Как в Казани помнят о «Булгарии»

Трагедия с теплоходом «Булгария» случилась больше двух недель назад. Тем не менее, для Казани это до сих пор болевая точка. Особенно остро это ощущается возле речного вокзала. Две недели спустя, когда абсолютное большинство погибших уже опознано и похоронено, сюда продолжают нести цветы и детские игрушки. Такого количества скорби я не видел давно.

Казань была запланирована давно, задолго до «Булгарии». Оказавшись в этом городе, не сходить к речному вокзалу было нельзя. Здесь все напоминает о трагедии. Кажется, что никто не то что не собирается забывать о случившемся, но и наоборот всячески делает так, чтобы это помнили. Есть ощущение, что происходит это не только на уровне простых людей, которые на моих глазах приносили цветы, но и на уровне администрации речного вокзала. Здесь, кажется, везде есть напоминания о случившемся.

Причал речного вокзала в Казани

Так выглядит пустая набережная у причала, откуда уходят в рейсы круизные теплоходы. Воскресенье, 24 июля, середина дня.



Отсюда в свой последний путь ушел теплоход «Булгария».



Приезжающий и отъезжающих встречает большой баннер на главном фасаде речного вокзала. На баннере – напоминание о случившимся и банковские реквизиты для желающих помочь.



А это – центр причала. Здесь флаги, под флагами – напоминание о случившимся, игрушки, фотографии, плакаты.



Здесь – фотография самой «Булгарии».



И много-много детских игрушек.



Счет числу букетов и игрушек идет на тысячи



Все не влезает в кадр



Здесь – фотографии и своеобразная стенгазета, где каждый может повесить, что угодно. В том числе плакат с полным отчаяния текстом: «Суки, опомнитесь! Что же вы сделали?!»

По дороге в Москву оказался в купе напротив урожденной казанки. Она говорит: «Мне стыдно за наш народ. Это ж надо, такая алчность. Знали же, что пароход неисправен. Утонула «Булгария» и следом в рейс пошел такой же».

Очень многие жители Казани готовы говорить о трагедии, как о своей. Которая болит и которая не отпускает спустя две недели после катастрофы.

Трагедия на Волге и воспоминания о Севастополе

Севастополь разделен бухтой. На одной стороне бухты живет треть населения, на другой – две трети. Я не считал, но так говорят. Бухту можно объехать, но это далеко. А так север и юг бухты соединяет «паром». Там это называют «катером». Переправа длится меньше 10 минут и стоит 2,5 гривны (меньше 10 рублей).

У «катеров» есть расписание, но фактически они ходят «по заполняемости». Это означает, что отплывает «катер» после того, как в него набьются люди до такой степени, что дальше не влезть. Мне это очень напоминало кадры из индийских фильмов, там так переправляются на кораблях и ездят на поездах.

На «катере» написано: вместимость 200 человек. Фактическая наполняемость превышает вместимость раза в два.



Понятно, что в случае ЧП спастись шансов мало: «катер» закрытый, верхней палубы нет, то есть не всплыть, а при такой наполняемости мало шансов хоть на что-нибудь вообще. Ты зажат между людьми. Спасжилеты, если и есть, то их никто не достанет.

«Эти катера плавают так постоянно и много лет. И ничего не случалось», – сказал дядька в тельняшке, который плыл со мной. «Это чушь, что написано 200 человек. На самом деле вместимость 400», – сказал он. В то же время подтвердил, что в случае любой нештатной ситуации трагедии не избежать.

Этот разговор происходил в другой стране задолго до трагедии. Тем не менее сегодня он мне вспомнился очень отчетливо, как и тот катер, забитый под завязку настолько, что двери почти не закрывались.

Соболезнования родным и близким погибших.