Почему некоторые предпочитают животных?


Когда я сегодня утром гулял в парке со своей собакой, то в очередной раз (который уж раз) обратил внимание на мамашу, тащившую ребенка в детский сад и подгонявшую его то подзатыльниками, то увесистыми шлепками по попе. А что она ему говорила, даже не будут здесь писать, потому что среди читателей есть женщины и дети. И я подумал, что, как ни странно, мне гораздо чаще приходится видеть на улице жестокое обращение с детьми, чем с домашними животными. Казалось бы, это нелогично — дети должны нам нравиться гораздо больше животных, тем более взрослых. У них большая голова, специальные пропорции тела, маленькие челюсти, большие глаза и щеки: всё это располагает к нежности и пробуждению потребности защищать и заботиться.

Но оказывается, есть и контринтуитивное объяснение. Достаточно вспомнить, что за новаторскую работу в области поведения животных Лоренц и Тинберген получили в 1973 году Нобелевскую премию совместно с Карлом фон Фришем (Karl Ritter von Frisch).
Во время одного из экспериментов Тинберген изготовил яйца из гипса и показал, что певчие птицы, которые обычно откладывают маленькие бледно-голубые яйца в серую крапинку, предпочитают сидеть на гигантских ярко-синих яйцах с черными точками. Поддельные яйца могли быть в несколько раз больше настоящих, некоторые были настолько велики, что взрослые птицы постоянно скатывались с них и залезали обратно. Это исследование показало, что так называемые сверхнормальные стимулы — включая те, что усиливают инстинкт заботы, — могут временами вызывать более сильный отклик, чем нормальные стимулы. Этот эффект может объяснить, почему некоторые люди любят животных и при этом не любят человеческих детей. (про это мы в июньском номере журнала «Наука в фокусе» опубликуем, кстати, большую статью).

А я вот люблю и обоих своих детей, и собаку, и еще много чего и кого. Того же и вам желаю.