• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Мир без виз. В жаркой, жаркой Африке ...

Уже в полной темноте въехали в Варзазет.  Прямо у выхода из автобуса нас отловил «хелпер» и отвел в ближайший к автостанции дешевый отель. Никаких излишеств — все удобства на этаже и — что характерно именно для дешевых африканских отелей — душ за отдельную плату (когда торгуешься о цене, нужно это иметь в виду).  

В Варзазете самое интересное — название. Еще таинственнее и загадочнее, чем Марракеш. Город по африканским меркам очень молодой. Его основали французы, которые в 1920-х годах основали на окраине мелкого поселка крепость. Расквартированный здесь французский гарнизон контролировал район к востоку от Атласских гор. Французы ушли, а крепость по-прежнему продолжает использоваться военными. Вход в нее закрыт, попасть можно только соседний квартал, где живут семьи военных. Оттуда расположенный внизу у подножия холма можно увидеть весь центр города — широкие улицы, застроенные современными домами, отели, рестораны, туристические агентства (буквально каждый встречный на улице оказывается гидом и начинает предлагать «туры в Сахару»). Даже англоязычная девушка — дочь военного - с которой мы разговорились на смотровой площадке с видом на огни города, в конце беседы стала приглашать в свое агентство.
Интересно, что когда поздно вечером мы возвращались из центра города в гостиницу (поселились прямо у автовокзала — все равно утром ехать дальше), рестораны и магазины были уже закрыты. А двери туристических агентств распахнуты настежь (может, вообще круглосуточно работают?). Зашли в одно из агентств, приценились. Там предлагали двухдневные туры в Сахару, с поездкой на джипах, верблюдах и ночевкой в берберском шатре — по 150 долларов с человека. По крайней мере узнали, какие достопримечательности есть в округе.          
Оказалось, в самом Кварзазете и ближайших окрестностях ничего мало-мальски интересного нет. Нужно ехать далеко на юго-восток в пустыню Сахару или на на северо-восток — в ущелья Додес и Тодра. Поедем в горы...

Бульман

Дорога идет на северо-восток от Варзатета, проходит по долине Додес и в районе городка Бульман пересекает стекающую с гор речку. Немного выше по течению реки начинается каньон Додес.

В Бульмане есть маленькая автостанция (все междугородние автобусы — проходящие), стоянка такси, несколько «супермаркетов» (обычные продовольственные магазины), кафе и рынок. И очень живописные развалины замка. Это не совсем замок, в привычном для нас понимании. Поэтому такие  дома-крепости называют — ксор.
В долине Додес ксоры — раной степени сохранности — встречаются повсеместно. Часть до сих пор используется — в качестве семейных домов, отелей или ресторанов, часть — полностью разрушена.
   
Каньон Додес

По Бульману и шага нельзя пройти, чтобы не наткнуться на англоязычного, который предложит свои услуги в качестве проводника. Таксисты на перебой предлагают довезти до каньона, владельцы  (или агенты) расположенных в каньоне отелей зазывают в свои гостиницы — предлагая бесплатный трансфер. Мы, как обычно, все же предпочли добираться самостоятельно.

Дорога в каньон начинается буквально в 300 метрах от центра города, за мостом. Пошли пешком, но недолго. Вскоре мы уже ехали на попутном микроавтобусе с туристами. С ними и проехали через весь каньон снизу вверх. Туристы отправились вниз - ночевать в отеле, а мы поднялись еще немного выше в горы. Спать устроились в уютной ложбинке с видом на каньон. Впервые в Африке ночуем под открытым небом.

На память пришли слова из песни Владимира Высоцкого: «в жаркой, жаркой Африке...».
Если бы так! Африка оказалась совсем не жаркой, ночью было очень даже холодно и ветрено. Это оказалась самая холодная ночевка на нашем маршруте. Еле дотянули до утра, и пошли вниз, греться. Вот вам и Африка!

Идти вниз по асфальтированной дороге легко и приятно. Машин мало, только периодически проезжают микроавтобусы и джипы с туристами. Местные жители предпочитают надежный, проверенный веками транспорт — гужевой. Верблюдов не видно, но повсеместно встречаются ишаки.
 
На самом верху каньона за нами увязалась собачонка. Исключительно из любви к путешествиям. В одиночку ей бы здесь пройти не дали. Буквально каждая местная шавка норовила облаять, а местные мальчишки запустить камнем. Но и шавки и мальчишки с опасением поглядывали на трех иностранцев. Может, это наша собака. Да и собака понимала, как ей повезло. Путешествовать с нами в компании и веселее и безопаснее. Когда на дороге появлялась ватага детворы или местные собаки, «наша№ собака норовила втиснутся между нами тремя. Так мы и шли вчетвером — трое на дороге, не считая собаки.

Конечно, мы и без собаки не могли остаться незамеченными — туристы здесь не редкость, но пешком они обычно не ходят. Все — от мала до велика — с интересом разглядывали троих европейцев с рюкзаками. В один из домов нас пригласили на чай.

Сидели на грязном бетонном полу на рваной тряпке — народ здесь простой. Дома — без претензий: стены — из необожженного кирпича, крыша — из соломы, окна без стекол (но обязательно с декоративными решетками). Внутри — пусто, никакой мебели.
Сейчас чай пьют во все мире. Чаще всего это обычные пакетики в стакане с кипятком. Только в некоторых странах есть своя оригинальная чайная технология (и тогда — обязательно — своя чайная церемония).
Настоящий берберский чай нужно готовить именно на костре. Зеленый листовой чай засыпают в холодную воду и ставят на огонь. Когда вода закипит, прямо в чайник кладут много-много сахара и пучок зеленой мяты (можно и сушеной — но это уже суррогат, по «классической» технологии мята должна быть только что сорванной на огороде). Пить берберский чай принято из маленьких стеклянных стаканчиков. И наливают его туда тоже своим специальным — чисто марокканским - способом. Чайник высоко поднимают над стаканом, и чай льется длинной узкой струей. Так он попадает в стакан не крутым кипятком (чайник только что с огня), а уже немного охлажденным — до оптимальной температуры.
Пока готовился чай, разговорились с хозяином. Он нигде не учился, из свой деревни никуда не уезжал. Но в процессе общения с туристами насобачился сносно говорить по-английски. За чаепитием хозяин дома рассказал, что до Бульмана по шоссе можно дойти за два с половиной часа, а прямо по дну каньона — всего за полтора. Конечно, периодически придется пересекать реку. Но глубина — по его словам — примерно по щиколотку. Максимум — замочим ноги.
   
Спустились в каньон. Действительно поначалу идти было не сложнее, чем по дороге. Вниз по каньону проходит тропа, и глубина реки небольшая. Но когда вошли в самую узкую часть, где река зажата между скалами и по берегу пройти нельзя, стало все глубже и глубже. Скоро пришлось идти уже по пояс в воде, держа рюкзаки и фотоаппараты над головой. Вот вам и по-щиколотку! К счастью, каньон вскоре расширился, и глубина реки опять стала максимум по колено (все равно не по-щиколотку!!!).
 
Речную воду арыкам разводят по окрестным полям. Что там выращиваю непонятно — урожай уже собрали и на полях только стерня. Но на межах — видимо для создания тени — высажены гранатовые и фиговые деревья. Гранаты уже созрели полопались, так и оставшись кислыми, а инжир встречается вполне спелый и сладкий.        
     
В Бульман вернулись автостопом и практически сразу же на ночном автобусе уехали в Фес. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...