• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Мир без виз.Бадулла: английское наследие

В горах Шри-Ланки всегда стоит приятная прохладная погода. Вдали от влажной жары прибрежных районов и сухого жара засушливых центральных и северных равнин круглый год стоит весна: зеленеют чайные плантации, покрытые влажным тропическим лесом горы и альпийские луга.

Английское наследие

Бадулла - столица провинции Ува и один из старейших городов страны лежит на высоте 680 метров над уровнем моря, на границе между горным районом и восточной частью Шри-Ланки.

Нигде на Цейлоне англичане не оставили такой яркий и отчетливый след, как в Бадулле. Кажется они ушли буквально вчера и вот-вот вернуться. Построенные англичанами церкви, вокзалы, гостиницы, особняки и дома до сих пор стоят.  
Церковь Святого Марка в Бадулле
В колониальную эпоху в городе был знаменитый на весь Цейлон английский клуб. Владельцы чайных плантаций со всей провинции собирались там, чтобы провести свободное время, как и подобает настоящим английским джентльменам: скакать верхом на лошади, поиграть в английские игры - поло, теннис, гольф или крикет.

В маленькой викторианской церкви Святого Марка похоронен один из легендарных английских "первооткрывателей" Цейлона - охотник на слонов майор Томас Роджерс (Major Thomas R. Rogers). Ему лично удалось убить около 1300 слонов, прежде, чем последовало "божественное наказание". В 1845 году в него ударила молния. Есть на маленьком кладбище и памятник человеку с русской фамилией - «Орлофф».
Памятник Первой и Второй мировым войнам
На церковной территории установлен и памятник всем солдатам Великой войны - так англичане назвали Первую мировую войну. После Второй мировой новый памятник ставить не стали — лишь на тот же самый памятник добавили еще одну мемориальную табличку. Место на памятнике осталось и для третьей — если что... Вообще-то довольно прогрессивная идея. Войн, революций и других знаменательных событий в истории человечества было так много, что проще строить универсальные памятники: один — для войн, второй — для революций, третий... По мере надобности можно добавлять на них новые таблички, или снимать старые, ставшие неактуальными. Можно брать пример с китайцев. У них в храме предков таблички с именами только пяти предыдущих поколений: после добавления новой, самая старая убирается в архив. И на алтаре по-прежнему остаются таблички только пяти предков.

Храмы и пагоды

Поначалу может показаться, что Бадуллу основали англичане — так много здесь всего «английского». Но это совсем не так. Город существовал задолго до появления колонизаторов. Из сохранившихся до наших дней зданий самое интересное - Катарагама Девале (XVIII в.). Старинный храмовый комплекс расположен в самом центре города - недалеко от автовокзала, между King St. и Lowe St.

Покрашенный белой известкой скромный снаружи индуистский храм с деревянной крышей изнутри и снаружи украшен потемневшими от времени фресками с рисунками в типичном кандийском стиле.
Фрески в индуистском храме
Статуя местного бога войны - Катарагамы, которому и посвящен храм, стоит в окружении индуистского бога Вишну (фигура с колоколом) и другого местного бога - Самана (он изображен с топором и флагом).
Вход в буддистский монастырь
Впрочем, в Бадулле есть не только христиане и индуисты, но и буддисты. На южной окраине города сохранился буддистский храм Мутиягана Вихара, основанный во времена первого буддистского царя Деванампиятисса.
Буддистская ступа в Бадулле
Большая белая ступа, священное дерево, алтари и многочисленные статуи Будды — все, как в обычном монастыре.    

Цейлон для молодоженов

Во время предыдущего визита  останавливался в сохранившемся от голландских колонизаторов отеле «Rest House». Но там, как оказалось, нет трехместных номеров. Пришлось искать другую гостиницу. И на окраине города нашли … гостиницу для молодоженов. Вообще, гостиниц для молодоженов, салонов по продаже свадебных платьев,  ресторанов, специализирующихся на свадебных торжествах здесь значительно больше, чем нужно местным жителям. Ланкийцы зазывают к себе молодоженов со всего мира, рекламируя свой остров как идеальное место для медового месяца. Здесь полно экзотики, но при этом безопасно и сравнительно дешево.      

Водопад Духинда

Город практически со всех сторон окружен рекой Бадуллоя и кольцом гор. В результате здесь создается особый микроклимат — его называют "Одеяло Бадулла", с высокой влажностью и частыми густыми туманами.

В семи километрах к северу от города река, стиснутая каменистыми утесами, обрушивается с 63-метровой высоты, создавая водопад Дунхинда.
До начала тропы мы доехали всего за полчаса на местном автобусе (они ходят там с такой же регулярностью как и городские маршруты).
От автобусной остановки до водопада остается еще пройти пару километров по каменистой тропинке, петляющей по склону скалы мимо киосков с прохладительными напитками.
Туристы на водопаде Духинда
Духинда - не самый высокий водопад Шри-Ланки, но самый многоводный и по-моему еще и самый живописный. Здесь всегда полно туристов, а по выходным и праздникам буквально не протолкаешься.
С этим водопадом связано много легенд. Например, все местные жители уверены, что на дне бассейна у основания водопада спрятаны огромные сокровища. Но доставать их никто не решается из страха перед двумя злыми духами. В них превратились принцесса и ее возлюбленный. Из-за огромной разницы в социальном положение они не смогли пожениться и предпочли покончить жизнь самоубийством, одновременно бросившись со скалы в водопад.
Возможно, они и не бросались, а всего лишь подскользнулись на мокрых камнях, когда пытались спуститься вниз к воде. Мы буквально чудом избежали их участи. Внизу, у самой воды постоянно висит облако брызг. Сфотографироваться — если не жалко фотоаппарат — еще можно, но сделать нормальные фотографии уже нет.
Водопад Духинда      
В Бадулле можно застрять надолго — климат здесь прохладный и комаров нет. Но впереди в горах нас ждет множество других не менее интересных мест.
Из Бадуллы теоретически можно уехать на поезде. Однако, движение по ланкийским железным дорогам не очень интенсивное. Вот и здесь утренний поезд уже ушел, а вечернего нужно было ждать еще несколько часов. Поедем на автобусе — они ходят через каждые 20-30 минут.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. Воздушные змеи в Негомбо

Я на Шри-Ланке уже бывал. И не только бывал, но и написал путеводитель для «Вокруг света» по этой замечательной стране. Во время своего первого визита я как раз и нашел замечательное место для спокойного отдыха на берегу моря. Туда мы сразу и отправимся

Аэропорт
     
В международном аэропорту всех прилетевших сразу же обступают таксисты. Никаких признаков общественного транспорта у терминала нет. Но связано это не с желанием властей содрать с пассажиров побольше денег. Скорее, это проявление заботы о безопасности иностранных гостей. Все машины, подъезжающие к зданию аэропорта обязательно проверяют. А все входящие в аэропорт ланкийцы должны проходить через рамку металлоискателя.
До остановок общественного транспорта нужно немного пройти пешком. На железнодорожной станции выяснилось, что поезда на Негомбо нужно ждать не меньше часа. А на шоссе автобус показался буквально через пару минут после нашего появления на остановке.    

Негомбо - морской курорт

Автобус по пути к автовокзалу делает остановку у железнодорожного вокзала. Здесь даже удобнее выходить. Отсюда до башни с часами — а это здесь символический центр города — всего пару сотен метров.
Башня с часами в центре Негомбо
Большинство городских отелей расположено на главной дороге, идущей на север параллельно пляжу. В центре города эта улица называется Sea St., а затем меняет название на Lewis Place и Porutota Rd.
Центральная улица Негомбо
Негомбо — старейший ланкийский приморский курорт. К северу от центра вдоль пляжа тянется цепь отелей, пансионов, ресторанов, баров, сувенирных магазинчиков и продуктовых лавок.
Пляж в Негомбо
Благодаря усилиям португальских миссионеров практически все местное население приняло христианство. Поэтому сейчас в городе церквей значительно больше, чем буддистских и индуистских храмов. А католическая церковь играет огромную роль в жизни горожан.
Католическая церковь в Негомбо
Здесь каждый день с утра до вечера толпится народ. Кто-то приходит помолиться, кто-то просто отдохнуть от суеты.  

В 1640 году голландцы отвоевали Негомбо у португальцев и стали создавать в окрестностях города плантации кардамона и других специй. Но в 1796 году голландцев отсюда выбили англичане. Именно они и додумались до того, чтобы превратить приморский городок Негомбо в курорт.  
Популярность Негомбо связана в первую очередь с его очень удобным географическим положением. От международного аэропорта до Негомбо ближе, чем до Коломбо. Всего пару часов после выхода из самолета и ты уже в море. Да и жители Коломбо любят приезжать в Негомбо отдыхать на выходные и праздники.        

Самые удобные и доступные по цене гестхаусы нужно искать в районе Lewis Place. А мне и искать не нужно. Еще во время первой поездки на Шри-Ланку я уже нашел в Негомбо самый правильный гестхаус. В него мы и отправились.
Гестхаус в Негомбо
Гестхаус расположен прямо на берегу океана. До кромки воды нужно пройти метров десять, а соленый морской воздух врывается в окно и распахнутую настежь балконную дверь круглосуточно.

Фестиваль воздушных змеев

Пока в Негомбо туристов мало. Местным жителям, занятым на обслуживании туристов, заняться нечем. Вот они и придумывают себе развлечение. Например, устроили на пляже фестиваль воздушных змеев.
Фестиваль воздушных змеев
Все змеи разной формы, размеров и расцветок. И исключительно ручной работы. Видно, что делали их целыми семьями. Правда, летные качества зачастую страдают. Все же главное в змеях — не летные свойства, а красота.

При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. Монастырь Мар Муса

Выехав из Дамаска, мы отправились в путешествие по христианским монастырям Сирии. Проведя ночь в монастыре Святой Феклы в Маалуле, мы отправились еще дальше на север — в поисках монастыря Мар Муса аль-Хабаши. Назван он не в честь библейского Моисея, а в честь местного святого, жившего здесь в VI веке. Говорят, он был не простым монахом, а сыном короля Абиссинии. Сам же монастырь был основан уже в XI веке.
Монастырь Мар Муса не такой известный, как монастырь Святой Феклы в Маалуле. Да и расположен он не в деревне, а в диких горах в стороне от дороги. У нас были только общие ориентиры — где-то справа от трассы на Хомс, примерно в 60 километрах от Маалули. Придется, как обычно, спрашивать местных жителей.

Дорога к храму

Поехали автостопом — так проще, когда не совсем точно знаешь, куда именно нужно ехать. На загруженном мебелью пикапе выбрались на шоссе, и там сразу же попали в кабину к дальнобойщику. Сам он в монастыре Мар Муса никогда не был, но утверждал, что знает, где правильный поворот с трассы (совсем не там, где нам говорили нужно сворачивать). Пришлось поверить на слово. Вышли. Еще один пикап — и мы в центре какого-то городка. Не успели выйти на окраину, как нас догоняет еще один пикап и вывозит на правильную дорогу — хотя и очень-очень узкую. Следующая попутка — огромный карьерный грузовик. Водитель также стал говорить, что знает более правильную дорогу. Он свернул куда-то в горы и вскоре привез нас — на что-то сильно напоминающее цементный завод.

Едва вышли из машины, как к нам подошел один из охранников и попросил зайти в контору. Может, не туда забрели? Оказалось, это обычное в Сирии гостеприимство. Директор карьера всего лишь пригласил «дорогих гостей» к себе в кабинет выпить по чашке чая (в Сирии его пьют, наверное, ничуть не меньше, чем в России).
На цементном заводе нам показали дорогу, которая должна привести к монастырю. Но не сказали, куда сворачивать на развилках. Под холодным пронизывающим ветром мы долго шли по пустынным горам.

Стало очевидно, что идет явно куда-то не туда. Но спросить было некого.

Место там удивительно пустынное. К счастью для нас, мы заметили вдалеке пастуха с овцами. Пошли к нему уже просто напрямик. Оказалось, действительно, с пути мы уже сбились. Но пастух показал нам еще одну «правильную» дорогу (уже десятый раз за этот день нам показывают дорогу — и все время разную) — вниз по крутому склону, напрямик.

Спускались вниз уже в сумерках, и к монастырю вышли уже в потемках. Причем попали не с главное входа, как нормальные паломники, а сзади с гор.        

День рождения настоятеля

В монастыре нас для начала сразу же угостили чаем со свежим печеньем. Оказалось, мы попали в монастырь как раз в день рождения его настоятеля.

Итальянец отец Паоло (иезуит Паоло делл’Оглио) создал на территории средневекового монастыря, случайно найденного в 1983 году и постепенно восстанавливаемого,  что-то совершенно оригинальное. Это смесь христианского монастыря, молодежной коммуны, индийского ашрама, городка художников и научного сообщества... И все сразу в одном месте. И еще одна особенность — это единственный в мире христианский монастырь, про который нельзя точно сказать: мужской он или женский? Конечно монахи и монахине живут в разных кельях, но весь день — в молитвах, медитациях и работе — проводят вместе.  

Празднование дня рождения отца-настоятеля прервала ежедневная вечерняя медитация. Именно так и называют эту вечернюю службу в старой полуразрушенной-полувосстановленной церкви.

Все, включая и самого отца Паоло и нескольких монахов в белых сутанах, во время службы сидят на коврах. Служба идет на арабском языке — для большинства присутствующих непонятном. Хорошо еще, что фотографировать и снимать на видео не запрещают.  

После службы все паломники и монахи (уже не в сутанах, а переодевшиеся в гражданскую одежду) собрались в столовой, поближе к печкам. Все же здесь обычно бывает теплее. Но в тот вечер холодный пронизывающий ветер проникал из всех щелей.

Все паломники живут по кельям, расположенным на склоне за главным зданием. Работать никого не заставляют, но на кухне помогать — обязательно. Иначе на всех не приготовишь и не уберешь. Обслуживающего персонала нет, монахам приходится все делать самим.  

Среди паломников — обоего пола вперемешку - можно встретить англичан, поляков, немцев. Но нашелся и один наш соотечественник.

Равиль приехал из Башкирии в поисках смысла жизни. Он был бы рад остаться в этом монастыре и насовсем, но у отца Паоло есть непременное требование — все монахи этого монастыря обязательно должны владеть арабским языком. Он даже готов помогать — и морально и материально — претендентам в монахи, чтобы они все же выучили этот язык. Вот Равиль и раздумывает, что проще — выучить арабский язык или найти другой монастырь?
Для нас выбор очевиден — мы уже несколько месяцев двигаемся в ритме «каждая ночь — на новом месте». Иначе до сих пор были бы в этом замечательном монастыре. Очень уж там душевное место, место, в котором хочется задержаться подольше. Но кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Выбраться из монастыря оказалось значительно проще, чем попасть в него. Если попали в монастырь мы с заднего двора, то вышли через парадный выход. Вначале прошли пешком по пустыне, потом попали в попутный грузовик.

Вскоре были уже на трассе и поехали на юг в сторону Иордании. Может, когда-нибудь еще удастся побывать в этом поистине замечательном месте. По крайней мере, мне бы этого очень хотелось.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. Долина христиан-маронитов

Пока автобус идет из Триполи в Бшари, медленно петляя по горному серпантину, из окна можно с разных точек разглядеть живописную долину Кадиша и покрытую снегом высочайшую гору Ливана – Корнет ас-Савда (3088 м.).
 
В Бшари автобус останавливается возле храма Святого Саба — его два шпиля служат прекрасным ориентиром. Прямо напротив храма находится дом Халиля Джибрана.

Бшари — родина Халиля Джибрана

Горный городок Бщаре известен (по крайне мере мне) как родина знаменитого ливанского поэта-мистика Халиля Джибрана (1883 – 1931).

Художник и поэт Халилиль Джибран родился в семье христиан-маронитов. Современники считали его суфием. Сам же он предпочитал не связывать себя рамками одной конфессии. По его собственным словам: «Истинно великий человек — тот, кто никого не станет учить и ни у кого не станет учиться».

Халиль Джибран писал поэмы на общечеловеческие темы: «Я видел дворцы, храмы науки и святые места. Я останавливался перед тронами, кафедрами и алтарями. И я видел, что везде рабочий человек - раб дельца, делец - раб воина, воин - раб правителя, правитель - раб жреца, жрец - раб идола, а идол этот вылеплен демонами из праха и водружен на гору человеческих черепов».

Халиль Джибран родился в Бшари, получил высшее образование в Бейруте, а затем вместе со своими родителями эмигрировал в Бостон. Там он выпустил несколько сборников стихов. Но в истории мировой культуры он остался как автор мистической поэмы "Пророк", опубликованной в 1923 году. В своей поэме Халиль Джибран создал максимально обобщенный образ пророка — без очевидной конфессиональной принадлежности. Его пророк не несет людям новую религию, а рассказывает притчи о Жизни и Смерти, Печали и Радости, Боге и Демонах, Браке и Дружбе.

Многие современники считали Халиля Джибрана суфием. Однако сам он, родившийся в семье христиан-маронитов, никогда не чувствовал себя связанным с какой-то одной религией.
В прекрасно отреставрированном доме можно увидеть, что знаменитый поэт, как и подобает поэту-мистику, был очень неприхотлив. Только спал не на полу, как большинство ливанцев делает до сих пор, а на железной кровати.    

Ночь на электростанции

Из Бшари прекрасно видно лежащую внизу долину Кадиша. Но как в нее спуститься? Стали спрашивать местных жителей. Одни утверждали, что где-то есть ведущие вниз тропинки. Другие говорили, что они слишком крутые и доступны не людям, а только козам (которые их, собственно говоря, и протоптали).

Пошли искать дорогу сами. Начали от стоящей на краю обрыва старой неказистой церкви (простое, сложенное из грубых камней здание с крестом).

Вид от церкви замечательный, но склон чересчур крутой и никаких следов протоптанных тропинок не видно. Пошли дальше вдоль обрыва. По пути забрели в сад (там как раз поспел виноград, яблоки и хурма).

И тут опять началась стрельба. Где-то у нас над головой по противоположному склону долины стали стрелять из крупнокалиберного пулемета. Оттуда отвечали одиночными винтовочными выстрелами. Мы оказались где-то посредине между стрелками. Значит и здесь стреляют. Причем, даже ночи не дождались — начали перестрелку еще до заката.

Нам же до захода солнца хотелось спуститься вниз в долину. Тропинки мы так и не нашли. Вернулись в Бшари, стали опять спрашивать местных жителей. Один из них сообщил, что спуститься можно с противоположного склона. Там от монастыря Святого Елисея вниз ведет не козья тропа, а настоящая асфальтированная дорога. Сам же и предложил нас подвезти.

Монастырь Святого Елисея (Дейр Мар Элиша) был основан в XIV в. Позднее здесь была епископская резиденция христиан-маронитов. В 1991 году после реставрации монастырь превращен в музей (вечером он был уже закрыт).

От монастыря вниз в долину Кадиша серпантином уходит дорога. На каждом повороте — кресты, статую Богоматери, сценки из Священного Писания, часовни...
Когда мы спустились в долину, уже стемнело. Стало быстро холодать — здесь в горах же поздняя осень. А наше снаряжение рассчитано только на летнюю погоду (иначе было бы тяжело таскать — вокруг света!). Гостиниц в долине нет, но какие-то дома все же встречаются. Постучали в ближайший дом. Там приняли с распростертыми объятиями, напоили чаем. Пожаловались, что места у них нет, но предложили отвезти в гостиницу в Бшари (откуда мы с таким трудом выбрались!). Пошл дальше. Вскоре дорога уперлась в здание электростанции. Заглянули туда. Там обнаружился единственный работник — то ли охранник, то лир оператор. Попытались объяснить ему, что ищем место под крышей, чтобы переночевать. Он всем видом показывал, что готов помочь. Но не мог понять, чего именно нам нужно. Предложил сходить с ним к человеку, который говорит по-английски. Пошли. Как оказалось, именно в тот дом, в котором мы уже были. Стали общаться через переводчика. Ситуация сразу прояснилась. Через переводчика он нам и объяснил, что может поселить нас в своей комнате, а сам спать не будет, а проведет всю ночь на своем рабочем месте.

Так и получилось, что эту ночь мы провели практически на электростанции. Утром распрощались с гостеприимным ливанцем и отправились пешком вниз по дну долины Кадиша.          

Пешком по долине Кадиша

Долина Кадиша — место зарождения христианской секты маронитов. Основатель секты Святой Марон жил в V веке в основанном им монастыре в долине Бекаа, в 3 км от городка Эль-Хармиль (Hermel) на берегу реки Ал-Ааси. В VII веке по приказу императора Юстиниана II монастырь был разрушен, а сотни монахов казнили как еретиков. Выжившие марониты скрылись в пещерах долины Кадиша.

Вся долина, вместе с монастырями, вырубленными в скалах пещерами и часовнями включена в список мирового наследия ЮНЕСКО.  
Мы шли от электростанции вниз вдоль реки, ориентируясь по указателям на монастырь Дейр Канноубин (Deir Qannoubin, от греческого kenobion - «монастырь»).

В долине уже поздняя осень. На деревьях желтые листья, а виноградной лозе (она встречается здесь вдоль дороги, но не в виде виноградных плантаций, а как придорожное сорное растение) — черный и очень сладкий виноград.

Автомобильная колея вскоре закончилась, дальше можно пройти только пешком. Дорожка проходит мимо большого и очевидно богатого дома. Оттуда выглянул хозяин и на хорошем английском языке пригласил зайти выпить прохладительных напитков.

Так мы познакомились с Раймондом Юнанем. Настоящему «хозяину долины Кадиша» принадлежит здесь большая часть земли: «Всего несколько лет назад я открыл долину для свободного прохода. Раньше через частную территорию, принадлежавшую мое семье, пройти было нельзя — только обходить вокруг».    
Раймонд всю жизнь прожив в Австралими, а на пенсию вернулся на землю предков, занялся активным строительством. Дом уже полностью соответствует современным австралийским образцам, сейчас подтягивают под соответствующий уровень и остальные принадлежащие ему здания.  

Монастырь Дейр Канноубин был основан в IV в. во времена византийского императора Теодора Великого. В конце XIV в. здесь после бегства из замка Эль-Карак (мы были в нем во время посещения Иордании) скрывался мамлюкский султан Баркук. После возвращения на трон он в благодарность за гостеприимство после возвращения на трон он выделили деньги на реставрацию монастыря.
С 1440 до конца XVIII в. в монастыре находилась резиденция патриарха христиан-маронитов. Никакого пафоса — простую комнату в пристроенном к скале доме, в которой и жил патриарх, можно увидеть и сегодня. Частично вырубленная в скале монастырская церковь украшена фресками XVIII в. У входа хранятся мумифицированные мощи патриарха Юсуфа Тиана. Еще 17 маронитских патриархов похоронены в пещерной часовне Святой Марины (Мар Марина).

На стенах часовни можно увидеть картины с изображением сцен из удивительной жизни святой. Овдовев, ее отец стал монахом, а свою дочь пристроил в монастырь под видом мальчика – Мариона. Марина жила в мужском монастыре, скрывая свой истинный пол. Только ее отец и настоятель знали правду. Но и после их смерти девушка продолжала жить под мужской личиной. Однажды в деревне незамужняя девушка родила ребенка. Отцовство приписали Мариону и за «разврат» исключили из монастыря. Марина поселилась в пещере и стала воспитывать оставленного матерью ребенка. И только после ее смерти выяснилась ее истинная половая принадлежность. Позднее пещера, известная среди местных жителей как «Молочная пещера», стала местом паломничества страдающих от отсутствия грудного молока женщин.

В долине Кадиша есть еще несколько монастырей, но после монастыря Канноубин мы свернули на ведущую наверх тропу и стали медленно подниматься наверх по склону. На самом верху в густом тумане застопили грузовик назад в Бшари.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...