ЮАР: Большая пятерка, гиены и пепел

После шести вечера и до шести утра туристам запрещено въезжать на территорию парка Крюгера или выезжать за пределы гостиниц, находящихся в его пределах. В это время там происходит самое интересное: пробуждается дикий мир. По дорогам ходят стада слонов, сотни антилоп, в зарослях слышны рыки львов и крики обезьян.



В шесть утра ворота гостиничных поселений открываются, туристы на джипах выезжают наблюдать за животными в их естественной среде обитания. И через 200 метров резко тормозят: посреди асфальтовой дороги идет пара гиен — никакого внимания на автомобили. Идут, не оборачиваясь. В жизни – красивые звери сумрачного обаяния, мультфильмы поклеп на них возводят. Гиены идут до тех пор, пока не решают, что им уже надо свернуть в заросли кустарника, только тогда машины могут чуть ускориться.



Из автомобилей выходить запрещается. Даже стекла опускать не разрешают, но это мало кто соблюдает. А вот из машин не вылезают: у рейнджеров парка не зря вон тот холм называется Бельгийским, а эта роща – рощей Японских Пенсионеров… Однажды бельгийский турист (японские пенсионеры etc) вышел из машины и пошел посмотреть, что там за холмом. А за холмом оказалась львица… Возможно, это легенды, однако когда в сторону нашей машины повернулся слон, недовольно протрубил что-то и неторопливо пошел в ее сторону, хлопая ушами, мы с фотографом переглянулись и начали потихоньку отъезжать. Слон вне оград зоопарка совсем другое животное. Во-первых, он гораздо больше, а во-вторых, гораздо быстрее перемещается. И к тому же он тут хозяин. Что уж говорить о львах.



Заповедник «Национальный парк Крюгера» – это территория размером с Чувашскую республику. В 1898 году (!) сделали резерват, а в 1926 году – парк, назвали в честь президента страны Пауля Крюгера. Однако в самом парке висят благодарственные таблички племяннику Крюгера, который настоял на этой идее.

Считается, что там самое большое количество животных на единицу площади в мире: 1500 львов, 12 000 слонов, 2500 буйволов, 1000 леопардов, 5000 носорогов и еще много тысяч других зверей и птиц. Перечисленные виды – это так называемая Большая пятерка. Считается, что если ты смог заметить хотя бы по одному представителю каждого вида, можешь считать задачу выполненной.



За два дня с небольшим мы увидели восемь львов (с расстояния метров в 300), двух носорогов (примерно с той же дистанции), штук 100 буйволов на расстоянии 5 метров, штук 30 слонов с 10 метров и, к сожалению, ноль леопардов. Как мы пишем в июньском номере «Вокруг света» про леопардов (но не африканских, а дальневосточных): если леопард не хочет, чтобы ты его заметил, ты его никогда не заметишь. Они не захотели. Но и без леопардов в зоне видимости парк заставляет человека чувствовать себя здесь ненужным: звери на него внимания почти не обращают. У них своя жизнь.



Вечером мы сидим в машине на берегу реки, которую местные называют Крокодильей (и да, эти твари там водятся). Река в сезон дождей была широкая, но сейчас сильно пересохла – в ЮАР золотая осень в разгаре, сухо. По бывшему руслу ходит слон и рвет тростник: шум стоит на полкилометра вокруг. По берегу топает куда-то семейство бегемотов, в кустах десяток антилоп объедает листья. Такие пейзажи разве что в телевизоре раньше видел. Солнце быстро закатывается, нам пора в гостиницу.



Фотографируем напоследок табличку, запрещающую оставлять в парке погребальные урны. Популярное, видать, место у местных для развеивания праха усопших родственников. Пепел развеять – пожалуйста, но урны извольте забрать с собой. Неплохая, кстати, идея для завещания: родственники проклянут.

Предыдущие серии репортажа из ЮАР — здесь и тут.