• Архив

    «   Декабрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
    31            

Мир без виз. Древняя столица сингалов

Полоннарува основана в III веке н.э. на берегу водохранилища Миннерия. Строительство порта Гокана (нынешний Тринкомали) и его превращение в главный центр международной торговли, способствовало процветанию Полоннарувы как важного торгового центра.
В 368 году здесь была построена царская резиденция, и город стал использоваться в качестве «запасной» столицы. Сюда правители сингалезского царства скрывались во время нападений индийцев на Анурадхапуру. Некоторые из царей, начиная с Аггабодхи IV (667-683), проводили здесь даже больше времени, чем в самой столице.  
В X веке на остров напала армия южно-индийской династии Чола. Столица сингалов Анурадхапура была захвачена и сожжена, и Полоннарува стала новой столицей. Когда царь Виджаябаху I (1055-1110) в 1070 г. освободился от влияния Чола, он предпочел не восстанавливать Анурадхапуру, а сделать Полоннаруву своей постоянной резиденцией.
В древних хрониках Полоннаруву называли «городом четырех ворот» (чатудвара), хотя в действительно ворот было 14. При царе Виджаябаху построили высокую прочную стену, покрыли ее штукатуркой и вырыли глубокий ров. А при его преемнике Паракрамабаху (1153-1186) главную стену окружили тремя дополнительными защитными стенами. В результате по площади город стал в четыре раза больше, чем Анурадхапура.    

Своего расцвета Полоннарува достигла при царе Паракрамабаху Великом (1153-1186). В этот период были построены огромные здания, разбиты прекрасные парки, создано водохранилище Паракрама Самудра ("Море Паракрамы"), площадью 2500 га (современное озеро находится в другом месте).  По преданию, именно царю Паракрамбаху принадлежат слова: "Ни одна капля воды, принесенной дождями, не должна быть унесена в океан, не послужив на пользу людям".

К сожалению, история Полоннарувы оказалась не такой долгой, как у предыдущей столицы острова - Анарудхапуры. Уже в  XIII веке после смерти царя Нишанкамала (1187-1196) начался закат. А после того как царь Бхуванекабаху II перенес столицу в Курунегала, Полоннаруву быстро забросили, и город стал постепенно разрушаться.

Реставрация началась в середине XX в., а в 1982 г. город включили в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Сейчас все еще продолжаются археологические раскопки, идет процесс реставрации и восстановления найденных памятников.

Руины Полоннарувы

Руины Полоннарувы растянулись с севера на юг на 4 км, лучше осматривать не пешком, а на велосипеде (в любом гестхаусе можно арендовать на день за 200-250 рупий). Если начать рано с утра, то весь город можно успеть осмотреть всего за один день.
Среди руин повсеместно встречаются буддистские и индуистские храмы и святилища. Входить в них можно только босиком. И это при том, что под солнцем камни и особенно песок раскаляются как сковородки на плите.    
Бесплатно иностранцам можно увидеть только южную группу руин и руины возле Rest House, вход на три остальные группы руин – платный. Билеты продают в информационном центре в музее возле Rest House. Для иностранцев вход - 25$. И это на Шри-Ланке, где средняя месячная зарплата не превышает 50$!
Вообще ситуация, когда билеты для иностранцев дороже, чем билеты для «своих» встречается и в других бедных странах мира (включая Россию). С моей точки зрения такая грубая попытка содрать с иностранцев три шкуры приводит к негативным последствиям в целом для страны. Часть иностранных туристов вообще отказывается от посещения достопримечательностей (не из-за отсутствия денег совсем, а из-за чувства несправедливости!), а часть ищет дырки в заборе и обходные пути. Местные жители также испытывают соблазн нажиться на высокой стоимости билетов, но уже «с другой стороны». Практически везде находятся местные хелперы, предлагающие провести внутрь за цену в разы ниже официальной таксы (через дыру в заборе, через обходную тропу, через знакомого охранника). Это неизбежно приводит к коррупции, вынуждая охранников делать вид, что они ничего не видят.  
Так и в Полоннаруве нас сразу же стали «обрабатывать». Предлагая тур по руинам на тук-туке местные хелперы сразу же в качестве бонуса предложили провести через задний вход всего за 10$ вместо 25$. Конечно неправильно давать деньги не государству, которое должно заботиться о сохранности памятников, а каким-то проходимцам. Но очень трудно устоять перед соблазном сэкономить. Если бы входной билет стоил столько же, сколько и для местных, с таким соблазном было бы проще бороться.    

По руинам с юга на север

Экскурсия началась с группы руин возле Rest House (гостиница, ресторан и кафе с видом на воду)  на маленьком полуострове, вклинивающемся в озеро Топавэва (Topa Wewa).

В нескольких шагах к северу от гостиницы начинаются руины дворца Нишшанкамалла. От самого дворца почти ничего не осталось. Но и сейчас можно догадаться, где именно находилась купальня, зал совещаний, где когда-то стоял каменный трон в форме льва (сейчас он в музее в Коломбо).

Оттуда виден угол городской стены, за которой находится городской дворец. Но, чтобы объехать посты и просочиться на охраняемую территорию, водитель тук-тука сделал большой крюк. Он долго вез нас вдоль канала и затем немного петлял по грунтовым дорогам. В результате мы действительно оказались на территории Полоннарувы без билетов, в обход постов.      

Экскурсия уже непосредственно по руинам началась в юго-западном углу древнего города. Там лежат руины царского дворца, построенного в период правления знаменитого сингальского царя Паракрамабаху I. Дворец был построен как настоящая крепость и окружен стеной. Здание высотой в семь этажей (три из камня, а еще четыре - из дерева) со стенами толщиной 3 метров, занимало площадь 31 на 13 метров. По свидетельству очевидцев во дворце было около 1000 комнат, а потолок в главном зале поддерживало 30 колонн.
Зал для аудиенций по периметру был украшен фризом с изображениями слонов, причем все слоны отличались друг от друга. К входу во дворец вела монументальная лестница с украшенной львами массивной балюстрадой. Конечно, все деревянные и большая часть каменных частей дворца не сохранились. Сейчас можно увидеть только столбы, на которых держалась крыша, и крестообразный по форме водоем (кумара покуна) – Шила Поккхарани.    

Следующая группа руин расположена метров на триста севернее дворца — по грунтовке через лес. «Четырехугольник» или Далада Малува (Терраса Зуба Будды) — это сакральный центр сингальской столицы. Здесь, неподалеку от царского дворца, хранилась знаменитая реликвия — Зуб Будды.

В юго-восточной части двора находится Вата-да-ге (круглый дом для хранения реликвий). На круглой террасе кирпичная стена, украшенная изображениями лотоса и священных гусей, львов и макак, окружает кирпичную дагобу (в ней хранился Зуб Будды) с четырьмя фигурами сидящего Будды. Все сооружение было увенчано не сохранившимся до наших дней украшенным изразцами деревянным куполом. В южном конце прямоугольного двора расположен Тупорама - это самый маленький гедиге в Полоннаруве, но единственный с сохранившейся крышей.  Внутри сохранилось несколько изображений Будды.

У восточной стены Хата-да-ге находится Гал Пота ("Каменная книга") – гранитная плита, размером 9 метров на 1.5 метра, толщиной от 40 до 66 сантиметров. На ней, в частности, написано, что при приказу Нишанкамалла эту плиту, весом около 25 тонн, привезли из Михинтале, в 90 км от Полоннарувы.

Сатмахал Прасада - интересное здание в виде семиярусной квадратной по форме пирамиды и украшенное рельефными фигурами из известняка. Ее удивительное сходство с памятниками архитектуры Камбоджи и Северного Таиланда позволяет строить гипотезы о проникновении влияния стран Индокитая.


Северная группа руин

Северная группа руин разбросана на большой территории к северу от городских стен. Ранкотвихара - четвертая по величине ступа Шри-Ланки (после великих ступ Анурадхапуры) видна слева от главной дороги. Ступа возвышается на высоту 55 метров и имеет основание в 168 метров в окружности.

Кирпичное здание начали строить по приказу Рупавити, одной из жен царя Паракрамабаху. А закончили уже при царе Нишшанкамалла. Рядом со ступой сохранилось еще несколько зданий. Будда Сима Пасада - зал торжественных  монастырских собраний – когда-то имел 12 этажей. Но от него осталась только платформа, стоящая на украшенных колоннах.

Ланкатилака («дом образа») состоит из внутреннего храма  и открытого зала – мандапа. Когда-то Ланкатилака достигала пяти этажей (около 30 метров высотой) и была украшена орнаментом из цветов, фигурами богов и браминов.

Это одно из самых больших из сохранившихся до наших дней древних зданий. Его длина 52 метра, ширина до 21 метров, высота украшенных рельефами стен до 16.8 метров. Внутри сохранилась гигантская кирпичная статуя стоящего Будды, достигавшего высоты 18.3 метров.

Будда стоит в традиционной позе: правая рука в положении «абхая-мудра», с согнутой в локте левой руки свисает край одеяния.

Ступа Киривихара ("Молочно-белая ступа") построена по приказу царицы Субхадры, жены короля Паракрамабаху. Ее купол, построенный на тронной террасе (песава), выполнен в форме гигантского "пузыря", высотой 24.4 метра.  

Храм Гал Вихара ("Каменный монастырь") был частью монастырского комплекса Уттарарама ("Северный монастырь"). От него сохранились огромные изображения Будды, вырезанные из одного цельного куска гранита: стоящий Будда (7 м. высотой), лежащий Будда (15 м. длиной) и сидящий Будда.

Подойти к ним непросто — песок к середине дня накаляется как сковородка, а обувь нужно обязательно снимать.

В Полоннаруве есть еще множество разрозненных руин, но рассчитанная на туристов программа обычно ограничивается именно этим описанным минимумом самых впечатляющих и лучше всего сохранившихся зданий.
Мы тоже задерживаться в Полоннаруве больше не будем, отправимся на мало посещаемое туристами Восточное побережье острова.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. Португальский форт и одеколон

Как полагают ученые, название острова и страны Бахрейн происходит от арабского "два моря". Вероятно речь идет о соленом море — Персидском заливе и огромном подземном пресном море. Подземные воды расположены здесь близко от поверхности, поэтому уже в древности местные жители научились рыть колодцы и выживать в безжизненной пустыне под палящими свыше 360 дней в году лучами солнца.
В древности, в III-II тысячелетиях до н.э. современный Бахрейн часто называли "Райским садом". Многие даже полагают, что именно здесь и находился библейский сад Эдем, из которого вышли Адам и Ева.
Большую часть острова занимает безжизненная пустыня, на которой внимание привлекают разве что многочисленные погребальные курганы (по разным подсчетам их от 50 до 100 тысяч!). Это буквально все (если не считать нескольких плохо сохранившихся храмов), что осталось потомкам от когда-то процветавшего государства Дильмун.

Европейцы появились на острове в период великих географических открытий. Сам Бахрейн их мало интересовал. Для них остров был интересен лишь как промежуточная остановка на пути из Европы в Индию и на Молукские острова. Португальцы, которым огромные деньги приносила перевозка пряностей с Молукских островов в Европу, построили на острове форт — для защиты от пиратов своих морских путей, проходящих мимо Персидского залива.
Сейчас португальский форт Бахрейн — единственный в стране исторический памятник, включенный в список всемирного наследия ЮНЕСКО.  

Форт Бахрейн — памятник ЮНЕСКО

Португальцы появились в Бахрейне в начале XVI века. Для защиты своих торговых путей они построили форт, использовав при строительстве камни, добытые на античных руинах.

Господство португальцев было недолговечным. В 1602-м году их с острова вытеснили персы. Только форт и остался в память о недолговечном господстве европейцев.  
   
Форт Бахрейн стоит на берегу Персидского залива на дальней северо-западной окраине Манама-сити. Судя по карте, до него легко дойти пешком. Дорога -  вернее сверхсовременное шоссе на берегу моря — проходит мимо ряда дорогих и очень дорогих апартаментов, отелей, торговых центров и ресторанов. Даже молодежное общежитие здесь похоже скорее на дворец, чем на пристанище малобюджетных путешественников.

Посредине огромного разворотного круга на шоссе, установлен и памятник первоначального источника всего этого богатства — жемчужине.

У побережья Бахрейна вода в море имеет очень слабую соленость, идеально подходящую для роста великолепных жемчужин. Добыча, обработка и продажа жемчуга долгое время были главными источниками пополнения государственной казны. Позднее, в 30-х годах прошлого века на смену «белому золоту» пришло «черное золото». Именно благодаря доходам от продажи нефти Бахрейн — как и другие государства Персидского залива — проводит активную программу модернизации и строительства. Когда для амбициозных строительных проектов земли не хватает, ее отвоевывают у моря, создавая искусственные острова и полуострова (благо у берега здесь очень-очень мелко).        
Мы ориентировались по бесплатной карте, полученной в офисе туристической информации в аэропорту, и по дороге к форту сбились с пути. Свернули куда-то явно не туда. Пришлось, расспрашивать местных жителей. А пешком они там не ходят. Значит, будем останавливать машины. Так начался для нас бахрейнский автостоп.
Водитель первой же остановившейся машины не только объяснил, в какую сторону нужно идти, но и сам отвез нас прямо к входу на территорию форта. По странному стечению обстоятельств он оказался работником музея: «Вход на территорию форта — бесплатный, а за вход в маленький музей по соседству — 500 филсов». Получается, что это чуть ли не единственный в мире исторический памятник, включенный в список всемирного наследия ЮНЕСКО, с бесплатным входом.

Форт Бахрейн — как и все здания в Манама-сити за пределами Старого города - выглядит как только что построенный. Достаточно посмотреть на античные руины по соседству со стенами форта, чтобы понять — у реставраторов было много работы и огромное поле для фантазий. В результате получилось что-то типа диснеевского замка — идеальное место для съемок исторических картин.

Все стены, башни и даже стены подземелья выложены новеньким хорошо обработанным камнем. Все дорожки аккуратно подметены, повсюду развешаны камеры наблюдения...  Удивительный памятник ЮНЕСКО.  

Тройной одеколон без спирта

Прямо у входа в форт есть еще одна оригинальная достопримечательность Бахрейна. Как и в случае с «черным золотом» речь идет о жидкости. Но эту жидкость можно принимать внутрь. Вот и продают привезенные прямо с завода бутылки с бесцветной безалкогольной жидкостью — настойки из имбиря, розы, пальмы, кактусов...

Перед покупкой можно и продегустировать. По вкусу все они напоминают тройной одеколон с разными вкусовыми и ароматическими добавками, но без спирта (страна-то мусульманская!). Как такое можно пить, непонятно.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. Город из черного базальта

После ночи, проведенной в гостеприимном монастыре Мар Муса, мы вернулись на главное сирийское шоссе и поехали автостопом на юг.  Дамаск проскочили по объездной и с наступлением темноты уже подъезжали к сирийско-иорданской границе. Но пересекать границу в темноте все же не стали — свернули в сторону города Босра.  

Ресторан «Филипп» принимает гостей

Пикап довез нас до окраины Босры и свернул на боковую улочку. И тут на нас сразу же накинулся хелпер: «Вам нужна комната?». Интересно, что он хочет нам предложить. Вообще, хелперы, предлагающие туристам дешевые комнаты, гостевые дома и хостелы встречаются в любом городе Азии. Но Босра — исключение. В свой прошлый приезд я был поражен, узнав, что здесь всего две гостиницы — пятизвездный отель «Шам» и «минус двухзвездная» комната для гостей при ресторане «Филипп». Неужели, за полтора года, прошедшие с моего предыдущего визита, здесь еще что-нибудь открылось? Вот и узнаем. Хелпер — как это обычно и бывает — предложил бесплатно подвезти до гостиницы на такси.
Приехали в самый центр города и подрулили к … ресторану «Филипп». Комната для гостей расположена в задней части дома. Окна нет — только завешенная тряпкой дырка, мебели — тоже нет, пол застелен коврами. Но все же теплее, чем под звездным небом (есть возможность сравнить — туалет во дворе).

Прогулка под звездами

Комната в ресторане «Филипп» конечно не поражает удобствами. Но у нее есть огромное преимущество — живешь практически на руинах Старого города.

Руины Босры никак не огорожены, и по ним можно гулять не только днем, но и ночью. Ночью они выглядят еще даже более таинственно, чем днем. Дело в том, что город построен преимущественно из черного базальта и в темноте смотрится очень таинственно.

Босра (официально город называется Бусра-эш-Шам) впервые упоминается в египетских летописях 1300 года до н.э. До начала II века город входил в состав Набатейского царства со столицей в иорданской Петре. Когда Набатейское царство вошло в состав Римской империи как провинция Аравия,  Босру переименовали в Колония Нова Траяна, в честь тогдашнего императора.

Расположенный на пересечении торговых путей к Средиземному и Красному морям, к Персидскому заливу город получал хороший доход от проходящих через него караванов. Когда римским императором стал уроженец Сирии Филипп Араб (244-249 гг.) в Босре стали чеканить свои монеты.
Позднее Босра стала важным торговым центром на пути из Византии в Аравию.


Римский театр-крепость

Прямо напротив ресторана «Филипп» находится вход в римский театр (ночью, он конечно закрыт). Построенный в начале III века театр со всех сторон окружен крепостным рвом и снаружи больше похож на крепость, чем на развлекательное заведение.

Удивительное превращение театра в крепость произошло в XI-XIII веках в период Крестовых походов — местные жители готовились к обороне. Им просто некогда было строить новую крепость. К типичному римскому амфитеатру снаружи они пристроили две крепостные башни, вырыли крепостной ров. Позднее к театру добавили еще одну крепостную башню, а зрительный зал для удобства защитников был засыпан землей вплоть до верхнего яруса сидений.

В XIII веке в период угрозы татаро-монгольского нашествия по периметру театра было построено еще восемь оборонительных башен. После завершения строительства крепости в помещении при сцене оборудовали мечеть, в западной части – баню. Крепость была готова. Но ей так ни разу и не пришлось отражать нападения захватчиков.
Только во второй половине XX века крепость потеряла стратегическое значение. Настало время опять вспомнить о культуре. Театр очистили от земли.

После многовекового «консервирования» открылись сохранившиеся практически в первоначальном виде зрительный зал (диаметр 100 метров), сцена (45 на 8.5 метров) и 35 рядов амфитеатра на 6 тысяч зрителей.

Колонны, руины, мечети

К северу от театра проходит одна из главных улиц древнеримского города – кардо. Она приводит к 13-метровой Триумфальной арке (Баб аль-Кандил, «Фонарные ворота»). Ее возвели в честь Корнелия Пальмы — римского полководца, возглавлявшего 3-ий Киренаикский легион, отвоевавший город у набатеев.

За аркой кардо пересекает идущая с востока на запад декуманус. Пройдя по ней налево около 30 метров, нельзя не обратить внимания на идущие низко над поверхностью через равные промежутки вентиляционные отверстия. Через них можно заглянуть в криптопортик (от греческого «крипто» - скрытый) – подземное помещение, тянущееся на 106 м. и удивительно напоминающее туннель метро.

Пройдя немного дальше по улице буквально усыпанной фрагментами античных колонн и застроенной домиками из черного базальта, мы вышли к у западным городским воротам – Баб аль-Хава («Ворота Ветра») с сохранившимся участком городских стен.  

В северной части Старого города прекрасным ориентиром — как днем, так и ночью — служит мечеть Хыдр с 12-метровым минаретом. Двери мечети вырезаны из цельного куска черного базальта и держатся только собственным весом — без петель, но до сих пор удивительно легко открываются и закрываются.  
Мечеть Омара – одна из древнейших в Сирии – посвящена «праведному халифу», при котором Босра была завоевана мусульманами. Мечеть построена на месте христианского храма из камней взятых на руинах и украшена античными колоннами. Прямо напротив мечети лежат руины бани Манджак — только перегородки и стены, но без крыши. Баня открыта в 1372 году для пилигримов, проходивших через Босру во время хаджа, а названы в честь тогдашнего мамлюкского правителя провинции Дамаск Манджака аль Юсуфи.
Римские термы сохранились значительно хуже, чем мамлюкская баня. Хотя изначально они были очень грандиозным сооружением. Многочисленные сводчатые помещения соединялись арочными переходами, а вход украшал портик с восемью колоннами.
Напротив терм стоят четыре 14-метровые коринфские колонны, оставшихся от римского Нимфеума (посвященное нимфам святилище).

Эти возвышающиеся в географическом центре Старого города колонны стали официальным символом Босры. Их можно увидеть на туристических открытках, на плакатах, в путеводителях и туристических журналах.  
Пройдя по декуманусу дальше на восток, немного не доходя до арки мы свернули налево к развалинам византийского храма. От собора Сергия, Вакха и Леонтия, который был построен в  Босре в начале VI века, сохранились только остатки алтаря, часть стен и напольной мозаики. Говорят, именно этот собор был взят в качестве прототипа при создании собора Святой Софии в Константинополе.
Напротив руин собора стоит до сих пор действующая мечеть Фатимы, построенная в XI веке в честь дочери Пророка Мухаммеда. Чуть дальше справа расположено одно из самых почитаемых, как христианами, так и мусульманами, мест Босры – дом Бахиры.
Монах Бахира, живший в последней четверти VI века, принадлежал к секте несторианцев. Он учил, что Христос был не богом, а простым человеком, и предсказывал появление нового Пророка (Церковь признала несторианство ересью). Говорят, на одной из его проповедей присутствовал и бедный погонщик верблюдов Мухаммед, позднее ставший основателем ислама.

Витамины - автостопом

Босра — последний сирийский город на нашем пути. Нам пора возвращаться в Иорданию. На выезд из города пошли пешком. Зашли в аптеку за витаминами (в последние дни и особенно ночи было очень холодно и нужно немного поддержать иммунную систему). Аптекарь оказался русскоязычным. Разговорились. Он родился в Босре, но учился на фармацевта в медицинском институте в Москве. И до сих пор страдает ностальгией по России. С радостью бы вернулся назад. По его словам жизнь в Босре спокойная, народ мирный. Но очень уж все здесь медленно. Как оказалось, не я один заметил странное отсутствие в таком туристическом месте гостиниц. Аптекарь и сам порывался отрыть маленькую гостиницу. Но ему так и не разрешили. Такое уж тут консервативное начальство.
-Кстати, сколько мы вам должны за витамины? - поинтересовался я перед уходом.
-Нисколько. Это вам от меня подарок. Считайте, что получили их автостопом!
Мы конечно, рассказывали что ездим по Сирии почти исключительно автостопом. Мы и дальше, в сторону Иордании так же собирались добираться.
Остановилось такси. «Нам не нужно, мы автостопом едем», - я подумал, что водитель остановился по-ошибке. Но он, как оказалось, и не думал на нас заработать: «Я еду в Дамаск, а 25 километров до главного шоссе могу подвезти вас и бесплатно».
Вез он бесплатно — как и обещал. Но по дороге не меньше десяти раз повторил, что нам все же лучше поехать в Амман на такси. У него, конечно, есть друг, который отвезет нас по цене для местных — не за 1000 лир, как просят с иностранцев, а всего по 200 лир с человека (с нас троих — 600 лир).
Все же отказались. Поедем автостопом. Но тут опять останавливается такси — на этот раз иорданское. Водитель предлагает довезти до границы бесплатно: «Могу и прямо до Аммана довезти — за 500 лир».

Второй раз в Иордании

Второй таксист все же уговорил нас — да и цену предложил даже ниже, чем по словам предыдущего таксиста берут с местных жителей.
До погранперехода долетели мигом. Но там застряли. Сирийские чиновники не справлялись — хотя не особенно-то и спешили — с потоком ехавших на хадж иностранцев, пересекавших Сирию транзитом по пути в Мекку. Среди паломников было много и наших соотечественников. Несколько автобусов с мусульманами из Чечни, Таджикистана и Татарии торчали на погранпереходе с раннего утра. К счастью, оказалось, что нам нужно в другую очередь. Здесь два здания пограничного контроля — для пассажиров автобусов и легковых машин. Во втором народу все же меньше. Но и там документы оформляют очень-очень медленно. Даже при том, что за выезд из Сирии берут по 500 лир!  
На иорданской стороне границы очередь движется значительно быстрее. Хотя в этот раз нам и пришлось заплатить за въезд в Иорданию по 10 динар (в прошлый раз мы попали в страну через свободную зону в Акабе и были освобождены от оплаты въездной пошлины, платили только на выезде — по 5 динар.
В Амман приехали уже в полной темноте. Я третий раз попал в Амман. И опять — удивительное совпадение — на автовокзал Абдали. Оглянулись вокруг. Оказалось, нас высадили прямо у дверей хостела "Sun Rise". Приценились. Оказалось недорого, да еще и с бесплатным Интернетом. Там и остались на ночь. А утром на такси прямо от хостела — в аэропорт. Летим в Бахрейн.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. С руин на руины

Алеппо — очень старый город. Но он существует не на пустом месте. По соседству с ним расположены ничуть не менее старые города. Правда, сейчас это уже не города — а руины. Жить там нельзя, но посмотреть стоит.

На мешках с мукой - в Эблу

Первые руины на нашем пути — Эбла. Они расположены недалеко от главного шоссе, связывающего Алеппо с Дамаском. От центрально городского автовокзала Алеппо (между рынком и железнодорожным вокзалом) по этому шоссе на юг ходят маршрутки. На одной из таких маршруток мы доехали до поворота на Эблу. Но до руин оставалось еще несколько километров. Их проехали в кузове попутного грузовика — на мешках с мукой.
 
Основателями Эблы считаются эблаиты (древний народ семитского происхождения). Они  пришли в на территорию современной Сирии из Юго-Восточной Аравии в середине IV тысячелетия до н.э. И основали свое государство со столицей Эбла.

В период расцвета государства эблаитов они контролировали территорию от финикийского Библоса на Средиземноморском побережье современного Ливана до Мари, в северо-восточной части Сирии, на берегу Евфрата. Торговые и дипломатические связи связывали Эблу с Египтом, Эламом и Шумером.

Были у Эблы и враги. В XXIII веке до н.э. город разрушила армия аккадского царя Шаррумкена (он также известен как Саргон Великий), и вскоре государство эблаитов потеряло свою самостоятельность. О его истории и былом величии сохранились лишь записи на глиняных табличках.

Судя по найденным при раскопках договорам с соседями, многие из них признавали господство Эблы. Против тех, кто отказывался подчиняться, предпринимались военные походы. Так, например, на глиняных табличках сохранилась история подавления бунта жителей Мари.

Против них был проведен успешный военный поход. И в результате был заключен выгодный для Эблы договор о выплате дани золотом и серебром (договор сохранился).

На такси — в Апамею (она же Афамия)

Вернувшись с руин Эблы на шоссе автостопом, мы также автостопом поехали дальше на юг — в сторону Апамеи. Вначале проехали с двумя полицейскими, а потом попали в маршрутку. Проезд здесь стоит недорого. Трудность только в том, чтобы понять, куда именно идет микроавтобус. Надписи все на арабском, водитель по английски не говорит и своей цели не выдает. На сирийских автовокзалах вообще не стоит говорить, куда именно едешь. Стоит проболтаться об истинной цели своего путешествия, как сразу же оказывается, что все едут именно туда — предполагается, что иностранец должен арендовать (и оплачивать) не одно место, а сразу всю машину (так она превращается из маршрутного такси в обычное — с соответствующей оплатой, плюс обычная накрутка на «иностранность»).
На шоссе вроде бы все было просто — маршрутка явно шла куда-то на юг, в нужном нам направлении. Попросились по-автостопному — до городка Маарет ан-Нуаман, от которого судя по карте в сторону Апамеи уходит дорога.
Доехали до Маарет ан-Нуамана, выходим. Водитель спрашивает: «А вам вообще-то куда?». Признаемся: «В Эблу». Он обрадовался: «Так что же вы выходите, маршрутка как раз идет в том направлении». Удивляясь тому, что нам так несказанно повезло, сели назад. Маршрутное такси забито народом — но по-английски никто не говорит, выяснить, куда именно направляется такси и насколько далеко от Апамеи будет проходить его маршрут не удалось. Но главное — едем. Дороги пошли сельские, быстро стемнело. На автостоп надежды мало, а так все же едем куда-то в правильном направлении.
Долго кружили по узким сельским дорогам и наконец приехали — прямо на руины. «С вас 600 лир» — сообщил водитель. Я даже не понял. По местным расценкам на маршрутки мы втроем никак не могли проездить больше, чем на 60 лир. И только тут выяснилось, что маршрутка шла в какое-то совершенно другое место, и водитель специально сделал крюк, чтобы нас отвезти (о чем мы совершенно и не просили!). И, что удивительно, ни один из пассажиров маршрутки не возмущался, что им также приходится ехать не по своему маршруту, а совершенно в ненужную им Апамею. Пока ругались с водителем — не столько из-за денег, сколько из-за того, что совсем и собирались арендовать такси исключительно для себя, а планировали добираться общественным транспортом — к нам подошел охранник-билетер. Первый англоязычный человек, кроме нас. Он и объяснил, что водитель вез нас специально и просит оплату не как с пассажиров маршрутки, а за «арендованное такси»: «Я понимаю, что вы и не собирались арендовать машину. Но когда не знаешь языка, недоразумения просто неизбежны». Так мы познакомились с Наджбом, охранником-билетером Апамеи. Билетов он нам продавать не стал — во-первых было уже поздно, а во-вторых он с самого начала почему-то отнесся к нам не как к обычным посетителям, а как к своим личным гостям: «Вы где собираетесь ночевать? Не знаете? Приглашаю вас к себе домой. Можете у меня переночевать». Мы же были настроены ночевать прямо здесь — на руинах Апамеи. Наджиб объяснил: «На руинах нельзя. Но можете переночевать в домике охранников». Мы еще немного поговорили, и Наджиб уехал, оставив нас в полном — как нам казалось — уединении на руинах Апамии.
В эту ночь как раз было полнолуние. Беломраморные колонны буквально светились под ярким лунным светом. По руинам можно гулять даже без фонарика. Себя мы «выдали» только тем, что взялись снимать руины со вспышкой. На нас вышел охранник. Они, казалось, ничуть не был удивлен, увидев ночью на руинах трех европейцев (видимо, Наджиб все же сообщил о нашем появлении). Так у нас появился гид — на самые интересные элементы, которые в темноте можно было и не заметить, он указывал фонариком.                
После прогулки по руинам, мы попрощались с гостеприимным охранником и, оставив рюкзаки среди руин, пошли в деревню.
Еще во время первой поездки по Сирии я заметил, что здесь удивительно гостеприимный народ — по отношению к иностранцам-европейцам, по крайней мере. Но такого, как в деревне у руин Апамеи, я даже здесь не встречал. Не каждый второй, а чуть ли не каждый первый, увидевший как мы неспешно прогуливаемся по улице (в поисках открытой в этот вечерний час столовой или закусочной), сразу же спрашивал: «Где вы собираетесь ночевать? Не знаете?» и тут же приглашал на ночь к себе в гости. Нам же хотелось переночевать именно на руинах Апамеи — под лунным светом. Поэтому на все (а их было десятки!!!) приглашения мы отказывались. Чтобы отказ не звучал слишком грубо, придумали «друга», у которого, якобы, уже остановились (местные жители просто не могли понять странную идею ночевать не в теплом доме на коврах, а посреди руин в холоде — действительно, было уже не жарко).
Мы уже свернули с центральной городской улицы на улочку, ведущую вверх по склону холма в строну руин, как нам сделали очередное предложение. Мужчина на мотоцикле выехал из двора дома и уже немного проехав мимо нас притормозил: «Может, зайдете ко мне на чашечку кофе?». Не знаю почему, но мы сразу же согласились. Хотя до этого от всех предложений завязать знакомство вежливо отказывались. Видимо, он сразу же расположил к себе.
   
Узнав, что мы из России, Мусаб Хамади вспомнил, что уже встречал одного русского — писателя-путешественника Антона Кротова. У него даже сохранилась книга с автографом. Сам Хамади закончил университет в Дамаске и сейчас работает учителем английского языка в школе. Но он тоже хочет стать писателем. И не только хочет, но и активно к этому стремится. В свободное от работы время подрабатывает переводом английских романов на арабский язык — он показал только что переведенную им книгу. Но под своей фамилией — уже как автор - он выпустил пока только учебное пособие по грамматике английского языка. Сейчас как раз пишет первый роман. Может, в будущем и станет известным писателем? Не зна, как он пишет. Но язык у него чувствуется «хорошо подвешен» - за пару часов нам буквально слова не удалось вставить, только вопросы и междометия. Зато мы узнали много для себя нового.        .
За чашкой кофе наш новый знакомый — Мусаб Хамади - на хорошем английском языке взялся объяснять ситуацию с правами и обязанностями женщин в Сирии: «У нас — религиозная свобода. Если вы увидите женщину, укутанную с головы до ног или в хиджабе, то это ни в коем случае не потому, что это их мужья на этом настаивают. Женщины в Сирии сами бывают религиозны и одеваются в соответствии с традициями ислама не под нажимом со стороны мужей, а по своему собственному выбору». Кроме того, в Сирии есть не только мусульмане, но и христиане — они могут ходить по улицам и без платков. И никто ничего не скажет. Потом разговор перешел на политику, религию, литературу... Казалось, нам уже и спешить некуда. Можем оставаться в этом доме на всю ночь.  

Ночь на руинах Афамии

Только часа через два мы вышли из гостеприимного дома (очередной раз отказавшись от предложения в нем переночевать) и вернулись на рутины — мы возвращались на руины. Интересно, достаточно ли теплые у нас спальные мешки?? Спать на руинах под звездным небом настоящему путешественнику значительно интереснее, чем где-то под крышей. Правда, с наступлением темноты стало быстро холодать — как в Подмосковье в конце сентября.
Так ничего и не решили. Но, оказалось, решение уже принято. У входа на руины нас ждал охранник — другой. Видимо, нас опять передали «с рук на руки». Веселый, не говорящий ни единого слова по-английски дедок — Абдулсаид - сразу же повел нас к себе в сторожку.

Очередной раз попили чаю (на Ближнем Востоке без этого никуда), пообщались на языке жестов. Спали, как водится, прямо на полу.    

Сразу же после восхода солнца Абдулсаид вызвался в качестве экскурсовода показать спрятанные от глаз обычных туристов сокровища — прекрасно сохранившийся храм в стороне от главной улицы (напольные мозаики — для защиты от непогоды и вандализма специально прячут под слоем земли — он разгреб показал и опять засыпал от случайных глаз).  

Античная Апамея (современные сирийцы предпочитают называть ее Афамия) по своим масштабам и изяществу архитектуры ничуть не уступает знаменитой Пальмире. Да и в истории он неоднократно упоминался — причем, под разными именами. В ассирийских текстах — Каркар, позднее — Фарнака. Александр Македонский переименовал его в Пеллу – в честь родины своего отца Филиппа Македонского. В начале III в. правитель Сирии Селевк I Никатор еще раз переименовал город — в честь своей Апамы (опять же в честь женщины!).

Апамея — город с женским именем — никогда не был известен героическими подвигами его жителей. Здесь предпочитали селиться художники и ученые, врачи и философы. Отсюда родом врач-психиатр Архиген, философ Нумений (II в.), ученики Плотина Порфирий (234-305 гг.) и Ямвлих (245-330 гг.).

Самым знаменитым выходцем из Апамии стал Посидоний (135-51 гг. до н.э.) - один из главных философов-стоиков, основатель Родосской школы. Он был наставником многих знатных римлян, включая Цицерона и Помпея.
Апамия, как центр философской мысли, находилась под покровительством знаменитой царицы Пальмиры Зенобии. Позднее — после подавления бунта царицы против власти Рима — его взяли под свою опеку римляне. Здесь побывали Антоний и Клеопатра, Септимий Север, заезжал с визитом император Каракалла.

В VII веке — в связи с общим упадком культуры и снижением уважения к науке — город оказался беззащитным перед захватчиками. Армия во главе с Хосровоам II в 612 году легко его захватила и разрушила. В 638 году Апамею также легко и просто захватили арабы, а с 1106 по 1149 годы здесь хозяйничали крестоносцы.
В античные времена Апамею окружала 6-километровая крепостная стена с семью воротами. Шестнадцать параллельных и поперечных улиц делили город на кварталы. Сейчас раскопана и частично восстановлена только главная улица - кардо максимум. Улица, шириной около 40 метров, протянулась почти на два километра. И на всем ее протяжении стоят в один-два ряда 10-метровые мраморные колонны, построенные во II в. римлянами. Так много колонн не увидишь больше ни в одном другом месте. Их, кажется даже больше, чем во всех античных городах Ближнего Востока вместе взятых. Именно огромным количеством колонн Апамия и выделяется среди всех лежащих в руинах римских городов.

Длинный-длинный ряд колонн завораживает. Кажется, на них можно смотреть бесконечно. Однако, пора ехать дальше.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...      
Фото:

Мир без виз. Замки крестоносцев

В Вади Муса мы задержались не на одну ночь, как обычно, а на две (правда всего один день, приехали очень поздно). Поэтому и выехали в путь рано-рано утром. Пешком вышли на выезд в сторону городка Эш-Шобак. Стали голосовать. Останавливаются сплошь таксисты. Стали прицениваться. После того, как удалось сбить цену до 5 динар, упорствовать не стали -  время дороже. Автостопом еще успеем наездиться.
Как оказалось, правильно мы поехали на такси. От городка Ээш-Шобак до замка Монт Реалис, в который мы собственно и ехали, несколько километров. А таксист довез нас прямо к входу — даже не к основанию горы, а именно к входу в замок на вершине.
Время было такое раннее, что даже охранники еще не пришли. Так и не удалось выяснить, сколько стоит вход в замок — просто не у кого было спрашивать.  

Замок крестоносцев

Монт Реалис (Mont Realis или Montreal) был построен в 1115 году по приказу Болдуэна I на удивительном месте — на вершине торчащей посреди пустынной равнины горы.

На первый взгляд замок кажется неприступным — со всех сторон. Но в 1189 году его сравнительно легко захватили войска мусульманского предводителя Салах ад-Дина.

В XIV в. уже при мамлюках замок сильно перестроили (с тех пор на стенах арабская вязь). Колодец вырыли такой глубокий, что до воды приходилось спускаться по 375 ступенькам (сейчас вниз тоже можно спуститься — но нужен хороший фонарик и крепкие ноги).

На территории замка реставрация еще продолжается. Но уже сейчас там можно увидеть руины двух церквей, бани, цистерны для хранения дождевой воды и прессы для изготовления оливкового масла. А самое замечательно там — вид на окрестности.

Нумизмат с миноискателем

Спустившись из замка вниз, мы вышли на дорогу и пошли в сторону хайвея. Когда проходили мимо установленных специально для фотографирования кресел из соседней пещеры вышел араб и пригласил на чашку чая. Чашкой чая, конечно, дело не ограничилось. И пещера оказалась замечательная, и хозяин — гостеприимный. Больше всего он гордится своей коллекцией настоящих старинных монет (99% продающихся туристам монет — подделки). В доказательство подлинности их происхождения он даже продемонстрировал старенький, хорошо поюзанный металлоискатель, и какую-то научную книгу или каталог нумизмата, где были фотографии похожих монет.

Вернувшись на шоссе, мы опять стали голосовать. На этот раз наш путь лежит в сторону другого замка крестоносцев — в Эль-Карак.  
Вначале остановилось несколько такси, но потом мы попали в машину к аспиранту сельскохозяйственного факультета местного университета.

Он не только довез нас прямо до Карака, но и устроил экскурсию по дороге — с посещением заповедника Дана.  

Закат в Караке

Эль-Карак (Karak) был основан на главном караванном пути, связывавшем в библейские времена Египет с Сирией. В Библии город упоминается как столица моабитов - Кир, Кир Моаб или Кир Герес. Римляне переименовали его в Каракмоба (Characmoba).

Расцвет города связан с появлением на Ближнем Востоке крестоносцев. В 1142 году иерусалимский король Болдуин I приказал на вершине скалы построить замок Карак. Он входил цепь крепостных укреплений крестоносцев, протянувшихся от Акабы через Иорданию и Сирию до нынешней границы Турции.

Один из владельцев замка, печально известный Рено де Шатильонский, прославился своей невероятной даже по тем немилосердным временам жестокостью. По его приказу пленников и приговоренных к казни преступников не просто сбрасывали со скалы живыми. Им на голову специально надевали деревянный ящик, поэтому несчастные пролетали 450 метров вниз (замок стоит на высоте 900 м над уровнем моря) живыми и в полном сознании. Погибали уже от удара о землю. Позднее и сам Рено был казнен, но более «гуманным» способом. Ему всего лишь отрубили голову.

В 1188 году после восьмимесячной осады замок был взят штурмом армией Салах ад-Дина. В XIII веке мамлюкский султан Бейбарс укрепил крепостные стены и углубил ров. Но в 1293 г. замок был разрушен землетрясением.
Огромная крепость на первый взгляд кажется совершенно неприступной. С запада и востока ее защищают отвесные склоны, а с севера и юга строители прокопали глубокие крепостные рвы. Раньше в замок можно было попасть только по деревянному подвесному мосту. Но для удобства туристов в углу стены прорубили удобный проход. Справа от входа вниз к Археологическому музею ведет вырубленная в камне лестница.
Внутренними стенами замок разделен на два двора. Резиденция владельца, церковь, а позднее и мечеть строили в верхнем дворе. А нижний двор служил всего лишь очередной преградой на пути захватчиков – местных арабских племен и пришедших из глубин Азии монголов.
В скале под замком было прорыто несколько этажей подземных галерей (утверждают, что их там семь, но приходится верить на слово). Вход в подземелья закрыт, даже освещение еще не удосужились провести. Гиды бросают в дыру в полу зажженную газету. Краткая вспышка, конечно, не освещает весь подземный тоннель, но дает возможность убедиться в самом его существовании.
Лучшее время для посещения замка — на закате. Солнце, заходящее над лежащим глубоко внизу Мертвым морем, освещает стены и скалу в ярко-желтый цвет. И замок выглядит значительно романтичнее, чем днем.

После заката начинает быстро темнеть, а нам нужно успеть добраться до берега Мертвого моря. Ночью на автостоп надежды нет. Но недалеко от ворот замка есть остановка идущих в сторону Мертвого моря местных автобусов.  
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...      

Мир без виз. Древние боги: птицы и крокодилы

Кругосветка «Мир без виз» продолжается. За предыдущий день мы совсем недалеко отплыли на фелюке от Асуана в сторону Луксора и остановились на ночь возле высокого песчаного бархана на западном берегу Нила.  
Утром после завтрака нас перевезли на противоположный более населенный восточный берег (именно там проходят шоссе и железная дорога!). Там уже ждал микроавтобус. На нем всех, кто записался только на один день, повезут в Луксор.      

Участок между Асуаном и Луксором относится к самым посещаемым местам Египта. Храмы здесь встречаются буквально на каждом шагу. Но только часть из них входит в обязательный  список для всех туристов. Именно у них и сделает остановку наш конвой. Причем, видимо не по желанию турфирмы, организовавшей тур на фелюке, а опять же по требованию властей, по пути обязательно завезут в храм Ком-Омбо (на полчаса) и храм Эфа (на час).

Храм Ком-Омбо

Поехали, как и положено, конвоем — несколько микроавтобусов с туристами сразу (собрали со всех фелюк). Первая остановка — в городке Ком-Омбо. Здесь на берегу Нила живут нубийцы, которых переселили с земли затопленной после строительства Асуанской плотины и создания озера Нассера — крупнейшего в мире рукотворного водоема.

В древности город был известен как Па-Себек («Земля Собека» - по имени бога-крокодила, которому поклонялись местные жители). Во времена правления в Египте греческой династии Птолемеев город, переименованный в Ком-Омбо (или Ком Омбо — как нравится), стал важным торговым центром (здесь торговали золотом и африканскими слонами) и одновременно крупной военной базой на границе с Нубией.  

На маленьком полуострове на излучине Нила, где с самой древности местные жители поклонялись богу-крокодилу, построили уникальный храм. Его уникальность состоит в том, что он посвящен не одному богу — как это было принято в Египте — а сразу двум: богу-крокодилу Собеку (восточная часть храма) и богу-ястребу Гору Старшему (западная часть храма). Поэтому у храма не один а два главных входа, плюс два вестибюля и два святилища (как полагают ученые-египтологи священников тоже было «два комплекта»).

Храм в Ком-Омбо строился в период правления фараона Птолемея XII с использованием каменных блоков, остававшихся от стоявшего на этом месте более древнего храма.

Как и все важные туристические объекты Египта, вооруженные автоматами полицейские охраняют храм как военную базу. Стоило мне, например, подняться на холм, чтобы сфотографировать храм сверху, как сразу же раздались крики часовых «Стой, стрелять буду». Стрелять по туристам, в Египте все же не принято. Но обстановка нервная. К тому же по храму нельзя гулять спокойно, в привычном для себя ритме. Всех туристов привезли одним конвоем и всех должны увезти также одним конвоем ровно через полчаса. Такие уж в Египте порядки. Безопасность туристов превыше всего!    

Храм Гора в городке Эдфу

Построенный на высоком западном берегу Нила храм Гора не страдал от наводнений и прекрасно сохранился до наших дней.

Это вообще один из лучше всего сохранившихся египетских храмов. Культ в честь бога-ястреба Гора (его статуи стоят у входов, а изображения часто встречаются на стенах галерей) появился в Египте уже в IV тысячелетии до н.э.

Но храм Гора построен уже значительно позже — в период правления в Египте династии Птолемеев (потомки одного из полководцев Александра Македонского).

Согласно расшифрованной археологами надписи на стене, строительство храма началось 23 августа 237 г. до н.э. по приказу Птолемея III (246-221 гг. до н.э.), а завершилось через 180 лет уже при Птолемее XII. Строили храм в полном соответствии с более древними египетскими образцами. Поэтому уже 2 тыс лет назад храм был некой копией древностей.                                
На фасаде фараон Птолемей XII изображен с головами врагов, которые он держит за волосы, собираясь принести в жертву грозному богу Гору.

Пройдя чрез центральную дверь мимо статуй бога-ястреба из черного камня, до блеска отполированного туристами, попадаем в огромный внутренний двор, украшенный с трех сторон 32 гигантскими колоннами, украшенными вырезанными в камне цветами.

Слева перед входом во внутренний храм также установлена статуя Гора (раньше их было две — с каждой стороны от входа). Пройдя через два зала, потолок которых поддерживают украшенные иероглифами колонны, попадаем уже непосредственно в святая святых — в само святилище. Там на алтаре когда-то хранилась золотая статуя бога Гора. Сейчас на ее месте можно увидеть только деревянную ладью, на которой статую — по большим храмовым праздникам — торжественно выносили из храма и проносили по улицам города.

Египетскими иероглифами заняты практически все стены — как внутренние, так и внешние.

Расшифровав эти надписи египтологи много узнали о проводившихся в храме церемониях, главная из которых состояла в символическом изображении борьбы «хорошего» бога-Гора с «плохим» богом-Сетом (его часто изображали в виде гиппопотама) и окончательной победы добра над злом.          

Мир без виз. «Карфаген должен быть разрушен...»

За пять дней мы проехали, вернее, бегом пробежали по Тунису и вернулись назад в столицу, чтобы напоследок перед отлетом в Египет посетить знаменитый Карфаген.  

Сейчас Карфаген — всего лишь один из пригородов столицы Туниса. Сюда за 30 минут можно доехать на машине или скоростном трамвае. А когда-то это был могущественный город — соперник самого Рима, родина знаменитого полководца Ганнибала.
 
Сиди Бу-Зид — окраина Карфагена

Городок Сиди Бу-Зид — один из престижных пригородов столицы Туниса и популярный туристический центр - расположен на дальней окраине Карфагена.  Городские здания строились в XVI веке бежавшими из Испании маврами. Поэтому архитектура — типично андалусская: побеленные известкой дома с синими дверями и окнами.

Старый город, названный в честь мусульманского святого XIII века, похороненного недалеко от городской мечети, построен на краю крутого обрыва возле маяка.

Оттуда прекрасно просматривается весь залив. Наверняка и в античные времена на этом месте был какой-нибудь военный пост (маяк строился на руинах форта IX века, но наверняка на его месте было и более древнее укрепление). Именно отсюда можно было заранее увидеть приближающуюся вражескую флотилию и успеть поднять тревогу.
Именно такие мысли приходили мне в голову, когда мы устраивались спать недалеко от маяка, под эвкалиптом, выросшим на краю крутого обрыва.

Место замечательное — с видом на руины Карфагена. Удовольствие подпортил только не вовремя начавшийся ночью дождь, к счастью, не сильный и недолгий.      

Руины великого Карфагена

Карфаген — нынешний северный пригород столицы Туниса — в VI веке до н.э. был могущественнейшим городом Средиземноморья. Его — как и большинство городов на африканском побережье Средиземного моря - основали финикийцы. Они назвали его Карт-Хадашт (позднее при римлянах название немного исказилось и стало Карфаген).

Согласно древнему мифу Карфаген был основан в  814 г. до н.э. в период правления финикийской царицы Элиссы. В то время финикийская столица - город Тир (сейчас на территории южной части Ливана) страдал от нападений ассирийцев, могущество и богатство Карфагена постоянно росло. У него в западной части Средиземноморья просто не было достойных противников.

Карфагенский флот безраздельно господствовал на море, защищая и торговые суда, обеспечивавшие городу процветание, и сам город от возможного нападения (по земле до него добираться было очень долго — с какой части цивилизованного античного мира не посмотри). Карфагеняне создали свои торговые поселения и колонии по всей северной Африке, на Корсике, в Сицилии, Сардинии и на  Мальте. В V-IV вв. до н.э. в Африке Карфаген контролировал территорию примерно совпадающую с современным Тунисом (можно сказать, Тунис — Карфаген современности!).

В борьбе за господство над Средиземным морем Карфаген несколько раз воевал с Грецией (особенно ожесточенные войны велись за Сицилию, которая находится всего лишь в 150 км от побережья Туниса). После того, как в середине III в. до н.э. карфагеняне окончательно победили греков в Сицилии, они впервые столкнулись с римлянами.

В 263 году до н.э. началась Первая Пуническая война (римляне называли жителей Карфагена финикийцев «пунами»). Война продолжалась в течении двадцати лет и шла с переменным успехом. В Сицилии в битве у Трапани в 242 г. до н.э. римский флот одержал решающую победу над флотом Карфагена. После этого Сицилия вошла в состав Римской империи, а в 238 году к ней присоединились Корсика и Сардиния.  
           
Вторая Пуническая война, начавшаяся по инициативе Карфагена, закончилась для него поражением в битве у Заммы в 202 году. Но и после этого на протяжении следующих 50 лет Карфаген оставался все таким же сильным и могущественным. Римляне не могли больше терпеть у  себя под боком такого могущественного и потенциально опасного противника.

В 149 году до н.э. началась Третья Пуническая война. После трехлетней осады римляне захватили город Карфаген и разрушили его до основания. Буквально не оставили камня на камне. Жителей продали в рабство, а сельскохозяйственные земли, кормившие все население огромного по античным меркам города, посыпали солью. Город лежал в руинах вплоть до 46 г. н.э.
После победы над Помпеем по приказу Юлия Цезаря Карфаген восстановили, и он стал столицей римской провинции Африка Проконсуларис.

В V веке н.э. начался закат Римской империи. Воспользовавшись слабостью римлян вандалы в  429 году переправились из Испании в Северную Африку и в течении десяти лет постепенно захватили все африканские колонии Рима. Центром империи вандалов также стал возрожденный Карфаген. Империя вандалов просуществовала недолго. Но пришедшие им на смену византийцы также сделали Карфаген столицей своих африканских территорий и продержались в нем на протяжении 150 лет.
В середине VII века в Северную Африку пришли арабы, воевавшие под зеленым знаменем новой религии — ислама.
Арабы выгнали византийцев из Карфагена, но своей столицей сделали Кайруан — четвертый по святости исламский город (после Мекки, Медины и Иерусалима). Так жизнь великого города закончилась, но он по-прежнему занимает свое почетное место в учебниках истории.

Сейчас руины Карфагена разбросаны по огромной территории (достаточно сказать, что шесть остановок скоростного трамвая имеют в своем названии слово Карфаген). Из самых заметных и интересных римских строений — цистерны с акведуком, руины бани, вилл римских патрициев и большой, но плохо сохранившийся стадион.            

По руинам Карфагена - по тем же самым местам, по которым ходил знаменитый Ганнибал — мы бродили с раннего утра до позднего вечера. Именно в  Карфагене закончилась наша поездка по Тунису. Впереди — Египет! При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...        

Мир без виз. Старый Бар и Старый Ульцинь

Курортный приморский поселок Бар с одной стороны ограничивает крупнейший в Черногории порт, с другой — горная гряда. Вдоль берега моря параллельно грязным галечным пляжам проходит засаженная экзотическими для Черногории пальмами. Создается ощущение, что находишься не на Адриатике, а где-нибудь на побережье Абхазии.  
Кругосветчики на пляже в Баре
Если новый — курортный — городок тянется прямо вдоль моря, то руины Старого Бара лежат в 5 км от берега. Только там нашлось удобное для обороны место — высокая одинокая скала у входа в ущелье.
Крепость в Старом Баре
За окружающими вершину каменными стенами прячется лабиринт узких улочек, застроенных   домами, церквями, дворцами, мечетями, банями, запущенными садами.  
Самое высокое место занимает крепость с отколовшимся и как бы прислоненным к дыре огромным куском стены. От большей части зданий остались только руины — и время, и землетрясения нанесли непоправимый урон.
Башня с часами в Старом Баре
Видно, что в последние годы власти всерьез занялись реставрацией. Ряд церквей и венецианский дворец уже выглядят как новенькие.
Оливковые деревья растут по всему Адриатическому побережье — это здесь не экзотика. Но именно в Баре, известном как «город оливок», они самые старые. Одну из гигантских оливок, выделяющихся даже на фоне остальных отнюдь не маленьких своим величием, объявили «самым старым деревом Европы» и огородили.
Старейшее дерево Европы
Вход, конечно, платный (в принципе и снаружи через забор все прекрасно видно). Но удивительнее другое — мраморная табличка «2000-летнее дерево». Дерево продолжает расти и плодоносить. Но уже не становится старее. И в следующем году, когда мы с вами постареем еще на год, оно так и останется 2000-летним!  

Ульцин

Старый Ульцинь был основан на небольшом каменистом мысе в V веке до н.э. Позднее здесь была римская колония - Ольцинум. В период турецкого владычества, когда город входил в состав Османской империи, здесь активно торговали привезенными из Африки рабами. От невольничьего рынка остались одни воспоминания, а построенная турками крепость — превращенная в музей - прекрасно сохранилась до наших дней.
Крепость в Ульцине
Конечно, никому не приходит в голову ехать в Улицинь для того, чтобы ходить по музеям. Самый южный городок Черногории привлекает туристов своим удивительно мягким климатом. По статистике здесь 217 солнечных дней в году. Много это или мало? Как повезет.
Ульцинь
Первый день нам повезло — это был один из 217 солнечных дней. Но на следующий день природа взяла реванш — и дождь лил, как из ведра. Вот и пришлось впервые за всю кругосветку останавливаться не на одну ночь, а сразу на две.

Завтра уезжаем в Албанию — при любой погоде. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...