ДМЗ: ликбез

Демилитаризованная зона – территория шириной 4 км., разделяющая Корейский полуостров примерно на две равные части: северную и южную. Официально зафиксирована она была 27 июля 1953 года. ДМЗ – последний пережиток Холодной войны, предпоследним была Берлинская стена, разрушенная 9 ноября 1989 года.

eebab8560f064e7d09dd225386066f21.jpg

Гражданам Южной Кореи запрещено въезжать на территорию Северной, а северянам в Южную. Фактически кусочек земли шириной в 4 км. не принадлежит ни тем, ни другим. Зато здесь находится единственное место, где могут встретиться делегации обеих стран – селение Пханмунджом. Строение для переговоров устроено таким образом, что южане и северяне садятся каждые со стороны своей части полуострова, не пересекая границу.

На территории ДМЗ установлена символическая скульптура: две семьи пытаются соединить половинки распадающегося шара, в разрезе которого расположена карта Корейского полуострова.

ef3023c326e83ef757f4811251d51486.jpg

На данный момент известны 17 подземных ходов, прорытых из Северной Кореи в Южную. В 1978 году на глубине 73 метров был найден особенно крупный туннель длиной 1635 м. 30 тысяч вооруженных до зубов солдат из Северной Кореи в полном обмундировании могут преодолеть его за час и выйти всего в 44 км. от Сеула. Сегодня туннель – безопасное место для посещения туристами – ровно на границе с северным соседом установлена бетонная стена.

Для желающих взглянуть на Северную Корею на территории ДМЗ построена наблюдательная площадка Торасан: если приглядеться, отсюда можно увидеть город Кэсон. На его территории когда-то была создана общая экономическая зона. 15 южнокорейских компаний разместили там свое технологичное (мирное!) производство, а жители Северной Кореи сделали вклад в виде рабочей силы. Но после очередных испытаний северокорейских ракет в этом году островок мира был закрыт.

911ebdb7de5e6b0981a79ac81fcb6d82.jpg

Самая северная станция на территории Южнокорейского полуострова – ж/д вокзал «Торасан». Его вид сбивает с толку всех туристов: билетная касса, магазин сувениров, зал ожидания – все отлично функционирует. Создается ощущение, что можно купить билет и укатить в Пхеньян. Южане уверены, что вокзал не навсегда останется крайней точкой и снова соединит не только Южную и Северную Кореи, но и Корейский полуостров с Китаем, Россией и Европой.

b7fc507894f12873f934074f6f943344.jpg

Жители и правительство Южной Кореи очень стремятся объединиться с братским народом, настолько, что уже даже назначены чиновники, которые вступят в должности сразу после объединения двух Корей.

Гастрокорея 2.0: уличная еда

Доводилось ли вам бывать на Монмартре в Париже? Это настоящая Мекка уличной французской кухни: жареные каштаны, источающие ароматы ванили вафли, тончайшие блинчики с нутеллой, известные всему миру багеты с разнообразными начинками…

Ну так вот, корейская уличная еда даже сравниться не может с европейской – такого многообразия вы не встретите нигде. Приезжаешь на Мёндон в Сеуле (это что-то вроде нашего московского Арбата) и тонешь в кулинарной полифонии…

48674e5290bc5e0f8a180e0bbb28d987.jpg

Съездить в Корею и не попробовать уличную еду – это то же самое, что приехать в Минск и не отведать драников со сметаной, быть проездом в Киеве и отказаться от борща с галушками… В общем, гастрономическое преступление! Сегодня мы расскажем о тех уличных блюдах, который должен попробовать каждый уважающий себя турист.

Кимпаб, корейские роллы, самый простой способ вкусно и недорого перекусить. Обычно ролл содержит 4-5 любимых цветов корейцев – красный, зеленый, желтый, белый и черный. Выглядит очень жизнерадостно. От японских роллов кимпаб отличается тем, что часто в качестве начинки используется взбитое яйцо, поджаренное как блинчик. А еще ким (водоросли) не окутывает ролл по принципу улитки, а только «бинтует» его снаружи.

74a846e410ed3d62c09540f870961034.jpeg


Ттокпокки – это острые лепешки из рисовой муки (похожие на клецки), которые обычно тушат с овощами и острым соусом кочхучжан. Кстати, для корейцев чем острее ттокпокии – тем вкуснее, как, собственно, и со всей остальной едой. Так что будьте осторожны, и не смотрите на корейских школьников, которые с удовольствием перекусывают им на улице и не изрыгают пламя – они привыкли.

53508cb559bf2e006f44075a7256160f.jpg

Так ккочхи понравится любителям мясного. А еще отлично подойдет под соджу (это корейская водка, правда, совсем некрепкую). Кусочки курицы, обжаренные на огне, подаются с разнообразными соусами: кисло-сладким, острым… Вы точно вернетесь и возьмете еще.

71e5a72840ec65f4c538d90c8776e7a8.jpg

Если вы приехали в Сеул зимой, не проходите мимо чудных пирожков в форме карпов (пуноппан). В их мучном нутре скрывается необычная начинка из красных бобов, очень популярная в Корее. Пальчики оближешь!

520f39a6e10dc79bf24c6bffbdce489e.jpeg
А летом особой популярностью пользуется пхатпинсу – десерт, приготовленный из ледяных хлопьев, опять-таки красной фасоли, разных фруктов, лепешек из рисовой муки с начинкой и мороженого, все это великолепие обильно поливается сиропами и сливками. Продают на улицах и рожки с мороженым (иногда до 30 сантиметром в высоту – съесть в одиночку такой шедевр – настоящий челлендж). А любители экзотики могут попробовать мороженое в огромных кукурузных трубочках.

70d5cb1261314ab3624408de4d403ce4.jpg

Ах да, чуть не забыли про манту. Проще говорят, манты. Их корейцы тоже очень любят. Только в отличие от наших основой начинки является не мясо, а овощи или лапша. Готовятся они из самых разных ингредиентов: пшеничной и гречневой муки, тыквы, рыбы, мяса, овощей.

19aed9e995cc37f448004537a1427f25.jpg
В общем, если в Питере пить, то в Корее точно есть. Приезжайте к нам, будем рады!

Голубые озёра в пустыне. Колумбия

Посас Азулес, как называют здесь голубые озёра-карлики, расположились в зоне настоящей пустыни в окрестностях г. Вилья-де-Лейва. От города расстояние в четыре километра решила преодолеть пешком, что бы получить максимальное удовольствие от самой прогулки.

Мне казались прекрасными все цветы и деревья, а некоторые из них удивляли и завораживали.

Многие деревья были увешаны растениями-паразитами, похожими на мочалку или бороду старика, развевающуюся по ветру. Опутав собою все ветви и веточки, они забирали силу у дерева. Постепенно оно высыхало и превращалось в мёртвый остов, при этом на сухом скелете ещё развевались «мочалки и бороды», но их конец тоже был близок; на загубленном дереве погибали и сами растения-паразиты.

Моё внимание привлекала интересная пальма в несколько стволов. Её я встречала по всей Центральной Америке и Мексике. Каждый из стволов был увенчан раскидистой кроной-метёлкой. Листья у неё ярко-зелёные, перистые и жёсткие.



А сколько я видела сукуллентов по дороге, так это даже не запомнить, многие из них красиво цвели. Ведь в Колумбии самый высокий уровень количества видов растений на единицу площади во всём мире!

Помимо природной красоты по всей Латинской Америки часто встречаются придорожные алтари. Они могут быть совсем маленькими, едва заметными, а иногда, как памятники герою возвышаются у обочины. Такой величественный алтарь со статуей Святой Девы был установлен на главной дороге при выезде из города Вилья-де-Лейва, как благословение на удачу всем, кто отправлялся в путь.



Совсем незаметно стали появляться деревья, похожие на нашу сосну. Ветви тех деревьев покрывали мягкие и пушистые иглы, они были длинными и легко развевались на ветру. Все кроны сосен были сплошь увешаны шишками, а стойкий сосновый аромат распространялся повсюду.
Постепенно редкие деревца превратились в настоящий лес, который густо восстал по обе стороны от дороги. Сама трасса была пустынной, я то и дело оглядывалась по сторонам, как-то уж совсем мне одиноко стало, хоть бы автобус с людьми проехал, а вот встречаться с кем-либо из пешеходом совсем не хотелось. Хоть меня и успокоили в городе, что одному ходить по окрестностям безопасно, но я-то знаю всю эту хлипкую безопасность.
Дикие лимоны-апельсины мешались с соснами.



Незаметно почва сменила свой цвет и состав. Красные пески были почти лишены травяного покрова, а сосны стали ниже. Лес как-то вдруг поредел и съёжился, стало жарко, дорога пошла вниз. Я уже не ждала, что мой путь когда-то завершится, а тут вдруг увидела открытый вход влево, где красная грунтовка уходила в лес.



Навстречу из-под навеса ко мне вышел человек, и я облегчённо вздохнула, то был сотрудник данного заповедного участка леса; там находились природные голубые водоёмы. (6000 песо)
Красная дорога уводила меня куда-то вниз, сосновый бор почти сошёл на нет, стало нестерпимо жарко и началась настоящая пустыня; не Сахара, конечно, но всё равно пустыня.

В ложбинах среди песчаных холмов, сверкали серебром крошечные озёрца. По цвету все они разнились между собой, начиная от серебристого цвета и заканчивая тёмно-зелёным.

Озёр было несколько и все они мертвы, за исключением самого зелёного, где поселилась утиная пара. Две уточки обосновались на берегу на постоянное место жительства. В том водоёме вода была пригодна для их жизни.

Остальные посас имели жидкостный состав опасный для человека, идентичный составу вулканических лагун, но к моему удивлению вулканов поблизости не наблюдалось.



По берегам были расставлены таблички, предупреждающие об опасности и запрещающие купаться. Но сколько обаяния было среди чудных водоёмов. Несмотря на их малые площади, озёрца в жару мелеют, но не пересыхают. Очертания песчаных берегов напоминали пляжи, даже не верилось, что содержимое этих мини-озёр может навредить человеку.

Пушистые сосны украшали оранжевые холмы, цветущие кусты были полны пчёл и издавали тонкий аромат, а я из холодного города Вилья-де-Лейва вдруг попала в жаркое пустынное лето!

Кроме меня среди озёр гуляла пара с малым ребёнком, а больше никого и не было. Такая обворожительная прогулка досталась в тот день только нам!

Когда возвращалась обратно, то произошёл неприятный инцидент по пути. Я уже говорила, что избегаю всяких прохожих на пустынных дорогах, а тут незнакомец рядом со мной пристроился. Сказать ему прямо, что такой дуэт меня не устраивает, постеснялась, поэтому пришлось вернуться в зону пустыни и переждать время. Может зря себе это накручиваю, но лучше так, чем два километра по лесу идти с неизвестным попутчиком и всю дорогу переживать за ситуацию.
В тот же день, вернувшись в город, решила возвращаться в Тунху, а оттуда попробовать уехать в Букарамангу. Много восторженных откликов слышала об этом городе, надо было убедиться в их правдивости.

Ехал на ярмарку... Русский поэт

Иван Сергеевич Аксаков к русскому литературному кругу принадлежал по рождению и по семейному воспитанию. Он был третьим сыном известного писателя Сергея Тимофеевича Аксакова – литературного и театрального критика, автора книг о рыбалке и охоте. Старший брат Ивана Сергеевича – Константин, стал публицистом, поэтом, историком и лингвистом.

Сестра Вера, будучи ревностным пропагандистом славянофильских идей, в аксаковском подмосковном именье Абрамцево организовала литературно-общественный салон частыми гостями которого были Гоголь, Тургенев, Тютчев, художники Поленов, Васнецов, Серов, Репин, Врубель, здесь выступала великая Ермолова, пел Шаляпин.










Окончив петербургское училище правоведения, Иван Сергеевич поступил на службу в московские департаменты правительствующего Сената. Начало 40-х годов было еще тем временем, когда прутковское изречение, что только в службе государственной можно познать истину, не могло звучать иронией: только казённая служба открывала некоторый простор для общественной деятельности.








Московская канцелярская работа, конечно, оказалась не по Аксакову; он постарался определить себя к живому делу и перешёл в провинцию. Несколько лет он прослужил сначала в калужской уголовной палате, потом в астраханской. Однако, здесь он, в конце концов, изнемог; глядя на «кругом царюющее зло», он понял, что один в поле не воин, и ушёл из судебной службы. В 1851-ом Иван Сергеевич выходит в отставку и отдаётся литературе, примкнув к славянофильскому кругу. Будучи редактором «Московского Сборника», он, по запрещении цензурою II тома, вместе с братом Константином, Хомяковым, Киреевским и князем Черкасским был отдан под надзор полиции, что являлось почти прямым отлучением от пера. В этих обстоятельствах Аксаков горячо ухватился за предложение Императорского Русского географического общества описать ярмарочную торговлю Малороссии. Санкт-петербургское купечество пожертвовало в общество 5000 рублей серебром с тем, чтобы они употреблены были на исследование внутренней торговли России.











«Под общим наименованием украинских ярмарок разумеется цепь гуртовых или оптовых ярмарок на Украине, сменяющих одна другую в течение целого года, принадлежащих к одной системе, посещаемых за немногими изменениями одними и теми же торговцами. Вот их названия: Крещенская, Успенская и Покровская в Харькове; Ильинская в Полтаве, Маслянская и Вознесенская в Ромне Полтавской губернии; Коренная в Коренной Пустыни Курской губернии; Крестовоздвиженская в Черниговской; Введенская в Харьковской. Сюда же должно отнести, по связи ее с ярмаркою Ильинскою, Троицкую шерстяную ярмарку в Харькове». (Из отчёта И.С. Аксакова Русскому географическому обществу)









Исследование Аксаковым ярмарок, скорее, напоминало работу журналиста, нежели учёного. Этот вид деятельности ему был хорошо знаком и раньше. Первым его подобным опытом стала работа по составлению и редактированию славянофильского «Московского сборника на 1852 год», в котором он поместил программное стихотворение «Могучим юности призывам...», статью «Несколько слов о Гоголе», написанную по случаю смерти последнего, и неоконченную поэму «Бродяга», ставшую камнем преткновения Аксакова-чиновника. Этот выпуск сборника имел громкий успех. Для следующих выпусков писатель подготовил статьи «Об общественной жизни в губернских городах», где иронично обличал нравы «высшего общества», его раболепство перед Западом и предательство собственных корней, и «О ремесленном устройстве в некоторых селениях Ярославской губернии» - здесь он анализировал опыт, в котором находил проявление русских общинных начал.









«Исследование о торговле на ярмарках Малороссии» было издано лишь спустя 5 лет из-за поступления Ивана Сергеевича Аксакова в ополченскую дружину. Богатый опыт по наблюдению народной жизни на местах и замечательный в экономическом и статистическом отношении труд был встречен единодушными похвалами и удостоен почётными наградами: Русское географическое общество, за свой счёт издавшее исследование, присудило Аксакову Константиновскую медаль, а Академия Наук — половинную Демидовскую премию. Дальше Аксакова ожидала плодотворная литературная деятельность и подобными научными исследованиями он себя более не утруждал.











* * *
Фото: Кирилл Канунников©, Архивы Русского географического общества, проектов «Ярмарки Малороссии»© и «Русская ярмарка»©

Прослушать программу целиком можно на сайте радио Серебряный дождь
Проект создан при поддержке Русское географическое общество

Грузия – это праздник, который всегда с тобой

Как говорил Эрнест Хэмингуэй, Париж – это праздник, который всегда с тобой. Но то же самое можно сказать про Грузию! РОУД-МУВИ побывало в «кавказском Париже», и мы не забудем эту поездку никогда!

Страницы: Пред. 1 ... 7 8 9 10 11 ... 360 След.