• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Ламу. Возвращение

Говорят, кто однажды побывает в Африке, навсегда ее полюбит. Так же говорят и кенийцы про свою страну. Особенно это утверждение актуально для острова Ламу.
Встретив два года назад в своем путешествии рыбака Амира, я все пыталась придумать, как бы сделать так, чтобы вернуться и снять о нем документальный фильм.
И вот наконец, в этом году мои мечты сбудутся, если в их стране все будет благополучно.
Уже другим, рабочим составом мы возвращаемся снимать документальное кино)
Я пока не знаю точных дат, состава группы и более конкретной информации. Но я знаю наверняка, что это случится этой весной.
И в этот раз со мной будет не одна кассетная "мыльница"... И записи я буду вести не на обрывках бумажек, как в прошлый раз.
Для меня эта поездка будет настоящим приключением и профессиональным вызовом. И мне хочется обязательно им поделиться...
Вот только пока не знаю, где это будет лучше делать здесь, или у себя в личном блоге.

http://www.youtube.com/watch?v=Jc6YgsWNccg

Дети Пате

Пате - это небольшой остров недалеко от Ламу. Когда-то много веков назад это был оживленный центр торговли. В руинах, оставшихся здесь, запечетлена былая мощь этого места. Теперь, когда все изменилось, этот небольшой остров потерял время.
Кроме кока-колы и радиоприемников здесь ничего не говорит о западной цивилизации.
Здесь много детей. Они хранят в себе остановившееся время и не разрешают себя фотографировать. При этом туристы вызывают у них самый искренний интерес и радость. Они будут болтать с тобой, надеясь получить взамен своим беседам немного денег, они будут рассматривать тебя, потому что ты другой, белый. Они будут бояться тебя, потому что ты чужой, белый...
Фотографировала "с живота". Поэтому есть расфокус.

...

...

...

...

...

...

...

три дня ДАО

ДАО (dhow) - рыбацкая лодка.


За определенную, вполне разумную цену (в зависимости от ваших умений торговаться), на Ламу вам предложат двух-трехдневное путешествие между тремя островами архипелага.

Наш опыт.


Мы торговались целый день. Но не так, как это происходит у нас на рынках. Это была скорее игра для всех. Для Амира она заключалась в том, чтоб ни в коем случае не поддаться и не понизить цену, для нас - чтоб разбиться в лепешку, но скинуть хоть чуть-чуть.
В итоге, вечером, в одной из местных кафешек, мы договорились, что встречаемся завтра в 11 у причала.
Три дня, две ночи, три острова и корраловый риф стоили нам пятнадцать тысяч шиллингов

Вообще, "услуга" отличная: вы вместе с командой отправляетесь в плавание, где наслаждаетесь океаном, солнцем, африканскими песнями в исполнении все той же команды.

Практически на ваших глазах ловится или покупается с соседних лодок рыба, которая уже меньше через час лежит у вас на тарелке.
В "путевку" входят три трапезы от "шефа".

(не дождусь, когда уже закончу монтировать короткие видео из путешествия, что-то вроде видео-заметок,видео-блога путешествия)

Две ночи: одна на острове Пате в очень старом доме (это даже не гостиница, это просто самый большой жилой дом на острове, в котом хозяйка сдает комнаты), и на острове Малинди.
На втором острове нам поссчастливилось заночевать в котедже полностью сплетенном из бамбуковых листьев, который обычно "в сезон" сдают по пять тысяч шилингов. Мы сторговались по 1000 за комнату.
А потом еще узнали прекрасную историю от сторожа, пустившего нас переночевать.
Хозяин этой замечательной виллы, год или два назад, продал эту землю четырем (!!!) разным людям во Франции за (!!!) 40 миллионов евро! :))) И вот, в декабре прошлого года, они вдруг все решили приехать отдохнуть на "дачу", где естесственно встретились.



Теперь успешный бизнессмен скрывается, во Франции происходит судебный процесс, а высокий сомаллийский парень сдает туристам комнаты "по дешевке"...


В поездку так же входят песни у костра, ныряния с лодки в воду, заплывы на маленький необитаемый остров, чтоб набрать ракушек и осмотреть флору-фауну, ну и огромное количество незабываемых впечатлений...

коими не могу не поделиться.

Ламу в лицах.

Ламу в лицах.

Самая крупная достопримечательность этого острова – это люди.


Торговцы в бесчисленных лавочках и магазинах, на базарах и улицах, официанты и бармены кафе и ресторанов, лодочники и проходимцы (которых здесь, конечно же, очень много), рыбаки и ремесленники.


Женщины с головы до пят одетые в черное, с разрисованными хной ступнями и ладонями, дети, с утра до вечера околачивающиеся возле местной школы или мечети.


Туристы, растаманы, изредка встречающиеся воины племени Массай (или просто ряженые в них люди).

Из-за всего этого многообразия лиц, характеров, попадая на этот остров, хочется целыми днями сидеть в тени уютных продуваемых ресторанов, пить молочные коктейли или фреши и наблюдать, наблюдать, наблюдать.


Потом лениво вернуться к себе в номер, отдохнуть , поиграть на террасе с обезьяной, сесть в удобное плетеное кресло и снова смотреть на улицы города, и их жизнь…


Остров Ламу.

Когда попадаешь на остров Ламу, кажется, что время останавливается. Есть очень распространенное среди местных жителей выражение: «pole-pole» (что-то вроде, "тихо-тихо", в переводе с суахили)… Оно – отражение философии этих людей. Здесь никто не суетится, никто никуда не спешит. Все здесь очень pole pole.  

Высокие стены узких улиц создают прохладу, бесконечные сквозные выходы домов, окна, повороты рождают сквозняки.


Здесь нет травы.


Нет машин, велосипедов, тук-туков, популярных в большинстве других городов Кении.

автотранспорт:)
Здесь есть ослы и ослиный санаторий. Здесь есть dhao (рыбацкая деревянная парусная лодка) и моторные лодки.

Говорят, что на Ламу можно добраться только по воздуху. Но это неправда. Есть более доступный, интересный, но длительный путь из столицы Кении. Дорога в Ламу займет два дня.

Каждый день из Найроби отправляются автобусы в Момбаса - ближайший к Ламу город «большой земли». Если выехать рано утром, то через 8 часов уже можно быть на месте. Чем раньше вы выедете из Найроби, тем больше времени у вас будет для прогулки по городу. Чего не советую, так это гулять после захода солнца. Ничего катастрофического с вами не случится, но «береженого бог бережет». В Момбаса рядом с автостанцией множество небольших гостиниц. Это вариант для тех, кто не стремиться все время получать пятизвездочный сервис. Вообще надо сказать, что после всего путешествия я поняла, что Кению нужно узнавать изнутри, насколько это вообще возможно. За месяц, проведенный в этой стране, мы успели пожить почти во всех доступных для туристов местах, начиная от фешенебельных отелей «все включено» до палаток в эко-кемпингах. Так вот, о гостиницах Момбаса. Все места рядом с автостанцией не отличаются высоким комфортом и внешней привлекательностью, но там есть все необходимое для ночлега. Главное убедиться, что в вашем номере есть либо москитная сетка, либо вентилятор на потолке. Нас всех пугают москитами и малярией. Но, не везде она есть. В Ламу и на маленьких островах архипелага малярийных комаров нет. А вот в Момбаса, где множество грязных сточных рек, очаги заболеваний присутствуют.

Рано утром (в шесть – семь часов) уходит автобус в  Mokowe – крайняя точка, откуда отправляется катер на Ламу.

Путешествие займет около шести часов. В автобусе в основном будут только местные жители, но тем интересней оно становится. Наблюдать жизнь изнутри. Проезжая мимо маленьких селений с рынками и торговцами увидеть традиции общения, торговые порядки…
Макове-Момбаса

Патрули полицейских на дорогах. Вооруженные автоматами крепкие мужчины, «ерши» на обеих полосах движения. Движение в Кении кстати, правостороннее, а в автомобилях руль с правой стороны – наследие, оставшееся с колониальных времен.

В дорогу желательно запастись влажными салфетками и бутылками с водой, потому что лица после африканской пыли станут черными, а автобусы не вентилируются искусственным путем и будет очень жарко.  

В Макове (так до сих пор и не разобралась, как же грамотно произносить название поселка) есть причал, каждый час, или два часа оттуда уходит нагруженный людьми катер. Всегда перегруженный, всегда очень шумный.  Здесь среди местных жителей  торговцы, учителя, матери и дети, молодежь, туристы… И конечно все смотрят на тебя. В моем случае я была единственной белой женщиной среди пятидесяти (кажется) человек. Если взрослые люди часто видят белых – туристов или просто по телевизору, то с детьми дело обстоит интересней. Они непосредственно рассматривают тебя, как человека с другой планеты. Из чего ты сделан, что ты тут делаешь? А если улыбнешься им, то увидишь ответную, немного виноватую, смущенную улыбку, в которой они прячут свои  интерес и любопытство.


Как только вы попадете на Ламу, вас окружат заботой и сервисом. Так называемые beach boys не дадут вам покоя. Вам помогут сойти на берег, донести вещи. Вам будут советовать отели и гостиницы, и еще много разных услуг. Сначала мы игнорировали этих ребят. Пока не поняли удивительной особенности этого острова. Да, они зарабатывают тем, что продают туристам все что угодно. Да, они будут с тобой говорить, чтоб продать тебе потом свои услуги или товары. И поэтому нужно быть заранее готовым к приезду сюда – иметь зарезервированный номер, или хотя бы направление движения. Ну а потом, прогуливаясь по набережной, не стоит так уж опасаться местных жителей с тобой разговаривающих. Если ты ничего не купишь – это нормально, они привыкли к этому. Но если ты игнорируешь их – вот это обидно. Так рассказывал нам наш будущий друг Амир.  

Амир

рисунки хной

Кения. Остров Ламу.

Две сестры Муна и Зейнаб. Муна – девушка творческая, рисует. Зейнаб – бизнес леди. Она находит новых клиентов и ведет бизнес.
Муна и Зейнаб рисуют хной лучше всех в городе. Так говорят и в нашей гостинице, так говорит милый юный официант Чарли в ресторанчике на набережной. Я улыбаюсь этой рекламе, и протягиваю им свою руку. Через мгновенье «Какой красивый получился…» Мне даже не понадобилась реклама. Зейнаб встретила меня на террасе гостиницы, в то время пока ее сестра разрисовывала миловидной американке левую ногу. Ей всего лишь нужно было проводить меня к сестре, чтоб я увидела.

Договариваемся о цене. Она говорит тихо, улыбаясь, держит меня за руку. НЛП? – спрашиваю себя я. Да нет, она правда приветливая и спокойная. Ей не зачем суетиться. Их знает весь город. Почти все белые туристки пользуются их услугами.
Через десять минут я уже сижу в пластиковом кресле, Муна рисует на моей руке, а Зейнаб заплетает в моих еще не выгоревших волосах тонкую косичку.. «Промо акция»…

Мы провели на острове больше недели, хотя планировали остаться всего на три дня. Уезжали сожалея. Ламу – остров, откуда не хочется уезжать.

Еще два раза мы встречались с Муной и Зейнаб. Они выполнили мою необычную просьбу, нарисовав рисунок хной не на привычном месте – рука, стопа, а на шее. И на руке со стопой конечно тоже.
Еще они делают массаж, заплетают косички. Работают быстро, и нежно (знаю, слово может не совсем привычное для такого рода занятий, но оно очень верное).

А когда ты встречаешь их потом, уже не «по работе», в на набережной, в кафе, или в гостинице, где они ищут новых клиентов, то они очень приветливо здороваются, обнимая тебя. Ты – друг.

Я пообещала Муне и Зейнаб сделать им «рекламу» здесь, «на большой земле». И еще пообещала выслать почтой свои фотографии, чтоб они могли внести их в свой каталог работ…
(у меня остались их контакты, если что;))

Полет номер один.

Что может быть удивительней, чем в первый раз в жизни увидеть, как большие, огромные в десятки и сотни раз больше чем ты, вещи превращаются во что-то ничтожно малое. В смешную попытку человека играть в «создателя». Этот плоский мир с автомобильными пробками и мигающими вывесками.  Этот раскрой человеческого пространства, вырванный из гармонии природы. И вдруг, по воле случая, вырвавшись из горизонтали города, ты видишь волшебство. Трепещущее, будто птичье, крыло самолета. Гул в ушах и головокружение, давление солнечного сплетения и тяжесть затылка. Похоже на «американские горки». Когда при резком подъеме  твое тело теряется в своих ощущениях. Страшно? Нет, совсем нет.

… А вот и облака. Такие ненастоящие, ватные, объемные. Нарисованные. Посмотреть вниз и можно играть. Как в детстве, когда лежишь в поле, вокруг зеленая такая свежая трава. Ты смотришь в небо и угадываешь в облаках причудливых созданий, животных, лица. А тут наоборот. Угадывать все это в рельефах маленьких (в сравнении?) поселков, городов, вырезанных из темных (а с этой высоты) почти черных весов.

Самолет накренился, чуть совсем. Меняет направление. И вот яркий луч солнца слепит глаза. Закрываешь. Голова прижата к изголовью, не поднять. Все тяжелеет… Поддаешься совсем этой теплой яркой тяжести… и будто бы одно мгновенье проходит. Ты открываешь глаза. И не видно уже внизу ни «макетов» городов, ни необъятных лесов. Вид из этого маленького окошка представляется тебе видом на северный полюс. Яркое солнце, белая мороженая гладь, где-то рябит, где-то походит на ледник. И яркое, голубое, сказочное небо. Вот и все. Одиннадцать тысяч километров над землей. Пятьдесят четыре градуса мороза за бортом. Миниатюрная бутылочка белого сухого вина, больше похожего на крепко-кислую газировку.

Кто сказал, что в самолете плохо спится?

…Я заметила. Азиатские дети очень красивы. Как раз сейчас я сижу в мягком кресле зала ожидания и рассматриваю то ли китайскую, то ли японскую (никак не научусь различать) девочку. Мы все здесь собрались по одному поводу, нас объединяющему. Уже через восемь часов и эта азиатская девочка с ее родителями, и десятки других людей, и я, - мы все будем стоять в длинной очереди паспортного контроля, ждать получения визы в Кению. А потом мы выйдем из аэропорта, разойдемся по улицам Найроби, и скорей всего никогда больше друг друга не увидим. А пока мы здесь, в Стамбуле. И пока у меня есть время внимательно рассмотреть всех этих людей. Нет ничего интересней, чем наблюдать за людьми. А международный аэропорт – это ведь какое пространство!

Вот идет высокий африканский парень с высоким хвостом косичек. Его яркие желтые ботинки спутали меня и заставили думать о нем, как об американце. Не знаю, что навязало мне это заблуждение, но всех владельцев этих (нет, не желтых!) светло-бежевых крупно подошвенных ботинок я представляю американцами (кино?).

Пожилой, полноватый, около пятидесяти лет мужчина с капитанскими (опять стереотип?) седыми усами. Не уловлю речи. Откуда он и его жена (классическая среднестатистическая с виду, средних лет иностранка)?

Забавная игра.

Вот рядом садится девушка. Каблуки, юбка, ногти, стрижка, ничто не говорит о ее принадлежности к какой-либо стране. Раскрыла журнал. Листает. Улыбаюсь – рекламные страницы на украинском языке.

Никак не верится, что я в Стамбуле. Об этом напоминают разве что сувенирная лавка, магазин с турецкими сладостями (купила баночку) и турок в тюбетейке, предлагающий мороженое «специально для тебя»… И все равно, когда летишь первый раз, чувствуешь острее, смотришь иначе. И заранее жаль, что потом все станет рутинно, обычно. Как поезда, автомобили…

Рядом со мной, через одно кресло сидит кучерявый парень в очках из темной оправы. Косится в мою сторону, на мой блокнот.  Думаю, а вдруг летит в первый раз? Играет в мою игру? Вдруг разгадает меня по почерку?..
9.04.10