Курбан-байрам по-палестински

В современном и цивилизованном мире, по мере активного проникновения в него носителей исламской культуры, все чаще поднимается вопрос о регулировании этической стороны вопроса с публичными жертвоприношениями, которые происходят на один из значимых в исламе праздников Курбан-байрам, являющегося кульминацией хаджа (паломничества в Мекку).

Например, с 2006 в Москве публичные жертвоприношения запрещены, а каждой мечети было разрешено закалывать только одно животное. Разумеется, во многих мусульманских странах ограничений особых нет (хотя есть некоторые правила). Нет их и на территории Палестинской автономии, которая может несколько шокировать неподготовленного зрителя. Самих сцен заклания животных вы, скорее всего, не увидите по одной простой причине – это не совсем безопасно для зрителя, если только он не исповедует ислам.

Оказавшись на улицах старого города в Иерусалиме или в бедном арабском квартале в канун этого праздника вас посетит лишь одна мысль – надо поскорее уносить отсюда ноги. Народу на улице – как в московском метро в час-пик. Давка, крики, шум, из каждого открытого окна своя музыка орет, продавцы, покупатели… Достать фотоаппарат равносильно самоубийству. По крайней мере, не покидает чувство, что его можно будет лишиться в первую же минуту. Также любопытно, что в каждом третьем доме внезапно обнаруживается маленькая парикмахерская размером с комнату в 8-10 квадратных метров, где сидит очередь клиентов. Вероятно, нестриженным и неопрятным на празднике не место.

Весьма неприятным для меня было то, что мне через эту толпу надо было пройти несколько раз. И если обычный мой путь от гостиницы до храма Гроба Господня занимал 15 минут, то на каждый переход через этот арабский «ад» уходило минимум минут 30-40. По дороге неизбежно приставали и задирались подростки 10-12 лет, молодежь постарше несколько раз подходила с какими-то непонятными вопросами на арабском языке, но это были не предложения что-то купить или просьбы подкинуть деньжат «на чай». Что они хотели, осталось загадкой. К середине ночи толпа начала рассасываться, магазинчики закрывались, а на улицах вдруг появлялись полицейские патрули с автоматами. Вдоль обочин узких улиц местами текли ручьи крови, которую смывали из дверей ближайших магазинчиков, где красовались неразделанные бараньи туши.

Основной смысл действа данного вечера – покупать. Как мне объяснили в гостинице местные арабы, Курбан-байрам  – праздник радостный и долгожданный. Взрослые дарят друг-другу подарки и дают денег детям (племянникам и прочим родственникам) чтобы те могли купить себе что-то, например, сладости.
В следующие два дня ситуация изменилась до неузнаваемости – тишина, пустые улицы, арабов как ветром сдуло, магазинчики закрыты – как будто в совершенно другой город попал.
Но в соседней Палестине картина чуть более красочная. Хотя мы ее наблюдали из окна экскурсионного автобуса проезжая небольшую деревеньку. Те же реки крови, но только текущие по обочинам проезжей части. Мусорные контейнеры, с горкой набитые бараньими головами, потрохами и шкурами. Рядом сидят в пыли арабские детишки и играют камушками.








Разделываемая туша (снято из движущегося автобуса).


Ручьи крови вдоль дороги.



Ум, приученный через новости и современную культуру к сценам насилия, уже не смущается увиденным, но возникает вопрос об истории праздника и его эволюции во времени и переходе между религиями, потому как для современного постхристианского мира и общепринятой логики зрелище, все же, необычное.

Формально, Курбан-байрам праздник исключительно исламский, но его корни целиком и полностью находятся в ветхозаветной истории человечества. Отцом своего народа мусульмане, равно как и иудеи, считают Авраама. Жена Авраама Сарра была бесплодна, но Бог ему неоднократно обещал, что будут у них дети, от которых произойдет целый народ, в котором будет Божье благословение. Ждав десятки лет Авраам, по совету жены, зачал ребенка наложнице Агари, которая родила Исмаила, от которого по приданию пошли арабские народы. По прошествии еще нескольких лет лет Сара, наконец, родила сына Исаака. Спустя некоторое время Бог просит Авраама принести сына в жертву. Трехдневная дорога к жертвеннику дает возможность Аврааму поразмыслить над многим, но он остается верен Богу. В самый последний момент ангел останавливает Авраама и указывает ему, что не должно приносить в жертву человека и указывает Аврааму на запутавшегося рядом в ветвях барашка. Его и приносит в жертву Авраам.

Вообще, жизнь Авраама  - одна большая драма. Много ошибок он совершил, но его стремления были неизменными – он остался верен Богу, за что Тот исполнил все свои обещания. Многое из жизни Авраама для нас весьма поучительно, а при внимательном изучении видно, что человек за те 10 тыс. лет, которыми датируют современные историки эти события и рукописи, совсем не изменился. Отчасти, столь драматическая жизнь Авраама заставила еврейский народ частично отказаться от его отцовства и официально именовать себя народом Израиля (Иакова) – внука Авраама. Имя Израиль – борющийся с Богом – Иаков получил после некоторых событий в его жизни, о чем отдельный рассказ.

Так что жертвы в Курбан-байрам делаются в воспоминание тех событий с Авраамом, но со временем приобретают дополнительный смысл.

Тысячелетия эволюции жертв

Начиная от сыновей Адама, принесение жертвы означало, что человек делится лучшим из плодов своего труда с Богом. Понятное дело, жертва сжигалась полностью. Каин сжигал лучший сноп колосьев, а Авель – лучшего ягенка. При Моисее появился закон, в котором в некоторых отдельных случаях жертва сжигалась не полностью, а большая ее часть употреблялась в пищу жертвователем и его семьей. В мусульманской традиции жертва употребляется в пищу полностью, но с условием, что треть будет роздана нищим, а треть – друзьям и родным. Вроде все понятно, логично и благородно. Зачем сжигать, когда лучше раздать людям. Однако, если глянуть на картину в целом, то ситуация получается иная. Сначала человек выбирает то малое (одну овцу из целого стада), что отдаст Богу, но потом от этого отщипывает еще и еще. Хотя, что мешает, например, зарезать для своей семьи еще одного барана? Но это так, ветхозаветные образы мышления и тут можно спорить и торговаться довольно долго. В Новом завете уже Бог приносит себя в жертву людям и это есть основное жертвоприношение. Человек же в жертву Богу может принести уже совсем другое – например, 20-часове стояние в очереди к Поясу Богородицы. «Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений» – говорит еще в Ветхом Завете Бог устами пророка Осии, но тогда его не услышали. Ведь сжечь и съесть барана куда проще, чем признать свои ошибки и что-то исправить в себе и своей жизни.