Четвёртая ветвь христианства

На сколько основных «ветвей» можно поделить христианские церкви? Долгое время я был уверен, что на три — православие, католицизм и протестантизм.
Кстати, разработчики фотоальбома «Вокруг Света» тоже в этом уверены. Вы сами можете убедиться в этом, когда будете загружать фотографию какого-нибудь храма и выбирать, к какой церкви он относится. Православие, католицизм, протестантизм. Всё. Четвёртого и тем более пятого не дано.
На самом же деле основных ветвей христианства не три, а четыре. Четвёртая ветвь — древневосточное христианство. Это, к примеру, Армянская апостольская церковь, Коптская церковь, Ассирийская церковь Востока и другие.
Распространение христианства в Европе — в основном, заслуга апостола Павла. Его миссионерские путешествия можно проследить по карте в статье «Деяния святых апостолов» в Википедии.
В то время, как Павел проповедовал в Южной Европе и на западе Азии, апостолы Пётр, Фома, Варфоломей, Фаддей и другие пошли на восток. Благодаря их миссионерской деятельности и появились древневосточные церкви. Появились параллельно с церковью в Европе. Независимо от неё. Поэтому их никак нельзя причислить к православным, католическим или протестантским. Они сами по себе.
Я хочу рассказать вам о двух древневосточных храмах, которые есть в Москве. Как видите, москвичам не нужно далеко ездить, чтобы увидеть эти храмы своими глазами.
Первый храм, о котором я расскажу, — храм Мат Марьям (Девы Марии) Ассирийской церкви Востока.


(Нажмите на картинку — увидите большую версию).

Ассирийская церковь Востока была основана апостолами Петром и Фомой. Зародилась она в Междуречье Тигра и Евфрата, потом распространилась в Индию, Монголию, Китай, Йемен, Катар...
А после Первой Мировой войны начались гонения на ассирийцев. И представители некогда могущественного народа рассеялись по всему миру. Есть ассирийские диаспоры и в России. Для московской диаспоры в 1996-1998 годах и был построен этот храм.


(Нажмите на картинку — увидите большую версию).

Храм находится на Шарикоподшипниковской улице, недалеко от метро «Дубровка». По воскресеньям здесь проводятся богослужения на арамейском языке. По будним дням и субботам здесь открыта трапезная с отличной домашней кухней. Сам бывал, рекомендую.

...О втором древневосточном храме Москвы я расскажу позже.

Борисовский пруд

***
Это один из самых больших водоёмов Москвы.
Из-за размеров и конфигурации его часто называют во множественном числе.
На одном его берегу стоят два храма с почти одинаковыми названиями, но совсем разной историей.
На том же берегу находятся два оборудованных родника. Пить из них не рекомендуется, но народ пьёт. В жару к ним выстраиваются очереди.
Всё это — Борисовский пруд.


***
В XVII веке в нижнем течении речки Городни был создан каскад прудов.
Вот, к примеру, карта окрестностей Москвы конца XVII века. Здесь эти пруды уже показаны.
Сейчас на верхних прудах каскада находится музей-заповедник «Царицыно». Нижний пруд, Борисовский, сам по себе.
На берегах этого пруда находились земли Бориса Годунова. Поэтому пруд назывался Царёвоборисовским. Сейчас он называется просто Борисовским.

***
В начале 1970-х годов на пруду сделали остров и через него построили Верхний и Нижний Борисовские мосты. Таким образом, пруд был как бы разделён на две части. Интересно, что называть пруд во множественном числе — Борисовские пруды — стали раньше. Известно, что ещё в 1960-х годах в Москве появилась улица Борисовские Пруды.


Это вид с Нижнего Борисовского моста на восточную оконечность острова и северный берег пруда.

***
Территория, на которой расположен пруд, вошла в состав Москвы только в шестидесятых годах, когда была построена МКАД. Судя по картам восемнадцатого, девятнадцатого и середины двадцатого веков, на южном берегу пруда находились деревня Шипилово и село Борисово. И лишь на схеме Москвы 1965 года видно, что этих населённых пунктов уже нет, они вошли в состав новой Москвы, поглощены ею.

***
До наших дней «дожили» лишь три объекта, которые помнят те славные, «немосковские» времена.
К примеру, до настоящего времени сохранился один из дом села Борисово. Его я, к сожалению, не сфотографировал.
А вот один из упомянутых мной храмов.


Храм Троицы Живоначальной в Борисове. Первое упоминание о нём датируется XVIII веком. Нынешнее здание было построено в XX веке. В советское время храм был закрыт и поначалу заброшен, затем в нём открыли автомотоклуб. В 1990-х он был возвращён церкви, отреставрирован и заново освящён.


Когда в Борисове был построен клуб — я не знаю, врать не буду. Но он был в то время ещё сельским клубом.

***
Помните, я говорил про два храма с одинаковыми названиями? Это в самом деле так. Тёзка храма, который я уже показал, находится в каком-то километре к западу.



Храм Троицы Живоначальной на Борисовских прудах. Это уже новодел, построен он в начале двухтысячных. Его строительство было приурочено к тысячелетию крещения Руси, которое отмечалось в 1988 году.
Храм построен в византийском стиле, не совсем обычном для Москвы.
Кстати. В Москве есть ещё три храма, построенных в византийском стиле. Если интересно, я попозже расскажу о них поподробнее.
Фото:

Строгинский затон

***
«Википедия» насчет затона молчит, как партизан. Нет даже ссылок со страницы «Строгино». Где искать исторические сведения об этом интересном водоеме, который находится во внутримкадной Москве и имеет более километра в поперечнике?
А что, если прибегнуть к картографическим источникам?
Пять минут кликанья мышкой на сайте retromap.ru — и кое-что удалось выяснить. В частности, то, что в конце пятидесятых годов прошлого века (тогда еще и МКАД не было!) на месте затона было болото. И еще, если я правильно понимаю схему Москвы от 1957 года, были там и какие-то ручейки.
В общем, ясно одно. Водоем молодой, ему исполнилось чуть больше «полтинника». И появился он не сразу — об этом говорит изучение местности на картах разных лет. Где-то мы видим два залива на Москве-реке (очевидно, возникших на месте тех ручейков). А где-то — единый объект, но еще не такой большой. И только в конце семидесятых затон приобретает современный вид.
Где-то промелькнула информация о песчаных карьерах. Но на картах четко указано, что местность там была заболоченной. Или на болотах с луговой растительностью тоже добывают песок?..
И откуда взялась вода, заполнившая будущее ложе затона? Та же карта конца пятидесятых доверительно сообщила мне, что в то время уже были и канал имени Москвы, и Хорошевское спрямление... А затона еще не было.
В любом случае, история затона поддается прослеживанию. И это хорошо.

***
— Поезд следует до станции «Строгино». Осторожно, двери закрываются...
Станция «Строгино»... Может, туда доехать? Таким образом, я попаду на западный берег затона. Да, так и сделаю.
От метро до затона идти совсем недалеко: сначала по Строгинскому бульвару, потом — по зеленой парковой зоне, лавируя между спортивными сооружениями стадиона «Янтарь».
И вот он, затон. На противоположном берегу — какие-то жилые комплексы, промзоны да вышка Октябрьского радиоцентра. Я стою на берегу, вдоль которого идет тропинка. Между моим и противоположным берегами — полтора километра воды. Говорю же — уникальное место. Другого такого в Москве нет. Или почти нет...
И вот иду я вдоль берега. Иногда заходя вглубь берега, иногда выходя к кромке воды. Берег меняется: где-то — песчаные пляжи, где-то берег высокий. И именно на высоких берегах стоят таблички «Купаться запрещено!».

***
Места обитаемые. То тут, то там — палатки. Видел даже целый палаточный лагерь со штанами, которые сушились на веревке. Где-то — «группа выходного дня», решившая провести на берегу выходной день. Несколько взрослых, выводок детей, бутылки, шашлыки — всё как полагается.
— Слушай! Сфотографируй меня, а! — останавливает меня один из отдыхающих. — Смотри-ка, какой яркий кадр: рыжий мужик на фоне золотой листвы!
Вяло отбрехиваюсь и иду дальше. Согласен я, мужик, согласен: неплохой кадр мог бы получиться. Только вот не портретист я ни разу, не хочется тебя обижать.

***
Встречались и мусорные кучи. Особенно, если забраться в труднодоступные места.
А вот — мангал. Пустой мангал, готовый к эксплуатации. Подходи, разводи огонь, клади шампура. Вокруг — ни души.

***
Иду вдоль берега, любуясь объектами на противоположных берегах. Вот «Алые паруса», вот вышеупомянутая радиовышка. Вон храмы Троицы Живоначальной и Успения Пресвятой Богородицы. А вот мужик, который почему-то пристально и выжидающе смотрит на меня. Оказывается, я шел прямехонько на удочку, которую он установил на берегу. Шаг, второй — и я споткнусь об удочку и запутаюсь в леске. Меняю курс и ухожу вглубь леса.

***
Минут десять-пятнадцать стою на карачках, пытаясь сфотографировать красный листочек, лежащий на земле среди желтых и бурых. Сделав более-менее пристойный снимок, замечаю еще и цветочек. Вокруг осень, слякоть, холодно, мокро, а он знай себе цветет. Ишь ты...

***
...М-м-м-ма-а-а-ать моя грабли взяла... Я стою в болоте. Ну или не в болоте — просто вода дождевая натекла в низинку. Но хрен редьки не слаще: кругом вода, а я в городских туфлях. Захотите повторить мой путь — обувайтесь в берцы, ага?
Так, ладно. Шаг за шагом, потихоньку-полегоньку. Чем дальше от воды, тем выше. Чем выше, тем суше. Потихоньку, стараясь не угодить в воду, отступаю от берега. Через пять минут выползаю на асфальтовую дорожку, по которой ходят пенсионерки с собачками и молодежь с колясками.
Уфффф... Прогулка удалась.
А насколько она удалась — предоставляю судить вам. По рассказу и фоткам, которые я вот-вот начну вам показывать.

***
Па-а-а-аказываю фотографии!!!

















Вот. Если интересно, тут есть большие версии (1365 пикселей по большой стороне) фотографий, доступные для скачивания.

Московское Марьино и дружба народов

Помню, раньше юго-восток Москвы ассоциировался у меня с дымом, гарью, копотью и прочими жутиками промышленности.
Но, к счастью, я ошибался. Даже Капотня, которую мое воображение рисовало серой мглой, из которой выглядывают заводские трубы, на поверку оказалась довольно зеленым районом. Правда, труднодоступным — туда идут лишь два или три автобусных маршрута.
Марьино, в отличие от Капотни, легкодоступно: там есть аж две станции метро — «Братиславская» и (внезапно!) «Марьино», да и с наземным транспортом проблем там нет.
Марьино — район молодой. Застраивать его начали в конце лохматых семидесятых. И, наверно, уже тогда было решено сделать его особенным, не отличающимся от других районов Москвы. К примеру, там есть несколько бульваров с прудами. Дорога туда, дорога сюда, а между ними — пруды. Красивые пруды с островами, мостиками, есть даже один пруд с фонтаном. Может, еще напишу о них.
И именно в Марьине было решено создать два парка, посвященные дружбе Москвы с другими городами Европы.

Дюссельдорфский парк

В 1992 году Дюссельдорф, центр Северного Рейна — Вестфалии, стал городом-побратимом Москвы. И в честь этого события в Марьине появился Дюссельдорфский парк. Кстати, знатоки из ЖЖ — честь им и хвала! — поведали мне, что в Дюссельдорфе есть Московский парк. Ну что ж, побратимство обязывает.
Парк пока молодой, деревья в нём чуть выше человеческого роста.





И пруд там очень красивый. Похож то ли на головастика, то ли на топографический значок родника.







Есть там еще и памятная скамейка, установленная также в честь дружбы и сотрудничества Москвы и Дюссельдорфа. Есть велотрек — правда, по словам тех же знатоков из ЖЖ, закрытый для обычных людей. Есть детский парк аттракционов с мини-зверинцем. Есть детские площадки с горками, качелями, лестницами, песочницами. Есть дорожки для мам с колясками, по которым иногда проезжают и велосипедисты. Правда, они в парке не лихачат, ездят аккуратно.
В общем, прекрасное место. Рекомендую побывать.
Там же, в Марьине, есть еще одно место, которое также посвящено дружбе народов. Это..

Братиславский парк

Построенная в 1996 году станция метро получила название «Братиславская» — в честь дружбы русского и словацкого народов. А два года спустя рядом с метро появился парк. Как его назвали? Правильно, Братиславский.



Это памятный камень, установленный в честь образования парка. Табличку, написанную частично по-русски и частично по-словацки, можно прочитать без переводчиков и словарей.



Как и в Дюссельдорфском, в Братиславском парке есть пруд. Правда, более простой формы.



Зато на нем есть остров, а на пруду Дюссельдорфского — нет.



Там пасутся уточки. Самые обычные, серые, которые встречаются в Москве чаще всего. Кряквами называются, если я не ошибаюсь. Огари — оранжевые — предпочитают центр. А эти не гордые, им везде хорошо.

Еще там есть холм...



...На холме — беседка...



...А в беседке — факел.



У меня сразу возник вопрос: а этот факел когда-нибудь горел?..
Ребята из ЖЖ успокоили меня однозначным ответом: ни-ког-да.
Но всё равно красиво. Не правда ли?..

Коломенское: четыре объекта, много вопросов, мало ответов.

Пожалуй, Коломенское — самое загадочное место Москвы. Нигде нет такого количества загадок и неотвеченных вопросов, как здесь.

Попробую начать с самого древнего.



Нет-нет, ребята как раз-таки не древние. Чего нельзя сказать о камне, на котором они сидят.
Что это за камень?
Фрагмент останков коня Георгия Победоносца? Ведь есть легенда, что именно здесь Георгий сражался со змеем, что конь его погиб, окаменел и рассыпался.
Или, может быть, это какое-то божество? Есть версия, что этому камню поклонялись древнейшие обитатели этих мест — представители либо угро-финских, либо балтских племен. И ребята, наверно, не просто так на нем сидят. Может, это какой-то ритуал. Может быть, он приносит счастье в личной жизни, помогает найти свою любовь, решает проблемы с потенцией?
Да и вообще, каково его происхождение? Откуда он взялся? Опять же, по одной из версий, это метеорит. Сверзился на нас несколько тысяч лет назад и лежит, привлекая внимание туристов.
Да вот еще надписи на нем какие-то:



Вот я сейчас посмотрел на надпись, высеченную на камне, и пришла мне в голову мысль: «Мать честнáя, да никак это руны?!». А кто ж их знает — может, и впрямь руны. Тогда дело становится еще интереснее.

И что древнее — камень или овраг, в котором он лежит?



Овраг называется Голосовым. Но каково происхождение этого топонима?
Может, от слова «голос»? Или, может, вообще от «волоса»? И если от «волоса», то от какого?
Возможно, своим названием овраг обязан славянскому скотьему богу Велесу (Волосу).
А возможно, что человеку по имени Влас (Волос). Но тогда кем был этот Влас?
Да и место, говорят, нечистое. Попали, мол, туда два крестьянина. А там откуда ни возьмись возник зеленоватый туман. Они в этом тумане оказались, а вышли оттуда аж 21 год спустя. Такая вот паранормальная машина времени.

Ну да ладно, оврагам Коломенского я посвящу отдельный пост. А пока давайте вылезем оттуда и пойдем в сторону царской резиденции. Там нас поджидает еще одна чудесная древность.



Знакомьтесь: Борисов камень. Такие камни лежали на границе владений полоцкого князя Бориса. В советские времена их раскалывали (а как же — религиозные пережитки с крестами!), и до наших дней «дожили» буквально единицы. Этот, к примеру, в Коломенское привезли.
А вот и крест:



Крест можно увидеть невооруженным взглядом. Он, все-таки, большой. Во весь камень.
Но что на нем написано?
Опять же, если верить расположенной рядом информационной табличке, на камне высечено «Господи храни раба Твоего Бориса». Но мы с вами сами видим, каков размер букв. Ясное дело, что такой длинный текст на камне просто никак не поместится.
Давайте-ка приглядимся. В первой строчке отчетливо видны буквы СО. Если припасть носом к экрану и тщательно всмотреться — видно, что за СО следует ЛИ.
Чтобы прочитать БОРЪ, достаточно просто присмотреться. Ползать носом по экрану больше не понадобится.
Смотрите-ка! Оказывается, и справа от креста что-то написано! Относительно легко читаются буква Е, а в следующей строчке — СТ. Может, это КРЕСТЪ? Стало быть, получается СОЛИБОРЪ КРЕСТЪ, а никакое не «Господи храни...». Выходит, автор пояснительных табличек соизволил съесть калошу. То бишь сесть в калошу.
Но кто такой этот Солибор? Или что это? Я сейчас погуглил — гугл выдал мне кучу ссылок на какой-то «Солибор», который одни называют тренингом личностного роста, а другие — деструктивной сектой.
В общем, истина где-то шляется.
Датируется этот камень, кстати, XII веком. Вернее, конечно, не сам камень, а надпись на нем. Откуда была взята дата? Еще одна тайна. Или же нет никакой тайны, а просто был проведен радиоуглеродный анализ...
Хотя нет. Этот анализ-то только к органике применим. А булыжник — он и есть булыжник, откель в ём органика-то. Стало быть, какие-то другие методы применялись. Или же были подняты древние летописи, и там было вычитано, что-де лета такого-то повелел князь Борис камни на границе поставить, да надписи на них высечь.

Последний объект, о котором я хочу вам тут рассказать, тоже датируется XI–XII веками. И, опять же, неясно, откуда была взята эта дата.
Да и бог с ней, с датой. Тут другое интересно.



Официально, судя по информационной табличке, этот красавец кличется «Половецкой бабой». Но сразу же следует оговорка, что это не «баба» в значении «женщина», а «бабá». Лично у меня предложенный перевод — «отец» — вызывает сомнение. Я вырос в полутатарском городке и помню, что «отец» — это «ата». А «бабá» или «бабай» — это дед.
«Надмогильный памятник над курганом половца-кумана <...> Древнерусское обозначение — "Девка камена"», — гласит табличка. «Половец-куман» — это все равно, что «бегемот-гиппопотам». Ну это ладно. А вот как быть с «девкой»?
Честно скажу: я затрудняюсь в определении пола этой фигуры. Пышной груди у нее точно нет. Но, может, половецкие женщины и не славились пышными формами?
Может, это, все-таки, мужская фигура, прикрывающая причинное место?
А может быть, слово «бáба» использовалось славянами не в значении «женщина», а в значении «большой и тяжелый предмет»? Ведь бабой называют груз, который подвешивают к автокрану для сноса зданий. Бабой называется рабочая часть копра, которая непосредственно падает на сваю и забивает ее...
...Вопросов много. Но найдем ли мы на них ответы? Или эти ответы уже есть?
А если ответы есть, то на что они опираются? Есть ли под ними доказательная база?
Я не знаю. Может, вы знаете?..