Витебск: милый сердцу анклав

Городок Витебск широко известен своим фестивалем «Славянский базар» да тем, что это – ближайший к Петербургу город Белоруссии.

Мы давно хотели в Белоруссию, и знакомство решили начать именно с Витебска. Добраться до него из Петербурга можно почти любым поездом с Витебского вокзала. Время в пути – почти как до Москвы – одна ночь. Из Москвы через Витебск тоже ходит поезд, правда один, полоцкий (крутой, фирменный, обслуживается белорусской ЖД).

Еще до поездки я попытался найти жилье в Витебске. Интернет-порталы, предназначенные для бронирования гостиниц, знали один только хостел. В хостеле останавливаться не хотелось, сайты гостиниц тоже не изобиловали предложениями. Открыл местный сайт «Из рук в руки» и увидел кучу предложений посуточной аренды. Решил не тратить деньги на звонки по межгороду, а приехать и выбрать квартиру на месте, купив местную симку. Совершил роковую ошибку.

Мы приехали в Витебск в выходной день в разгар осени. Мы зашли в первую попавшуюся на пути от вокзала к центру гостиницу – Витебск – и нам сказали, что из номеров есть только апартаменты, которые стоят миллион белорусских рублей (здесь и далее в скобках я буду писать пересчет на российские – 3700).

Я подключился к местному МТС (интересно: по российскому паспорту подключается только тариф «Гостевой»), купил карту доступа к вай-фаю на час за 1600 рублей (6 рос.рублей) – кстати, доступ к вай-фаю продается только по паспорту – и стал обзванивать объявления об аренде квартир. Первые звонков 10 результатов не дали, все было занято. Только в 11-й раз дозвонился до хозяев, которые предложили старую обшарпанную квартирку. Правда, чистую и в центре города. На выходные она нам обошлась в 450 тысяч (1666 рос.рублей) на двоих.

Удивило то, что все, кто сдают квартиры посуточно – зарегистрированные ИП. Нам выдали квитанцию с печатью. В России так не бывает.

Уже на следующий день местные рассказали, что вообще-то в Белоруссии идет борьба с бизнесом. Он мешает государственной торговле, из-за этого его пытаются задавить налогами. Мужчина, который ехал с нами в купе обратно, рассказывал, что торговал стульями. Самые хорошие стулья были из Украины. Но законами были созданы такие условия, что с каждого украинского стула он вынужден был платить до 70% налогов. В результате он получил вид на жительство в России и ездит на две недели в месяце работать в Петербурге, а бизнес закрыл.

Отсутствие малого бизнеса категорически заметно. Улицы пусты: ни ларьков, ни палаток. Скудно и уныло. Но более-менее все можно купить в крупных магазинах. Качество продукции оценить за два дня сложно, но бренды есть узнаваемые. Цены же в пересчете на российские рубли – раза в два ниже.

Низкие цены касаются всего. Сытно пообедать на двоих в ресторане (!) можно за 100 тысяч (370 российских рублей). Прогулка на теплоходе по Двине (главная река Витебска) – 30 тысяч (100 российских рублей), такси – столько же.

Наружной рекламы – почти нет. Транспорт ходит исправно. На улицах и в подземных переходах – чисто. Дороги не разбитые.

Радио зазывает на работу на новый завод и обещает «фантастическую зарплату в $500».

Общее ощущение – какой-то анклав. Часто сравнивают с Советским Союзом. Ну нет, конечно. Магазины ломятся от еды, на дорогах есть иномарки (движение правда гораздо менее плотное, чем в российских провинциальных городах, то есть машин реально меньше), рестораны вечерами заполнены.

У меня было чувство, что это как бы другой мир. С другими ценами, деньгами и правилами, с другими людьми, которые знают, что можно по-другому, но им и так неплохо. «Как же живет Ваша экономика?» – спрашиваю у таксиста. «Да уж какая тут экономика», – машет он рукой.

Какая экономика – как раз понятно: российская. Как и понятно, что все сие празднество живота за наш, российский счет. И в этом смысле, находясь в Белоруссии, ловишь себя на еще одном, удивительном ощущении: возможность что-то поиметь со своей страны (с России), купив халявной еды и покатавшись на халявном теплоходе в Белоруссии, пусть поиметь так экзотично, находясь в другом государстве, но понимая, что это все – за свои же деньги.

А про Витебск что сказать? Красивая природа, архитектура, дом-музей Марка Шагала и вообще осенью там сказочно… Вот несколько фотографий.

В этот город и в эту страну хочется вернуться. Чтобы… ну, да, чтобы есть дешево и вкусно есть в ресторане, пить «Боржоми» и грузинское вино, гулять по пустым улицам и наслаждаться природой.



























На Родине у Снегурочки

В Костроме, помимо частного музея льна и бересты, о котором я рассказал в прошлый раз, есть не менее интересный и необычный музей – Дом Снегурочки.

Как-то так получается, что мы все всё знаем про Деда Мороза и Санта Клауса. Мы знаем, что Мороз живет в Великом Устюге, а Санта в Лапландии. А вот то, что Снегурочка родом из Костромы знают немногие.

Местные поговаривают, что Снегурочка – личный проект губернатора (с 13 апреля – бывшего) Слюняева. Болел чиновник развитием туризма, вот и придумал поселить Снегурочку в Костроме.

Идея, кстати, прижилась. Хоть терем и находится где-то на задворках костромской гостиницы «Снегурочка», народу в нем немало: причем, в основном, приезжие. Мы были в начале марта, когда особо много туристов-то и нету, но ежечасные экскурсии набирались.

Нельзя сказать, конечно, что это прям музей. Скорее, место для театрализованного действа. Смысла говорить без картинок немного, так что лучше с фотками. Вот они:


Здесь Снегурочка живет. Это и есть ее дом или, как здесь говорят, терем.


Это Снегурочка показывает свое рабочее место. Говорит, что зарегистрирована в социальных сетях, и отвечает всем ребятам на электронные письма.


А это транспорт Снегурочки. Ее личные сани.


А это видеомост с Дедом Морозом. Слева стоит помощник Снегурки - Кот Баюн.


А это интерьеры снегурочкиного дома и фигурки ее друзей.


А это коллекция ёлок, сделанных из всего, что угодно.


В общем, что и говорить, детям побывать в такой сказке - за счастье. А взрослым, чтобы не грустить, предлагают посетить ледяную комнату. В ледяной комнате всё изо льда. И даже стопки, из которых предлагается отведать специального костромского горячительного напитка. Какого - не скажу. Сами поезжайте - и узнаете!

Частный музей льна и бересты в Костроме

Чем больше бываем в частных музеях, тем больше уверенности: будущее именно за ними. Здесь нет ничего того, что так раздражает во многих музеях государственных: суровых бабок, пыльных полок, злых объявлений, типа «нельзя фотографировать». В частных музеях наоборот считают: чем больше фотографий, тем больше славы о музее. Правильно считают, кстати говоря.

В Костроме есть частный музей – музей льна и бересты.

На первом этаже – экспозиция льна. Здесь все о том, откуда он берется и что, в конце концов из него может получиться.
Экскурсовод с нарочито костромским говором рассказывает о том, как девки пряли лен, показывает в действии специальные прялки, объясняет, как из растений в конечном итоге получаются шикарные скатерти и покрывала.

На втором этаже – все про бересту. Изделия, представленные здесь, восхищают не менее знаменитой «Блохи» Левши. Уму непостижимо, каким образом мастерам удается работать со столь мелкими деталями. Здесь представлены поистине потрясающие коллекции.

Наверное, в любом музее главное – атмосфера. Здесь она есть, здесь чувствуется, с какой любовью и заботой здешние хранители относятся к своим экспонатом, с каким интересом они рассказывают о льняных и берестяных изделиях.

Тем, кто окажется в Костроме, я очень советую сходить в этот музей. Пожалуй, это одно из самых интересных мест в городе, хотя на первый взгляд может показаться: «ну что интересного может быть в льне». Оказывается, многое.

На сайте музея есть фрагменты видеоэкскурсий и много фотографий.
На цокольном этаже есть магазин льняных изделий. Мы там особо ничего не купили, и, судя по отзывам с сайта, правильно сделали: за костромское там выдают ивановское и китайское. Что никак не умоляет достоинств самого музея.

Несколько фотографий из музея:



Это экскурсовод. Показывает и рассказывает.

Сырье льна.

Здесь много зверушек-попрошаек. Они просят деньги на музей. Здесь есть все звери, которые соответствуют символам годов. Но свинья, по-моему, самая очаровательная.

А эта дудка - имитатор рева быка. Сделана из бересты. Если Вам надо загнать коров куда-то, подудите в нее, и коровы пойдут за вами.

В музее рассказывают, что эти самовар и кружки, хоть и из бересты, но вполне годятся для воды. В самовар можно налить воду, а потом разлить по кружкам.

А это пано показывает весь спектр цветов, которые можно использовать при создании изделий из бересты.
Фото:

Муром: Ах, как хочется вернуться в городок

Муром – очень загадочный городок. Вроде, про него все знают благодаря Илье Муромцу, а народу в нем мало. В самом городе полно по-настоящему интересных объектов (и все с ромашками), но туристические фирмы обходят его стороной.


Ромашка - символ Мурома.

Я был в Муроме неделю назад, на прошлых выходных. Добраться до него своим очень просто: множество поездов из Москвы и один из Петербурга. Жить тоже много где: гостиницы и частный сектор. За двухместные номера в гостиницах с меня захотели по 4000 рублей в сутки. Я подумал, что это обдиралово, и позвонил владельцам квартир. Комфортное жилье в центре города на двоих, на два нам обошлось в 2400 рублей. Всегда хочу внести свой вклад в развитие внутреннего туризма и заплатить гостинице, но гостиницам, видимо, и без меня не плохо.

В Муроме – четыре монастыря.

Самым основным что ли считается Спасо-Преображенский. Я всегда рассматриваю монастыри не с паломнической, а с культурологической и даже, можно сказать, атмосферной точки зрения. Так вот, этот монастырь – один из самых «уютных», что мне доводилось видеть. В храмах чисто, тихо и светло. Удивился обилию живых цветов в вазах. Удивился добродушию служителей, которые не запрещали фотографировать и поясняли, где какая икона. Все это было очень по-христиански.



Спасский монастырь стоит на берегу Оки. Сейчас Ока скована льдом, но, несмотря на это, виды открываются потрясающие. Можно лишь представлять, как это все выглядит летом.



Спасский монастырь в Муроме – древнейший. Первое упоминание о монастыре зафиксировано в летописи 1096 года. В советское время в монастырях обычно были либо склады, либо детские дома. Но для этого сделали исключения: здесь размещалась воинская часть. Понятно, что после военных, все пришлось восстанавливать, а кое-что даже строить заново. Несмотря на это, монастырь не потерял своей прелести и новодела здесь не чувствуется.

Вообще, все монастыри в Муроме – удивительно теплые и душевные. Вот например – Троицкий. Про него говорят, что он самый посещаемый, ведь здесь хранятся мощи Святых Петра и Февронии, а Петр и Феврония – герои нашего нового российского праздника.



По легенде, молодой князь Петр пытался убить змия, который прилетал соблазнить жену его брата. Кровь змия забрызгала тело Петра, оно покрылось язвами, и никто не мог его излечить, пока случайно дружинник Петра не нашел на Рязанской земле целительницу Февронию. Феврония излечила Петра, а Петр взял ее в жены. Много испытаний выпало им пережить. Про последнее легенда рассказывает, что Петр и Феврония попросили похоронить их вместе, в одном гробу. Однако их предсмертную волю решили нарушить, положили их порознь, и оставили гробы на ночь в соборной церкви. Утром гробы обнаружили пустыми, а тела Петра и Февронии нашли в двойной гробнице, которую они сами для себя и приготовили.



Восьмого июля вот уже три года официально признан праздник – День семьи, любви и верности. Этот день придумали в Муроме, а Петр и Февронья – его покровители. Символом праздника является ромашка, у которой всегда нечетное число лепестков – чтобы при гадании выходило «любит».


В ромашках.

Этот цветок украшает почти каждый дом в Муроме.



Есть в Муроме еще два монастыря – Воскресенский и Благовещенский. Воскресенский монастырь не действовал огромное количество времени – с 1764 года – тогда он был упразднен по указу Екатерины II.



Благовещенский монастырь воспел в своей поэме Андрей Вознесенский. Дело в том, что один из предков поэта был настоятелем монастыря. Ему и посвящена поэма «Андрей Полисадский».

«Господи, услышь меня, услышь мя, Господи!…
На границе Горьковской и Владимирской области
я стою без голоса, в неволю отданный,
Родина, услышь меня, услышь мя, родина!
Назови по имени, пошли горных коз пасти.
Ты ж сама без голоса. Услышь ее, Господи…»


Дорога в Нижегородскую область.

Про границу Владимирской и Горьковской (ныне Нижегородской) областей Вознесенский пишет не случайно. Граница субъектов федерации проходит по реке Оке. Зимой, когда на реке устанавливается крепкий лед, по реке прокладывается хорошо утоптанная тропа: нижегородцы и владимирцы ходят друг к другу в гости. Раньше, когда не было вантового моста через Оку, в этом месте была переправа. Летом здесь ходил паром, а зимой машины ехали прямо по льду. В путеводителях прошлых лет часто можно встретить упоминание этой переправы и призыв к водителям хорошенько подумать, прежде чем выезжать на лед.



Ока – красавица и сама по себе уже достопримечательность Мурома. Широкая набережная Оки – прекрасное место для прогулок.



Здесь же стоит памятник Илье Муромцу – доброму богатырю из русских сказаний. Дом Ильи – в селе Карачарово, рядом с Муромом. Сейчас там живут люди, которые считают себя потомками богатыря, а на доме висит мемориальная доска.



Рассказ о Муроме будет неполным, если не упомянуть еще об одном герое этого города – куда более реальном, чем все предыдущее. Речь идет об изобретателе телевидения Владимире Зворыкине. Многие эту фамилию впервые услышали несколько лет назад, когда вышел фильм Леонида Парфенова. Показанный на Первом канале в прайм-тайм фильм «Зворыкин Муромец» указал еще и на то, откуда родом этот ученый.

К сожалению, музей Зворыкина в Муроме закрыт на реставрацию, а самый популярный путеводитель по Мурому «Муром. Туристическая схема путеводитель» фамилии Зворыкина вообще не упоминает.



Муром – чудесный уютный городок. Поехать сюда стоит. И время года, наверное, даже не важно. Можно на день, но лучше на три. Мы были два – и нам не хватило времени. Тут мило, здесь такси по 80 рублей, все храмы – действующие, люди доброжелательные, солнце яркое и ничего не раздражает.

Неторопливая прогулка по первой столице Руси


Иногда у путешественника возникает ничем необъяснимое ощущение: становится «как никогда хорошо». Вот просто «очень хорошо» без, казалось бы, видимых на то причин. У меня такое неизбежно бывает, когда я оказываюсь – в любое время года и при любой погоде – в Старой Ладоге – небольшой деревне на берегу реки Волхова, в десятке километров от впадения в Ладожское озеро (Ленинградская область).

Здесь тишина. Воздух пахнет люцерною.
Маленький узел в сплетенье дорог.
Богом забытая глушь. Только церковка
Напоминает о том, что есть Бог.
(Антон Духовской)




Конечно, список достопримечательностей здесь увесистый – два монастыря, храм, несколько музеев, одна из могил Вещего Олега (таковая есть не только в Киеве), и жемчужина Старой Ладоги – крепость XII века. Все это по отдельности вряд ли могло бы стать предметом массового интереса туриста: ну приезжали бы сюда редкие автобусы раз в неделю, привозили бы фанатов археологии, и все. Все вместе же порождает то самое, что зовется «особой атмосферой» и что описать словами гораздо сложнее, чем почувствовать, и что привлекает к себе тех, кто, побывав однажды, стремится возвращаться вновь и вновь, привозя с собой родных и знакомых. Хоть место это по душе и многим: тут как-то немноголюдно: все же далеко от города да и редкий путеводитель вспомнит, что она такая есть, Старая Ладога.



Старая Ладога – деревня, которая стоит на берегу реки Волхов. Она вытянута вдоль реки и прогулка по Старой Ладоге – это прогулка по центральной улице, которая идет вдоль берега. Схематично все выходит так: течет река, на берегу – достопримечательности, а с другой стороны от них – улица. Очень удобно.



Начинается все с Никольского мужского монастыря, который возник вокруг церкви св. Николая Чудотворца. Основание монастыря, по легенде, было связано с именем Александра Невского и его победой в Невской битве, в которой участвовал и отряд ладожан. Якобы монастырь был основан в честь победы в Александра. Понятное дело, что советское время запустения наложило на монастыре отпечаток, но сейчас он восстанавливается. Впрочем, по моему субъективному мнению, монастырь этот вряд ли может удивить своими архитектурными изысками или богатством внутреннего убранства. А вот спуститься на пристань около монастыря, безусловно, стоит. Здесь, благодаря изгибу реки, открывается чудесный вид на Волхов и видно почти все староладожские купола. Напротив пристани, на том берегу, – деревня. В Старой Ладоге нет моста и поэтому часто можно видеть, как местные жители на весельных лодках переплывают на другой берег Волхова. Много рыбаков.



Следующая остановка, если идти по течению реки, это сама крепость. Крепость – одна из самых небольших и уютных на Северо-Западе: ее не сравнишь ни с выборгским замком, ни с ивангородской масштабной крепостью. Внутри староладожской цитадели есть кладезь для ценителей – Церковь Святого Георгия. Она была построена в XII веке и в ней сохранились оригинальные фрески того времени. Правда, стоит помнить, что пускают в церковь только в сухую погоду. По крепости можно полазить, полюбоваться с самых высоких стен окрестностями, спуститься к Волхову. В одной из башен крепости, коих сохранилось всего две, но кое-какие зачем-то неспешно восстанавливают, есть музей, в котором можно узнать, что происходило в Старой Ладоге в разные годы ее существования. Из музея есть выход на единственную, сохранившуюся в целости и сохранности стену крепости. В общем, стоит сходить, чтобы полазить и пройти через узкие крепостные лазы, вообразив, что вы – воин и на вас десятки килограмм доспехов.



Если идти дальше вдоль Волхова, то надо перейти через небольшую речушку Елену, которую начале «нулевых», как говорят местные жители, «с перепугу» переименовали в Ладожку. Приезжал Путин на юбилей Старой Ладоги (1350 лет) и надо было повесить табличку с указанием названия реки. Рабочие повесили «Ладожка», хотя, на самом деле, она Елена. Ладожская Елена огибает крепость. Получается, что крепость стоит при впадении Ладожки-Елены в Волхов.



Давайте без внимания оставим археологический музей (там все, что нашли археологи, пока копали Старую Ладогу), музей купеческого быта (там воссоздано убранство купеческого дома конца XIX века) и еще несколько достопримечательностей, на которые, конечно, для полноты картины обратить внимание при посещении Старой Ладоги стоит, но говорить о них подробно, смысла нет. Так или иначе, все они собраны на староладожском сайте. Рядом с этими музеями есть приличные кафе с характерными названиями. «Князь Рюрик», например.



А мы пойдем в женский монастырь теперь. Интересен он, пожалуй, кроме роскошных цветников, колодца и куриц с мохнатыми ногами, Успенским храмом, кажется, XII века. «На подпружной арке Успенского собора был обнаружен процарапанный геральдический знак Рюриковичей, принадлежавший одному из княживших в середине XII в. в Новгороде потомков рода Владимира Мономаха. В это время, очевидно, и построили церковь», – полагают историки. В храме сохранились фрески. Интересная деталь: в монастыре была заточена Евдокия Лопухина, первая жена Петра I с 1718 по 1725 годы.



Если выйти из монастыря и продолжить путь по течению Волхова, то следующей остановкой должен стать, как я его называю, «Храм на горе» или Церковь Рождества Иоанна Предтечи. Мой любимый храм. Там внутри, опять же, та самая, «особая атмосфера», которую, в отличие от большинства крупных церквей, можно назвать «доброй и уютной». Надо сказать, что эта церковь – единственная постройка, уцелевшая от Ивановского монастыря, который впервые упоминается в источниках в 1276 года. Возможно, дух времени делает свое дело, но там, как ни крути, хорошо.



Когда уже все посмотрели, поели, устали и, в принципе, нагулялись, надо не полениться и пройти еще около километра ниже по течению реки. Там курганы. В одном из них, согласно Новгородской летописи, находится могила Вещего Олега. Археологи, правда, не нашли, но сами они признают, что и искали не очень хорошо. С курганов снова можно полюбоваться видами Старой Ладоги, отдохнуть, чтобы, как говорилось в советских СМИ, «уставшими, но довольными» отправится в обратный путь.



Если турист и заедет ненадолго –
Вряд ли останется здесь на ночлег.
Вот тебе, бабушка, Старая Ладога!
Вот тебе, дедушка, Вещий Олег…


Старую Ладогу считают первой столицей Руси вот почему. В одном из вариантов толкования «Повести временных лет» Ипатьевского списка древнерусской летописи, ладожане в 862 году в целях защиты своих земель от набегов пригласили на княжение варяга Рюрика, хотя в других вариантах прочтения говорится, что он сел княжить в Новгороде. Отсюда версия, что Ладога была первой столицей Руси (точнее, местом княжения Рюрика с 862 по 865 год).



Для тех, кто хочет:
Чтобы попасть в Старую Ладогу на личном автомобиле, необходимо ехать из Петербурга по Мурманскому шоссе и перед мостом через Волхов повернуть направо.
На поезде: из Петербурга поездом или электричкой до станции Волховстрой-1. Из Москвы: на поезде до станции Волховстрой – 1. Далее – 15 минут автобусом 23 до Старой Ладоги.
Фото:
Страницы: 1 | 2 | След.