• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Мир без виз. Страна бетонных бункеров

Летом из Ульцина каждый день по утрам (примерно в 6.00) уходит автобус в албанский город Шкодер. Но осенью — когда туристов очень мало - можно рассчитывать только на маршрутки или такси. Таксисты за поездку в Шкодер просили 30 евро и ни на какие уступки не шли. После недолгого торга договорились за 15 евро - до албанской границы.  
На границе тихо и спокойно: черногорские и албанские пограничники мирно сидят в одной конторке, а паспорта просто перекладывают со стола на стол. Никаких вопросов не задавали. Внесли наши паспортные данные в компьютер, но не поставили ни одного штампа — ни выездного из Черногории, ни въездного в Албанию. Теперь, если в Албании нас остановят для проверки документов, могу принять за «нелегалов», неизвестно каким образом пересекших черногорско-албанскую границу. Хотя вряд ли кто в это всерьез поверит — албанцы сами стремятся скорее уехать из своей «полуазиатской» страны, в которой еще не забыли период культа личности, в «настоящую» Европу.
С албанской стороны стояло два «Мерседеса» - такси. После короткого торга с 10 евро сбили цену до 7 и поехали в Шкодер (итого 22 евро, вместо 30 — на прямой черногорской машине).
В Шкодере
Албания - самая экзотическая часть Европы. В середине двадцатого века это была единственная в мире атеистическая страна. Вся религия — как опиум народа — была запрещена. Бывший партизан, во время Второй мировой войны с успехом воевавший в горах Албании с немецкими и итальянскими захватчиками, стал сначала признанным лидером нации, а позднее — диктатором с неограниченной властью.
Пирамида Энвера Ходжи
Энвер Ходжа хотел всего и сразу — вытащить Албанию с задворков Европы и сделать самой передовой страной мира. В середине прошлого века считали, что самый лучший способ для этого — социалистический путь развития. Албания стала социалистической страной. Но с другими социалистическим странами отношения сразу как-то не заладились. Вначале албанцы поругались с Советским Союзом (камнем преткновения стал вопрос о создании в Албании советской военно-морской базы), а позднее — и с Китаем. С капиталистическим миром отношения были еще хуже. Страна оказалась в полной изоляции. Кругом - только враги. Причем, враги — как казалось албанскому лидеру — которые только и ждут удобного момента для нападения на беззащитную маленькую, но гордую страну.
Энвер Ходжа вспомнил свой партизанский опыт — воевать не умением, а числом (всем народом сразу). Вся страна стала готовиться к предстоящей войне заранее. Каждый албанец должен был стать воином. Но много ли навоюешь с винтовкой против танков ? (причем, (неизвестно каких - советских или американских?). В аналогичной ситуации — внезапного появления танков — в Советском Союзе в начале войны все трудоспособное население гоняли на рытье противотанковых рвов. В Албании стали готовиться заранее и тщательнее. Стали строить бетонные бункеры. Причем, взялись за дело так рьяно, что вскоре у каждой семьи — в огороде или во дворе городского микрорайона — был свой, пусть и маленький, но не деревянный, а бетонный бункер. Так в Европе возник аналог Северной Кореи.
Бункер во дворе жилого дома
В 1985 году выяснилось, что бессменный руководитель социалистической Албании Энвер Ходжа — всесильный диктатор, но не бессмертный человек. Видимо, для него самого это был сюрприз. Иначе непонятно, почему он никак не подготовился к неизбежной смене власти. Диктатор не оставил после себя ни младшего брата (как Фидель Кастро), ни сына (как Ким Ир Сен). В стране, где до этого был полный порядок, все сразу начало разваливаться. Вместо войны с агрессором, казалось вот-вот начнется гражданская война — всех против всех. Народ начал громить воинские склады и запасаться оружием — бункеры-то уже были. Казалось, будет хуже, чем в соседней Югославии. Но ничего подобного не произошло. Каждый сидел в своем бункере с автоматом и ждал нападения. Но нападать было некому. Народ посидел-посидел и стал постепенно расползаться. Причем, расползаться не по стране, а сразу по всей Европе.
«Новые албанцы» - как «новые русские» или «новые китайцы» хотели всего и сразу. В самой Албании разворовывать было нечего. И они обратили свой взор на Европу. Вскоре албанцы стали активными игроками во всех сферах криминального бизнеса — от наркоторговли и торговли оружием до похищения людей и проституции.  
Торгуют всем и везде
Полученные неизвестно каким путем и неизвестно где деньги мощным потоком потекли в отсталую полунищую страну. Сейчас — куда ни посмотришь — идет активное строительство. Рядом с полуразрушенными сталинскими или хрущевскими домами вырастают современные бетонные коробки — разукрашенные во все цвета радуги.                

Шкодер

В Шкодере таксист высадил нас у заправки на въезде в город.
От Шкодера в Тирану идет железная дорога — строили еще во времена Энвера Ходжи. И вокзал есть — правда, заброшенный. Он не развалился, его не разграбили и не взорвали. Вокзал просто закрыли на ключ до лучших времен. На заросших бурьяном подъездных путях брошено несколько ржавых вагонов. Судя по виду, поезда здесь ходили еще сравнительно недавно (уже после 1985 года). Но уже не ходят. До столицы сейчас можно добраться только на автобусе.  
Маршрутки и автобусы на Тирану стоят концентрируются напротив здания драматического театра в самом центре города. Отправляются по мере заполнения.  

Тирана

В Тиране автовокзал — вернее, забитая автобусами площадка — находится прямо возле железнодорожного вокзала (конечно же тоже — как и везде в Албании - не работающего) всего в нескольких сотнях метров от центра города.  
Тирана была основана турками в 1614 году и первые триста лет своей истории была всего лишь заштатным торговым городком. Но в 1920 году — после распада Османской империи и получения страной независимости сюда из Дурреса перенесли столицу.
На площади Скандерберга
Независимая Албания сразу же стала тяготеть к соседней Италии. Именно итальянцы в период между мировыми войнами проложили в Тиране современные широкие улицы им стали строить первые правительственные здания. Потом — во время Второй мировой войны — они пришли уже на все готовое.
Фонтан
В 1944 году партизаны с боями выбили из Тираны итальянских захватчиков. Сразу же после окончания войны началось строительство нового города — столицы социалистической Албании. На месте старых турецких домиков по планам советских архитекторов советские строители настроили многоэтажки в типичном «сталинском» стиле. В результате центр Тираны стал похож на что-то среднее между российским областным центром и столицей какой-нибудь итальянской провинции.
Воинское кладбище
Слева на центральной площади слева (если подходить со стороны автовокзала) внимание сразу же привлекает огромное белое здание. Типичный «Дворец культуры» начали строить в 1960 году  советские строители. Но всего через год отношения Советского Союза с Албанией сильно ухудшились. Достраивать албанцам пришлось уже самим, хотя и по советским чертежам — в классическом советском стиле начала 1960-х годов. Во времена Энвера Ходжи здесь и был дом культуры. Сейчас — как у нас на ВДНХ после Перестройки — здесь в дополнение к театру размещаются многочисленные магазинчики и частные картинные галереи. Государственная «Национальная картинная галерея» стоит прямо напротив. Ее здание — тоже в стиле советских времен. На фасаде счастливые металлурги с красными флагами всем своим видом показывают, как весело и радостно им живется под руководством коммунистической партии и правительства.
От досоциалистических времен в историографии Албании самым ярким героем был и остается князь Скандерберг, прославившийся как основоположник албанской нации. Именно он и возвышается на коне в самом лучшем месте — посреди площади.
Удивительно, что памятников Энвеору Ходже не только сейчас, но и раньше на этой площади не ставили. Но если пройти немного дальше, то метров через триста (после улицы Жанны Д'Арк — к чему такое название?) после того, как широкий бульвар пересечет узенькую речушку, слева внимание привлекает огромная — почти египетская по пропорциям (чуть-чуть меньше про размеру) -  пирамида. Здание из стекла и бетона было построено в 1988 году в качестве мемориального музея албанского фараона — Энвера Ходжи. Построить-то построили, но открыть уже не успели -  в Албании как раз начался период развенчания культа личности. Пирамида осталась бесхозной и сейчас постепенно разваливается.  
В городе есть и другие развалины. Но новостроек все же значительно больше. Высокие современные офисные здании банков и транснациональных компаний постепенно меняют облик центральной части албанской столицы.
Только расположенный вокруг искусственного озера городской «Парк культуры и отдыха» кажется ничуть не изменился с времен Энвера Ходжи.
Памятник братьям-героям
Здесь по-прежнему на каждом углу стоят памятники социалистическим героям — революционерам, солдатам, труженикам тыла и героическим женщинам. В этом «музее социализма» и посетители под стать — чинно прогуливающиеся ветераны.

Дуррес

С автовокзала Тираны каждый час отправляются автобусы в Дуррес. Если Тирана — столица современной и будущей Албании, то Дуррес — старая столица Албании. В античные времена здесь находился религиозный центр Эпидамнос, в котором поклонялись богине Венере. Многочисленные статуи этой богини — всех видов и размеров — часто находят во время археологических раскопок.
Руины
Вообще руины, какие-то заброшенные полуразрушенные колонны и фрагменты стен встречаются буквально на каждом шагу.
Античные колонны и мозаика
Но самое заметное из сохранившихся с античных времен сооружение — римский амфитеатр I-II веков н.э.
Амфитеатр в Дурресе
И сейчас — в полуразрушенном состоянии и запрятанный среди современной городской застройки — он производит величественное впечатление.
Руины амфитеатра
Частично сохранившиеся до наших дней городские стены были построены византийцами в конце V века. Позднее венецианцы пристроили к ним мощные оборонительные башни.
Сторожевая башня на углу стены
Современный город строится немного в стороне — на берегу моря. Там — за памятником какому-то неизвестному герою-революционеру начинается набережная с аттракционами и киосками.
Памятник на набережной
Правда, пляжа, как такового, в городской черте нет. Вряд ли кто станет называть пляжем грязный берег, заваленный высохшими морскими ежами.  
Парк на набережной

Круя

Из Дурреса мы отправились в Крую, где с 1443 по 1468 годы была резиденция князя Сандерберга.
Круя
Настоящее имя героя - Георгий Кастриоти (1405-1468). В детстве его, как сына албанского принца, турки взяли в заложники — так в Османской империи обеспечивалась лояльность местных князьков. После учебы в Эдирне (именно там — до захвата Константинополя — находилась столица империи) его — под именем Искандер — его приняли на службу к султану. При султане Мурате II сын албанского принца дослужился до чина бея (губернатора). Именно как Искандер-бей (на албанский манер — Скандерберг), а не Георгий Кастриоти он и остался навеки в албанской истории.  
В крепости Скандерберга
В 1443 году Скандерберг поднял восстание против своих воспитателей и наставников. Он демонстративно отказался от ислама, и провозгласил себя королем независимой Албании. Турки, конечно, пытались подавить мятеж. Но албанцы (при поддержке союзников - венецианцев) раз за разом отбивали нападения. Четыре раза — в 1450, 1467 и 1468 годах — турки осаждали Крую. Но только в 1478 году — уже после смерти Скандерберга — им удалось захватить неприступную крепость.  
Крепостная стена
От когда-то неприступной крепости до наших дней сохранилась одна башня и разрозненные фрагменты полуразрушенных стен.
В крепости Скандерберга
Территория на склоне холма внутри крепостных стен застроена частными домами. Недавно там же построили и новый — стилизованный под средневековый замок — музей Скандерберга.
В музее Скандерберга
Снимать в музее запрещено — да и нечего. Все огромное трехэтажное здание  заполнено многочисленными изображениями героя, его врагов и друзей, оружием и предметами XV века.  
 
Назад в Шкодер приехали уже в темноте. Автобус высадил пассажиров практически на том же самом месте, где мы были вчера — перед началом своей двухдневной поездки по Албании. Круг замкнулся. Пора возвращаться назад в Черногорию.

На погранпереходе все опять прошло быстро и просто. Албанцы опять никаких штампов не поставили. В результате за поездку из Черногории в Албанию и обратно мы получили только один новый штамп в паспорт — черногорский. Вот бы так и на других границах!
Начавшийся утром в Тиране день завершился уже в Черногории. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...  

Мир без виз. Старый Бар и Старый Ульцинь

Курортный приморский поселок Бар с одной стороны ограничивает крупнейший в Черногории порт, с другой — горная гряда. Вдоль берега моря параллельно грязным галечным пляжам проходит засаженная экзотическими для Черногории пальмами. Создается ощущение, что находишься не на Адриатике, а где-нибудь на побережье Абхазии.  
Кругосветчики на пляже в Баре
Если новый — курортный — городок тянется прямо вдоль моря, то руины Старого Бара лежат в 5 км от берега. Только там нашлось удобное для обороны место — высокая одинокая скала у входа в ущелье.
Крепость в Старом Баре
За окружающими вершину каменными стенами прячется лабиринт узких улочек, застроенных   домами, церквями, дворцами, мечетями, банями, запущенными садами.  
Самое высокое место занимает крепость с отколовшимся и как бы прислоненным к дыре огромным куском стены. От большей части зданий остались только руины — и время, и землетрясения нанесли непоправимый урон.
Башня с часами в Старом Баре
Видно, что в последние годы власти всерьез занялись реставрацией. Ряд церквей и венецианский дворец уже выглядят как новенькие.
Оливковые деревья растут по всему Адриатическому побережье — это здесь не экзотика. Но именно в Баре, известном как «город оливок», они самые старые. Одну из гигантских оливок, выделяющихся даже на фоне остальных отнюдь не маленьких своим величием, объявили «самым старым деревом Европы» и огородили.
Старейшее дерево Европы
Вход, конечно, платный (в принципе и снаружи через забор все прекрасно видно). Но удивительнее другое — мраморная табличка «2000-летнее дерево». Дерево продолжает расти и плодоносить. Но уже не становится старее. И в следующем году, когда мы с вами постареем еще на год, оно так и останется 2000-летним!  

Ульцин

Старый Ульцинь был основан на небольшом каменистом мысе в V веке до н.э. Позднее здесь была римская колония - Ольцинум. В период турецкого владычества, когда город входил в состав Османской империи, здесь активно торговали привезенными из Африки рабами. От невольничьего рынка остались одни воспоминания, а построенная турками крепость — превращенная в музей - прекрасно сохранилась до наших дней.
Крепость в Ульцине
Конечно, никому не приходит в голову ехать в Улицинь для того, чтобы ходить по музеям. Самый южный городок Черногории привлекает туристов своим удивительно мягким климатом. По статистике здесь 217 солнечных дней в году. Много это или мало? Как повезет.
Ульцинь
Первый день нам повезло — это был один из 217 солнечных дней. Но на следующий день природа взяла реванш — и дождь лил, как из ведра. Вот и пришлось впервые за всю кругосветку останавливаться не на одну ночь, а сразу на две.

Завтра уезжаем в Албанию — при любой погоде. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...