• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Мир без виз. На окраине и внутри Старого Дамаска

Район дешевых гостиниц на окраине Старого Дамаска я открыл еще во время прошлого визита в этот древний город. Но быстро поселиться все равно не удалось. В тех гостиницах, которые я знал, не было свободных мест. Пришлось обходить все подряд — а их там десятки. Буквально на каждом углу или даже в каждом доме есть хотя бы одна гостиница (иногда их сразу несколько — на соседних этажах или в соседних подъездах). В результате, обойдя с десяток гостиниц, вернулись в самую первую, на углу с видом на старую Цитадель.

Дамасская Цитадель, построенная на плоской местности в окружении почти таких же по размеру зданий, не производит впечатления неприступной твердыни.
Она построена в эпоху Аюбидов в юго-западном углу городских стен римского периода. На этом же месте было первое городское укрепление, а в последующие эпохи строились дворцы правителей.

Крепость построили в начале XIII века по приказу брата Салах ад-Дина султана Малик Адиля, который занимался подготовкой города к отражению нападения крестоносцев. В 1260 г. крепость разрушили монголы, а в 1400 году — армия Тамерлана.

При османах и позднее, вплоть до 1985 г. в крепости размещалась тюрьма. Сейчас — это всего лишь ориентир для тех, кто ищет в Дамаске дешевую гостиницу.      

На окраине и в центре Дамаска

В Дамаске живет пятая часть населения Сирии. Убогие серовато-коричневые дома городского центра с характерными жалюзи на окнах и новые кварталы многоэтажек, карабкающиеся по склонам Касьюна особняки и городские кварталы, застроенные железобетонными монстрами, перемежаются высокими минаретами и куполами мечетей.
В столице Сирии нет крупных промышленных предприятий, но смог в воздухе висит постоянно. Воздух отравляют выхлопные газы, заправленных дешевым топливом работающих на износ автомобилей. Прямо из окна нашего гостиничного номера прекрасно видно, как стоит запруженная сотнями такси улица, проходящая вдоль городской стены Старого города.  

Как гласит арабская поговорка: «Если Аллах хочет наградить человека, он дарит ему путешествие в Дамаск». Существует легенда, что во время путешествия с караваном по Ближнему Востоку однажды у стен Дамаска оказался Пророк Мухаммед. Но он лишь посмотрел на Дамаск со стороны, а входить не стал. По единственной причине - «В рай можно попасть только однажды».
Арабское имя Дамаска - Димашк, как полагают, произошло от древнееврейского «даннаш» (проливший кровь), как напоминание о том что именно здесь Каин убил Авеля. У города есть и еще одно имя - Аль-Шам, «лежащий на севере», именно так его и называют сами сирийцы.

История из глубины веков

Столица Сирии официально считается старейшим обитаемым городом земли. Хотя когда именно он был основан, доподлинно никто не знает. Опираться можно только на легенды и домыслы. Например, средневековый арабский историк Ибн Асакир (XII в.) считал, что первой стеной, воздвигнутой после всемирного потопа, была именно городская стена в Дамаске. Если это так, то город был основан в IV тысячелетии до н. э. Есть также мнение, что он был основан еще раньше - Адамом и Евой. Они попали сюда, едва лишь выйдя из Эдема.  

Легенды легендами — никто проверять их не возьмется. А первые исторические сведения о Дамаске относятся к XVI в. до н. э. Тогда город находился под властью египетских фараонов. Позднее он входил в состав Ассирии, Ново-вавилонского царства, Персии и империи Александра Македонского.
В I веке до н. э. римский полководец Гней Помпей присоединил Дамаск к Римской империи. Здесь стала размещаться штаб-квартира воевавших с персами римских легионов.  

Уже в I веке н.э. сразу же после визита Апостола Павла в городе была основана первая христианская община. Но позднее город стал столицей исламского халифата. С 661 по 762 годы здесь правили Омейяды, империя которых простиралась от берегов Инда до отрогов Пиренеев. Позднее город опять оказался под властью египтян. Крестоносцы тоже пытались захватить Дамаск, но безуспешно.
В 1400 году по приказу Тамерлана город был разрушен до основания. Лучших оружейников и ремесленников — которыми в Средние века так славился этот город - увели в Самарканд. Искусство создания знаменитой дамасской стали было утеряно. И, видимо, безвозвратно. Город продолжает существовать, но он уже никогда не станет таким же процветающим и могущественным, как в древние времена.  
Когда в XVI веке город вошел в состав Османской империи, от его было славы и могущества оставались лишь легенды. Часть из них запечатлена в камне. От римлян остались храмовые колонны и триумфальные арки, руины акведуков и городские стены с воротами Марса, Венеры, Меркурия. На узких, мощеных булыжником улочках Старого Дамаска в период Османской империи построили величественные дворцы, мечети и медресе, дома с тихими зелеными двориками, бани с расписными куполами, караван-сараи и знаменитые рынки.
Площадь Мучеников (по-арабски, Шухада), в районе которой расположены дешевые отели, книжные магазины, рестораны и кафе, служит символической границей нового и старого Дамаска. Название площади связано с тем, что именно на этом месте в 1916 году турки казнили арабов, воевавших в Первой мировой войне на стороне Антанты. У площади есть и другое - «мирное» - название. Иногда ее называют просто просто Мардже (Al-Merjeh, «луг»). Когда-то здесь действительно пасли скот.  
В 1907 году в центре площади по проекту итальянского архитектора поставили бронзовую колонну, оплетенную телеграфными проводами. Так получился единственный в мире памятник телеграфу. А неподалеку от площади сохранились и действуют до сих пор построенные свыше двухсот лет назад бани Хаммам аль-Карамани. Хоть сейчас заходи и мойся.  

Старый город

Старый город лежит к востоку от площади Мучеников. Дошедшие до нас городские стены были построены еще в римскую эпоху. Во время арабского завоевания в 635 году они практически не пострадали. Позднее их несколько раз укрепляли и достраивали. Однако, в период Османской империи стены потеряли свое военное значение и были большей частью разобраны местными жителями на стройматериалы.
Внутри городских стен в лабиринте узких улочек, превращенных в один большой рынок, прячутся самые интересных дамасские достопримечательности. Квартал специй плавно переходит в квартал драгоценностей и ковров, между ними втискиваются ряды антикварных лавок и сувенирных магазинчиков. Зеленые лампы подсвечивают мраморные саркофаги мусульманских святых и героев джихада. Рядом с входом в мечеть или медресе дверь в кофейню, а по соседству расположена древняя, но продолжающая действовать баня.

Вплоть до XX в. войти на территорию города можно было только через 13 закрывавшихся на ночь ворот. До наших дней дошло только семь из них. Между воротами Баб ас-Салям («Ворота мира») и Баб Тума («Ворота Фомы») городская стена сохранилась лучше всего.  
Главная городская улица Виа Ректа (на-латыни, Прямая улица) в римскую эпоху проходила через весь город с запада от ворот Баб Джабия на восток до украшенных коринфскими колоннами ворот Баб Шарки.

Улица Виа Ректа упоминается в Евангелии. В Деяниях Апостолов можно прочитать о том, как ортодоксальный иудей Савл отправился в Дамаск преследовать сбежавших из Иерусалима христиан. Он рьяно взялся за дело, но однажды возле деревни Дарая у него было видение. С неба появился столб света и раздался голос Христа: «Савл, почему ты преследуешь меня?». Ослепленный и оглушенный, Савл упал с коня и потерял сознание. Его привезли в Дамаск в дом некоего Иуды, жившего как раз на улице Виа Ректа. Там один из учеников Христа путем наложения рук избавил Савла от слепоты, крестил и дал ему новое имя - Павел.

Улица Виа Ректа заканчивается у ворот Баб Шарки («Восточные ворота»). Построенные в III в. римлянами как ворота Солнца, они разделены на три пролета: на проезжую часть – шириной 13 м., и два тротуара по 6 метров шириной. Минарет над воротами возвели в 1163 г. по приказу Нур ад-Дина.  
Ворота Баб Тума («Ворота Фомы») построены в 1228 г. на месте римских ворот Венеры и названы в честь племянника византийского императора Ираклия. Недалеко от этих ворот, но уже за пределами городских стен можно увидеть самый большой православный храм города - церковь Креста (Канисат ас-Салиб).
Справа и слева от главной городской улицы тянутся узкие улочки и переулки Старого Дамаска.

Пятизвездные гостиницы и дорогие рестораны там мирно соседствуют с полуразвалившимися деревянными сараями и домиками со стенами из глины. Церкви и мечети встречаются довольно часто и примерно с одинаковой регулярностью. Но что действительно ни в коем случае нельзя пропустить — мечеть Омейядов.

Мечеть Омейядов (по-арабски, Джами аль-Омауи) стоит на святом месте. Три тысячи лет назад здесь было построено святилище для поклонения арамейскому богу Хааду.

В  III веке римляне построили храм Юпитеру Дамасскому. В IV веке, когда по приказу императора Феодосия, разрушали все языческие капища, храм перестроили в базилику Святого Захария. Позднее базилику еще раз переименовали. На этот раз - в честь похороненного в ней Святого Иоана Крестителя. После завоевания Дамаска арабами христианский храм был превращен в мечеть.

Мусульманские архитекторы удивительно бережно отнеслись к наследию предков. Они сохранили древние стены, трое ворот и монументальное преддворие, полы покрыли мрамором, стены – ониксом, а потолок — золотом.

Найденную при переделки церкви в мечеть голову Иоанна Крестителя с почетом перезахоронили в часовне — прямо в молельном зале.

Рядом можно увидеть сохранившиеся от византийских времен колодец и купель для крещения младенцев.
В 80-х годах прошлого века дома, прилепившиеся к внешней стороне стен мечети были снесены, а с западной стороны устроили просторную площадь с фонтаном. Сейчас на ней гнездится стая голубей. Западные ворота мечети - Баб аль-Барид сделаны на том же месте, где когда-то был вход еще в римский храм. Украшающие вестибюль колонны сохранились до сих пор, а две маленькие дверцы по бокам были сделали в 1416 г. При входе иностранцам нужно заплатить 50 лир, снять обувь, а женщинам еще и получить темно-зеленые накидки с капюшоном и длинными рукавами.

Войдя внутрь на территорию мечети, сразу же оказываешься в огромном дворе. Слева в углу возвышается оригинальное восьмигранное сооружение на колоннах - сокровищница Кубат аль-Хазна (там действительно когда-то давным-давно хранили казну), а в центре - фонтан для омовений с бассейном. Двор окружен крытой арочной галереей, украшенной византийскими мозаиками.

Минарет Исы (Иисуса) построен в 1347 году на руинах башни, оставшейся от храма Юпитера. По местному приданию именно по этому минарету спустится на землю Иисус Христос накануне Страшного суда (согласно Корану, он наступит через 50 тысяч лет).
Через вход в портике у восточной стены можно попасть в святилище с мусульманскими реликвиями. Среди них есть голова Хусейна – сына четвертого «праведного халифа» Али, убитого омеядскими солдатами в 680 г. в битве при Кербеле, и прядь волос Пророка.

Если выйти из мечети Омеядов через северные ворота Баб аль-Фарадис, то сразу же слева можно увидеть остатки римской колоннады (во время нашего визита ее как раз очень активно восстанавливали), а немного дальше за ней - медресе Джакмакия (1419-1421 гг.). Сейчас в медресе работает Музей эпиграфики (интересно только для тех, кто понимает). А в 20 метрах на запад от музея слева за железной решеткой во дворе с большим фонтаном прячется мавзолей знаменитого полководца Салах ад-Дина. Внутри можно увидеть два саркофага – деревянный и мраморный (подарок германского императора Вильгельма II, посетившего Дамаск в 1898 году). И дальше по мере продвижения через город то тут то там встречаются какие-то античные руины, старинные мечети и медресе, а между ними — современные отели и рестораны (но обязательно в традиционном стиле).
В Старом Дамаске и без карты не заблудишься. Римляне умели правильно строить города с простой прямоугольной сетью основных улиц. Вот и в Дамаске, куда бы не сворачивало, рано или поздно вернешься на центральную улицу Виа Ректа или к мечети Омейядов. А уж на рынок-то попасть еще проще — он занимает чуть ли не половину Дамаска.
Проведя целый день в неспешных блужданиях по Дамаску, мы вечером отправились в монастырь Святой Феклы в Маалюле. Маршрутка туда идет с автостанции, которая так и называется Маалула гараж.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...  

Мир без виз. Доктор Муса

Через сутки нам удалось вырваться из «плена» гостеприимных контрабандистов в Эр-Сале. До ливанско-сирийской границы (вернее — до официального перехода на этой границе) оставалось всего километров тридцать.
Останавливается пикап. Водитель приветливо машет рукой: «Садитесь быстрее» - и тут же поясняет, - «Я видел вас вчера на свадьбе в Эр-Сале».  

На ливанской стороне формальности минимальны. На стене висят расценки за визы. Судя по ним, только двухдневная транзитная виза дается бесплатно, а за недельную и месячную нужно платить. Но с нас почему-то никаких денег за месячную визу так и не взяли — ни на въезде четыре дня назад, ни на выезде. Просто шлепнули выездные штампы в паспорта, и мы свободны. Свободны идти на сирийский погранпереход. А до него там больше пяти километров. Я знаю это еще по своей предыдущей поездке по Ближнему Востоку — как раз здесь пересекал границу, только в обратном направлении. Как и в прошлый раз, пешком идти не пришлось. Прошли всего-то буквально пятьдесят метров, как мимо пролетела машина. Через минуту она вернулась — чтобы нас подобрать. Поехали в Сирию.

Я — доктор Муса, - представился пожилой ливанец, сидевший переднем сидении рядом с водителем.
По пути к сирийскому погранпереходу он успел рассказать что живет в Ливане, но много  путешествует по всему миру. По профессии он археолог, а специализируется по Древнему Египту и истории финикийцев. Судя по его словам, финикийцы — чуть ли не основа всей мировой цивилизации. Они, скорее всего, и в Америке побывали еще задолго до Колумба. Живет он в христианском ливанском городе Захле и родился в семье христиан-маронитов. Все детство провел в монастыре и сейчас продолжает вести можно сказать монашеский образ жизни — весь погружен в работу и научные исследования. Результатами своих исследований египетских пирамид, храма Юпитера в Баальбеке, пирамид майя и святынь христианства он и делился с нами по дороге — на прекрасном английском языке. Вообще он свободно владеет восемью иностранными языками — работа обязывает. Хобби у доктора тоже под стать профессии — коллекционирование древних произведений искусства и монет. Доктор (археологии и богословия) в Дамаск по каким-то своим делам и может подбросить нас до шоссе или прямо до Хамы.
Какие могут быть у доктора дела можно понять по его рассказам. Как-то он вывозил из Турции золотые монеты. Для простоты спрятал их в рыбах. И надо же было так случиться, что на таможне один из таможенников стал просить: «Может, дадите мне одну рыбу. У меня семья большая, денег на еду не хватает». А каждая рыба набита золотом. Что делать? Доктор достал из кармана 100 долларов и «подарил» таможеннику. Тот очень удивился, но ничего не заподозрил. В тот раз удалось проскочить. Вообще же по словам доктора, проще всего вывозить коллекционные предметы из Турции — дал взятку на границе и никто не поинтересуется, что везешь. А вот в Египте — хотя там тоже взятки любят — лучше ни с каким нелегальным бизнесом не связываться. Если, не дай Бог, попадешься — тягомотное расследования и долгие мытарства по бюрократам обеспечены.
Приехали на сирийский погранпереход. Из Сирии мы выехали всего-то пять дней назад. Хотя виза у нас была месячная, но однократная. После выезда в Ливан ее аннулировали. Придется оформлять визу снова — и опять платить за нее по 20 долларов. Процедура эта не сложная, но очень-очень медленная. Вначале мы заполнили длинные анкеты, потом нас послали в банк платить за визу. Тут у нас опять проблема. 60 долларов у нас нет. Есть наличные евро, но кассир долго не понимает, как и по какому курсу пересчитать их в доллары и сколько дать сдачи местными сирийскими лирами.
Доктор Муса поначалу ждал в машине. Но терпения у него не хватило. Он зашел в банк: «Проблемы?». Узнав, в чем дело, ливанец тут же достал из кармана 100 долларовую купюру и дал кассиру: «Давайте, оформляйте, наконец, быстрее». Все наши попытки хоть как-то рассчитаться с ним за наши визы, он отмел: «Вы — мои гости». Да, Восток — дело тонкое...
По дороге выяснилось, почему такая спешка. Доктор Муса очень спешил по делам, и в Хаме его уже ждали. Получилось, что и нас тоже.  Так впятером (нас трое и доктор с водителем) мы и зашли в ресторан «Четыре нории».      

Нории и люди в Хаме

Ресторан «Четыре нории» - как видно уже из его названия — находится возле четырех норий.

Вообще же норий в Хаме и ближайших окрестностях есть около семидесяти норий. Гигантские деревянные колеса, которые со страшным скрипом качают воду из Оронта, можно увидеть в разных частях города.    
Река Оронт, долина которой ограничена с запада горами, проходящими вдоль сирийского берега Средиземного моря, а с востока – безбрежной пустыней, начинается в ливанской долине Бекаа и течет на север в Сирию по скалистому ущелью. У города Хама река выходит из скал и идет по долине в сторону Антиохийской равнины. Там и впадает в Средиземное море.
Река Оронт часто упоминается в исторических хрониках — здесь в древности часто проходили армии азиатских завоевателей. А речную воду издревле научились использовать для орошения. Хотя сделать это оказалось и не очень просто — воду нельзя отвести каналами, как от какого-нибудь Нила. Ее приходится поднимать на равнину.  
Нория (по-арабски наура) – древнее водоподъемное колесо, приводимое в движение течением. Колесо стоит вертикально, частично погруженное в воду. Его огромные лопасти по окружности выполнены в форме лотков. При вращении колеса они черпают воду, а в верхней точке выливают ее в отводящий желоб. Оттуда вода по системе акведуков уже самотеком бежит к полям, домам и  фонтанам.

Нории до сих пор делают по традиционной технологии — целиком из дерева, без использования пластика или хотя бы железа. Обод гигантского колеса собирается из шелковицы или ореха, а трущиеся детали делают из абрикоса. В процессе работы деревянные детали быстро изнашиваются, поэтому каждый год зимой нории приходится перебирать и восстанавливать.
Мы приехали в Хаму поздней осенью, поэтому нории уже закрыли на реставрацию. Однако доктор Муса все же нашел возможность показать нам нории в работе. Охранник — за небольшую мзду — с готовностью запустил гигантское колесо, которое тут же стало медленно вращаться, обдавая нас кучей брызг.
Как мы уже неоднократно имели возможность убедиться, на Ближнем Востоке нет ничего проще, чем попасть в гости.

И нет ничего сложнее — чем вырываться на свободу из объятий гостеприимных хозяев. Так и на этот раз. Доктор Муса предложил подвезти нас на следующий день в Дамаск, а на ночь поручил устроить своему другу-археологу.

У этого археолога в Хаме, как выяснилось, тоже очень много друзей.
Нас стали водить по гостям — передавая с рук на руки как ценный подарок. Мы три раза пообедали, четыре раза поужинали и выпили бессчетное количество стаканов чаю (отказаться никак нельзя — обидишь!).

Стало казаться, что мы так и проведем всю ночь в переездах и застольных разговорах. Но, к счастью, в одном из домов — уже трудно сказать, какое отношение его хозяин имел к доктору Мусе (и вообще, знал ли о его существовании?) - нас все же устроили на ночь.

Спали, как обычно, - на застеленном толстыми теплыми коврами полу.          
Удивительнее другое. На следующее утро — опять с рук на руки — нас «вернули» доктору Мусе. И мы поехали в Дамаск.

Правда, опять же не напрямую. Доктор — человек очень активный и деловой — как обычно заехал по делам. И опять же встреча была в ресторане — где то неподалеку от ливанской границы (небольшой крюк сделали).
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...  
 

Мир без виз. Замки исмаилитов и крестоносцев

Проведя ночь и утро на руинах Афамии, мы отправились дальше на юг Сирии. Поехали автостопом — в Сирии это легко и просто.
Конечно, не все останавливаются. Но буквально каждый из проезжающих мимо водителей реагирует. Да и местные жители, мимо которых проходим по пути на выезд из города, норовят пригласить хотя бы на чашку чая или кофе. Может показаться, что приглашения чисто формальные. Но нет. Лишь один эпизод. Один сидящий в кафе парень  пригласил на чашку кофе, мы отказались и пошли дальше. Через несколько минут он догнал нас на мотоцикле и опять стал настойчиво зазывать на кофе. Однако, и в этот раз пришлось отказаться — времени просто нет.
Дорога на Масиаф идет на юг параллельно главному шоссе, поэтому на ней можно встретить только локальный транспорт. Вот и ехали в кабинах или в кузовах грузовиков, часто пересаживаясь с одного на другой.    
 
Крепость Масиаф

В городке Масиаф (или Масьяф) сохранилась крепость, которая во времена крестоносцев была главной штаб-квартирой секты исмаилитов. Стена, хоть и испещрена многочисленными отверстиями и гротами, прекрасно сохранилась. Здания внутри крепости пришлось восстанавливать практически с нуля (работа еще продолжается).

В этой крепости жил «горный старец» Рашид ад-Дин Синан аль-Басри, прибывший сюда в 1169 г. из столицы исмаилитов Аламута (на территории Западного Ирана). Именно он придумал оригинальную систему подготовки убийц-смертников, основанную на использовании психотропных препаратов.  Членам секты давали накуриться гашиша и вдоволь прочувствовать прекрасные галлюцинации. После этого их оставалось лишь убедить в том, что они побывали в «раю». Вернуться туда — причем не на время, а навсегда, они смогут лишь в том случае, если отдадут свою жизнь защите секты  (у нее среди врагов были и крестоносцы-христиане и ортодоксальные мусульмане).

Тогда еще не было взрывчатки (слава изобретения самоубийц с поясами шахидов, взрывающих себя в толпе, из придумали шриланкийские «тигры» в 1980-х годах). Но никакая личная охрана не могла гарантировать защиту от фанатиков, готовых выполнить приказ на уничтожение даже ценой собственной жизни. Именно террористы-самоубийцы, а не цепь крепостей почти два века  сдерживали натиск врагов секты исмаилитов.    

Замок Крак де Шевалье

После Масиафа дорога стала еще более глухой. У нас просто не было шансов добраться дор Крака де Шевалье засветло, но попался добросердечный водитель грузовика. Вначале он довез нас «сколько по пути» и даже чуть дальше и высадил на каком-то глухом повороте (впереди было еще несколько таких же поворотов — дорога там не прямая, как шоссе, а запутанная) и уехал. Затем вернулся: «Давайте я вас подвезу прямо до замка Каллат-аль-Хосн (именно так, по имени деревни Аль-Хосн, а не под европейским «Крак де Шевалье» в Сирии и называют знаменитый замок крестоносцев)».  

На вершине холма Джебель Калак уже во времена древних египтян и хеттов были крепостные укрепления. В 1031 году при приказу эмира Хомса здесь была основана колония курдов и построена крепость Хосн аль-Акрад («замок курдов»).

В 1099 г. во время Первого крестового похода по пути к Иерусалиму она была захвачена Раймондом Сен-Жильским, графом Тулузским.

В 1142 году Раймонд II, граф Триполи, передал Крак де Шевалье под опеку ордена монахов-госпиталиеров. В 1144 году госпиталиеры стали превращать полученный в подарок замок в самое мощное на всем Ближнем Востоке укрепление.

Расположенный на высоком холме замок стал образцом разнообразия фортификационных средств, оригинальности оборонительных сооружений, а с учетом своих огромных размеров (площадь сооружения около 3 тыс. кв. м.) - и самым грандиозным сооружением того времени.

Двойное кольцо стен окружает вершину холма, образуя правильной формы четырехугольник длиной до 200 метров и шириной около 150 метров. С востока, севера и запада крутые склоны делают крепость почти неприступной. С юга, где выступ сообщается с примыкающей возвышенностью, в скале прорублен крепостной ров. Внешняя стена толщиной 5 метров с 13 башнями была отделена от внутренней стены и донжона наполненным водой рвом. Около 4 тысяч человек гарнизона имели  на случай осады огромный запас продовольствия и дров. В случае необходимости их могло хватить даже на пять лет.  

Пройдя через главный вход в огромных воротах, вдоль стены и сторожевых башен, можно попасть во внутренний двор. Оттуда коридор приводит в огромный зал, где находится старинная печь, колодец и примитивные туалеты.
Часовня во внутреннем дворе была преобразована в мечеть. В ней пристроили михраб и иминбар, но минарет не добавляли.  
С верхнего этажа башни Дочери Короля открывается прекрасный вид на окрестности. Сколько хватает глаз, вокруг простираются покрытые лесами горы. Отсюда защитники крепости могли загодя увидеть приближение неприятельской армии и следить за всеми ее перемещениями.  
Вся территория цитадели была надежно защищена от неприятельских стрел и ядер каменными сводчатыми потолками и крытыми переходами. Поэтому сейчас экскурсия по замку — это блуждание по нескончаемому лабиринту потайных комнат, узких ходов и просторных крытых галерей. Часто даже трудно понять находишься ли ты в крытой зале или уже спустился в подземелье. Вся внутренняя планировка подчинена одному замыслу – защите крепости. Если бы враг каким-то чудом все же попал внутрь, ему было бы трудно там сориентироваться.
Реальная опасность угрожала замку только дважды. В 1163 году на поле под его стенами крестоносцы успешно разгромили армию эмира Алеппо Нур-ад-Дина. 30 мая 1188 года знаменитый полководец-освободитель Ближнего Востока Салах ад-Дин разбил лагерь на холме напротив замка. Потратив месяц на разведку подходов к укреплениям и системы обороны замка он пришел к выводу, что замок не удастся взять штурмом. Поэтому даже и не пытался.
После провала Седьмого крестового похода в 1249 году позиции крестоносцев в Сирии стали постепенно ослабевать. Гарнизон замка Крак де Шевалье также стал испытывать недостаток в рекрутах из Европы, начались перебои со снабжением. И все же рыцари продержались здесь вплоть до 1271 года.
Замок Крак де Шевалье можно было взять только штурмом — с огромными потерями для нападающих. 29 марта 1271 года войска мамлюкского султана Бейбарса (1260-1277 гг.) прорвались вначале за первую, а затем и вторую линию обороны. Немногочисленные защитники укрылись в трех самых мощных и высоких башнях. Там они могли бы продержаться еще очень долго, но 8 апреля предпочли сдаться в обмен на право беспрепятственного прохода в Триполи. И мамлюки — надо отдать им должное — спокойно пропустили рыцарей в Триполи.
Именно туда, по стопам крестоносцев мы и отправимся.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...      

Мир без виз. Соль, финики и руины

Многие считают, что Северная Африка — это и не Африка вовсе, а часть азиатского арабского мира. Но на самом деле именно Тунис и есть самая настоящая Африка. Само название всего черного континента произошло именно отсюда. После завоевания Карфагена (он занимал примерно треть  современного Туниса - в северо-восточной части страны) римляне создали свою первую африканскую колонию.

По имени проживавшего в 50 км от Карфагена племени «афри» ее назвали Африка Терра («Земля племени афри»). Колония постоянно расширялась, сохраняя свое название. А потом и весь огромный континент, о существовании которого римляне даже и не догадывались, стал называться Африкой. В представлении же современного европейца средиземноморской побережье Туниса — это все же не совсем Африка, а настоящая Африка начинается южнее — с пустыни Сахара. Пусть так! Значит, туда и отправимся.
   
Из Суса мы уехали на ночном поезде в Таузар, на окраине тунисской части пустыни Сахара.
В вагоне второго класса места только сидячие, но пассажиров было немного, поэтому по пути  все же удалось немного выспаться (правда, контролеры несколько раз будили, проверяли билеты — в других поездах нас как иностранцев обычно запоминали и второй раз билеты не проверяли).
Оказавшись рано утром на станции Таузар, мы сдали рюкзаки в привокзальную камеру хранения и налегке отправились на исследование пустынных оазисов, барханов, соляных озер и финиковых рощ — всего, чем богата тунисская часть пустыни Сахара.

Таузар — город фиников

Оазис Таузар был обитаем уже в IX веке до н.э. Римляне основали здесь поселение Тузурос. Период процветания пришелся на период с XIV по XIX века, когда через Таузар по трансафриканскому маршруту проходили многочисленные караваны верблюдов.  

В пальмовой роще на окраине Таузара по разным оценкам растет  от 200 до 400 тысяч финиковых пальм. Для их орошения создана сложная разветвленная система арыков, по которым вода из родников и речек попадает на отдельные делянки. Эту сложную разветвленную систему подачи воды  спроектировал в XIII веке знаменитый арабский математик Ибн Чаббата.

Удивительно, что до сих пор все прекрасно работает. В знак благодарности за такое инженерное чудо жители Таузара установили памятник этому знаменитому математику средневековья.
Через пальмовую рощу проложены дороги, дорожки и тропинки. Ориентироваться можно только по солнцу — иначе будешь бродить неделю. К счастью, от голода не умрешь. По крайней мере, мы как раз попали на период сбора урожая (спелые сладкие финики — более темные, чем незрелые сильно вяжущие и несладкие). Конечно, воду из арыков пить не будешь, но жажду можно утолить соком гранатов — они тоже как раз созрели.  

Весь старый город можно обойти пешком за пару часов — старые дома, мечети и рынок.  
Таузар интересен не только сам по себе, это — прекрасная стартовая точка для исследования северной окраины Сахары. Судя по карте,  буквально в пяти километрах от города начинается огромное соляное озеро Чот эль-Джерид, а напротив него, отделенное узкой полоской земли — озеро Чот эль-Гарса.          

Соляные озера Чот эль-Джерид и Чот эль-Гарса

В сторону озера Чот эль-Джерид мы пошли пешком — все равно ведь недалеко. И здесь возле дороги тянутся плантации финиковой пальмы. Озеро занимает около 5000 кв км возле алжирской границы.

Границы озера непостоянны (в любом случае на территории Туниса, а не Алжира). Оно то почти полностью пересыхает, то опять заполняется водой. Большей частью — это всего лишь покрытая толстым слоем ярко-белой нестерпимо блестящей под африканским солнцем соли пустыня.

На проходящей по берегу озера дороге мы втроем застопили попутный грузовик до Кебили. Справа и слева на протяжении тридцати километров вдоль дороги тянулись соляные поля с заполненными соленой водой каналами и кучами подсыхающей на солнце соли.

На обратном пути мы проезжали здесь как раз на закате, когда подсвеченные искуственно-розовым цветом облака как в зеркале отражались в проходящих вдоль дороги каналах и даже на самой поверхности гигантского соляного поля. Жаль, сфотографировать все это великолепие не удалось, но забыть его невозможно.

Медина и финики в Кебили

В Кебили медина лежит не в центре городской застройки — как в других городах Туниса, а на окраине, посреди пальмовой рощи. Город был основан в XV веке и существовал вплоть до середины XX века.

Но потом местные жители его покинули, и  сейчас можно побродить по пустынным улочкам, разглядывая руины домов, внутренние дворики и мечети. Один дом в центре медины отреставрировали. В нем сейчас музей и кафе. Если сюда вдруг когда-нибудь забредут туристы...

В Таузар мы вернулись уже в полной темноте, но все же успели на ночной поезд. У нас уже заранее были куплены билеты назад в Сус. Но мы поедем еще немного дальше на север — в Хаммамет. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...    

Мир без виз. Нужен ли ваучер в Тунисе?

Очередная страна на нашем пути — Тунис. В этом путешествии мы посещаем исключительно только безвизовые страны или страны, где визу оформляют прямо в момент пересечения границы.

Тунис формально относится к безвизовым для россиян странам. Но при том, что виза для въезда в эту страну не нужна, туристы обязаны предъявить пограничникам ваучер. Что же такое туристический ваучер? Формально ваучер выписывает турфирма, которая везет туриста в страну и берется носиться с ним как с маленьким ребенком — обеспечить крышей над головой и пропитанием. Именно это в ваучере и написано — куда, на какой срок и кто привез (несмышленого ребенка или недееспособного переростка?).
Почему же в Тунис пускают только при наличии ваучера? При том, что в соседние страны Северной Африки — Марокко и Египет — можно въехать и без него. Чем Тунис так уникален? Или сюда рвутся безденежные и неспособные во время поездки обеспечить себя хотя бы самым необходимым бродяги со всей России?

Вообще, ваучер можно рассматривать в качестве некоего суррогата визы. Как если бы государство передало часть своих полномочий (по контролю за иностранцами) частным туристическим компаниям. А зачем? Виза по определению должна быть строго определенного вида и выдавать ее имеют право только специально уполномоченные государственные структуры. А ваучер может быть любого вида и формы, да и оформлять его может буквально любая частная компания. Получается полный бардак и беспорядок — идеальная среда для коррупции. Может, только для этого все эти ваучеры и придумали?  

Перед туристом, собирающимся путешествовать по Тунису самостоятельно (как в сотнях других «неваучерных» стран мира),  стоит простой выбор: либо купить ваучер в турфирме (тем самым дать взятку коррумпированным чиновникам), либо сделать «самодельный» ваучер (все равно никто не знает, как должен выглядеть «правильный» ваучер). Короче, выбор между двумя статьями - «дача взятки» и «подделка документов».    
Именно с такой ситуацией мы столкнулись в Тунисе. Перед нами был выбор: заплатить за ненужную нам бумажку или потратить время на ее изготовление? Решили не делать ни того, ни другого. Чтобы не ломиться напролом вообще без бумажек, забронировали гостиницу и распечатали билеты на вылет из Туниса в Египет (именно эти бумаги — бронь и авиабилет — часто требуются в посольствах при оформлении визы).  
Но в Тунисе ситуация еще более сложная и запутанная. Официально для въезда в эту страну даже ваучера недостаточно. Есть одно непременное требование: турист, претендующий на безвизовый въезд, должен прилететь в эту страну исключительно прямым рейсом из России (с обратным билетом тоже в Россию). Мы же мало того, что летим без ваучеров, так еще и не из России, а из Испании.
Интересно, как нас встретят на тунисской границе?

Действительность оказалась проще и банальнее, чем все сложные бюрократические изыски, которыми тунисские власти осложнили въезд в страну.  Пограничник задал нам только один вопрос: «Отдыхать?» Он лишь мельком посмотрел распечатанную с Интернета гостиничную бронь (она была настоящая, мы отменили ее уже после въезда в страну). И вскоре мы стали обладателями бесплатных въездных штампов. Впереди — новая страна.

Скандал в аэропорту

Аэропорт расположен всего лишь в пяти километрах от центра города. Можно доехать и на обычном городском автобусе. Но мы прилетели уже слишком поздно. Автобусы уже не ходили. У выхода из здания аэропорта на нас сразу же накинулись таксисты. Один — самый настойчивый — буквально затащил к себе в машину, стоявшую в середине длинной очереди. Таксист просил 15 динар, но мы быстро договорились скинуть цену до 10. Однако, так и не уехали. Тут начался скандал с криками и воплями. Чуть не дошло до мордобития. К счастью, мы тут были ни при чем — к нам претензий не было. Возмущение таксистов вызвало то, что «наш» таксист взял клиентов не дождавшись своей очереди.
Будем действовать уже привычным — отработанным в других странах - способом. Быстро сориентировавшись, мы сменили тактику. Торговаться с первым в очереди таксистом даже не стали. Отошли от аэропорта всего на несколько сотен метров - на первую попавшуюся дорогу. Там и стали останавливать проходящие мимо нас такси. Когда остановилась машина, сразу предложили 5 динар (ровно в два раза меньше, чем «окончательная цена» на стоянке в аэропорту). И таксист … тут же согласился. Видимо, как обычно, расценки в аэропорту завышены не вдвое, а втрое.      

Тунис и Тунис, город и столица

В Тунисе, видимо, раньше фантазеров было значительно меньше. Это сейчас кто-то напридумывал сложную и запутанную систему ваучеров. А раньше даже название для своей страны придумать не могли. Назвали ее так же, как и столицу.

Город Тунис основали в V веке до н.э. древние греки (они называли его Тинес). В 255 г. до н.э. во время Первой Пунической войны (это была первая из трех войн между Римом и Карфагеном) здесь был расквартирован римский легион под командованием знаменитого полководца Регула.

Во время Пунических войн город неоднократно переходил из рук в руки — от карфагенян к римлянам и обратно.

В VII веке арабы перенесли Тунис на новое место, более удобное место — на узкую полоску земли между соленым озером Себхет Седжуми на юго-западе и озером (его тоже называют Тунис!) на востоке. Позднее от озера к морю прорыли канал.

В 732 году в Тунисе построили Великую мечеть (сейчас - мечеть Зайтуна), а в IX веке в период династии Агхлабидов город впервые стал столицей страны. В 1574 году знаменитый турецкий полководец Синан-паша захватил Тунис и присоединил город к Османской империи. Население стало расти за счет изгоняемых из Испании мавров и евреев из итальянского Ливорно.

В XIX веке Тунис стал французской колонией. На отвоеванной у озера Тунис земле французы построили Новый город (Ville Nouvelle). Его центральная улица Bourguiba начинается прямо на берегу озера Тунис. Дорога из аэропорта, по которой мы приехали на такси, выходит на эту улицу в районе площади 7 ноября, возле офиса туристической информации.

Улица Bourguiba идет до площади place de l'Independance и дальше до входа в медину (Старый город).
В медине улицы были пустынны и очень сильно замусорены. Пройти можно только с трудом протискиваясь между куч мусора. А ведь медина Туниса включена в список мирового наследия ЮНЕСКО!

Гостиниц в медине много, но мест в них почему-то не было. Возможно, из-за того, что на носу были очередные президентские выборы (плакаты с единственным кандидатом (действующий президент страны) развешаны на грязных стенах). Только с пятой попытки удалось найти свободную комнату. Обстановка, как в одной из песен Владимира Высоцкого; «на сорок восемь комнаток всего одна уборная». Причем, комнаты еще и без окон. Настоящая африканская экзотика...  
Для удобства туристов по медине проложен туристический маршрут — ориентироваться можно по развешанным на стенах домов керамическим стрелкам. Хотя здесь и так заблудиться трудно. Если даже не смотреть на указатели, а свободно бродить по узким кривым улочкам, то рано или поздно выйдешь или к воротам Свободы, на восточной окраине медины, или к  правительственным зданиям — на западной. Или окажешься прямо у дверей Великой мечети (ее также называют мечетью Зайтуна — мечетью «Под оливковым деревом»)— в самом центре. Все остальное пространство медины занимают частные дома — видавшие лучшее время, старые дворцы, мечети, медресе и гробницы мусульманских святых.                  

Горожане — те, кто могут себе это позволить - стремятся перебраться из средневековой медины в современные престижные пригороды. Их место тут же занимают приезжие из сельской местности. Для них и медина — предмет мечтаний. Поэтому атмосфера в Старом центре как в какой-нибудь глухой тунисской деревне. Вернее, все же не в обычной деревне, а в туристической. Магазинчики здесь торгуют не столько ширпотребом (он тоже есть), сколько сувенирами для туристов.
От медины улица Bourguiba приводит к католическому собору Святого Винсента де Поля.

Собор обращает на себя внимание оригинальностью архитектурного облика — смесью мавританской, византийской и готической архитектуры. Прямо перед собором установлен памятник известному мусульманскому ученому  Ибн Хадуну. Он прославился как философ и историк (ему принадлежит открытие циклических процессов в истории).    
   
Вся центральная улица застроена импозантными зданиями начала XX века. В их облике легко угадывается господствовавшем тогда во Франции стиль «арт нуово». Самый яркий пример — здание театра, чуть дальше собора (и на противоположной, южной стороне).

Парадная часть улицы Bourguiba заканчивается на площади 7 ноября с высокой башней, напоминающей лондонский Биг Бен. Дальше — порт и конечная линия скоростного трамвая в Карфаген.

Посещение Карфагена мы оставили напоследок, и отправились на железнодорожный вокзал — поедем изучать страну. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...  

Мир без виз. На стенах Дубровника и … внутри

Из Черногории мы опять въехали в Хорватию — уже во второй раз. Хорватские пограничники — как в во время первого въезда — никаких вопросов не задавали. Молча и рутинно проштамповали паспорта.

Теперь нужно было как-то добираться до Дубровника. До его оставалось километров сорок. Но транспорта почти не было. Пошли пешком, пытаясь останавливать очень-очень редко догонявшие нас машины. Спустились вниз и в первом же населенном пункте расположились а автобусной остановке.

Старик, копавшийся на своем винограднике, угостил нас несколькими огромными гроздьями винограда. Так и пришлось втискиваться в миниатюрный «Фольксваген» не только с рюкзаками, но и с виноградом в руках.

В Дубровнике с самого начала настроили переночевать где-нибудь в городе под крышей. Стали заглядывать в попадавшиеся по пути дома с табличками «сдаются комнаты». Владельцы, будто захваченные врасплох, даже не могли поначалу сказать, сколько же стоят у них комнаты. Потом заламывали какую-то явно не соответствующую сезону цену. Видимо, опять придется спать где-нибудь на берегу моря.

И когда мы уже совсем настроились не оставаться в Дубровнике на ночь, нас отловила более адекватная хозяйка. С ней легко и быстро удалось договориться за 30 евро (комната на троих). Поселились мы в самом-самом центре Старого города. Окно, комнаты, правда выходило на стену (и окно) соседнего дома — в трех метрах от нас (такие тут узкие улочки). Но на крыше была прекрасная терраса, с которой можно было увидеть крыши большей части города.  

Дубровник

Дубровник без сомнения самый знаменитый и «распиаренный» город Адриатического побережья Хорватии. Исторический центр города в 1979 году включен ЮНЕСКО в список памятников всемирного наследия. В 1991 году город пострадал в результате нападения сербов с суши и с моря. Артиллерийский обстрел продолжался несколько часов. Часть исторических зданий было разрушено. Три месяца в городе не было ни света, ни воды, ни продуктов. Но сейчас — в отличии от многих городов бывшей Югославии — здесь не найдешь ни одного разрушенного или с пулевыми следами дома.

Конечно, война не прошла бесследною. И сейчас в Старом городе не найдешь ни одного дома или магазина, принадлежащего сербам. Многие сербы вообще не могут найти работу — весь бизнес принадлежит хорватам. Да и бизнес — как у нас — мафия, крыши, черный нал, коррупция. Многие — если не все - сербы с ностальгией вспоминают времена СФРЮ, когда жизнь была спокойной и безопасной.
   
На территории Дубровника люди поселились еще в незапамятные времена. По оценке историков уже где-то в середине V века хорваты основали город. Название, вероятно, произошло от слова «дубрава» - дубовые леса в окрестностях города действительно встречаются в изобилии.

Поначалу город находился под контролем Византии, но начиная с XII века стал самостоятельным городом - им управляла династия местных князей. Тогда город конкурировал с Венецией в торговле и судостроении. Но в политическом отношении он 150 лет был вассалом своего более мощного соседа. По мере усиления Османской империи Дубровник заключил соглашение с султаном. Город стал вассалом Османской империи, платил султанам дань. Но все же сохранил свою торговую и культурную автономию.

До наших дней прекрасно сохранились городские стены (1940 м длиной). Сейчас самый главный туристический аттракцион — обойти город по кругу. Движение только в одну сторону — против часовой стрелки. Вход — 50 кун. Входы на в трех местах (плюс пара мест, где на стену можно забраться «неформально») - там же проверяют билеты у проходящих.
По стене можно ходить часами. Длинная сеть расположенных на разных уровнях узеньких переходов, лестниц, башен и башенок дает возможность рассматривать Дубровник с миллионов точек. И с каждой из них вид немного меняется. И с каждой — он замечательный.

Руки так и тянутся к фотоаппарату. Уже и аккумулятор на последнем издыхании, и карточки забиты, но кажется, что самый лучший кадр еще где-то впереди. На закате еще интереснее — освещение меняется очень быстро, и даже не нужно менять своей позиции, чтобы изменилась картинка перед глазами. Интересно, как Дуброник будет выглядеть со стены под лунным светом? Вот этого-то выяснить и не удалось. Как только стало темнеть, охранники стали вылавливать туристов и выгонять их вниз.
Там — на узких улочках и площадях жизнь продолжала кипеть.      

Главная городская улица — Плаца — до позднего вечера была постоянно заполнена туристами (только примерно с 2 до 5 часов ночи на ней никого нет).  На ступенях собора сидело несколько человек с ноутбуками. Мы к ним присоединились, получилась целая группа любителей бесплатного Wi-Fi Интернета.            
Из Дубровника наш путь лежит в Боснию и Герцеговину. Поедем, как обычно, не на прямом автобусе в Сараево, а на перекладных. Сначала до Требине — первого боснийского городка у хорватской границы. А там — посмотрим.
При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...  

Мир без виз. Страна бетонных бункеров

Летом из Ульцина каждый день по утрам (примерно в 6.00) уходит автобус в албанский город Шкодер. Но осенью — когда туристов очень мало - можно рассчитывать только на маршрутки или такси. Таксисты за поездку в Шкодер просили 30 евро и ни на какие уступки не шли. После недолгого торга договорились за 15 евро - до албанской границы.  
На границе тихо и спокойно: черногорские и албанские пограничники мирно сидят в одной конторке, а паспорта просто перекладывают со стола на стол. Никаких вопросов не задавали. Внесли наши паспортные данные в компьютер, но не поставили ни одного штампа — ни выездного из Черногории, ни въездного в Албанию. Теперь, если в Албании нас остановят для проверки документов, могу принять за «нелегалов», неизвестно каким образом пересекших черногорско-албанскую границу. Хотя вряд ли кто в это всерьез поверит — албанцы сами стремятся скорее уехать из своей «полуазиатской» страны, в которой еще не забыли период культа личности, в «настоящую» Европу.
С албанской стороны стояло два «Мерседеса» - такси. После короткого торга с 10 евро сбили цену до 7 и поехали в Шкодер (итого 22 евро, вместо 30 — на прямой черногорской машине).
В Шкодере
Албания - самая экзотическая часть Европы. В середине двадцатого века это была единственная в мире атеистическая страна. Вся религия — как опиум народа — была запрещена. Бывший партизан, во время Второй мировой войны с успехом воевавший в горах Албании с немецкими и итальянскими захватчиками, стал сначала признанным лидером нации, а позднее — диктатором с неограниченной властью.
Пирамида Энвера Ходжи
Энвер Ходжа хотел всего и сразу — вытащить Албанию с задворков Европы и сделать самой передовой страной мира. В середине прошлого века считали, что самый лучший способ для этого — социалистический путь развития. Албания стала социалистической страной. Но с другими социалистическим странами отношения сразу как-то не заладились. Вначале албанцы поругались с Советским Союзом (камнем преткновения стал вопрос о создании в Албании советской военно-морской базы), а позднее — и с Китаем. С капиталистическим миром отношения были еще хуже. Страна оказалась в полной изоляции. Кругом - только враги. Причем, враги — как казалось албанскому лидеру — которые только и ждут удобного момента для нападения на беззащитную маленькую, но гордую страну.
Энвер Ходжа вспомнил свой партизанский опыт — воевать не умением, а числом (всем народом сразу). Вся страна стала готовиться к предстоящей войне заранее. Каждый албанец должен был стать воином. Но много ли навоюешь с винтовкой против танков ? (причем, (неизвестно каких - советских или американских?). В аналогичной ситуации — внезапного появления танков — в Советском Союзе в начале войны все трудоспособное население гоняли на рытье противотанковых рвов. В Албании стали готовиться заранее и тщательнее. Стали строить бетонные бункеры. Причем, взялись за дело так рьяно, что вскоре у каждой семьи — в огороде или во дворе городского микрорайона — был свой, пусть и маленький, но не деревянный, а бетонный бункер. Так в Европе возник аналог Северной Кореи.
Бункер во дворе жилого дома
В 1985 году выяснилось, что бессменный руководитель социалистической Албании Энвер Ходжа — всесильный диктатор, но не бессмертный человек. Видимо, для него самого это был сюрприз. Иначе непонятно, почему он никак не подготовился к неизбежной смене власти. Диктатор не оставил после себя ни младшего брата (как Фидель Кастро), ни сына (как Ким Ир Сен). В стране, где до этого был полный порядок, все сразу начало разваливаться. Вместо войны с агрессором, казалось вот-вот начнется гражданская война — всех против всех. Народ начал громить воинские склады и запасаться оружием — бункеры-то уже были. Казалось, будет хуже, чем в соседней Югославии. Но ничего подобного не произошло. Каждый сидел в своем бункере с автоматом и ждал нападения. Но нападать было некому. Народ посидел-посидел и стал постепенно расползаться. Причем, расползаться не по стране, а сразу по всей Европе.
«Новые албанцы» - как «новые русские» или «новые китайцы» хотели всего и сразу. В самой Албании разворовывать было нечего. И они обратили свой взор на Европу. Вскоре албанцы стали активными игроками во всех сферах криминального бизнеса — от наркоторговли и торговли оружием до похищения людей и проституции.  
Торгуют всем и везде
Полученные неизвестно каким путем и неизвестно где деньги мощным потоком потекли в отсталую полунищую страну. Сейчас — куда ни посмотришь — идет активное строительство. Рядом с полуразрушенными сталинскими или хрущевскими домами вырастают современные бетонные коробки — разукрашенные во все цвета радуги.                

Шкодер

В Шкодере таксист высадил нас у заправки на въезде в город.
От Шкодера в Тирану идет железная дорога — строили еще во времена Энвера Ходжи. И вокзал есть — правда, заброшенный. Он не развалился, его не разграбили и не взорвали. Вокзал просто закрыли на ключ до лучших времен. На заросших бурьяном подъездных путях брошено несколько ржавых вагонов. Судя по виду, поезда здесь ходили еще сравнительно недавно (уже после 1985 года). Но уже не ходят. До столицы сейчас можно добраться только на автобусе.  
Маршрутки и автобусы на Тирану стоят концентрируются напротив здания драматического театра в самом центре города. Отправляются по мере заполнения.  

Тирана

В Тиране автовокзал — вернее, забитая автобусами площадка — находится прямо возле железнодорожного вокзала (конечно же тоже — как и везде в Албании - не работающего) всего в нескольких сотнях метров от центра города.  
Тирана была основана турками в 1614 году и первые триста лет своей истории была всего лишь заштатным торговым городком. Но в 1920 году — после распада Османской империи и получения страной независимости сюда из Дурреса перенесли столицу.
На площади Скандерберга
Независимая Албания сразу же стала тяготеть к соседней Италии. Именно итальянцы в период между мировыми войнами проложили в Тиране современные широкие улицы им стали строить первые правительственные здания. Потом — во время Второй мировой войны — они пришли уже на все готовое.
Фонтан
В 1944 году партизаны с боями выбили из Тираны итальянских захватчиков. Сразу же после окончания войны началось строительство нового города — столицы социалистической Албании. На месте старых турецких домиков по планам советских архитекторов советские строители настроили многоэтажки в типичном «сталинском» стиле. В результате центр Тираны стал похож на что-то среднее между российским областным центром и столицей какой-нибудь итальянской провинции.
Воинское кладбище
Слева на центральной площади слева (если подходить со стороны автовокзала) внимание сразу же привлекает огромное белое здание. Типичный «Дворец культуры» начали строить в 1960 году  советские строители. Но всего через год отношения Советского Союза с Албанией сильно ухудшились. Достраивать албанцам пришлось уже самим, хотя и по советским чертежам — в классическом советском стиле начала 1960-х годов. Во времена Энвера Ходжи здесь и был дом культуры. Сейчас — как у нас на ВДНХ после Перестройки — здесь в дополнение к театру размещаются многочисленные магазинчики и частные картинные галереи. Государственная «Национальная картинная галерея» стоит прямо напротив. Ее здание — тоже в стиле советских времен. На фасаде счастливые металлурги с красными флагами всем своим видом показывают, как весело и радостно им живется под руководством коммунистической партии и правительства.
От досоциалистических времен в историографии Албании самым ярким героем был и остается князь Скандерберг, прославившийся как основоположник албанской нации. Именно он и возвышается на коне в самом лучшем месте — посреди площади.
Удивительно, что памятников Энвеору Ходже не только сейчас, но и раньше на этой площади не ставили. Но если пройти немного дальше, то метров через триста (после улицы Жанны Д'Арк — к чему такое название?) после того, как широкий бульвар пересечет узенькую речушку, слева внимание привлекает огромная — почти египетская по пропорциям (чуть-чуть меньше про размеру) -  пирамида. Здание из стекла и бетона было построено в 1988 году в качестве мемориального музея албанского фараона — Энвера Ходжи. Построить-то построили, но открыть уже не успели -  в Албании как раз начался период развенчания культа личности. Пирамида осталась бесхозной и сейчас постепенно разваливается.  
В городе есть и другие развалины. Но новостроек все же значительно больше. Высокие современные офисные здании банков и транснациональных компаний постепенно меняют облик центральной части албанской столицы.
Только расположенный вокруг искусственного озера городской «Парк культуры и отдыха» кажется ничуть не изменился с времен Энвера Ходжи.
Памятник братьям-героям
Здесь по-прежнему на каждом углу стоят памятники социалистическим героям — революционерам, солдатам, труженикам тыла и героическим женщинам. В этом «музее социализма» и посетители под стать — чинно прогуливающиеся ветераны.

Дуррес

С автовокзала Тираны каждый час отправляются автобусы в Дуррес. Если Тирана — столица современной и будущей Албании, то Дуррес — старая столица Албании. В античные времена здесь находился религиозный центр Эпидамнос, в котором поклонялись богине Венере. Многочисленные статуи этой богини — всех видов и размеров — часто находят во время археологических раскопок.
Руины
Вообще руины, какие-то заброшенные полуразрушенные колонны и фрагменты стен встречаются буквально на каждом шагу.
Античные колонны и мозаика
Но самое заметное из сохранившихся с античных времен сооружение — римский амфитеатр I-II веков н.э.
Амфитеатр в Дурресе
И сейчас — в полуразрушенном состоянии и запрятанный среди современной городской застройки — он производит величественное впечатление.
Руины амфитеатра
Частично сохранившиеся до наших дней городские стены были построены византийцами в конце V века. Позднее венецианцы пристроили к ним мощные оборонительные башни.
Сторожевая башня на углу стены
Современный город строится немного в стороне — на берегу моря. Там — за памятником какому-то неизвестному герою-революционеру начинается набережная с аттракционами и киосками.
Памятник на набережной
Правда, пляжа, как такового, в городской черте нет. Вряд ли кто станет называть пляжем грязный берег, заваленный высохшими морскими ежами.  
Парк на набережной

Круя

Из Дурреса мы отправились в Крую, где с 1443 по 1468 годы была резиденция князя Сандерберга.
Круя
Настоящее имя героя - Георгий Кастриоти (1405-1468). В детстве его, как сына албанского принца, турки взяли в заложники — так в Османской империи обеспечивалась лояльность местных князьков. После учебы в Эдирне (именно там — до захвата Константинополя — находилась столица империи) его — под именем Искандер — его приняли на службу к султану. При султане Мурате II сын албанского принца дослужился до чина бея (губернатора). Именно как Искандер-бей (на албанский манер — Скандерберг), а не Георгий Кастриоти он и остался навеки в албанской истории.  
В крепости Скандерберга
В 1443 году Скандерберг поднял восстание против своих воспитателей и наставников. Он демонстративно отказался от ислама, и провозгласил себя королем независимой Албании. Турки, конечно, пытались подавить мятеж. Но албанцы (при поддержке союзников - венецианцев) раз за разом отбивали нападения. Четыре раза — в 1450, 1467 и 1468 годах — турки осаждали Крую. Но только в 1478 году — уже после смерти Скандерберга — им удалось захватить неприступную крепость.  
Крепостная стена
От когда-то неприступной крепости до наших дней сохранилась одна башня и разрозненные фрагменты полуразрушенных стен.
В крепости Скандерберга
Территория на склоне холма внутри крепостных стен застроена частными домами. Недавно там же построили и новый — стилизованный под средневековый замок — музей Скандерберга.
В музее Скандерберга
Снимать в музее запрещено — да и нечего. Все огромное трехэтажное здание  заполнено многочисленными изображениями героя, его врагов и друзей, оружием и предметами XV века.  
 
Назад в Шкодер приехали уже в темноте. Автобус высадил пассажиров практически на том же самом месте, где мы были вчера — перед началом своей двухдневной поездки по Албании. Круг замкнулся. Пора возвращаться назад в Черногорию.

На погранпереходе все опять прошло быстро и просто. Албанцы опять никаких штампов не поставили. В результате за поездку из Черногории в Албанию и обратно мы получили только один новый штамп в паспорт — черногорский. Вот бы так и на других границах!
Начавшийся утром в Тиране день завершился уже в Черногории. При поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир бз виз» продолжается...  

Мир без виз. Монастырь Острог

От Никшича до монастыря Острог всего 22 км, но время было позднее. Все автобусы уже ушли, да и на автостоп надежды уже не было. Стали прицениваться к такси. Оказалось — недорого (по московским меркам). Первый же таксист предложил подвезти прямо до монастыря всего за 13 евро (и легко согласился на 11 евро).
Дорога от Никшича до монастыря идет сначала по шоссе, а затем сворачивает влево и начинает круто подниматься вверх. И дорога узкая, и повороты крутые, и обрывы. Ехать опасно. Но оно того стоит.
Монастырь Острог — самый крупный и известный православный монастырь в Балканских странах. Ежегодно сюда приезжают тысячи паломников не только из Черногории и Сербии, но и православные из соседних стран.

Сам монастырь состоит из двух частей. Изначально основанный в XVII веке монастырь буквально прилепился к скале на высоте 1000 м над уровнем моря. На 200 метров ниже по склону в 1820 году основан второй — значительно больше по размеру — новый монастырь.

В верхнем монастыре рядом с маленькой Крестовоздвиженской церковью в пристроенном к скале трехэтажном здании есть кельи не только для монахов. Комнаты с номерами 1, 2 и 3 выделены для паломников. Помещения размером 10 на 10 метров плотно заставлены трехэтажными железными кроватями.

Любой паломник может там переночевать. Не только за ночлег платить не нужно, но и разрешение ни у кого не нужно спрашивать — заходи, выбирай свободную кровать и ложись. И, что совсем уж удивительно для христианского монастыря, нет деления комнат на мужские и женские.
Выбирай любую комнату и любую свободную кровать. Постельного белья правда нет. А груды одеял, матрацев и подушек свалены огромными кучами на первом этаже этого своеобразного общежития.

Те, кто не любит спать с храпящими соседями, укладываются спать прямо в монастырском дворе. Матрацы кладут на камни, а накрываются одеялами. И свежо, и не холодно, и главное — с видом на подсвеченную прожекторами церковь.

Утром все, как и проложено, встают по сигналу колокола и идут на утреннюю службу. Но исключительно добровольно — никто никого не заставляет. Ведь и приезжать в монастырь  не заставляли.

При моральной и информационной поддержке сообщества путешественников Турбина кругосветка «Мир без виз» продолжается...


Страницы: 1 | 2 | След.