• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Мир без виз. Синий Чевчауэн и французский Танжер

Из Феса можно уехать прямо в Танжер. Но мы поддались на рекламу и завернули по пути в город Чевшауэн. Фотографии его синей медины мы видели еще на борту самолета по пути из Лондона в Марракеш и потом встречали их повсеместно.  

Синяя медина в Чевшауэне

Горный городок Чевшауэн с черепичными крышами и оригинальными синими дверями, окнами и решетками с голубыми стенами и прекрасным видом на долину внизу.

Город основали в 1471 году кочевники-берберы. Здесь собиралась мусульманская армия перед нападением на португальцев в Сеуте. В 1494 году сюда нахлынула толпа беженцев из Гранады. Именно тогда здесь стали строить здания в типичном андалусском стиле — с патио, балконами, побеленными стенами и черепичными крышами.

Вначале окна и двери были выкрашены в традиционный для мусульман зеленый цвет. Но переселившиеся из Испании евреи ввели моду на синий цвет. Так возникла оригинальная «синяя» медина.
   
Горожане — выходцы и потомки сбежавших из Испании мусульман и евреев всегда очень плохо относились к христианам. Доходило даже до того, что христианам даже запрещали заходить в город. В 1920-м году испанцы захватили город и продержались в нем вплоть до 1956 года, когда Марокко получило независимость.
   
Город Чевшауэн вначале был известен просто как шауэн («горные пики»), но позднее название трансформировалось в нынешнее — Чевшауэн («вид на горные пики»).

В самом центре медины на площади Ута эль-Хаммам стоит недавно отреставрированная глинобитная крепость — единственное не покрашенное в синий цвет здание.  

Портовый город Танжер

Город основан на очень важном стратегическом месте — у входа в Средиземное море со стороны Атлантики. Основали его древние мореходы — греки и финикийцы. Название города связывают с именем древнегреческой богиней Тинже. Она была возлюбленной Геркулеса, который согласно древнему мифу отделили Африку от Европы (Гибралтарский пролив в древности называли Геркулесовыми столбами).  
При римлянах город был столицей провинции Мавритания Тингитана. В 429 году его захватили пришедшие из Испании варвары. Позднее здесь правили византийцы, в в 705 году появились арабы. Город принадлежал различным арабским династиям, а в 1471 году его захватили португальцы. Позднее здесь правили англичане, но в 1679 году Танжер вошел в состав султаната Марокко. Он оставался под контролем мусульманских правителе вплоть до середины XIX века, когда европейцы занялись активной колонизацией Северной Африки.
В то время как все Марокко было поделено между Францией и Испанией, Танжер стал международным городом. При формальном верховенстве султана весь город был поделен на зоны, принадлежавшие Португалии, Швеции, Голландии, США, Франции, Испании и Италии. Только в 1956 году город вернулся в состав Марокко.
В период международного контроля в город приехало много выходцев из европейских стран. Это был «дикий запад» Европы. Здесь делали деньги на торговле наркотиками и проституции, занимались шпионажем и спекуляцией, сюда приезжали европейские музыканты и писатели. Как и в любом крупном портовом городе здесь всегда было шумно и весело, но не безопасно.
В последние годы среди тысяч иностранцев стали появляться и выходцы из бывшего Советского Союза. Как раз недавно через «одноклассников» Олег нашел свою ташкентскую одноклассницу, которая переехала в Танжер со своим мужем-французом. В эту французско-русскую семью мы и попали.            

Из Танжера мы улетаем в Тунис — с пересадкой в Мадриде. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...  

Мир без виз. Священный город Фес

Проведя целый день в каньоне Додес, мы на ночном автобусе уехали сразу в Фес.
На протяжении уже свыше 12 столетий Фес остается духовным и культурным центром страны. В последние годы он — по примеру Марракеша — стал превращаться еще и в крупный туристический центр.

Этому способствовало и то, что центр Старого города — медина — первым из марокканских городов включили в число памятников мирового значения ЮНЕСКО.

Город Фес был основан арабами в 789 году. Его название происходит от арабского «топор» (по легенде на месте основания города закопали золотой топор). Благодаря своему выгодному местоположению — на плодородной равнине между арабскими городами в Восточной Африке и в Испании — он вскоре превратился в один из крупнейший торговых и культурных центров.

Именно здесь, намного раньше, чем в Европе, появились первые университеты. Их основали не местные берберы, а эмигранты из Кордовы и тунисского города Кайроун.

30 марта 1912 года в Фесе был подписан договор о признании Марокко протекторатом Франции и Испании. Но буквально сразу же в городе созрел мятеж против колонизаторов. Поэтому французы предпочли перенести столицу страны в более спокойный провинциальный Рабат. Именно в Фесе зародилось и окрепло национально-освободительное движение. Да и позднее — уже после получения независимости — здесь время от времени недовольство политикой властей проявлялось в форме бунтов и восстаний.        

Медина Феса

Медина (Старый город) есть в любом марокканском городе. Но именно медина Феса — самая «правильная», типичный образец старого африканского города.
 
Старый Фес (Fes el-Bali) уникален во многих отношениях. Этот крупнейший в мире средневековый исламский город еще и самый крупный в мире город без автомобильного транспорта (на узких улочках и пешеходам-то не всегда просто разминуться, ни одна машина не проедет). Здесь по-прежнему ходят пешком или неспешно едут верхом на ишаках.

Жизнь течет неспешно и размеренно. Даже на рынке нет такой суеты, как в Марракеше. Узкие кривые пешеходные улочки как глубокие каньоны между стенами средневековых полуразрушенных домов (глухие стены без окон искривлены и держаться только на честном слове и деревянных подпорках) постоянно искривляются или заканчиваются тупиками. Не заблудиться просто невозможно. Ориентироваться можно только по солнцу — если его видно в узкий просвет между домами.

Самый правильный способ ориентироваться в Фесе — следовать основному потоку движения. В этом случае рано или поздно обязательно окажешься в самом центре медины — у Великой мечети. Застройка такая плотная, что даже у мечети улочка не шире пяти метров, и ничего похожего на площадь нет. Даже мечеть толком разглядеть невозможно. Поэтому местные торговцы (естественно, улочки вокруг мечети застроены лавками и магазинчиками) предлагают туристам подняться на «смотровую площадку» на крышу дома (конечно, не бесплатно).

Вообще, смотровые площадки на крышах домов — одна из специфических особенностей Феса.

Если мечеть еще и можно хоть как-то разглядеть снизу, с уровня улицы, то главную достопримечательность города — мастерскую по окраске кож — видно только с балкона одного из окружающих ее домов. В принципе, вход — платный. Но один из местных жителей раскрыл нам секрет — по пятницам деньги брать не принято. Так и оказалось. Владелец смотровой площадки вначале заикнулся о деньгах. Но после того, как мы напомнили ему о том, что в пятницу — бесплатно, настаивать не стал (получается деньги брать по пятницам — грех, а обман — не грех?).    

Узкая каменная лестница ведет на третий этаж и заканчивается в комнате-магазине. Все стены увешаны изделиями из натуральной кожи, вручную окрашенной натуральными красителями. Традиционная технология не менялась веками. Во дворе, занимающем целый квартал, установлены в ряд огромные чаны с краской. Рабочие перекладывают цельные куски кожи из одного чана в другой, утрамбовывают их и вымачивают. Готовую окрашенную в синий, красный или ярко-желтый цвет кожу развешивают на солнце сушиться. Запах, грязь и примитивная технология — все это как классическая иллюстрация эксплуатации рабов в древнем Риме. Даже удивительно, что в наше время людям приходится работать в таких нечеловеческих условиях.

Из Феса наш путь лежит еще дальше на север — в Танжер. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...  

Мир без виз. В жаркой, жаркой Африке ...

Уже в полной темноте въехали в Варзазет.  Прямо у выхода из автобуса нас отловил «хелпер» и отвел в ближайший к автостанции дешевый отель. Никаких излишеств — все удобства на этаже и — что характерно именно для дешевых африканских отелей — душ за отдельную плату (когда торгуешься о цене, нужно это иметь в виду).  

В Варзазете самое интересное — название. Еще таинственнее и загадочнее, чем Марракеш. Город по африканским меркам очень молодой. Его основали французы, которые в 1920-х годах основали на окраине мелкого поселка крепость. Расквартированный здесь французский гарнизон контролировал район к востоку от Атласских гор. Французы ушли, а крепость по-прежнему продолжает использоваться военными. Вход в нее закрыт, попасть можно только соседний квартал, где живут семьи военных. Оттуда расположенный внизу у подножия холма можно увидеть весь центр города — широкие улицы, застроенные современными домами, отели, рестораны, туристические агентства (буквально каждый встречный на улице оказывается гидом и начинает предлагать «туры в Сахару»). Даже англоязычная девушка — дочь военного - с которой мы разговорились на смотровой площадке с видом на огни города, в конце беседы стала приглашать в свое агентство.
Интересно, что когда поздно вечером мы возвращались из центра города в гостиницу (поселились прямо у автовокзала — все равно утром ехать дальше), рестораны и магазины были уже закрыты. А двери туристических агентств распахнуты настежь (может, вообще круглосуточно работают?). Зашли в одно из агентств, приценились. Там предлагали двухдневные туры в Сахару, с поездкой на джипах, верблюдах и ночевкой в берберском шатре — по 150 долларов с человека. По крайней мере узнали, какие достопримечательности есть в округе.          
Оказалось, в самом Кварзазете и ближайших окрестностях ничего мало-мальски интересного нет. Нужно ехать далеко на юго-восток в пустыню Сахару или на на северо-восток — в ущелья Додес и Тодра. Поедем в горы...

Бульман

Дорога идет на северо-восток от Варзатета, проходит по долине Додес и в районе городка Бульман пересекает стекающую с гор речку. Немного выше по течению реки начинается каньон Додес.

В Бульмане есть маленькая автостанция (все междугородние автобусы — проходящие), стоянка такси, несколько «супермаркетов» (обычные продовольственные магазины), кафе и рынок. И очень живописные развалины замка. Это не совсем замок, в привычном для нас понимании. Поэтому такие  дома-крепости называют — ксор.
В долине Додес ксоры — раной степени сохранности — встречаются повсеместно. Часть до сих пор используется — в качестве семейных домов, отелей или ресторанов, часть — полностью разрушена.
   
Каньон Додес

По Бульману и шага нельзя пройти, чтобы не наткнуться на англоязычного, который предложит свои услуги в качестве проводника. Таксисты на перебой предлагают довезти до каньона, владельцы  (или агенты) расположенных в каньоне отелей зазывают в свои гостиницы — предлагая бесплатный трансфер. Мы, как обычно, все же предпочли добираться самостоятельно.

Дорога в каньон начинается буквально в 300 метрах от центра города, за мостом. Пошли пешком, но недолго. Вскоре мы уже ехали на попутном микроавтобусе с туристами. С ними и проехали через весь каньон снизу вверх. Туристы отправились вниз - ночевать в отеле, а мы поднялись еще немного выше в горы. Спать устроились в уютной ложбинке с видом на каньон. Впервые в Африке ночуем под открытым небом.

На память пришли слова из песни Владимира Высоцкого: «в жаркой, жаркой Африке...».
Если бы так! Африка оказалась совсем не жаркой, ночью было очень даже холодно и ветрено. Это оказалась самая холодная ночевка на нашем маршруте. Еле дотянули до утра, и пошли вниз, греться. Вот вам и Африка!

Идти вниз по асфальтированной дороге легко и приятно. Машин мало, только периодически проезжают микроавтобусы и джипы с туристами. Местные жители предпочитают надежный, проверенный веками транспорт — гужевой. Верблюдов не видно, но повсеместно встречаются ишаки.
 
На самом верху каньона за нами увязалась собачонка. Исключительно из любви к путешествиям. В одиночку ей бы здесь пройти не дали. Буквально каждая местная шавка норовила облаять, а местные мальчишки запустить камнем. Но и шавки и мальчишки с опасением поглядывали на трех иностранцев. Может, это наша собака. Да и собака понимала, как ей повезло. Путешествовать с нами в компании и веселее и безопаснее. Когда на дороге появлялась ватага детворы или местные собаки, «наша№ собака норовила втиснутся между нами тремя. Так мы и шли вчетвером — трое на дороге, не считая собаки.

Конечно, мы и без собаки не могли остаться незамеченными — туристы здесь не редкость, но пешком они обычно не ходят. Все — от мала до велика — с интересом разглядывали троих европейцев с рюкзаками. В один из домов нас пригласили на чай.

Сидели на грязном бетонном полу на рваной тряпке — народ здесь простой. Дома — без претензий: стены — из необожженного кирпича, крыша — из соломы, окна без стекол (но обязательно с декоративными решетками). Внутри — пусто, никакой мебели.
Сейчас чай пьют во все мире. Чаще всего это обычные пакетики в стакане с кипятком. Только в некоторых странах есть своя оригинальная чайная технология (и тогда — обязательно — своя чайная церемония).
Настоящий берберский чай нужно готовить именно на костре. Зеленый листовой чай засыпают в холодную воду и ставят на огонь. Когда вода закипит, прямо в чайник кладут много-много сахара и пучок зеленой мяты (можно и сушеной — но это уже суррогат, по «классической» технологии мята должна быть только что сорванной на огороде). Пить берберский чай принято из маленьких стеклянных стаканчиков. И наливают его туда тоже своим специальным — чисто марокканским - способом. Чайник высоко поднимают над стаканом, и чай льется длинной узкой струей. Так он попадает в стакан не крутым кипятком (чайник только что с огня), а уже немного охлажденным — до оптимальной температуры.
Пока готовился чай, разговорились с хозяином. Он нигде не учился, из свой деревни никуда не уезжал. Но в процессе общения с туристами насобачился сносно говорить по-английски. За чаепитием хозяин дома рассказал, что до Бульмана по шоссе можно дойти за два с половиной часа, а прямо по дну каньона — всего за полтора. Конечно, периодически придется пересекать реку. Но глубина — по его словам — примерно по щиколотку. Максимум — замочим ноги.
   
Спустились в каньон. Действительно поначалу идти было не сложнее, чем по дороге. Вниз по каньону проходит тропа, и глубина реки небольшая. Но когда вошли в самую узкую часть, где река зажата между скалами и по берегу пройти нельзя, стало все глубже и глубже. Скоро пришлось идти уже по пояс в воде, держа рюкзаки и фотоаппараты над головой. Вот вам и по-щиколотку! К счастью, каньон вскоре расширился, и глубина реки опять стала максимум по колено (все равно не по-щиколотку!!!).
 
Речную воду арыкам разводят по окрестным полям. Что там выращиваю непонятно — урожай уже собрали и на полях только стерня. Но на межах — видимо для создания тени — высажены гранатовые и фиговые деревья. Гранаты уже созрели полопались, так и оставшись кислыми, а инжир встречается вполне спелый и сладкий.        
     
В Бульман вернулись автостопом и практически сразу же на ночном автобусе уехали в Фес. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...    

Мир без виз. Марракеш — ворота в Африку

В принципе, нам было все равно, с какого марокканского города начинать путешествие по стране. Хотя столица Марокко — Рабат, самым известным и привлекательным для туристов городом остается Марракеш. Именно сюда и летает больше всего самолетов.

Визовые формальности минимальные: заполнил короткую анкетку, в графе «адрес в Марокко» записал «отели», в графе «профессия» - путешественник, и получай бесплатный штамп. Без визы мы можем находиться в стране хоть месяц, но у нас выделено на эту страну только пять дней.      
Первая задача — добраться из аэропорта в центр города. У выхода в город к нам сразу же бросаются таксисты. Короткий торг — никто дешевле, чем за 50 динар вести не хочет. Пришлось пройти метров триста до дороги. Там первый же таксист согласился подвезти и за 30—ку.  

В центре Марракеша — как, впрочем, в центре любого старого марокканского города — находится медина — сложная запутанная сеть улочек, двориков, магазинов, лавок, киосков, мастерских.
Центр Старого города - площадь Джемаа эль-Фна, включенная в список памятников культуры мирового значения. Днем здесь шумит рынок, бродят гадалки и татуировщики. Вечером, когда мы туда попали, торговцев уже не было, только в дальнем углу пустой (если не считать мусора под ногами — но мусор там везде) площади прямо под открытым небом стояли столики и чадили передвижные кухни.

Гостиницу в центре Марракеша найти не просто, а очень просто. Если к северу от площади тянется лабиринт торговых улочек, то квартал к югу от площади — одна большая гостиница. Достаточно свернуть в первый же переулок и ткнуться в первый попавшийся дом. Там наверняка будет какой-нибудь отель. И в соседнем доме — тоже. Гостиниц там так много и они так похожи одна на другую, что их уже и не по названиям различают, а по номерам.
Мы поселились в гостинице №56. Маленькая комнатка с тремя кроватями и умывальников, все остальные удобства — на этаже и на крыше. Гостиница простая и унылая, ушел — и забыл.

Утром мы сдали комнату, попросили — как я делал уже сотни раз в десятках стран мира — оставить вещи на ресепшен, чтобы потом их забрать. И — впервые в моей практике — с нас попросили деньги «за хранение»! И это в том месте, где мы уже заплатили за проживание и сдали комнату задолго до 12.00!  Неужели так во всей Африке?

Розовый Марракеш

В западной части Марокко заканчивались караванные тропы, по которым пряности и шелка из Азии доставляли прямиком в Европу. В 1062 году в месте пересечения караванных путей местные кочевники - берберы и основали Марркакеш.

В XVI веке Марракеш был главным городом Марокко. Но постепенно пальма первенства переходила к новым столицам на севере страны — Фес, Мекнез, Рабат. Город постепенно превращался в захолустный уездный городок. Казалось, скоро он тихо и незаметно вообще исчезнет с карты Марокко.
Но в 1960-1970-х годах Марракеш «открыли» западные хиппи и искатели восточной мудрости. Здесь выступали кумиры семидесятых - «Битлы», «Лед Зепелин» и «Ролинг Стоунс». А песня группы Бони М «Marrakesh, come to Marrakesh» стала чуть ли не символом города — символом восточной экзотики и таинственности.

В прагматичные 1990-е ушлые бизнесмены приноровились делать превращать эфемерные «восточные флюиды» во вполне реальные деньги. Частные дома в центре города стали перестраивать в отели, малобюджетные авиакомпании связали Марракеш с многими европейскими городами, миллионы долларов были потрачены на рекламу. В результате получилось, что обычно в таких случаях и получается — крупный туристический центр — с современными отелями, заполненными туристическими группами. Для тысяч местных жителей туристы стали единственным источником дохода. И сейчас на местном рынке большая часть товаров продается именно с расчетом на туристов.
Удивительно, что предыдущее поколение торговцев еще не вымерло. Их можно узнать по возмущенным возгласам и непомерно агрессивной реакции на фото и видеокамеры. Казалось бы, чего проще — перейти на какой-нибудь местный рынок, а не лезть в самую гущу толпы туристов. Или  мазохисты? Или они только недавно увидели туристов? Непонятно. Так ведь никаких нервов не хватит — постоянно дергаться и вздрагивать от щелчков фотоаппаратов.

Как вкус моря можно узнать по одной капле, так и «розовый город» Марракеш легко узнаваем — по любой фотографии любого дома. Все дома здесь построены в одном стиле — из необожженного кирпича, выкрашенного в оригинальный розовый цвет (в других городах Марокко можно встретить похожий, но не точно такой цвет).
   
Главная городская достопримечательность — мечеть Кутубия (естественно из того же «розового» кирпича) — расположена всего в сотне метров от главной площади медины. 70-метровый минарет XII века служит прекрасным ориентиром, но вход внутрь для немусульман закрыт.  

Можно только прогуляться по парку и посмотреть на археологические раскопки во дворе мечети — там была еще более древняя мечеть.

Вперед, в Атласские горы

Если честно признаться, то Марракеш сильно разочаровал. Ощущение, что побывал не в городе, а в каком-то одном огромном рынке. Может, вообще все города Марокко такие? Тогда поедем куда-нибудь подальше от цивилизации.
Марокко разделен Атласскими горами на две части — зеленую и гуще заселенную западную и пустынную восточную. Туда и отправимся.    
Городской автовокзал расположен сразу же за стеной медины. По расписанию автобус в Варзазет должен отправиться в 13.00, но он простоял еще битый час - добирал пассажиров. Такова уж Африка — никакой суеты и спешки.

Между Марракешем и Варзазетом около 200 километров или, как сказал зазывала на автостанции, «100 поворотов и вы там...». Именно из-а длинного крутого серпантина и ехали так долго — вначале вверх на перевал (там, правда снега нет, но продают только что собранные «экзотические» для Африки фрукты — яблоки), затем вниз.

Если из Марракеша автобус выезжал как междугородний — все пассажиры на сиденьях, никого в проходе, то в горах он превратился в обычный пригородный — подбирал всех подряд, пока весь проход не забили крестьяне с мешками и котомками. Больше всего запомнился один мужик, который вспрыгнул на подножку на ходу и тут же — как только попал внутрь - стал ругаться по-русски: «Бл...ь, бл..., бл...»... Так мы и ехали до темна, подбирая по пути крестьян с мешками, останавливаясь у придорожных ресторанчиков и закупая всем автобусом мешками яблоки. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...