• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Мир без виз. «Зайцы» в Сараево.

Кругосветка «Мир без виз» продолжается. Из Дубровника на маленьком пригородном автобусе  мы выехали в сторону ближайшего боснийского городка — Требине.
На пограничном переходе боснийский пограничник не поверил, что в Боснию можно въехать с российским паспортом без визы. Пришлось объяснять, что транзит на три дня для россиян — безвизовый. Одних наших слов оказалось недостаточно. Но какое-то высокое начальство (в штаб звонили по телефону) наши слова подтвердило. Так у нас в паспортах появилось по одному новому штампу. А у Олега — вот повезло-то! - сразу два. Обескураженный тем, что россиян пускают без визы (при том, что в гражданской войне Россия очевидно поддерживала воевавших с боснийцами сербов), босниец почему-то влепил ему сразу два абсолютно одинаковых въездных штампа — на разных страницах.      

Требине

Требине — это еще не Босния, а Герцеговина. Никаких мечетей здесь не увидишь — только православные церкви. Да и жители по большей части сербы (хотя их и меньше, чем до войны).   Старый город в Требине тоже есть, но он, конечно, не может конкурировать не только с хорватским Дубровником, но и с соседним черногорским Херцог Нови.

Самое интересное, что есть в здешнем Старом городе, - пиццерия. Пицца — действительно замечательная и заплатить можно не местными марками, а евро (у нас осталась десятка монет из Черногории — их в банках не меняют, хоть с пользой потратим!).
Автобус из Требине в Сараево ходит только два раза в день — рано утром и поздно вечером. Первый мы уже пропустили, второй — долго ждать. Интересно, а как здесь с автостопом?
Поначалу все проезжающие мимо водители реагировали живо, но не останавливались. Когда уже казалось, что уехать в сторону Сараево удастся только на автобусе, попали в «Фольксваген» к сербу из Черногории. Славко объяснил, что мы находимся в сербской части страны.
И вообще, Босния и Герцеговина состоит из трех сильно отличающихся между собой и по национальному составу, и пор вероисповеданию частей. Здесь, вдоль границы с Черногорией большая часть жителей — православные сербы; в районе Сараево живут преимущественно боснийцы мусульмане, в от Мостара до хорватской границы — хорваты католики. Именно поэтому во время гражданской войны в Югославии в Боснии и Герцеговине шли самые ожесточенные бои — страна, бывшая мирная югославская республика -  поделилась на  три примерно равные части.  
В то время, как в восточной части страны католики-хорваты вместе с мусульманами-боснийцами воевали против православных-сербов, в Мостаре католики шли стенка на стенку с мусульманами.
Как это часто и бывает в гражданских войнах — правых и виноватых не было. Были свои и чужие. Серб Славко, с которым мы ехали в сторону Фочи, с горечью рассказывал о преступлениях против местных  сербов. Он даже показал православную часовню, установленную у входа в узкое ущелье: «Во время гражданской войны боснийцы живьем сбрасывали вниз на камни тысячи сербов».      
До города Фоча мы так и не доехали — вышли на повороте с трассы в сторону Сараево. Уже стемнело. Голосовать по ночам труднее, чем днем, да и бессмысленно. Лучше найти удобное место для ночлега. Если на Адриатическом побережье еще в самом разгаре бархатный курортный сезон, то в боснийских горах уже поздняя осень. Листва на деревьях желтая, а возле реки, протекающей параллельно дороге, ночью очень влажно и слишком холодно (у нас из туристического снаряжения только тоненькие коврики и летние спальные мешки).
Для начала нужно отойти немного от реки — ночью от нее наверняка поднимется холодный густой туман. Свернули на первую попавшуюся проселочную дорогу. Она уходила куда-то вверх и в сторону. Чем дальше мы по ней шли, тем выше забирались. Но при этом становилось не холоднее, а наоборот теплее — уходили дальше от реки и влажность уменьшалась.
В эту ночь спали можно сказать с полным комфортом — на толстой подстилке из опавших листьев  под ветвями развесистого дуба. Густая листва — пусть уже и пожелтевшая — прекрасно защищала одновременно и от утренней росы и от света полной луны.    

Троллейбусы и трамваи в Сараево

Утром проехали еще немного автостопом. И тут нас догнал автобус на Сараево. Поехали на нем — так будет быстрее. Доехали действительно быстро и - по хорватским меркам - дешево. Но попали не на центральный автовокзал в центре города, как мы рассчитывали. Нас высадили у Восточного автовокзала на дальней окраине боснийской столицы.

Водитель автобуса сказал, что до центра можно доехать на троллейбусе — от автовокзала до троллейбусной остановки всего несколько сотен метров. Там мы купили билеты и стали интересоваться, какой маршрут удобнее — чтобы попасть куда-нибудь в район железнодорожного вокзала. Продавщица билетов посоветовала поехать лучше не на троллейбусе, а на трамвае — до трамвайной линии нужно пройти еще несколько сотен метров вниз. Трамвай — по ее словам — идет прямо на вокзал, а все троллейбусы обходят его стороной.  
Поехали на трамвае. На одной из остановок заходят контролеры. Спокойно показываем им билеты. И только тут выясняется, что мы ехали «зайцами». Оказывается, купленные нами билеты для проезда на трамвае не годятся. Контролеры стали доказывать, что мы должны платить штраф. Мы, в свою очередь, - что иностранцам нужно лучше объяснять. Мы же не без билетов ехали, а с честно купленными местными билетами — пусть и не теми.

Трамвай остановился на вокзале, но нас ни в какую не хотели выпускать. В полицию, впрочем, тоже вести не спешили. Тянулся долгий и нудный спор — каждый стоял на своей позиции. Мы не хотели платить штраф, контролеры не хотели нас бесплатно отпускать. Но все же пришли к компромиссу — купили еще и трамвайные билеты.
На железнодорожном вокзале выяснилось, что поезда в Мостар ходят — но только утром и вечером. Зато на автобусе с соседнего автовокзала (буквально в 200 метрах!) туда каждые 20-30 минут отправляются автобусы «Eurolines».

Старый центр в Сараево

В мировую историю Сараево вошло как место начала Первой мировой войны. Именно здесь сербский террорист Гаврило Принцип совершил покушение на австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда (по горячую руку попала и его жена). Этот террористический акт до сих пор можно считать самым кровавым в истории — жертв оказалось на порядки больше, чем при взрыве башен -близнецов. После 11 сентября — в результате начавшейся «войны с террором» в Афганистане и Мраке погибли «все лишь» сотни тысяч человек. Теракт в Сараево стал спусковым крючком мировой войны, в которой погибло около пятидесяти миллионов человек.    

До знаменитого террористического акта Сараево был просто заштатным торговым городком.

Достопримечательностью — с большой натяжкой — можно считать разве что раскинувшийся в центре Старого города рынок Башчаршия. Здесь можно найти как типичные сувениры типа открыток и магнитиков, так и изделия промыслов — ковры, изделия из кожи и медную посуду.

Символом Старого Сараево считается фонтан — Себили. Построенный в 1891 году в турецко-мавританском стиле фонтан затерялся бы на шумной торговой площади,заполненной людьми и голубями, если не постоянно толкающиеся у него туристы (их можно понять, других достопримечательностей нет). При этом фонтан продолжают использовать по прямому назначению — в качестве источника бесплатной и при этом прохладной и вкусной воды.    
         
Мостар

В период гражданской войны в Югославии Мостар часто упоминался в новостях — как место кровавых столкновений между хорватами-католиками и боснийцами-мусульманами. Казалось река, разделяющая город на две части, служит границей христианского и мусульманского мира.  
Действительно, христиане и мусульмане живут на противоположных берегах реки Неретва уже почти тысячу лет. Но они не всегда воюют между собой. Символом моста между нациями и религиями как раз и служит знаменитый мостарский мост.    

Каменный Старый мост был построен турками в 1556 году на месте еще более старого деревянного моста. Он благополучно простоял 427 лет — турки умели строить. Даже во время Первой и Второй мировых войн мост не пострадал. Однако в ноябре 1993 года, когда в городе велись уличные бои между католиками и мусульманами, мост взорвали (плюс все подходы к нему были заминированы). На восстановление моста ушло 10 лет. Турецкая фирма (кому же, как не туркам доверить восстановление построенного ими почти пятьсот лет назад моста?), на деньги спонсоров со всего мира, при информационной и моральной поддержке ЮНЕСКО восстановила мост почти в первоначальном виде — более-менее похоже. Сейчас этот восстановленный из руин мост считается самой известной достопримечательностью всей Боснии. Понятно, что все подходы к нему не заминированы — как в войну, а застроены - магазинчиками, кафе (обязательно с видом на мост), ресторанами, книжными киосками.      
Горбатый мост в самой высокой его точке возвышается над уровнем воды на 40 метров, а глубина реки Неретва в этом месте — около 5 метров. Летом смельчаки — как местные, так и приезжающие со всего света любители экстима — прыгают с моста в реку. Причем, главная опасность не большая высота или маленькая глубина, а перепад температур.
Летом воздух в Мостаре частенько прогревается до плюс сорока градусов, а температура воды даже в самые-самые жаркие дни никогда не бывает больше плюс пятнадцати. Чтобы уменьшить шок от перепада температур, опытные ныряльщики (новичкам  здесь просто нечего делать!) перед прыжком окатывают себя ведром холодной воды и … в путь.
Издалека мост похож на неприступную крепость. Это впечатление создают стоящие на противоположных берегах крепостные башни — Тара и Хелебия. Во время гражданской войны они олицетворяли противостояние разделенного на христианскую и мусульманскую части города.  
После окончания войны прошло уже больше пятнадцати лет, но стены домов — в назидание потомкам — до сих пор испещрены следами от пуль и снарядов.

Из Мостара на поезде едем до пограничного хорватского городка — Плоча. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...