• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Мир без виз. Очень много чая

Мы путешествуем по горной части Шри-Ланки. Уже не первый день нам регулярно попадаются чайные плантации, на которых выращивают знаменитый цейлонский чай. Но сейчас мы направляемся в самое сердце чайной индустрии — на самые знаменитые и старые чайные плантации.

Хапутале

Городок Хапутале, преимущественно с тамильским и мусульманским населением, протянулся вдоль горного хребта на высоте около 1580 метров. И здесь нельзя не заметить английское влияние. Сохранились построенные англичанами особняки, станция. На холме над городом возвышается католическая церковь Святого Павла. А немного дальше у главной дороги видна англиканская церковь Святого Андрея.
Когда нет облачности из Хапутале отрывается вид сразу и на равнины южной части острова, и на холмы северной. Но приезжать в Хапутале стоит не для того, чтобы смотреть вниз — виды есть и в других местах. Здесь стоит побывать любителям живой истории. Именно в окрестностях этого городка зарождалась цейлонская чайная промышленность. И сейчас спустя полтора века высаженные англичанами чайные кусты продолжают плодоносить, а построенные европейцами фабрики — работать.
Чайная фабрика в Хапутале
Даже местное население здесь — английский продукт. Большинство местных жителей — потомки тамилов, специально завезенных англичанами из Индии для работы на плантациях (местные сингалы работать на плантациях как-то не рвались, самим англичанам работать мешало «бремя белого человека» - они могли только руководить и приказывать).
Интересно, что сами сингалы не хотели работать на чайных плантациях, а их потомки часто завидуют тамилам. И рабочий день у них восьмичасовой, и жильем они обеспечены за счет компании, и лечение и обучение детей — также за счет компании, и пособия... короче, полный социализм.
Чаеводы - тамилы
В то время, как сингальские крестьяне гнут спину на своих делянках не зная, удастся ли вырастить, собрать и продать плоды своего труда, тамилы-чаеводы живут «как у Бога за пазухой».    

Чайная плантация Дамбатене

Из Хапутале на чайные плантации можно идти пешком, или доехать на автобусе. Автобусы ходят регулярно -примерно раз в 20 минут. Даже не нужно идти на автовокзал, автобусы — как маршрутные такси — останавливаются в любом месте горного серпантина по требованию.
Чайная фабрика
Первая остановка - основанная в 1890 году Сэром Томасом Липтоном (помните вездесущий чай "Липтон"?) чайная фабрика Дамбатенне. Фабрика, ставшая образцом для подражания – «клоны» встречаются в горной части Шри-Ланки повсеместно, прекрасно работает до сих пор. Как однажды запущенные часы могут долго работать без подзавода, так и запущенная англичанами фабрика прекрасно работает и без англичан. Установленные англичанами сушильные станки продолжают сушить чайные листья, собранные привезенными англичанами тамилами. И даже в офисе на фабрике все точно так же, как было и при Липтоне — как будто хозяин только что куда-то вышел и вот-вот вернется.
На чайной плантации Липтона
Липтон действительно не сидел сиднем в своем офисе на фабрике, а любил прогуляться по окрестностям. И не только для того, чтобы проконтролировать своих работников.

Ежик в тумане

Примерно в 7 километрах от фабрики Сэр Липтон нашел удобное место, с которого в хорошую погоду можно увидеть чуть ли не половину южной части острова. Смотровая площадка Липтон Сит (Lipton's Seat — место сидения Липтона) — одна из ярких достопримечательностей Шри-Ланки.
Смотровая площадка Липтона
Сюда уже не доедешь на автобусе (да и на легковых автомобилях въезд запрещен — штраф 300 рупий!) — только пешком, либо на попутном тракторе с рабочими.
Чтобы добраться от фабрики до смотровой площадки нужно примерно два часа — полпути приходится идти в гору (нам повезло, наш автобус не остался у фабрики, а пошел дальше в сторону тамильской деревни).
Вид со смотровой площадки Липтона
Но на самой площадке нужно запастись терпением. Там можно застрять практически на целый день — так и кажется что буквально чуть-чуть и плотная пелена облаков под ногами разорвется и можно будет увидеть хоть что-то, кроме растущих на расстоянии в пять-десять метров деревья.
С первой попытки — два года назад — мне так и не удалось ничего увидеть. То ли погода была хуже, то ли банально терпения не хватило. На этот раз я был настроен более решительно. И всего лишь через два часа — неплохой результат — пусть и буквально на пять минут, но пелена облаков рассеялась. Что же было скрыто в тумане там внизу? Как это часто и бывает, действительность немного разочаровала. Оказывается внизу под горой — всего лишь все те же чайные плантации, что и на горе. Да, в тумане — вернее, в облаке — здесь даже интереснее.
Чайная плантация в облаке
И Липтон, как я подозреваю, приходил сюда не для того, чтобы смотреть за копающимися внизу на плантациях рабочими, а для того, чтобы почувствовать себя немного «ежиком в тумане». Именно для этого и стоит ехать в Хапутале.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. Монастырь Мар Муса

Выехав из Дамаска, мы отправились в путешествие по христианским монастырям Сирии. Проведя ночь в монастыре Святой Феклы в Маалуле, мы отправились еще дальше на север — в поисках монастыря Мар Муса аль-Хабаши. Назван он не в честь библейского Моисея, а в честь местного святого, жившего здесь в VI веке. Говорят, он был не простым монахом, а сыном короля Абиссинии. Сам же монастырь был основан уже в XI веке.
Монастырь Мар Муса не такой известный, как монастырь Святой Феклы в Маалуле. Да и расположен он не в деревне, а в диких горах в стороне от дороги. У нас были только общие ориентиры — где-то справа от трассы на Хомс, примерно в 60 километрах от Маалули. Придется, как обычно, спрашивать местных жителей.

Дорога к храму

Поехали автостопом — так проще, когда не совсем точно знаешь, куда именно нужно ехать. На загруженном мебелью пикапе выбрались на шоссе, и там сразу же попали в кабину к дальнобойщику. Сам он в монастыре Мар Муса никогда не был, но утверждал, что знает, где правильный поворот с трассы (совсем не там, где нам говорили нужно сворачивать). Пришлось поверить на слово. Вышли. Еще один пикап — и мы в центре какого-то городка. Не успели выйти на окраину, как нас догоняет еще один пикап и вывозит на правильную дорогу — хотя и очень-очень узкую. Следующая попутка — огромный карьерный грузовик. Водитель также стал говорить, что знает более правильную дорогу. Он свернул куда-то в горы и вскоре привез нас — на что-то сильно напоминающее цементный завод.

Едва вышли из машины, как к нам подошел один из охранников и попросил зайти в контору. Может, не туда забрели? Оказалось, это обычное в Сирии гостеприимство. Директор карьера всего лишь пригласил «дорогих гостей» к себе в кабинет выпить по чашке чая (в Сирии его пьют, наверное, ничуть не меньше, чем в России).
На цементном заводе нам показали дорогу, которая должна привести к монастырю. Но не сказали, куда сворачивать на развилках. Под холодным пронизывающим ветром мы долго шли по пустынным горам.

Стало очевидно, что идет явно куда-то не туда. Но спросить было некого.

Место там удивительно пустынное. К счастью для нас, мы заметили вдалеке пастуха с овцами. Пошли к нему уже просто напрямик. Оказалось, действительно, с пути мы уже сбились. Но пастух показал нам еще одну «правильную» дорогу (уже десятый раз за этот день нам показывают дорогу — и все время разную) — вниз по крутому склону, напрямик.

Спускались вниз уже в сумерках, и к монастырю вышли уже в потемках. Причем попали не с главное входа, как нормальные паломники, а сзади с гор.        

День рождения настоятеля

В монастыре нас для начала сразу же угостили чаем со свежим печеньем. Оказалось, мы попали в монастырь как раз в день рождения его настоятеля.

Итальянец отец Паоло (иезуит Паоло делл’Оглио) создал на территории средневекового монастыря, случайно найденного в 1983 году и постепенно восстанавливаемого,  что-то совершенно оригинальное. Это смесь христианского монастыря, молодежной коммуны, индийского ашрама, городка художников и научного сообщества... И все сразу в одном месте. И еще одна особенность — это единственный в мире христианский монастырь, про который нельзя точно сказать: мужской он или женский? Конечно монахи и монахине живут в разных кельях, но весь день — в молитвах, медитациях и работе — проводят вместе.  

Празднование дня рождения отца-настоятеля прервала ежедневная вечерняя медитация. Именно так и называют эту вечернюю службу в старой полуразрушенной-полувосстановленной церкви.

Все, включая и самого отца Паоло и нескольких монахов в белых сутанах, во время службы сидят на коврах. Служба идет на арабском языке — для большинства присутствующих непонятном. Хорошо еще, что фотографировать и снимать на видео не запрещают.  

После службы все паломники и монахи (уже не в сутанах, а переодевшиеся в гражданскую одежду) собрались в столовой, поближе к печкам. Все же здесь обычно бывает теплее. Но в тот вечер холодный пронизывающий ветер проникал из всех щелей.

Все паломники живут по кельям, расположенным на склоне за главным зданием. Работать никого не заставляют, но на кухне помогать — обязательно. Иначе на всех не приготовишь и не уберешь. Обслуживающего персонала нет, монахам приходится все делать самим.  

Среди паломников — обоего пола вперемешку - можно встретить англичан, поляков, немцев. Но нашелся и один наш соотечественник.

Равиль приехал из Башкирии в поисках смысла жизни. Он был бы рад остаться в этом монастыре и насовсем, но у отца Паоло есть непременное требование — все монахи этого монастыря обязательно должны владеть арабским языком. Он даже готов помогать — и морально и материально — претендентам в монахи, чтобы они все же выучили этот язык. Вот Равиль и раздумывает, что проще — выучить арабский язык или найти другой монастырь?
Для нас выбор очевиден — мы уже несколько месяцев двигаемся в ритме «каждая ночь — на новом месте». Иначе до сих пор были бы в этом замечательном монастыре. Очень уж там душевное место, место, в котором хочется задержаться подольше. Но кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Выбраться из монастыря оказалось значительно проще, чем попасть в него. Если попали в монастырь мы с заднего двора, то вышли через парадный выход. Вначале прошли пешком по пустыне, потом попали в попутный грузовик.

Вскоре были уже на трассе и поехали на юг в сторону Иордании. Может, когда-нибудь еще удастся побывать в этом поистине замечательном месте. По крайней мере, мне бы этого очень хотелось.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...

Мир без виз. Из долины Кадиша в долину Бекаа

Выбравшись наверх из долины Кадиша, мы вернулись назад в Бшари. Но там не задержались, пора ехать дальше. Естественно, опять автостопом — на общественный транспорт здесь надежды нет. Даже сами местные жители так и советуют «поезжайте автостопом» (обычно, местные наоборот уверены, что доехать куда-либо можно только на автобусе или такси). Автостоп здесь замечательный. Долго ждать не приходится, даже нам втроем  (не в каждой машине найдется место сразу для троих попутчиков).  

Кедры — символ Ливана

Первая же попутка подбросила нас от Бшари до заповедника Кедры (водитель, правда, объяснил, что самому ему туда не было нужно — но он не стал высаживать нас просто на дороге). Когда-то кедры росли чуть ли не на всей территории Ливана. Но уже в античности их стали вырубать. Из кедров строили финикийские, греческие и римские суда. Но самый большой урон кедрам нанесли французы. Они рубили кедры на дрова для паровозов.

Когда спохватились, было уже поздно. Кедров практически не осталось. На месте огромных кедровых рощ — отдельные случайно сохранившиеся участки.    
Заповедник Кедры создан для защиты маленькой рощи кедров, многим из которых свыше 1.5 тыс. лет. Эти кедры, под одним из которых по легенде останавливался Иисус Христос, находятся под покровительством православного патриарха Ливана. В 1848 г. на территории рощи построена часовня. Каменная изгородь сооружена на средства, пожертвованные английской королевой Викторией.
К деревьям прикасаться строжайше запрещено, ходить можно только по выложенным гравием дорожкам. А многочисленные сувениры из кедрового дерева, продающиеся у входа в рощу, сделаны не из деревьев, а из упавших веток.

Через перевал — в долину Бекаа

Выйдя из заповедника Кедры мы тут же попали в попутку — но только на пару километров до выезда из городка. Машина остановилась у придорожного ресторана. Там как раз стоял «Джип». Христиане из Захле возвращались к себе домой и взялись подвезти нас до Баальбека.
Высокогорное плато, протянувшееся между горными хребтами Ливан и Антиливан, в древности служило естественным коридором. Здесь проходили армии и торговые караваны из Сирии к побережью Средиземного моря с финикийскими портовыми городами-государствами. Сейчас здесь проложена автомобильная дорога. Но даже в начале осени, когда в долине Кадиша еще висят гроздья винограда и спелая хурма, здесь дорога проходит через двухметровый слой снега. Даже трудно представить, что здесь творится зимой.  
Поля в долине Бекаа, орошаемый водами рек Аль-Ааси (древнегреческий Оронт) и Литани (Nahr Litani) во времена античности были «хлебной корзиной Римской империи». Позднее здесь появмились поля завезенных из Америки картофеля и помидоров. Сухой климат и плодородная почва дают возможность выращивать здесь прекрасные виноградники. А во время гражданской войны — в период безвластия и беспредела - местные крестьяне переключились на выращивание более выгодных культур – конопли и опиумного мака. Несмотря на усилия правительства Ливана и международных организаций, местные кланы наркоторговцев по-прежнему здесь очень сильны и влиятельны. Ливанская армия периодически устраивает здесь зачистки и проводит войсковые операции. Но пока безуспешно. В долине по-прежнему продолжают выращивать наркотики. Хотя у же и не в таких объемах как в гражданскую войну (на деньги, полученные от продажи наркотиков как раз и воевали).  

Мы въезжали в Баальбек в «Джипе» с христианами. По дороге они неоднократно подчеркивали, что плохо относятся к мусульманам. В Баальбек - сейчас чисто мусульманский город (после гражданской войны христиане отсюда переехали в Захле) они даже заезжать не стали. Высадили нас на окраине.  

При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...  

Мир без виз. Нацпарк Дурмитор

Национальный парк Дурмитор, созданный на территории одноименного горного массива, включен ЮНЕСКО в Список всемирного наследия еще в 1980 году. На территории парка есть 27 вершин, высотой свыше 2200 метров (среди них и самая высокая вершина Черногории — Боботов кук, высотой 2522 м) и 48 гор, высотой от 2 километров. Плюс к этому пять каньонов, 18 озер и 748 источников.    
Черное озеро
Транспортный, туристический и экономический центр региона - поселок Жабляк. Именно отсюда начинается большинство проходящих через парк туристических маршрутов (вход в парк - бесплатный).

На то, чтобы обойти если и не весь парк, то хотя бы большую его часть, нужно потратить, как минимум, пару недель. Что же выбрать?
В парке Дурмитор
Как всегда -  самое интересное и оригинальное. Можно, конечно, подняться на самую высокую вершину Черногории. Но мы предпочли посетить Ледяную пещеру, расположенную на пике Обла глава (2100 м). Шли, как водится, без карты, ориентируясь на указатели и стараясь не сбиться с тропы.
Дорога оказалась длиннее и самое главное — значительно круче, чем мы рассчитывали.
Камень на тропе
У же начинало темнеть, а мы все карабкались по поднимавшейся круто вверх тропинке. До пещеры добрались уже в сумерках. Не было и речи о  том, чтобы спускаться куда-то вниз в непроглядную темноту. Недалеко от входа мы нашли уютную ложбинку и поставили там палатку — к счастью, она бу нас была.  
С наступлением ночи быстро похолодало. Интересно, не замерзнем ли мы в своем рассчитанном на тропики снаряжении (большая часть маршрута кругосветки «Мир без виз» будет проходить именно по жарким тропическим странам). Пришлось одевать на себя вообще всю одежду сразу. И все равно ночью жарко не было (особенно тем, кто спал по краям у холодных стенок палатки). Устроились в тесно те (вчетвером в официально двухместной палатке), но с комфортом. Вечером даже посмотрели на ноутбуке фильм (вот до чего дошел прогресс!).
Утро в парке Дурмитор  
На исследование пещеры отправились на рассвете. Вход в пещеру находится не сбоку, а ведет вниз под крутым углом. Спускаться приходится по снежнику (слежавшийся и подтаявший, но не растаявший прошлогодний снег).  
Ледяная пещера знаменита своими ледяными сталагмитами — отсюда и название. Даже в начале осени, когда большая их часть за лето растаяла, в пещере то тут, то там возвышаются глыбы льда причудливой формы.
Ледяная пещера
Когда мы спустились с гор в поселок Жабляк, автобус на Никшич уже ушел. Следующего нужно было ждать два часа. А зачем ждать, если выезд из города в нужном направлении расположен буквально в десяти метрах от автовокзала? Стали голосовать.
Минут чрез десять остановился старенький потрепанный жизнью «Джип». Водитель оказался бывшим альпинистом, бывал в Советском Союзе — совершал восхождения на Памире, Тянь-Шане, Кавказе. Был и на Эвересте — всего 400 метров до вершины не дошел. Что же этому помешало, узнать не удалось. На очередном подъеме машина на заглохла и не реагировала ни на какие манипуляции водителя. Даже звонок другу по мобильному для консультации не помог.
Оказалось, мы находимся не на главной дороге в Никшич, а на одной из объездных дорог, на которых не каждый час машину увидишь. Пришлось выбираться кружными путями и даже напрямик через поля.
Напрямик по полям
Километров пять — шесть  и мы опять на трассе. Но, как свято верят все автостопщики, наша машина мимо не пройдет.
Уже в полной темноте (голосовали, конечно, под уличным фонарем) — попали к разговорчивому и веселому «шумахеру» - он гнал в Никшич по узкой дороге как по треку, обгоняя даже на самых крутых поворотах.
Кругосветка "Мир без виз" при поддержке сообщества путешественников Турбина продолжается...

Мир без виз. Настоящая сливовица

С начала кругосветки «Мир без виз» мы успели проехать по западной, центральной и восточной части Хорватии, транзитом пересекли Сербию и въехали в Черногорию.

Наше путешествие по Черногории началось с городка Биело Поле, недалеко от сербской границы. Сам городок был основан еще в XII веке. Вплоть до 1912 года он вместе с приграничной областью Черногории входил в состав Сербии. Самая интересная из сохранившихся до наших дней постройка  церковь Святых Петра и Павла, основанная одновременно с городом.

Когда город входил в состав Османской империи церковь работала как мечеть. В 1912 году Черногория освободилась от турецкого ига, но мечеть опять стала православным храмом только в 1962 году. Внутри церковь  очень маленькая, но очень популярная. Утром на воскресную службу туда и не протолкаться.

Каньон Тара

Каньон Тара — самый глубокий каньон Европы — конечно, не может соперничать с американским Большим каньоном по размеру. Но ничуть не уступает ему по живописности. Это — одно из немногих мест в Черногории, где просто обязательно нужно побывать хотя бы раз.  

Дорога виляет по левому склону реки Тара, постепенно поднимаясь наверх и наконец приводит прямо к уникальному мосту - Джурджевича Тара. Мост, длиной 366 метров и высотой до 39 метров, связывает скалистые берега каньона. Одновременно это — лучшая смотровая площадка для туристов. Именно отсюда весь каньон виден как на ладони.
 
У противоположного конца моста на крутом обрыве расположен кемпинг Kamp Kljajevicaluka. Я заглянул туда мельком и уже собрался уходить, как из дверей домика вышел добродушный толстяк: «Пойдем, попьем сливовицы». Причем, это звучало не как предложение. Как будто мы с ним уже давно обо всем договорились, и он лишь ждал моего заранее согласованного визита.  

Сливовицу — по-нашему что-то типа домашнего самогона — в кемпинге делают из растущих на его огромной территории слив. Под рюмку сливовицы зашел неспешный разговор о жизни в этом удивительно живописном, тихом и экологически чистом месте. По словам Доброслава — так звали хозяина кемпинга — у его в кемпинге уже останавливались русские (включая - по его словам - и сестру жены Владимира Путина). Видимо, и нам нужно немного отдохнуть. Две предыдущие ночи провели в поездах и автобусах. К тому же в кемпинг мы попали в воскресенье.

Кругосветка «Мир без виз» продолжится на следующий день. А пока — отдых. Можно сходить за оставшимися на противоположном берегу каньона рюкзаками, поставить палатку, пособирать слив (с разрешения хозяина). Вечером нас ждал чисто домашний ужин — только что выловленная в Таре и зажаренная на костре рыба, вареная в мундире картошка, домашний козий сыр.

Как будто побывали не в кемпинге, а в гостях у своих родственников. Удивительно спокойное и душевное место.
Одежда для путешественников от фирмы Чуринга.Кругосветка "Мир без виз" при поддержке сообщества путешественников Турбина продолжается...