• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Он делает это каждые 15 минут!



В ворохе выжженной солнцем травы лежат двое – лев и львица. Неподалеку сгрудились возбужденной кучкой автомобили с туристами. Воздух наэлектризован, висит напряженное ожидание. Проходит десять минут. У пожилой американки сдают нервы, и ее истерический шепот «Он делает это каждые 15 минут! Каждые 15 минут!» заставляет льва лениво повести ухом.

Через какое-то время львица встает, раздается тихое жужжание десятка видеокамер и щелчки затворов. Два зверя, до этого расслабленные и неподвижные, изгибаются, рычат, кусают друг друга. Их оголенная страсть заставляет зрителей онеметь и замереть. Несколько мгновений и снова стоп-кадр. Двое лежат, полуприкрыв узкие глаза, а остальные тихо обсуждают увиденное и посматривают на часы.

Место: Африка, Кения, национальный парк Масаи Мара

® MarinaMironova.com

Лев Толстой в Индонезии



В Индонезии более 15000 островов. 90% туристов посещают из них всего один - Бали. В трех часах лета от него лежит остров Флорес. Добавьте еще десять часов на джипе по серпантину дорог, съедаемых джунглями, - и попадете в рыболовную деревню Риунг. Вечером в единственном ресторане семейная пара кормит редких здесь туристов. Обычно их бывает не больше трех-четырех человек. Глухое место, только удивительные необитаемые острова и рыбаки. За ужином мы знакомимся с мальчиком. Он изучает английский язык и подрабатывает, помогая приезжим.
- Вы из России? Здорово! Я очень люблю русских писателей!
- И кого ты читал?!!
- Лев Толстой, Хаджи Мурат. Хорошие книги - окно в другой мир.

С той встречи Индонезия стала для меня совсем близкой. Я знаю, что в десяти тысячах километров от нас живет мальчик Там. Раз в год, накопив денег (Там зарабатывает не больше 30$ в месяц), он долгими путями добирается до цивилизованного Бали, где есть книжные магазины и можно купить книжку. Например, Льва Толстого на английском языке.

P.S. Кстати, я прочитала Хаджи Мурата только благодаря этой встрече. Оказалось актуальнейшее произведение об отношениях русских и чечен. А вы читали Хаджи Мурата?

Место: Индонезия, о.Флорес, Риунг

® Shot-story

Ургутский староста и ленинградские журналисты


Недалеко от Самарканда в горах есть городок Ургут. На его окраине прямо из под земли выходят воды подземной реки. Множество источников сплетаются ручьями у корней громадных платанов. Самому старшему дереву 1100 лет! В этой вековой роще мы познакомились со стариком-хранителем, который, узнав, что мы из Ленинграда, рассказал одну историю.

К нам в деревню лет двадцать назад приехали двое журналистов. Была зима, и в гостинице стоял страшный холод. Тогда наш райком попросил меня переселить журналистов к себе. В гостинице я их не застал, перевез только чемоданы. Так получилось, что они, вернувшись, не стали распрашивать о вещах и уехали. Видимо, спешили. Я ждал неделю, месяц, наконец не вытерпел и ... купил билеты на самолет до Ленинграда. У меня была карточка с адресом редакции. Оттуда меня послали к ним домой. Их там не оказалось, но я смог передать чемоданы какой-то родственнице. Покатался на метро, гулять было холодно. Январь. И улетел в тот же день обратно. Так и не знаю до сих пор, получили они свои вещи или нет. А Ленинград мне понравился. Красивый город.

Если честно, мне стало стыдно за безалаберность коллег. Могли бы и спасибо сказать. В свою очередь, я пообещала выслать почтой сделанные в селе фотографии… И благополучно потеряла продиктованный мне адрес. Конечно, можно было отослать письмо с припиской - Ургут, старосте платановой роще. Но этот способ казался ненадежным. Год я промучилась, регулярно вспоминая о своем обещании. История повторялась. "Ленинградские журналисты" держали марку безответственности. Как вдруг, совершенно случайно, я узнала, что съемочная группа телекомпании Мир едет в те края. Насоветовав им волшебную платановую рощу для съемок, я попросила их передать фотографии и журналы со статьями дедушке лично в руки. Они отнеслись к моей просьбе с пониманием, организовав оперативную оказию из Петербурга в Москву. Еще полгода они готовили поездку в Узбекистан. И, наконец, я получила электронное письмо, где говорилось, что староста доволен. Ургутская история завершилась.

® Shot-story

Городские животные


В эквадорских городах можно встретить самых удивительных городских животных. В центре Гуаякиля (население около 3-х млн человек) на площади Parque Seminario разбит типичный сквер с конным памятником Боливару, освободителю всия Южной Америки. На скамейках отдыхают пенсионеры.

Городские игуаны лениво валяются на дорожках, забираются даже на памятник Боливару, вяло отмахиваются от беспардонных голубей. Дети таскают их за хвост, пенсионерки с хихиканьем боязливо тычут пальцем в живот. Туристы с воодушевлением фотографируются.

Главное знать о том, что в дикой природе игуаны опорожняются, забираясь на ветки деревьев. Не отступают они от этой привычки и в городе. И это совсем не голубиный масштаб. Поэтому несколько скамеек в парке всегда пустует, на них присаживаются разве что туристы. Дело в том, что они опасно расположены под самой кроной деревьев...

® Shot-story

Морские цыгане



На самых удаленных и красивых островах Юго-Восточной Азии можно встретить молчаливых, дочерна загорелых людей. Они живут замкнуто, говорят на особом языке, исповедуют собственную религию (вид анимизма), сохраняют древние традиции и обращают мало внимания на официальные государственные границы, кочуя с острова на остров на самодельных лодках.
В Южном Таиланде их называют чао ле, в Малайзии – оранглауты. И то, и другое означает - люди моря. Европейцы окрестили морскими цыганами за вольный, кочевой образ жизни. Тайские «цыгане» более оседлые и цивилизованные по сравнению с малайскими. В Малайзии это племя сохраняет традиционный образ жизни: люди не имеют постоянных поселений, живут прямо в лодках, «дрейфуя» по островам. На 15-метровой лодке может проживать семья из 12 человек!
Они не работают (за редким исключением), питаются пойманной рыбой и другими дарами природы. Не так давно они ходили на рыбу с копьями, теперь уже используют сети. Их социальный строй малоизучен, по некоторым приметам видно, что они сохранили матриархальное устройство.
Романтичные кочевники, в прошлом пираты. Их родина точно неизвестна – либо Южный китай, либо Андаманские и Никобарские острова. Оранглауты никогда не торопятся, не кричат, не любопытствуют, чем разительно отличаются от большинства населения ЮВА. Они похожи на философов, которые пытаются сохранить себя, свою идентичность, отстраняясь от цивилизованного мира, уплывая все дальше, на необитаемые острова.

На фото - дети чао ле играют в море.
Малайзия, восточная оконечность Борнео, возле о. Сибуан

® Shot-story

Суфий



Базар Исфахана. Мы сидим на коврах в ковровой лавке, смотрим на ковры, пьем чай за столом, покрытым ковром и ведем разговоры о коврах. Неудивительно, мастерство ковроткачества и институт ковра развиты в Иране более чем 2500 лет. Узор на ковре переплетается с религией, культурой, жизнью и душой иранского народа.

В разгар беседы, примерно на двадцатом раскатанном перед нами ковре, в магазин входит персонаж сказочной наружности. Белая пушистая борода, белая шапочка, белые свободные одежды и мягкие тапочки с острыми носами. В руках медная миска и солидная трость с тяжелым набалдашником. На пальцах сверкают перстни с камнями, через плечо висит цветная сумка.

Саид почтительно усаживает его и представляет: «Это суфий. Вы можете задать ему свои вопросы». Настоящий суфий?! Все жизненно-важные и философские вопросы тут же выветриваются. Остается глупейшая туристическая просьба сфотографироваться. Суфий снисходительно соглашается, а на прощанье неожиданно бодро и зычно гаркает «Ауфидерзейн» и растворяется в шуме базара.

Место: Иран, Исфахан, базар.