программу целиком можно на сайте радио «Серебряный дождь»
Проект создан при поддержке Русского географического общества


0e8f63e3a5e98e5446afdc37d8926a5e.png 3fcf53b0af844e116909b51f2e0e1f87.png


Камчатская экспедиция Рябушинского. II часть

9726a76dcb7cf40d1b908c3e10178a2c.jpg

21 апреля 1908 г. из Петербурга во Владивосток выехали члены экспедиции, организованной молодым меценатом, географом-романтиком, внуком прославленного основателя известнейшей российской промышленной династии - Фёдором Павловичем Рябушинским.

c06d458615b71d1894a91d9f3316b1a4.jpg


До Петропавловска группа учёных в составе которой были ботаники, гидрологи, геологи, зоологи, метеорологи и этнографы добираются лишь спустя 2 месяца, к концу мая, через японский Хоккайдо.

8d510b9ea42e98c5435ca60fc9d12a2c.jpgc50abbfca8d963322d55b33f4220cc5b.jpg


«Во всей Петропавловской округе оказалось всего около 40 лошадей, из них нанять удалось только 3. Посему сразу же пришлось корректировать маршрутные планы. Отряды должны были изыскивать иные способы передвижения. Отряд Конради - Келля решил идти двумя шлюпками: большим вельботом, нанятым у местного жителя Григорьева, и лёгкой небольшой шлюпкой, предоставленной администрацией из конфискованных у японцев». (Из отчёта участников Камчатской экспедиции Русскому географическому обществу)

7e45f55f53b8c72df309dc39f81a516d.jpg2ab5d3958317ea3a4aaab07b2c684d86.jpgea613c636f7f64eee6588ad32af58dd3.jpg


«Многие научные сведения были получены впервые: - проведены наблюдения над температурой почвы и воды в реках, озёрах, горячих источниках и Авачинской бухте. Определена глубина залегания вечной мерзлоты, выявлены различия в климатических условиях приморских и горных областей полуострова, вычислены географические координаты, и составлена карта вулканов Камчатки». (Из записок Ф. П. Рябушинского)

59df124ad17e56b56500d43689923f53.jpg068e9d2924aaa5fc3a62dc16e81267fa.jpg24c3494261b45391e18af37caadf48a7.jpgf93658ae5ffde3d4a72b1651e29381db.jpg

Отважные российские естествоиспытатели работали в тяжелейших условиях: незнакомая местность, чрезвычайно изменчивая погода, трудности с перевозками оборудования. И каждый день на протяжении более двух лет единственным стремлением для них оставалась обязанность сделать так, чтобы на камчатской земле осталось как можно меньше «белых пятен».

230a3c54bf0538bdf730adf237d9adf4.jpg7473bc9cb03ba5979903e3ea8c1cdef1.jpg378325eacbcc6427b017bfd60faa5d09.jpg54e73c182968922b5901b037a1df1816.jpg

Скрупулёзно, километр за километром обходили они далёкие российские территории, занося все малейшие сведения в пухлые рабочие тетради, что лягут потом в основу большого труда, изданного позже Русским географическим обществом поз заголовком «Камчатская экспедиция Фёдора Павловича Рябушинского».

bbf0845f7a5849395f05038603552739.jpgfd162bb40b698379511427754988b5f0.jpgea94eac48cbaa498cf7464a75a1bd84c.jpgb97d2a2b68f5a1b1b6d9abf80739fb1f.jpg

«Затем мы исследовали побережье Берингова моря. Районы эти резко различны между собою, благодаря тому, что полуостров в средней его части сложен двумя параллельными хребтами. Оба они имеют общее направление и во многих местах прерваны отдельными вулканическими областями. Между Охотским морем и Западным хребтом тянется болотистая равнина с очень слабым рельефом. Срединная долина полуострова занята верхним и средним течением реки Камчатки, верхним течением реки Быстрой, средним и нижним течением реки Еловки. Между Восточным хребтом и берегами Берингова моря лежит почти непрерывный ряд вулканов, отчасти еще действующих, что делает этот район особенно интересным. Большинство вулканов расположено по сбросовой лини под углом вдоль морского берега, и, кроме того, отдельные группы их по второстепенным коротким линям в крест». (Из отчёта участников Камчатской экспедиции Русскому географическому обществу)

6cb60a66ac46f67e37a2c9b6a871d701.jpg253d65221a3b7aea9f7079595522b305.jpgbeac7264592ad0f912661ace80325e42.jpg34a9b65b2ba8694f4483b9055c9051b2.jpg3723dbe336bb9f26ab91b615b4bfbafc.jpg9107d248c75af384e3a270766389e689.jpg

«О состоянии Камчатки трудно вообще сказать, недостатков ли у нее больше, или важнее преимущества. Она бесхлебное место и не скотное, великим опасностям от частых землетрясений и наводнений подвержено. Большая часть времени проходит там в неспокойных погодах, и одно там увеселение — смотреть на превысокие и нетающим снегом покрытые горы, или, живучи при море, слушать шум морского волнения. Но это – земля наша, российская. И засим – нет у нас иного предназначения, как постигать ее без устали». (Из записок Ф. П. Рябушинского)

18d14393acd422608ad99ead82813b65.jpg5ca38ab188980f29b6fd2ca839576e51.jpg9c2bac7ef900e3d97abfafb82e6868a5.jpg4bf07365da9b3ddf5757528904ca3f08.jpge4d83f18dc526e221f54a35549ea16a2.jpg795fa524b2c0df9b1419a95b7acd8716.jpg957b529e84eb0c70b7f83bf0d7b44242.jpg925ecef9c6df21b5234c6ab82abf8ec9.jpgd5223e9e6d52f1835b558fb024b39672.jpga6460ef57d257c01f3515cb625ae02df.jpg84d1bb3f767e23fe585751ad64991885.jpg

«Камчатка - неблизкий российский край на северо-востоке Российской Империи, на протяжении нескольких столетий был синонимом непознанной и экзотической территории. Но отныне – до него рукой подать. Потому что стараниями нашего похода, мы знаем о ней много больше и не остановимся впредь» (Из доклада «Камчатская экспедиция Ф.П. Рябушинского» Русскому географическому обществу)

28742ff13eb67cd5e7d072d4c6ee2492.jpg840e93acc67d54b3b097870ed0975285.jpg647755559a04eb59e0baaad3ce9d7c3f.jpg68cbd8c960102a7c48a0d7e5054e5aa5.jpg8e85026c7e0e7cd4d4ff62a2fb3de1f9.jpg109457c9d510d03107ba1810f858c0d2.jpg0af1aae8bc61baa8f267b7bd891ff35b.jpg42c15f333b664f1814359bfb579e24a9.jpg815e05030cff2e95c291ab5ff5cd6ba4.jpg68ab50b15479222f22fd3c78835bcb04.jpg

«В память нашего коллеги, главного организатора и попечителя экспедиции, человека великого мужества и самоотречения - Фёдора Павловича Рябушинского, плод трудов наших вечно будет носить имя…» (Из решения Секретариата Русского географического общества)

2eeefa79f7a7745737aa332fc2913828.jpgc0233ea758f90f59a1868d295396c422.jpgc609cce68edeaef87f6c5ca1ed023be0.jpg

Фото: Кирилл Канунников©, Анастасия Федоренчик©, Petri Kaipiainen©, Sumigato Attori©, Николай Столетов©, Государственная корпорация по космической деятельности «Роскосмос»©, портал «Великое путешествие»©, Архивы Русского географического общества и Камчатского краевого объединённого музея.
В программе использованы подлинные архивные очерки и Труды экспедиций Русского географического общества.

Прослушать программу целиком можно на сайте радио «Серебряный дождь»
Проект создан при поддержке Русского географического общества.

1a60a00bda74d47156766575fa9c4714.png 045ea80be498c4efb568260d40952de2.png

Российские экспедиции: Тибетский связной. II часть

173e3d397a75f010dc70d8d8a898917f.jpg
В ноябре 1989-го года из монгольской Урги выходит караван буддистских паломников. Через сухие степи, горные перевалы, пустыню Гоби, преодолевая смертельные опасности и непогоду, 9 месяцев они добираются до своей цели – столицы Тибета Лхасы. До самого закрытого города мира. Среди путников находится специальный политический агент азиатского департамента Министерства иностранных дел Российской Империи, посланник Русского географического общества Гомбожаб Цыбиков.
dd4518c96b3c5debd99c74c2ec5bc488.jpg6cdd469665e3e5080060d00b4b5ae0c2.jpgb564541e50118e71aa1476aadf200eee.jpg2bdf9e42c923b24d1435b834e32e7ba7.jpg643d83e23500f733e296f2b4d8496a21.jpg
«Версты 4 не доезжая до Лхасы, мы встретили одного монгольского ламу, вышедшего навстречу монгольским паломникам. Он был послан, по обычаю, халхаским мицаном монастыря Брайбуна для указания богомольцам квартир знакомых. Услыхав о приезде бурят от прибывших в город, бурятский лама Гончок встретил меня со спутниками за городом и, осведомившись о моей родине, повёл к земляку моему Данпэлу Суходоеву, у которого я и остановился. Пройдено за этот день было 20 вёрст ». (Из отчёта Г. Цыбикова Русскому географическому обществу)

10e4cdaf8a90cd1586200446120c840d.jpg02c811d9ac00bad2f33cc2e0bc984b2d.jpge2c7001816b67d5241c475dd07d2d7dd.jpg
Оказавшись в столице Тибета, Цыбиков приступил к основной задаче – сбору самых различных сведений: от лингвистических индивидуальностей тибетских наречий, до социально-бытовых условий жизни рядовых лхасцев…
8b13609a2be4f909fbeeb59866a17b1d.jpg574f99bb4c86b2129aae3326f3f3fada.jpg00e4fa62d534b948bb4d99776d33e4de.jpg87d767cb4a63571cfdd313a569ad8fc1.jpg069c001bc491962ca8fca62c1f985a16.jpg4e2a05a49d4422d1a93d51773473b36d.jpg

«В столице Далай-ламы насчитывают до 10 тысяч постоянных жителей, большинство коих по племенному составу, конечно, тибетцы, а по половому различию не менее 2/3 приходится на женщин. Тибетцы именуют себя «бодпа», каковое, однако, относят только к жителям провинции Уй, жителей же других местностей принято называть по собственным названиям провинций, а для более точного определения — и по названиям отдельных уездов » (Из отчёта Г. Цыбикова Русскому географическому обществу)

c8d82aedd04c7ef6578a45bc575d0cf9.jpg02f817735e4c1127f5ce2b3fde48aa47.jpgf6f28205ce86735f1362452c7684e199.jpgbf80df11b30bc270591ac2f413c2fa27.jpgabe993e002d18efab4f13fe4cfa06e42.jpg90efd41e0db5f66247b0d2eaa8fb3988.jpg
В запретном городе Гомбожаб Цыбиков проведёт почти год. Выясняя политическую и экономическую обстановку, составляя точные географические описания местности…

e296a6a752b55a50b2d9482ed05dca75.jpgf4738f281135d3518746c782fd75ac7d.jpg68a2e6f9dd8b5e851ae4921ba7d8dae7.jpgfe4dbcdaa617ae7f121d20b16c6b18ce.jpga2d098311bfce32469e0b7d462d3bf75.jpg86ccc826204024df43eef8fedc2b3a79.jpg
« Направление больших улиц Лхасы с севера на юг и с востока на запад. При этом большинство улиц кривы, узки и грязны. Дома из сырого кирпича. Нижний этаж у многих из каменных плит, а у богатых — из тёсаного камня. Квартиры состоят из двух комнат: кухни (по-тибетски – рунхан) у самого входа и горницы (по-тибетски – симхан, то есть «спальни»). Квартиры ради экономии места устраиваются тесными. Зато и плата невелика. Например, за квартиру в две квадратных сажени в нижнем этаже платится приблизительно 10 тибетских монет (2 рубля на наши деньги), я же лично платил 40 монет в год за квартиру в две комнаты, пространством по 4 квадратной сажени каждая » (Из отчёта Г. Цыбикова Русскому географическому обществу)


326ca9b7f2f2844401ed842c3fa4b2fd.jpga3074e7d3be9778a2f859e50af77fe99.jpg9c3ebe9cad3d6c39277bcd7a108615fb.jpg98a08b022dfb6f61281e5a669d74b4ce.jpgd007a14a0e3db9bf3f059bf9848de671.jpgc179dcee560ac17e47a1e18cd9b071e9.jpg
««4 февраля 1901 года я пришел на поклонение к ТхуптЭн ГьяцО - Далай-ламе 1-му. Владыка принял от меня дарственный платок – хадАк, и благословил, коснувшись свою правую руки к моему темени. Затем он положил мне на шею связанный из шёлковой материи узелок. Это охранительный талисман, освящённый дуновением после прочтения особого заклинания. Из всех паломников, бывших на приёме, охранительный талисман получил только я». (Из записок Г. Цыбикова)

5e5059640df452871fd91b8e93664fd1.jpg620cca62a47d98ab2a6e111ce7ee14ec.jpgc1463614c838f8decc7b407c2aa943b9.jpg9559a9c7bb3a99f9fac8fd985a9a0ca0.jpgda7a64f175e6f0592675ed230a7d6833.jpg39c2d205865a0b419c7e9018877aaf83.jpg
« Тибет – это больше чем название, больше чем место на карте и даже больше, чем центр мирового ламаизма. Мы говорим «Тибет» – подразумеваем «тайна», «чудо», «мистика». Тибет в нашем рациональном материалистическом мире остается едва ли не последним заповедником духовности» (Из записок Г. Цыбикова)
f2830e0454ba7df3eea48d5dc6beb805.jpg88c9866faa6265f0bb4d819633a77876.jpg3954d08b3216e835751fba6de0b5ae05.jpg67c60696ea650c1bf0130ecc5d569abc.jpgc487bac83cde04d56fadb9cdc4cb7289.jpg93ab8e4e1c13d484b10feeee3e4ad7eb.jpg
Отправляясь по заданию Русского географического общества в Тибет, Гомбожаб Цыбиков получает от офицеров Генерального штаба военного ведомства специальный фотоаппарат, встроенный в буддистский молитвенный барабан. Это «Self-Worker» парижской фирмы ПипОн с объективами-анастигматами Герца и значительным количеством пластинок 6 x 9 «Эмпресс» английской фабрики «Ильфорд». Фототехника того времени весьма примитивна, пользоваться ей непросто, а уж делать это втайне – и вовсе почти немыслимо. Поэтому именно этот этап экспедиции российского учёного оказывается самым рискованным. Если бы тибетцы застали иностранца-паломника за фотосъемкой их святынь, смерть была бы неизбежной и молниеносной. Разглашение сакральных тайн Тибета до сих пор считается у местных одним из самых серьёзных преступлений.

6137a1beb4bd0e33e725339e49c38555.jpg8ac1386e32c47e1bfd16102aca41e308.jpgbe7b1aae3f64fbf294d71ab929afb505.jpg5c3184f7356768caf91f4f92f3129a2f.jpgccfb27c27db5154e191e980c8f5098bb.jpgab59de74b1aa8824f3587561fa7bcdfe.jpg
Тибетские фотографии Цыбикова воистину уникальны. После завершения экспедиции Русское императорское географическое общество издаст их в специальном подарочном альбоме, который великодушно будет презентовать иностранным коллегам. Это являлось безусловным подтверждением победы в исследовании Тибета и изящной демонстрацией триумфа российской разведки
0e2d6eaf3d55ccf9c7c6cdf36f333f73.jpg6e99a4b7dd8a05ad3930e6d715afd051.jpg

3225be357de02d1c4b2c1b0a7ade721c.jpg6aac08ddef791ec39fa54844db87ef2b.jpg3b0cb9c6b7af6ad39416b43aecd0dfaf.jpg3cdce5cb85d9a115527603eaf1f589e8.jpg
На Родину Гомбожаб Цыбиков возвращается через 2 года. В связи с большим политическим интересом, почти все министерства и ведомства внимательно изучают труды экспедиции, стремясь найти им практическое применение. Еще через год, летом 1903, перед членами Русского географического общества звучит доклад отважного исследователя и демонстрируются фотографии Лхасы - запретного города далёкого и загадочного Тибета.
613f0bcb5f4b1d45c069e02f2ba698f4.jpg203d27bb3fd1dc677a4f9b90ecea6e46.jpg

Прослушать программу целиком можно на сайте радио «Серебряный дождь»
Проект создан при поддержке Русского географического общества.

ef4ef6414e3db646352861993183fce4.png 62e6846ecd102dd330261925b4e3df32.png

Фото: Кирилл Канунников©, Гомбожаб Цыбиков©, Архивы Русского географического общества, Petri Kaipiainen©

Российские экспедиции: Тибетский связной. I часть

88b93fda5bfa7a97810265034689543a.jpg
Летом 1893 года на стол императору Александру III ложится служебная записка «О задачах русской политики на азиатском Востоке». Ее автор — Пётр Бадмаев, тибетский врач медицины, весьма влиятельный человек при дворе, к тому же крестник самого императора. В то время Бадмаев фактически руководит азиатским департаментом Министерства иностранных дел и занимается русской политикой на Востоке. В этом амбициозном документе идет речь даже о добровольного присоединения к России Монголии, Китая и Тибета.

67b36ce1db1781591ee57f879b400055.jpg
«Если взглянуть на карту Азии, то можно заметить, что именно Тибет находится на самой ее верхушке, одновременно являясь сердцем. И тот, кто контролирует это сердце, держит в своих руках всю Азию» (Из служебной записки П. Бадмаева «О задачах русской политики на азиатском Востоке»)
c323fda31860e934e49f0f6ec28d5ff5.jpg1b742fec726a37a2b36fe3b689cea2c0.jpg
В ноябре 1899 г. по маршруту буддистов-паломников в Тибет выезжает необычный путник. Специальный политический агент Гомбожаб Цыбиков направляется в Лхасу – самый закрытый город мира…
ce3a141f89f1761abc45818307361f2b.jpg
d29d8934682f5a93e24d3565108e8738.jpg
«На протяжении столетий тибетцы считали, что любой иностранец принесёт раздор в их дома, разрушит нетронутую извне культуру и явится порождением войн и междоусобиц. Именно поэтому не существует даже фотографий Лхасы, ибо фотографировать Тибет запрещено под страхом смерти. Местные жители считают, что карточки похищают души фотографируемых людей» (Из отчёта Г. Цыбикова Русскому географическому обществу)

14364813edcc5ca1f87f4f98dd813440.jpg826292dd4f7cd347be137450c4b2197a.jpg0980394f859ddb2358e4cc02d7204503.jpg

Главная проблема исследования Тибета заключалась в том, что европейцам путь туда был закрыт. Путешественник Николай Пржевальский не дошёл до Лхасы всего 250 вёрст и вынужден был повернуть назад. Француз Де Рэнс был разоблачён и убит за попытку проникнуть в запретный город. Разработкой подобных маршрутов обычно занимался специальный азиатский отдел Генерального Штаба. За непосредственную организацию экспедиции берётся Русское императорское географическое общество. Оно же выделяет около 700 тысяч рублей на рискованное путешествие. С момента своего создания, общество работало партнёрстве с Военным Министерством и не раз привлекалось для разведывательных целей при изучении пограничных с Россией стран. Поэтому помимо географическо-этнографического задания, Гомбожаб Цыбиков получает и поручения Генштаба, подлинное содержание многих из которых, засекречено и поныне…


1cf3d0269e098186a3d6d56c3cb9f81d.jpg467299d10782af8dbdbd371f4ef84668.jpgf8ecb9757b823b85b0a6da50f5636a7c.jpg
«Любая идея направить туда опытных путешественников, да к тому же штатных военных, была заранее обречена на провал. Мне же необходимо было не просто проникнуть в Лхасу, но и максимально исследовать эти земли. Никаких фотографий не существует, иноземцам путь закрыт. Кроме того, было и мое желание поклониться святыням и, может быть, даже попасть в ближний круг Далай Ламы» (Из отчёта Г. Цыбикова Русскому географическому обществу)

ae5ebb553d53d75a1dec616c9e977009.jpge5a67ed94d0c4df488dac222d0c9a8f9.jpg6ec927b6a52337ebbcfd11395883aac4.jpg
«Любому путнику, попадающему в монгольскую юрту, хозяин всегда предложит отведать молочной водки айрак и сушёного творога. Такая церемония называется хрэглок. Гостям дадут нюхательный табак, расспросят как прошел путь и куда они следуют дальше. Этот обычай - знак особого дружелюбия, присущий народу степей. И чаще всего он проявляется к ближайшим соседям - оросам – так монголы называют русских (Из записок Г. Цыбикова)
7b03c2f0167af181c5ea5a158efea2d2.jpg3ca65e83ab76ece3ab89022af6d8c5ff.jpg0dbfa92b6ef8f8dd470ce686d0a69b76.jpg
Северная окраина Амдо стала первой точкой Тибета, до которой добрался Цыбиков. В одном из крупнейших буддийских монастырей Лабране российского паломника поразила чистота и ухоженность монастырских улиц. Здесь совсем не было бродячих собак и грязи, которые были традиционны для других монастырей. Почти две с половиной тысяч монахов Лабрана являли собой пример строжайшей дисциплины и послушания…
9b4eb557523b5debc16bc3b3a6e126e9.jpg8cf0e7c9efb37cf106a28df6a23af745.jpg3b70699897927b7dfd4a361f5f1b17dd.jpg2f7a9a58ba0eee6722815a4f7b78859f.jpg12329cb42e177feda95d713eeb11c843.jpg
Невероятной удачей уже был сам факт, что отважный паломник добрался до Лхасы. Именно ради этого святого города и бесценной информации, хранящейся в его дворцах и храмах, тайный посланник Российского государства девять месяцев рисковал своей жизнью. Но задачи экспедиции этим не ограничивались. Гомбожабу Цыбикову еще предстояло проникнуть в самое сердце закрытого от всего мира Тибета
5b59caa8c7b05ba69dc24c433dd592e6.jpga2d6ba546d1319deac6d990214f48f7c.jpg3ce53c5514b511d0e12d0e560ed01f3d.jpgf515754136b2d732d6a92ec9bd374823.jpg20b1fee1c75a4c0deab2aa39237c5d4e.jpg


Прослушать программу целиком можно на сайте радио «Серебряный дождь»
Проект создан при поддержке Русского географического общества.

88788912c79166f090da1cc1a01a047f.png 85b892037e6fb5a3037c66d0bef82b60.png

Фото: Гомбожаб Цыбиков©, Кирилл Канунников©, Архивы Русского географического общества, Petri Kaipiainen©, проектов The Land Of Snows© и Tibet Travel©