• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Мир без виз. Вулкан Тангкубан Пераху

Бандунг - четвертый по величине город Индонезии с населением свыше двух миллионов человек. Первое упоминание о Бандунге относится к 1488 году. Но люди в этом районе появились задолго до этого. Недалеко от города антропологи раскопали стоянку древнего яванского человека. В этих местах почвы очень плодородные, поэтому сельское хозяйство тоже имеет длинную историю.
Первые европейцы появились в Бандунге только в 1786 году. В 1809 году по приказу императора Наполеона Бонапарта остров Ява стали готовить к отражению возможного нападения англичан. Именно тогда от Джакарты до Бандунга провели первую дорогу — для переброски войск.
В середине XIX века в районе Бандунга стали создавать чайные и кофейные плантации. Когда в 1880 году из Джакарты в Бандунг провели железную дорогу, в городе стала развиваться обрабатывающая промышленность. Для работы на новых фабриках и заводах приезжало много китайцев. Так в городе появился  свой Чайнатаун.
С конца XIX века до начала Второй мировой войны Бандунг был  популярным курортом. Его даже называли «Парижем Восточной Индии». С тех пор сохранилось всего лишь несколько образцов голландской колониальной архитектуры 1920-х годов. Большая часть города застроена современными бетонными коробками. Но развлекательных заведений — дискотек и ночных клубов — здесь по-прежнему больше, чем в других городах Индонезии.
Ориентироваться в огромном двухмиллионном городе сравнительно легко. Достаточно держаться главной улицы - улицы Азии-Африки, которая названа в память о проходившей в Бандунге в 1955 году международной конференции, на которой была создана ассоциация неприсоединившихся стран (тогда, в разгар Холодной войны между США и СССР они предпочли нейтралитет, не присоединяясь ни к одному из враждующих блоков). Естественно, что и автобусные терминалы (в том числе и тот, на который нас привезли), и железнодорожный вокзал, и большинство отелей находятся именно в районе улицы Азии-Африки. Мы попали в Бандунг уже в темноте. Поначалу попытались найти гостиницу. Но все было что-то не то. В одних гостиницах не было мест, в других самим не хотелось останавливаться. И главное — мы собственно ведь и не в Бандунг ехали. В самом городе смотреть особо не на что. Главная достопримечательность — вулкан Тангкубан Пераху — находится в 30 километрах от Бандунга. Может, сразу туда и уехать? Автобусы уже не ходили. Стали прицениваться к такси. Оказалось, на такси до вулкана Тангкубан Пераху можно доехать дешевле, чем просят за ночь в гостинице. Поехали.

Въезд на территорию национального парка ночью оказался закрыт. Пришлось спать в сосновом лесу неподалеку. Утром — среди первых посетителей — мы уже были у входа в парк.  

Вулкан «Перевернутая лодка»

От входа в национальный парк асфальтированная дорога ведет вверх к кратеру вулкана. Причем, как оказалось, здесь не один кратер, а сразу два. Мы вначале попали к нижнему кратеру - Кавах Домас.

Он сравнительно маленький, но с огромным термальным полем, заполненным паром и горячими источниками. Еще полчаса вверх по тропе и мы вышли на кромку второго, значительно большего по размеру, кратера - Кавах Рату (Kawah Ratu - «королевский кратер»), расположенного на высоте 1830 метров над уровнем моря.  

Кальдера вулкана Тангкубан Пераху («Перевернутая лодка») действительно по внешнему виду немного напоминает лодку. Как гласит легенда, один из индуистских богов хотел построить ее всего за одну ночь. Но другой бог сделал так, чтобы солнце взошло раньше. Работа так и не была закончена.

Вулкан Тангкубан Пераху не самый высокий, не самый большой, не самый красивый из вулканов Индоезии. Но он — самый популярный у туристов. И связано это в первую очередь с его легкой доступностью (это мы карабкались вверх по тропе, но при желании прямо на кромку кратера можно заехать по асфальтированной дороге). Поэтому туристов здесь всегда много.

Для них построили целую деревню из туристических магазинов, ресторанов и киосков. А мы попали еще и в пятницу. Поэтому на кромке кратера, в районе автостоянки, народу было, как на какой-нибудь центральной городской улице в час пик. Правда, большая часть туристов далеко от своих машин все же не отходит.

Когда мы пошли по тропе, проложенной вокруг кратера, народу стало встречаться все меньше и меньше. А в дальнем конце вообще создавалось ощущение, что на вулкане никого, кроме нас, нет. Этому, правда, способствовало густое облако, опустившееся на кратер.
Из нацпарка мы вернулись в Бандунг и сразу же на автовокзал, на ночной автобус в Джогджакарту.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. Город лебедей и город кошек

Первыми обитателями Себу были члены племени меланау, затем здесь появились ибаны (известные, как охотники за головами) и малайцы. В середине XIX века администрация белого раджи Саравака использовала город как административный и торговый центр. Впрочем, от построенного в 1862 году форта ничего не сохранилось.  
В конце XIX века и в начале XX века в Себу хлынула толпа иммигрантов из Фучжоу, в китайской провинции Фуцзянь. Китайцев здесь стало так много, что город стал известен как Новый Фучжоу. Река Батанг Рейян напомнила китайцам Лебединую реку их родины. Поэтому символом города стал лебедь. И сейчас лебедей — всех видов и размеров - можно встретить повсеместно. Самые крупные лебеди стоят на берегу реки, недалеко от порта и в самом центре города, возле главного разворотного круга. Город также знаменит самым высоким в штате Саравак небоскребом и самой большой в Малайзии площадью. В остальном же этот провинциальный торговый центр, застроенный типичными бетонными коробками, офисами и магазинами.
Дыра такая, то даже с обменом денег у нас возникли проблемы. В большей части банков иностранную валюту вообще не меняют. Евро же даже никогда и не видели — знают только по-наслышке. У нас же наличных рингитов вообще не оставалось. Дошло до того, что евро на рингиты нам поменял сердобольный китаец, один из работников банка (в самом банке деньги менять не хотели). Курс обмена он посмотрел в Интернете (хотя бы всемирная сеть до них уже дошла!).
Обмененных денег нам как раз хватило на ночной автобус в Кучинг — на следующий день оттуда вылетает наш самолет в Индонезию, на автостоп времени просто нет.            

Кучинг

Автобус пришел в Кучинг рано-рано утром. До обеда у нас есть время на экскурсию по городу.
Река Саравак в Кучинге
До прибытия на Борео Чарльза Брука, ставшего известным как «белый раджа», город Кучинг назывался Сараваком. Река, на берегах которой он расположен, впрочем, до сих пор так и называется — Сунгай Саравак. По названию реки позднее и назвали и весь малазийский штат.
Дворец
Большая часть достопримечательностей и исторических мест города расположена в районе реки. На противоположном от города берегу стоит дворец Астана. Он построен в 1869 году в период правления Чарльза Брука и до сих пор служит резиденцией губернаторов Саравака. Поэтому внутрь пройти нельзя, только снаружи посмотреть. А снаружи дворец выглядит блее, чем скромно. Его полностью затмевает современное железобетонное здание по соседству — там работает парламент штата. Вход внутрь, поэтому тоже запрещен. И в находящийся рядом форт Маргерита (маленький с побеленными стенами форт построен для защиты города от пиратов по приказу Чарльза Брука в 1879 году и назван в честь его жены) также зайти нельзя. Музей был закрыт, и даже китайский храм почему-то закрыт. Получается, что все основные туристические достопримечательности Кучинга нам удастся осмотреть  только снаружи.
Памятник кошкам в Кучинге
Зато самую главную достопримечательность города мы никак не могли пропустить — многочисленных кошек. В то время, как Себу — город лебедей, Кучинг — город кошек. Говорят, название города сильно напоминает китайское слово «кошка». Поэтому здесь и стали ставить статуи кошек буквально на каждом углу. Сейчас есть уже и пятиметровые статуи. Кошки изображены даже на канализационных люках!
Канализационный люк
Полдня мы слонялись по городу пешком, рассматривая здания и статуи кошек. Также настроились дойти и до аэропорта, неверно оценив расстояние по полученной в туринфо карте. К счастью. Идти все же не пришлось. Едва мы вышли на окраину Старого города (как раз начинался дождь), как сердобольная китаянка сама остановилась, чтобы предложить нас подвезти. По ее словам, она всегда иностранцев подвозит, когда встречает их по пути.  

В аэропорту мы воссоединились с Сашей Богомоловой. В Индонезию опять летим втроем. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. Федеральная территория Лабуан

Лабуан — островок к юго-западу от Кота Кинабалу, между малайскими штатами Сабах и Саравак - так и не смогли поделить между ними. Объявили его федеральной территорией (в Малайзии 13 штатов и 2 федеральные территории — Куала-Лумпур и Лабуан).

Паром от Кота Кинабалу шел до Лабуана всего три часа. На самом островке, который обычно используется лишь как транзитный пункт между штатом Сабахом и Брунеем, есть только один город, порт и аэропорт. На пароме отсюда в штат Саравак можно попасть только транзитом через Бруней. Для этой маленькой, но гордой, страны россиянам нужна транзитная виза. На границе ее не оформляют. А в консульство идти не в наших принципах. У нас кругосветка «Мир без виз». Придется лететь...
Билет можно купить и через Интернет. Но нужно найти сеть. Включили свои нетбуки. Среди списка обнаруженных в Лабуане сетей нашлась и сеть с названием «Backpackers». Интересно, что самой гостиницы для бэкпакеров в окрестностях видно не было, и местные жители о ее существовании не знали. Стали ходить с нетбуком по улицам как с пеленгатором — ориентируясь на усиление сигнала. Только так и нашли неприметную дверь в двухэтажном доме — без всякий надписей. За ней лестница на второй этаж. А там — обычная гостиница для бэкпакеров с общей комнатой и общей спальней с двухэтажными кроватями. Естественно, там же был и Интернет.
На острове Лабуан
Кругосветка «Мир без виз» продолжается уже четвертый месяц. Причем, мы двигаемся практически все время в ритме нон-стоп. Отдыхать некогда, хочется все успеть увидеть и прочувствовать. Двигаться в таким ритме интересно, но с непривычки нелегко. Очень уж много впечатлений непрерывно сваливается на твою голову. Оперативная память буквально не справляется с обработкой поступающей информации. Вот Саше и захотелось немного отдохнуть, задержаться хотя бы на несколько дней на одном месте — переварить впечатления, записать заметки для «Турбины».  
Мы с Олегом тоже с удовольствием бы остановились отдохнуть. Но на Борнео у нас и так было выделено слишком мало времени. Поэтому мы стали покупать билеты в Мири, чтобы оттуда уже ехать через весь штат Саравак на юг в Кучинг. А Саша взяла билет сразу до Кучинга, чтобы там нас несколько дней подождать. Так мы расстались на несколько дней. Саша осталась в хостеле — у нее билет был на следующий день после обеда, а мы с Олегом прямо вечером пошли в сторону аэропорта — у нас билеты на самый первый утренний рейс.
В Лабуане аэропорт находится прямо на окраине города. Дошли мы до него значительно быстрее, чем планировали. Поэтому и ночевать пришлось под деревом в парке прямо возле аэропорта (ночью здесь самолеты не летают, спать мешают только надоедливые комары).
Утром возле аэропорта Лабуан
Утром чуть не проспали посадку на рейс. Первый раз в этой кругосветке мы летим не международным рейсом, а внутренним.

Мири - проездом

И все же оказалось, что рейс практически международный. В аэропорту Мири нам в дополнение к штампам о въезде в Малайзию поставили и дополнительные — о въезде в штат Саравак. Видимо, этот штат также находится на каком-то особом положении.
Аэропорт Мири
Из аэропорта Мири мы с Олегом даже в город не поехали. Вышли пешком на трассу и стали голосовать в сторону пещер Ниах. Голосовали, впрочем, недолго.  Вскоре остановили проходящий мимо автобус и поехали на нем.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. Рисовые террасы Банауэ

Джипни — чисто филиппинский вид общественного транспорта. После окончания второй мировой войны американцы оставили на Филиппинах много старых военных джипов. Легковые машины филиппинцам в таком количестве были не нужны, а автобусов не хватало. Вот они и додумались удлинять кузов джипа, превращая его в микроавтобус, который вмещает до 20-ти человек — конечно, немного в тесноте — под филиппинские габариты, но не в обиде же.
Джипни
Сейчас джипни колесят по городам и между городами, выполняя роль маршрутных такси. Комфорт не супер, но и проезд стоит сравнительно недорого.  
Валерий Шанин и амерниканец Крис
В кузове остановившегося джипни уже сидело несколько иностранцев. Американец Крис с филиппинской «подругой», которую он называл просто «дитя»; и голландец как оказалось также ехали посмотреть на рисовые террасы в в Банауэ.

Жертва 11 сентября

Американец Крис — владелец небольшой компьютерной фирмы в Силиконовой долине в Калифорнии — пор дороге рассказал, как на него необратимым образом повлияла трагедия 11 сентября 2001 года: Как только я увидел по телевизору, как самолеты врезаются в нья-йоркские небоскребы, я сразу понял — этот сюжет будут показывать по телевизору регулярно. Поэтому я просто выключил телевизор и больше никогда его не включал. Мне достаточно информации, получаемой через Интернет. Террористическая атака мусульманских фанатиков на Америку привлекла мое внимание к самой проблеме исламского фундаментализма. Наш западный мир находится в огромной опасности, а наши политики «прячут голову в песок», не хотя ее признавать. Миллиарды долларов тратятся на борьбу с терроризмом — и все впустую. Борются с боевиками, с мелкими сошками. А нужно уничтожать лидеров — их всего-то 1-2 тысячи человек. Конечно, наши политики боятся, что в ответ террористы начнут нападать на них. Но наши политики вообще больше о себе заботятся, чем о благе народа. Террористы тоже непонятно, что хотят. По статистике самые большие объемы импорта зерна идут в арабские страны, а крупнейшие экспортеры — страны запада, которые чаще всего и подвергаются атакам террористов. Что же будет, если в один прекрасный день западные страны просто откажутся продавать зерно мусульманским странам? - оставив этот вопрос без ответа, Крис перешел к основам, - Фундаментальный ислам — идеологическая основа современного терроризма. В самой основе ислама заложен джихад — борьба с неверными. И эта борьба будет вестись до полного уничтожения западной цивилизации... - Крис всю дорогу вещал в том же духе, запугивая нас исламскими террористами. Очевидно, что позиция у него уже хорошо сформированная и отточенная в Интернет- форумах и чатах. И в то же время возникало ощущение, что он не только живых террористов никогда не видел, но даже ни разу лично не бывал в мусульманских странах, питая предубежденность буквально ко всем мусульманам сразу.  
Церковь в Бонтоке      
Так, слушая лекцию о проблемах современного исламского фундаментализма, мы незаметно быстро приехали в Бонток. Там быстрая пересадка на автобус — и в Банауэ. Судя по карте, там буквально рукой подать. Но дорогу и без того узкую, неасфальтированную, вьющуюся серпантином по горам, еще и принялись ремонтировать. В результате поездка превратилась в медленное буквально садистическое испытание нервов на прочность, когда перегруженный автобус с огромным трудом вписывался в повороты, балансируя на краю пропасти.

Рисовые террасы в Банауэ и Батаде

В Банауэ приехали уже поздно вечером. Оставалось только найти подходящее жилье. Все гостиницы в городке стоят плотно одна рядом с другой — на крутом обрыве. Нужно только выбрать себе по вкусу и финансам. Так и разошлись : мы пошли в одну гостиницу, голландец — во вторую. Американец с «малышкой» - в третью. Но расстались ненадолго.    
Вечер в Банауэ
Племя ифугао исключительно вручную, с помощью примитивных инструментов 2000 - 3000 назад прорубило на склонах холмов ровные площадки, на которых было бы удобно выращивать рис. Их до сих пор используют по прямому назначению. Террасы, достигающие высот 1500 метров над уровнем моря, считаются уникальным инженерным сооружением. Их общая протяженность около 20 тысяч километров.
Рисовые террасы в окрестностях Банауе многие называют восьмым чудом света. В 1995 году их включили в список мирового наследия ЮНЕСКО. Самые красивые террасы находятся в окрестностях деревни Батад, в 20 километрах от Банауе. Общественный транспорт туда не ходит. Удобнее всего добираться на специально арендованном джипни. Чтобы не платить все 2000 песо аренды самим, лучше собрать компанию и арендовать машину в складчину. Мы прошли по гостиницам и договорились со своими попутчиками на следующее утро ехать всем вместе на одном джипни.
С утра нужно было выезжать рано — в 6 часов. Боялись проспать. А зря! В четыре часа утра грянула громкая бравурная музыка. Казалось, соседи решили устроить дискотеку. Но музыка доносилась с противоположного конца долины. Там в церкви начиналась утренняя служба. Это одна из традиций Филиппин — в предрождественскую неделю проводить «петушиные службы» - вставать с петухами и сразу в церковь, чтобы успеть помолиться перед началом долгого рабочего дня на рисовых плантациях.  
Олег Семичев пытается удержаться на крыше джипни  
В шесть часов утра старт. Дорога до самого поселка Батад не доходит, доехать можно только до Batad Junction, а затем 8 километров вниз по горной тропе (а ведь назад придется вверх карабкаться!!!).
Рисовые террасы поражают величием ручного человеческого труда не меньше, чем египетские пирамиды (их строили примерно в одно и то же время). Мы, видимо, попали между сезонами — в тропиках всегда лето, но не все сезоны одинаково хорошо подходят для сельского хозяйства.
Рисовые террасы в Батаде
Большая часть рисовых чеков пустовала. Но даже в таком немного «неприбранном» виде террасы — небольшие, но в огромном количестве — производят неизгладимое впечатление.
Рисовые текррасы Банауэ
На рисовых террасах наше путешествие по Филиппинам закончилось. Впереди — ночной автобус в Манилу и оттуда на перекладных — в аэропорт. Летим на остров Борнео.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. Древняя столица сингалов

Полоннарува основана в III веке н.э. на берегу водохранилища Миннерия. Строительство порта Гокана (нынешний Тринкомали) и его превращение в главный центр международной торговли, способствовало процветанию Полоннарувы как важного торгового центра.
В 368 году здесь была построена царская резиденция, и город стал использоваться в качестве «запасной» столицы. Сюда правители сингалезского царства скрывались во время нападений индийцев на Анурадхапуру. Некоторые из царей, начиная с Аггабодхи IV (667-683), проводили здесь даже больше времени, чем в самой столице.  
В X веке на остров напала армия южно-индийской династии Чола. Столица сингалов Анурадхапура была захвачена и сожжена, и Полоннарува стала новой столицей. Когда царь Виджаябаху I (1055-1110) в 1070 г. освободился от влияния Чола, он предпочел не восстанавливать Анурадхапуру, а сделать Полоннаруву своей постоянной резиденцией.
В древних хрониках Полоннаруву называли «городом четырех ворот» (чатудвара), хотя в действительно ворот было 14. При царе Виджаябаху построили высокую прочную стену, покрыли ее штукатуркой и вырыли глубокий ров. А при его преемнике Паракрамабаху (1153-1186) главную стену окружили тремя дополнительными защитными стенами. В результате по площади город стал в четыре раза больше, чем Анурадхапура.    

Своего расцвета Полоннарува достигла при царе Паракрамабаху Великом (1153-1186). В этот период были построены огромные здания, разбиты прекрасные парки, создано водохранилище Паракрама Самудра ("Море Паракрамы"), площадью 2500 га (современное озеро находится в другом месте).  По преданию, именно царю Паракрамбаху принадлежат слова: "Ни одна капля воды, принесенной дождями, не должна быть унесена в океан, не послужив на пользу людям".

К сожалению, история Полоннарувы оказалась не такой долгой, как у предыдущей столицы острова - Анарудхапуры. Уже в  XIII веке после смерти царя Нишанкамала (1187-1196) начался закат. А после того как царь Бхуванекабаху II перенес столицу в Курунегала, Полоннаруву быстро забросили, и город стал постепенно разрушаться.

Реставрация началась в середине XX в., а в 1982 г. город включили в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Сейчас все еще продолжаются археологические раскопки, идет процесс реставрации и восстановления найденных памятников.

Руины Полоннарувы

Руины Полоннарувы растянулись с севера на юг на 4 км, лучше осматривать не пешком, а на велосипеде (в любом гестхаусе можно арендовать на день за 200-250 рупий). Если начать рано с утра, то весь город можно успеть осмотреть всего за один день.
Среди руин повсеместно встречаются буддистские и индуистские храмы и святилища. Входить в них можно только босиком. И это при том, что под солнцем камни и особенно песок раскаляются как сковородки на плите.    
Бесплатно иностранцам можно увидеть только южную группу руин и руины возле Rest House, вход на три остальные группы руин – платный. Билеты продают в информационном центре в музее возле Rest House. Для иностранцев вход - 25$. И это на Шри-Ланке, где средняя месячная зарплата не превышает 50$!
Вообще ситуация, когда билеты для иностранцев дороже, чем билеты для «своих» встречается и в других бедных странах мира (включая Россию). С моей точки зрения такая грубая попытка содрать с иностранцев три шкуры приводит к негативным последствиям в целом для страны. Часть иностранных туристов вообще отказывается от посещения достопримечательностей (не из-за отсутствия денег совсем, а из-за чувства несправедливости!), а часть ищет дырки в заборе и обходные пути. Местные жители также испытывают соблазн нажиться на высокой стоимости билетов, но уже «с другой стороны». Практически везде находятся местные хелперы, предлагающие провести внутрь за цену в разы ниже официальной таксы (через дыру в заборе, через обходную тропу, через знакомого охранника). Это неизбежно приводит к коррупции, вынуждая охранников делать вид, что они ничего не видят.  
Так и в Полоннаруве нас сразу же стали «обрабатывать». Предлагая тур по руинам на тук-туке местные хелперы сразу же в качестве бонуса предложили провести через задний вход всего за 10$ вместо 25$. Конечно неправильно давать деньги не государству, которое должно заботиться о сохранности памятников, а каким-то проходимцам. Но очень трудно устоять перед соблазном сэкономить. Если бы входной билет стоил столько же, сколько и для местных, с таким соблазном было бы проще бороться.    

По руинам с юга на север

Экскурсия началась с группы руин возле Rest House (гостиница, ресторан и кафе с видом на воду)  на маленьком полуострове, вклинивающемся в озеро Топавэва (Topa Wewa).

В нескольких шагах к северу от гостиницы начинаются руины дворца Нишшанкамалла. От самого дворца почти ничего не осталось. Но и сейчас можно догадаться, где именно находилась купальня, зал совещаний, где когда-то стоял каменный трон в форме льва (сейчас он в музее в Коломбо).

Оттуда виден угол городской стены, за которой находится городской дворец. Но, чтобы объехать посты и просочиться на охраняемую территорию, водитель тук-тука сделал большой крюк. Он долго вез нас вдоль канала и затем немного петлял по грунтовым дорогам. В результате мы действительно оказались на территории Полоннарувы без билетов, в обход постов.      

Экскурсия уже непосредственно по руинам началась в юго-западном углу древнего города. Там лежат руины царского дворца, построенного в период правления знаменитого сингальского царя Паракрамабаху I. Дворец был построен как настоящая крепость и окружен стеной. Здание высотой в семь этажей (три из камня, а еще четыре - из дерева) со стенами толщиной 3 метров, занимало площадь 31 на 13 метров. По свидетельству очевидцев во дворце было около 1000 комнат, а потолок в главном зале поддерживало 30 колонн.
Зал для аудиенций по периметру был украшен фризом с изображениями слонов, причем все слоны отличались друг от друга. К входу во дворец вела монументальная лестница с украшенной львами массивной балюстрадой. Конечно, все деревянные и большая часть каменных частей дворца не сохранились. Сейчас можно увидеть только столбы, на которых держалась крыша, и крестообразный по форме водоем (кумара покуна) – Шила Поккхарани.    

Следующая группа руин расположена метров на триста севернее дворца — по грунтовке через лес. «Четырехугольник» или Далада Малува (Терраса Зуба Будды) — это сакральный центр сингальской столицы. Здесь, неподалеку от царского дворца, хранилась знаменитая реликвия — Зуб Будды.

В юго-восточной части двора находится Вата-да-ге (круглый дом для хранения реликвий). На круглой террасе кирпичная стена, украшенная изображениями лотоса и священных гусей, львов и макак, окружает кирпичную дагобу (в ней хранился Зуб Будды) с четырьмя фигурами сидящего Будды. Все сооружение было увенчано не сохранившимся до наших дней украшенным изразцами деревянным куполом. В южном конце прямоугольного двора расположен Тупорама - это самый маленький гедиге в Полоннаруве, но единственный с сохранившейся крышей.  Внутри сохранилось несколько изображений Будды.

У восточной стены Хата-да-ге находится Гал Пота ("Каменная книга") – гранитная плита, размером 9 метров на 1.5 метра, толщиной от 40 до 66 сантиметров. На ней, в частности, написано, что при приказу Нишанкамалла эту плиту, весом около 25 тонн, привезли из Михинтале, в 90 км от Полоннарувы.

Сатмахал Прасада - интересное здание в виде семиярусной квадратной по форме пирамиды и украшенное рельефными фигурами из известняка. Ее удивительное сходство с памятниками архитектуры Камбоджи и Северного Таиланда позволяет строить гипотезы о проникновении влияния стран Индокитая.


Северная группа руин

Северная группа руин разбросана на большой территории к северу от городских стен. Ранкотвихара - четвертая по величине ступа Шри-Ланки (после великих ступ Анурадхапуры) видна слева от главной дороги. Ступа возвышается на высоту 55 метров и имеет основание в 168 метров в окружности.

Кирпичное здание начали строить по приказу Рупавити, одной из жен царя Паракрамабаху. А закончили уже при царе Нишшанкамалла. Рядом со ступой сохранилось еще несколько зданий. Будда Сима Пасада - зал торжественных  монастырских собраний – когда-то имел 12 этажей. Но от него осталась только платформа, стоящая на украшенных колоннах.

Ланкатилака («дом образа») состоит из внутреннего храма  и открытого зала – мандапа. Когда-то Ланкатилака достигала пяти этажей (около 30 метров высотой) и была украшена орнаментом из цветов, фигурами богов и браминов.

Это одно из самых больших из сохранившихся до наших дней древних зданий. Его длина 52 метра, ширина до 21 метров, высота украшенных рельефами стен до 16.8 метров. Внутри сохранилась гигантская кирпичная статуя стоящего Будды, достигавшего высоты 18.3 метров.

Будда стоит в традиционной позе: правая рука в положении «абхая-мудра», с согнутой в локте левой руки свисает край одеяния.

Ступа Киривихара ("Молочно-белая ступа") построена по приказу царицы Субхадры, жены короля Паракрамабаху. Ее купол, построенный на тронной террасе (песава), выполнен в форме гигантского "пузыря", высотой 24.4 метра.  

Храм Гал Вихара ("Каменный монастырь") был частью монастырского комплекса Уттарарама ("Северный монастырь"). От него сохранились огромные изображения Будды, вырезанные из одного цельного куска гранита: стоящий Будда (7 м. высотой), лежащий Будда (15 м. длиной) и сидящий Будда.

Подойти к ним непросто — песок к середине дня накаляется как сковородка, а обувь нужно обязательно снимать.

В Полоннаруве есть еще множество разрозненных руин, но рассчитанная на туристов программа обычно ограничивается именно этим описанным минимумом самых впечатляющих и лучше всего сохранившихся зданий.
Мы тоже задерживаться в Полоннаруве больше не будем, отправимся на мало посещаемое туристами Восточное побережье острова.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. С видом на небоскребы

Бахрейн — мало известная и редко посещаемая российскими туристами страна Персидского залива. Формально въезд сюда - визовый. Но виза оформляется прямо в момент пересечения границы. Стоит это удовольствие 15 долларов. И тут же — видимо, в качестве компенсации — ставится въездной штамп, на котором не только название пограничного перехода и дата въезда, но и слова «добро пожаловать в дружественный Бахрейн» (не по-арабски, а по-английски).
Самолет по пути из Иордании делал промежуточную посадку в Кувейте и в Бахрейн мы прилетели уже поздно вечером. Никто из нас троих в Бахрейне — как и вообще в районе Персидского залива — еще не был. Да и представления были самые приблизительные. Достаточно привести один характерный эпизод: взяли в офисе туристической информации в аэропорту бесплатную карту. И только тогда я с удивлением для себя понял, что Бахрейн — это остров. У нас есть три дня, чтобы проехать его вдоль и поперек.
Судя по карте, от аэропорта до Манама-сити можно и пешком дойти, сильно не напрягаясь. Спешить все равно некуда. Уже считай полночи пропустили. Стоит ли платить за гостиницу на вторую половину ночи? Погода-то отличная — тепло и сухо (все же пустыня). Нужно только найти подходящее место.  
Выйдя на берег Персидского залива (вернее, этот участок моря называется Бахрейнским заливом), мы попали в район скопления рыбацких лодок и сарайчиков, построенных на длинных, уходящих далеко в море мостках (море здесь очень мелкое, берег пологий). На веранде в одном из таких сарайчиков и устроились на ночь — с видом на огни Манама-сити на противоположном берегу залива.

Утром рыбаки пришли на берег очень рано. Хотя они почтительно и старались нас не будить, не проснуться было просто невозможно.  

Парус в Манама-сити

Утром для предварительной ориентировки просматриваем буклеты, которыми нас нагрузили в офисе туристической информации в аэропорту.

На территории Бахрейна люди жили с незапамятных времен (благодаря тому, что здесь под землей есть обильные источники пресной воды), но в исторических хрониках нынешняя столица Бахрейна Манама-сити впервые упоминается только в 1345 году. В XVI веке здесь хозяйничали португальцы, в XVII веке им на смену пришли персы.  В 1783 году в Манама-сити к власти пришла нынешняя правящая династия — Аль-Халифи (фотографии членов этой большой и преуспевающей семьи развешаны по всему городу).    
 
Манама-сити просто поражает. Посмотришь налево на череду шикарных только что построенных и активно строящихся зданий и сразу понимаешь — в стране много денег, посмотришь направо на еще более шикарные и дорогие небоскребы и становится понятно — в стране не просто много, а очень много денег.

Все здесь строится с огромным размахом и претензией на шик. Огромные дворцы, отели, развлекательные заведения, рестораны, мечети возводят на отвоеванной у моря земле (на это тоже тратятся огромные деньги). Большая часть зданий только построена, остальные продолжают достраивать.  

Даже среди десятков самых современных и оригинальных небоскребов Манама-сити уже издалека внимание привлекают две башни-близнецы, построенные в виде двух парусов с огромными лопастями ветровых генераторов на трех перемычках.  
А где же нормальные люди? Не могут же все жить в шикарных небоскребах? Уже пару часов мы бродим по городу и кроме новых дорогих зданий ничего не видим. Нужно, видимо, немного удалиться от берега моря.

В Манама-сити Старый город находится не на берегу, а примерно в километре от кромки воды (раньше-то он наверняка стоял прямо у моря, но берег расширили). Старый город есть, но самих бахрейнцев сейчас в нем встретишь не чаще, чем, например, в Москве. Весь городской центр заселен индийцами. Все вывески — исключительно на тамильском языке, в магазинах все товары — из Индии, в ресторанах — блюда индийской кухни, на улицах встречаются только индийцы.

Зато здесь и не так дорого, как в новых районах города — и рестораны дешевле, и гостиницы не такие шикарные. В одной из них — без претензий на шик, но дешево и в самом центре, мы и остановились на ночь.
Как и в любом азиатском городе, весь центр Манама-сити — огромный рынок. Специфика столицы Бахрейна проявляется только в том, что на рынке здесь очень много ювелирных магазинов, торгующих изделиями из золота и особенно — жемчуга.

Хотя сейчас Бахрейн живет почти исключительно на доходы от продажи нефти, именно жемчуг поначалу был источником его благосостояния.  
Бахрейн — самое маленькое арабское государство. Большая часть местных жителей — мусульмане. Но есть и христиане, большей частью иммигранты из других стран. В центре города стоит уникальнейшая церковь.

Ничего подобного я не видел ни в одной другой стране мира. На церкви написано «вход только по специальному разрешению» (!!! от кого? От Господа Бога???). Чтобы молящиеся не проникли в церковь без разрешения, она окружена забором, увенчанным колючей проволокой. При этом уровень преступности в Бахрейне один из самых низких в мире. По ночам здесь можно спокойно бродить, неспешно разглядывая и примеривая на себя ювелирные изделия из жемчуга, стоимостью от 100 тысяч долларов.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...
Страницы: 1 | 2 | 3 | След.