• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Мир без виз. Монастырь Святой Феклы

Выехав на маршрутке из Дамаска в сумерках, мы же в темноте долго и упорно куда-то ехали. Проезд на маршрутках в Сирии стоит так дешево по нашим понятиям, что все время кажется будто едешь куда-то не туда. Нельзя же упорно ехать два часа за 20 рублей! Оказывается, можно.

Маршрутка остановилась прямо перед дверями женского монастыря. И прямо на наших глазах двери стали запирать. Можно сказать, мы проскользнули внутрь в самый последний момент.

И только уже оказавшись внутри, поинтересовались у запиравшей дверь монахини, можно ли у них в монастыре переночевать (особенно мне с Олегом — монастырь-то женский!).    

Монастырь в Маалюле

Монахиня отвела нас к настоятельнице, которая только что вернулась после целого дня проведенного на уборке оливок (в христианских монастырях праздные медитации не приветствуются, все — в меру своих сил - должны работать). Узнав, что мы не семья, а всего лишь друзья, настоятельница тут же сообщила, что нам придется спать в разных комнатах.

На всякий случай у нас взяли в залог паспорта и повели показывать хоромы.  
В монастыре Святой Феклы (по-арабски Дейр Мар Такла), как оказалось, есть специальная гостиница для паломников. В четырехэтажном современном здании с комнатами на три-четыре человека в тот вечер мы оказались единственными постояльцами.  
Из окон комнаты видна деревня Маалула, расположенная на склонах живописного ущелья, прорезающего горную гряду Каламун. Жители деревни по-прежнему говорят на арамейском языке - языке Христа. Склоны окружающих гор буквально полностью изрыты склепами и пещерами отшельников.

В одной из пещер жила святая Фекла — одна из первых христианских святых. Она родилась на территории современной Турции в римской Иконии (нынешняя Конья) в семье римского наместника. Однажды она случайно услышала пламенную речь Апостола Павла, и тут же решила посвятить свою жизнь служению христианству. Язычники-родители так и не смогли переубедить дочь. Отец так на нее обиделся, что хоте убить. Но девушке чудесными образом удалось избежать смерти.
Фекла ушла из негостеприимного дома и отправилась странствовать по миру, проповедуя учение Христа. Однажды в горах на девушку напали разбойники. Она попыталась спастись бегством, но сил было мало. Однако Господь пришел ей на помощь - указал Фекле узкий проход, по которому она и вышла в селение Маалула («Маалула» по-арамейски «проход»).

Святая обосновалась на окраине деревни, в маленькой пещерке. Там она провела многие годы, крестя приходивших к ней водою расположенного здесь источника, исцеляя немощных от недугов.
Сейчас сочащаяся через свод пещеры влага по-прежнему, как при жизни святой, наполняет выемку в камне - своеобразную чашу. В глубине за алтарем в скале покоятся нетленные мощи Святой Феклы.
Пещера находится на краю монастыря Святой Феклы. Вернее, это сам монастырь был пристроен к пещере. Он занимает пространство между пещерой и узким входом в ущелье, через которое Фекла и вышла к деревне Маалула.  

Ночью ущелье подсвечивают прожекторами (ночью вход из гостиницы для паломников на территорию монастыря закрывают, но из гостиницы можно выйти наружу). Но когда мы дошли примерно до середины, свет неожиданно погас. Пришлось возвращаться в монастырь. Оказалось, здесь перебои с электричеством отнюдь не редкость. На подоконниках следы от свечного воска, лежат запасные свечи и спички.  

Утром мы все же дошли до конца ущелья, поднялись на мост и свернули налево вверх мимо длинного ряда картин с зимними видами Маалюли. Дорога прошла мимо отеля и вскоре привела к входу в монастырь Святых Сергия и Вакха (Дейр Мар Саркис).

Монастырь основан еще в 313 году на самой вершине горы (1790 метров на уровнем моря) на месте языческого капища. В алтаре сохранились каменные жертвенники - одни из древнейших в мире. На них, судя по всему, еще приносились языческие жертвы, о чем говорят вырубленные стоки для крови. В сам монастырь зайти нельзя — для паломников вход закрыт. Попасть можно только в церковь и в сувенирную лавочку (там продают монастырский кагор — с бесплатной дегустацией).

Сейчас Сирия считается мусульманской страной. Но христиан здесь тоже много. И христианских монастырей не меньше, чем в какой-нибудь христианской стране. Из женского монастыря Маалула мы отправляемся в мужской монастырь — в монастырь Мар Муса.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...

Мир без виз. Одно из чудес света

Выбравшись на попутных пикапах из пустыни Вади Рум, мы также автостопом двинулись на север, в сторону Петры. Буквально сразу же затормозили дальнобойщика (он чуть не сжег свои шины при экстренном торможении — очень уж ему хотелось подвезти троих европейцев с рюкзаками). Приветливый и очень разговорчивый водитель настойчиво приглашал нас ехать вместе с ним сразу в Акабу. Но мы се же отказались и уже в полной темноте вышли на глухом повороте в сторону Петры.  

Вади Муса

Автостоп в Иордании отличный. Европейцев иорданцы подвозят охотно. Но в полной темноте на глухом повороте под пронизывающим до костей холодным ветром (с наступление темноты сильно похолодало) мы еще неизвестно сколько простоим. И нас плохо видно, и мы неизвестно кому голосуем. Так по-ошибке и остановили такси. Вначале отказались. Но водитель все же уговорил нас — предложил довезти прямо до Петры всего за 5 динар.
Вскоре мы были в поселке Вади Муса. Именно сюда переселили всех жителей Петры, когда ее территорию объявили национальным парком, а потом еще и памятником ЮНЕСКО.

В Вади Муса я уже был три года назад. Тогда останавливался в отеле «Валентина» и даже включил этот отель в свой путеводитель «Ближний Восток». Интересно будет проверить, работает ли он еще? Или нужно в следующем издании путеводителя менять его на другой?
Отель «Валентина», как оказалось, не просто продолжает работать, но и стал в два раза больше — к нему добавили пристройку с отрытой верандой и многоместными комнатами. Именно там и нашлось для нас место.
Большинство гостиниц, в которых останавливаешься во время путешествия, забываешь сразу же после того, как из них выписываешься (или еще раньше!). И лишь некоторые запоминаются надолго. Отель «Валентина» в Петре относится как раз к тем немногим, о которых есть, что сказать. Это типичный пример бэкпакерского отеля. Простые комнаты с общими удобствами на этаже, большая  общая комната с телевизором, бесплатный Wi-Fi Интернет. А в гостинице «Валентина» еще и ужин . Шведский стол с необычайно широким разнообразием блюд. За один раз и сравнительно недорого можно попробовать сразу все типично иорданские лакомства.
Туристы приезжают в поселок Вади Муса с единственной целью — посетить Петру, вход в которую расположен на нижней окраине поселка.
           
Красно-розовый город

Красно-розовый город Петра (Petra или Эль-Батра) - самая знаменитая достопримечательность не только Иордании, но и всего Ближнего Востока. Название этого неприступного города-крепости, столицы или некрополя (у ученых пока нет единого мнения на этот счет) древнего государства набатеев дошло до нас в греческой транслитерации (в переводе с греческого - «камень»).

Во время раскопок археологи нашли на территории Петры руины одного из самых древних поселений Ближнего Востока, в котором люди жили уже девять тысяч лет назад.

Вплоть до 1200 г. до н.э. Здесь обитали едомиты. Возможно, это именно они упоминаются в Библии. В Ветхом Завете можно прочитать, как однажды иудейский царь Амазия (Amaziah, 796-781 гг. до н.э.) овладел городом Села (на вершине горы Умм-аль-Биара (Umm al-Biyara) в центральной части Петры) и захватил в плен десять тысяч едомитов в Соляной долине.
Главный источник воды – ручей Айн Муса (Ain Musa, «ручей Моисея») - питавший обитавшие на территории Петры народы, по легенде возник лишь по воле пророка Моисея. Он ударил камень своим «чудесным» посохом и оттуда брызнула вода. Древнееврейский пророк Аарон умер неподалеку от Петры и был похоронен на вершине горы, которую позднее назвали в его честь - Джабал Харон (Jebel Haroun, гора Аарона).
В VI в. до н.э. в район Петры из западной Аравии пришло племя набатеев. Именно набатеи и стали вырезать в мягких розовых скалах монументальные храмы и гробницы, которые стали визитной карточкой Петры. Когда в 106 году н.э. Набатейское царство вошло в состав Римской империи, в Петре стали строить колоннады, бани, общественные здания и посвященные римским богам храмы.
В 363 году землетрясение разрушило построенные из камня здания, однако не нанесло никакого вреда вырезанным в скалах храмам и гробницам. После землетрясения жители ушли, и Петра вскоре превратилась в «затерянный» город. В течение семи столетий о его существовании знали только местные бедуины и арабские торговцы.
Для европейцев Петру «открыл» швейцарский путешественник Иоганн Людвиг Буркхардт (Johann Ludwig Burckhardt). В 1812 году он принял ислам и во время паломничества на почитавшуюся мусульманами могилу пророка Аарона, увидел Петру.
Сейчас для того, чтобы увидеть Петру, не нужно быть мусульманином или паломником. Сейчас Петра — самая известная (и самая дорогая) достопримечательность Ближнего Востока.

Экскурсия по Петре

Вход в Петру находится на окраине городка Вади Муса. Из гостиницы «Валентина» сюда можно доехать утром на бесплатном шатле и вечером также вернуться назад — если лень прогуляться несколько километров.

От входа посыпанная гравием дорожка ведет постепенно снижаясь вниз к входу в ущелье Сиг. Удивительно узкое и длинное ущелье не было прорезано рекой, а образовалось во время древнего землетрясения. Скала рассечена словно торт, разрезанный острым ножом. По длинному узкому и очень кривому ущелью в древности в Петру входили торговые караваны. Здесь же пытались прорваться захватчики (сейчас именно здесь бдительная охрана вылавливает пытающихся сэкономить безбилетников).

Дно ущелья выровняли и даже заасфальтировали. Здесь можно идти, не смотря себе под ноги, а разглядывая вырезанные то тут то там древние надписи, гробницы, стершиеся почти до неразличимости барельефы.

И наконец в расщелине показывается Сокровищница (al-Khazneh, 100 г. до н.э. - 200 г. н.э.) - изображенная во всех путеводителях по Иордании или Ближнему Востоку (например, на обложке второго издания моего путеводителя «Ближний Восток») и на миллионах туристических открыток.

За Сокровищницей ущелье сворачивает круто вправо и ведет еще дальше вниз к руинам самого города. На этом отрезке пути уже значительно больше вырезанных в скалах ниш и гробниц. Здесь же, слева можно увидеть целиком вырезанный из скалы амфитеатр на 800 мест (сейчас там идет реставрация, и туристов не пускают).
 
Сразу за Амфитеатром наверх уходят ступени (на развилке нужно повернуть направо). Они ведут на вершину горы, к Дворцу жертвоприношений. Там в скалах вырубили алтари, воздвигли обелиски и построили здания для жрецов. Оттуда тропинка ведет вниз к Львиному фонтану, гробнице римского легионера и дворцу Триклиниум (Triclinium, Зал пиров) – единственному зданию с украшенным интерьером. Заканчивается маршрут у Колонны Фараона (это все, что сохранилось от древнего храма). Оттуда нужно возвращаться назад вниз к Амфитеатру.

За Амфитеатром ущелье расширяется. Справа в скале вырезаны Царские гробницы (Джабал Кубтха, Jabal Khubtha) с величественными порталами.

В римскую эру вдоль всей центральной улицы стояли колонны. Но до наших дней дошло только несколько, да и те пришлось собирать по кусочкам. В дальнем конце улицы видна трехарочная Триумфальная арка (или Ворота Теменос).

Чуть дальше стоит Храм крылатых львов, посвященный богине плодородия Атаргатис.
Пройдя через Триумфальную арку выходим к храму Каср бин аль-Фароун (Qasr bint al-Faroun, по-арабски «Дворец дочери фараона»). Храм, известный также как храм Душара, был построен набатеями в 3- г. до н.э. И действовал вплоть до римского завоевания. Позднее он был разрушен землетрясением.
Еще чуть дальше дальше, за рестораном, начинается подъем наверх к Монастырю.

Дорога ведет все время вверх, но вырубленные в камне ступени облегчают подъем. Ленивых и немощных бедуины берутся наверх верхом на ишаке (2-4 динара, как договоришься). По пути наверх стоит свернуть в маленькое ущелье слева. Там в конце (это всего метров тридцать) прячется Львиная гробница.

Если внимательно приглядеться, на фасаде можно разглядеть два смотрящих друг на друга льва.
Монастырь (ал-Дейр, al-Deir) по внешнему виду сильно напоминает Сокровищницу, - очевидно тот же стиль. Храм строился с III в. до н.э. до I в. н.э., но так и не был закончен. Позднее в стенах были вырезаны кресты и здание стали использовать в качестве церкви – отсюда и название.

Еще дальше Монастыря находится «край мира». Оттуда с края скалы открывается замечательный вид на тянущиеся в бесконечность горы и ущелья. Дороги же дальше нет. Нужно возвращаться назад к главному входу.
Напоследок — еще одна достопримечательность Петры — ни с чем не сравнимый закат. После заката начинает быстро холодать. Придется задержаться в Поселке Вади Муса еще на одну ночь. Конечно, ночевать по два раза в одном месте не в наших правилах. Но максимум, что мы смогли сделать,  перейти в другую гостиницу.  
Утром поедем дальше на север. Кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. В жаркой, жаркой Африке ...

Уже в полной темноте въехали в Варзазет.  Прямо у выхода из автобуса нас отловил «хелпер» и отвел в ближайший к автостанции дешевый отель. Никаких излишеств — все удобства на этаже и — что характерно именно для дешевых африканских отелей — душ за отдельную плату (когда торгуешься о цене, нужно это иметь в виду).  

В Варзазете самое интересное — название. Еще таинственнее и загадочнее, чем Марракеш. Город по африканским меркам очень молодой. Его основали французы, которые в 1920-х годах основали на окраине мелкого поселка крепость. Расквартированный здесь французский гарнизон контролировал район к востоку от Атласских гор. Французы ушли, а крепость по-прежнему продолжает использоваться военными. Вход в нее закрыт, попасть можно только соседний квартал, где живут семьи военных. Оттуда расположенный внизу у подножия холма можно увидеть весь центр города — широкие улицы, застроенные современными домами, отели, рестораны, туристические агентства (буквально каждый встречный на улице оказывается гидом и начинает предлагать «туры в Сахару»). Даже англоязычная девушка — дочь военного - с которой мы разговорились на смотровой площадке с видом на огни города, в конце беседы стала приглашать в свое агентство.
Интересно, что когда поздно вечером мы возвращались из центра города в гостиницу (поселились прямо у автовокзала — все равно утром ехать дальше), рестораны и магазины были уже закрыты. А двери туристических агентств распахнуты настежь (может, вообще круглосуточно работают?). Зашли в одно из агентств, приценились. Там предлагали двухдневные туры в Сахару, с поездкой на джипах, верблюдах и ночевкой в берберском шатре — по 150 долларов с человека. По крайней мере узнали, какие достопримечательности есть в округе.          
Оказалось, в самом Кварзазете и ближайших окрестностях ничего мало-мальски интересного нет. Нужно ехать далеко на юго-восток в пустыню Сахару или на на северо-восток — в ущелья Додес и Тодра. Поедем в горы...

Бульман

Дорога идет на северо-восток от Варзатета, проходит по долине Додес и в районе городка Бульман пересекает стекающую с гор речку. Немного выше по течению реки начинается каньон Додес.

В Бульмане есть маленькая автостанция (все междугородние автобусы — проходящие), стоянка такси, несколько «супермаркетов» (обычные продовольственные магазины), кафе и рынок. И очень живописные развалины замка. Это не совсем замок, в привычном для нас понимании. Поэтому такие  дома-крепости называют — ксор.
В долине Додес ксоры — раной степени сохранности — встречаются повсеместно. Часть до сих пор используется — в качестве семейных домов, отелей или ресторанов, часть — полностью разрушена.
   
Каньон Додес

По Бульману и шага нельзя пройти, чтобы не наткнуться на англоязычного, который предложит свои услуги в качестве проводника. Таксисты на перебой предлагают довезти до каньона, владельцы  (или агенты) расположенных в каньоне отелей зазывают в свои гостиницы — предлагая бесплатный трансфер. Мы, как обычно, все же предпочли добираться самостоятельно.

Дорога в каньон начинается буквально в 300 метрах от центра города, за мостом. Пошли пешком, но недолго. Вскоре мы уже ехали на попутном микроавтобусе с туристами. С ними и проехали через весь каньон снизу вверх. Туристы отправились вниз - ночевать в отеле, а мы поднялись еще немного выше в горы. Спать устроились в уютной ложбинке с видом на каньон. Впервые в Африке ночуем под открытым небом.

На память пришли слова из песни Владимира Высоцкого: «в жаркой, жаркой Африке...».
Если бы так! Африка оказалась совсем не жаркой, ночью было очень даже холодно и ветрено. Это оказалась самая холодная ночевка на нашем маршруте. Еле дотянули до утра, и пошли вниз, греться. Вот вам и Африка!

Идти вниз по асфальтированной дороге легко и приятно. Машин мало, только периодически проезжают микроавтобусы и джипы с туристами. Местные жители предпочитают надежный, проверенный веками транспорт — гужевой. Верблюдов не видно, но повсеместно встречаются ишаки.
 
На самом верху каньона за нами увязалась собачонка. Исключительно из любви к путешествиям. В одиночку ей бы здесь пройти не дали. Буквально каждая местная шавка норовила облаять, а местные мальчишки запустить камнем. Но и шавки и мальчишки с опасением поглядывали на трех иностранцев. Может, это наша собака. Да и собака понимала, как ей повезло. Путешествовать с нами в компании и веселее и безопаснее. Когда на дороге появлялась ватага детворы или местные собаки, «наша№ собака норовила втиснутся между нами тремя. Так мы и шли вчетвером — трое на дороге, не считая собаки.

Конечно, мы и без собаки не могли остаться незамеченными — туристы здесь не редкость, но пешком они обычно не ходят. Все — от мала до велика — с интересом разглядывали троих европейцев с рюкзаками. В один из домов нас пригласили на чай.

Сидели на грязном бетонном полу на рваной тряпке — народ здесь простой. Дома — без претензий: стены — из необожженного кирпича, крыша — из соломы, окна без стекол (но обязательно с декоративными решетками). Внутри — пусто, никакой мебели.
Сейчас чай пьют во все мире. Чаще всего это обычные пакетики в стакане с кипятком. Только в некоторых странах есть своя оригинальная чайная технология (и тогда — обязательно — своя чайная церемония).
Настоящий берберский чай нужно готовить именно на костре. Зеленый листовой чай засыпают в холодную воду и ставят на огонь. Когда вода закипит, прямо в чайник кладут много-много сахара и пучок зеленой мяты (можно и сушеной — но это уже суррогат, по «классической» технологии мята должна быть только что сорванной на огороде). Пить берберский чай принято из маленьких стеклянных стаканчиков. И наливают его туда тоже своим специальным — чисто марокканским - способом. Чайник высоко поднимают над стаканом, и чай льется длинной узкой струей. Так он попадает в стакан не крутым кипятком (чайник только что с огня), а уже немного охлажденным — до оптимальной температуры.
Пока готовился чай, разговорились с хозяином. Он нигде не учился, из свой деревни никуда не уезжал. Но в процессе общения с туристами насобачился сносно говорить по-английски. За чаепитием хозяин дома рассказал, что до Бульмана по шоссе можно дойти за два с половиной часа, а прямо по дну каньона — всего за полтора. Конечно, периодически придется пересекать реку. Но глубина — по его словам — примерно по щиколотку. Максимум — замочим ноги.
   
Спустились в каньон. Действительно поначалу идти было не сложнее, чем по дороге. Вниз по каньону проходит тропа, и глубина реки небольшая. Но когда вошли в самую узкую часть, где река зажата между скалами и по берегу пройти нельзя, стало все глубже и глубже. Скоро пришлось идти уже по пояс в воде, держа рюкзаки и фотоаппараты над головой. Вот вам и по-щиколотку! К счастью, каньон вскоре расширился, и глубина реки опять стала максимум по колено (все равно не по-щиколотку!!!).
 
Речную воду арыкам разводят по окрестным полям. Что там выращиваю непонятно — урожай уже собрали и на полях только стерня. Но на межах — видимо для создания тени — высажены гранатовые и фиговые деревья. Гранаты уже созрели полопались, так и оставшись кислыми, а инжир встречается вполне спелый и сладкий.        
     
В Бульман вернулись автостопом и практически сразу же на ночном автобусе уехали в Фес. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...