• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

На Занзибаре, на Занзибаре... . Возвращение в Кению. ч.7



На утро я подпрыгнула, боясь опоздать к парому. Схватилась за футболку, что лежала на диване, а из неё выпала маленькая… змейка! Я вскрикнула, а она быстро исчезла под линолеумом. Зазор под дверью давал возможность гулять по нашим комнатам ещё и ящерицам.

Принесли завтрак и снова посиделки на террасе за чашечкой кофе. Вещи собраны,  ракушки отдельно, а вот палатку с ковриком мы передаём в хорошие руки отеля, освободив себя от не нужных проблем. Пусть вспоминают двоих «анака кибигиджя» добрым словом. Она сразу была выставлена на территории лоджа.

В придачу к палатке и коврику, были переданы фонарик, свечи, на случай темноты, комариные таблетки для окуривания, несколько упаковок жвачек, влажные салфетки и другие мелочи. Мы тоже можем быть благодарными!
Посидели на дорожку и в путь.

По нескольку раз в день через всё побережье проходит автобус до Занзибар тауна за 2000шил., откуда идут паромы на материк, вернее грузовые машины с крытым кузовом и деревянными скамьями. Крыша навьючивается корзинами и баулами, а кузов предназначен для пассажиров.

Этот автобус – машина останавливается по первому требованию в любом месте и собирает людей. На подножках и на поручнях тоже висят и оплата, как у всех. Нас проводили до самого порта



и взойдя на паром Sea express, сразу разыскала жилет под сиденьем и одела на себя, туго обвязавшись верёвками, чем вызвала весёлое оживление вокруг.

- А мне не надо! Я всё знаю!

До Дар эс Салама 2 ч. пути и я приготовилась прыгать по волнам.  Напряжённо вглядывалась вдаль, надеясь, что два раза в одну реку не вступлю и рыбак – неудачник дорогу нам не перейдёт.

Лёгкое постукивание по жилету, заставило обернуться.

- Тебе чего, масай?  -  «каронно» прозвучало.

Масай в «мишуре» и с дырами в ушах говорил на итальянском.

-  О! Опять свои! Только я из России, я есть анака кибигиджя, но для тебя, масай, я буду говорить на  итальянском!

Я поняла, что мы на масаев действуем так же, как и их красные накидки на нас. Мой собеседник за спиной, был одет по европейски и даже в лучшем его стиле, и бусы с браслетами совсем не портили  костюма, пикантно подчёркивая происхождение.

Моя жёлтая жилетка его нисколько не смущала. 6 мес. он работал в Италии, что делал? Думаю, маски вырезал. Но это уже не важно. Освоил достаточно язык и побывал в Европе, что для многих танзанийцев просто не посильно.
Живёт в Нгоро - нгоро и сейчас возвращается со своим другом домой, после нескольких месяцев бизнеса на Занзибаре. Так в дружеской беседе  мы пристали к пирсу, тепло простились и расстались. На этот раз нас в Нгоро – нгоро не пригласили.

Выйдя из порта, решили поймать бодяджи, что так быстро лавирует в пробках и летит по тротуарам, но улицы были пусты. Темнело. Банки закрыты. Денег нет. Что делать?

Грустно тащимся по улицам Дара. Народ в «едальнях» кур «грилёвых» дербанит, а нам до автовокзала не на что доехать. Стучимся в двери каждого банка, что попадает по пути, уже как полтора часа всё закрыто.

Но наша Фортуна ещё с нами! И один из банков открыл свои двери по просьбе клиентов, то есть нас, где сделка была совершена. Ну а теперь – такси!

В районе вокзала бодяджи много, а в центр их не пускают, только в особых случаях, если везут клиентов. Поэтому из порта уехать можно только на такси, а днём на городском автобусе.

Ехать достаточно долго, автовокзал находится в пригороде, далеко на окраине, но гестхаузов здесь полно. Первых два были заняты и масай – проводник из последнего, повёл нас через дорогу по закоулкам.

-  Масай, а масай! Дай посох подержать!

Дал. И до отеля я притопывала с ним. Многие масаи пристраиваются работать в городах при отелях и гестхаузах, как бы являя собой визитную карточку Танзании, что привлекает посетителей. Выполняют разные поручения, вроде подай, отведи, принеси.

Вот и сейчас он при деле. Устраивает нас в номер, добродушно улыбается и ни какой воинственности.

- Масай, а масай! Дай уши сфотографировать!

Дал. Зайдя с затылка, осуществила мечту, посмотрела в них как в бинокль и запечатлела на память.



- Ну а теперь, иди с Аллахом!

Номер нам достался вымытый и свежепахнущий. Завтра рано по утру отбудем в Найроби таун, билеты уже при нас, купленные за неделю и мы спокойно идём ужинать через дорогу.

Признаться честно, у нас с собой бутылочка вина со вчерашнего вечера осталась и мы прихватили её. Конечно, с разрешения хозяина кафе, принесли стаканы и принялись готовить ужин. Ждали долго, но приготовили отменно и много. Даже я с удовольствием ела мягко – зажаренную баранину, хотя, как правило, мясо ем без вкуса.

Перед едой нам помыли руки горячей водой из кувшина, здесь же у столика, а после еды вновь помыли, так как кушать здесь надо просто руками. Вот такие порядки.

Всё бы ничего, да только подруге не повезло. Вернувшись после кратковременного выхода, она уверенно опустилась на стул и… полетела на пол, громко грохоча. К ней подбежали четверо, но она, лёжа на спине, погрозила им пальцем и жестом отвергла помощь.

Встала постепенно, прощупали  кости. ЦелА. Значит вылет в Россию состоится. Тут уж несут запасные стулья и раздали нам сразу по два, одно в одно. А вино здесь ни при чём, просто в Танзании стулья такие! При неосторожном движении сразу отваливаются ножки, как подпиленные. Падают здесь все, и мы не исключение.

Ну вот и утро наступило, автотерминал в 7-ми минутах ходьбы. Здесь провожают нас по лабиринтам до автобуса, прибудет он в Найроби поздно вечером, через 15 – 16 часов.

Дождей пока в саваннах нет, но тучи гуляют по небу. Сразу за городом начались манговые деревья, нескончаемые рощи  по склонам и сады в деревнях.



Огромные пространства с дикими манговыми лесами, плоды их ещё зелены, но при созревании этот плод очень сладок и нежен, только слишком длинные волокна на косточке создают некоторые неудобства, да и сам плод мелковат.
Вот уж, поистине, манговый рай!



А в этом раю деревни масайские, чистенькие, как нарисованные, женщины дела свои делают, мужчины стада пасут. И так всё здесь приятно, что хочется вернуться сюда вновь, что бы прикоснуться к их жизни хотя бы кончиками пальцев, а из окна автобуса  -  это каждый может и это не считается.



На Занзибар возвращаться не стоит, не захватил. Возможно это просто оставшийся страх от происшествия с паромом, что могло нам стоить жизни. Время покажет.



Постепенно заканчиваются зелёные манговые склоны и начинаются баобабы. Жара. Они здесь совсем другие, без листьев, голые сучья словно сухостой.



Но они живые и с первыми дождями появится листва и цветки, что живут всего сутки и вянут, осыпаясь.



Баобаб уникальное дерево, его плоды съедобны, кора необходима в хозяйстве и медицине, а мягкий пористый ствол обожают слоны, вырывая полностью деревце с корнем, поедают его, разрывая на части.



Баобабы везде, теперь уже они покрывают склоны холмов, расставив свои рукастые сучья в разные стороны. Необычность пейзажа притягательна, хотя честно сказать  -  необычно всё, и смотреть я не устаю.

Проехали г. Моши, Килиманджаро справа от нас вдалеке. Вершина её затянутая облаками, иногда открывается, кажется подрезанной и зависшей над необъятной саванной.  Склоны её пологи и только ближе к вершине уходят ввысь. Считается самой высокой отдельно стоящей горой, около 6000м.

Везде жара. Проехали г. Аруша, здесь как-то бесцельно кружили по улицам, проезжая шлагбаумы и автоотстойники, наконец-то выехали в сторону границы.  При переходе в Кению, воспользовались своей мультивизой, месячный срок действия которой ещё не истёк и приехали в Найроби в 12 ч. ночи. Итого 18 часов пути. От Аруши всего часа 3 -4.

Конечной точкой прибытия стал перекрёсток двух улиц: Accra road, что идёт от отеля Hilton, с Сross road.

В автобусе осталась спать до утра разношерстная публика, за исключением единиц, к коим относились и мы. Спать в автобусе прикрывшись спальниками не собирались. Упаковав вещи вылезли и по ночному безлюдному городу устремились на поиски ночлега. Таксист остановил, окликнув нас.

- Опомнитесь!  Вы куда! Вас ограбят сразу, как только отойдёте от автобуса.

Сомнение закралось в душу и доверились ему, как себе.  Volta de Hotel в ста метрах от стоянки автобуса, принял  нас радушно и вот мы уже владельцы номера. Кенийские деньги имели про запас, на случай возвращения, а потому были спокойны и, наняв  гонца, вручили ему 5 дол., что бы в час ночи разыскал еду, а мы пока искупаемся.

Ужин доставили горячим, упакованным хозяйской рукой, с соусами и перцем.  Есть с часу до двух ночи  -  это жестоко, но что делать?

На утро была намечена закупка сувениров, благополучно состоявшаяся. Прогулка по городу приятна,



куплены огромные ананасы и манго, по два на каждого. Здесь, в районе Hiltona,



скопление автобусов, идущих по всем направлениям, но билеты лучше покупать в кассах, так дешевле. В аэропорт прямого нет, только до транспортной развязки идёт №34, где надо пересесть на другой, но аэропорт уже в пределах видимости. Мы так и сделали, доехав до места с сотрудником аэропорта, к которому нас подсадил полицейский. Отдали ему последние шиллинги и загрустили.

Дело за манго, его благополучно съели, но настроение от этого не прибавилось.

Как быстро пролетело время, колесо событий нас здорово закружило и уже всё кажется простым и доступным. Исчезли первоначальная паника и страх. Мы научились здесь жить и, глядя друг другу в глаза, признались, что вновь хотим в Африку!

P.S.
В Брюсселе отобрали коньяк «Hennessi», купленный в Найроби в «дьютике». Нельзя ввозить в Европу спиртное из аэропортов Индии, Африки и почему – то Канады.

Фантастические краски Перу. ч.14 Амазония.



После экзотического  обеда, я, Тони и моторист, взяв на кухне кусочки свежего мяса, отправились с удочками за пираньями.

Встали в одном месте на реке – ничего, поплыли в лагуну с чёрной водой, где всегда ловится, вернее это тропическое чёрное болото  - агуахаль, по названию болотной пальмы агуахе, растёт она прямо из воды. Наполняются эти болота и обновляются во время разлива рек, отсюда в них и пираньи.

Причалили лодку и пошли вглубь леса пешком, мимо нескольких жилых домиков. Лагуна действительно с чёрной непроглядной водой. Деревья в ней и вокруг сухие, как – будто бы выгоревшие, ни листочка. Место не приятное, есть во всём этом что-то мистическое. Пальмы получахлые с «жидкими» кронами, но это их среда обитания, они так растут.

В лагуне я выловила две пираньи, а мужчины по одной.



Пиранья у моториста оказалась одноглазая, ей повезло больше других, вернули восвояси, а остальных нанизали на веточку. Моторист поможет высушить их на сувениры, предварительно пропитав каким-то дезинфецирующим раствором.

Пираньи чёрные и красные самые агрессивные, а вообще их в Амазонке 25 видов. Наши пираньи – красные. Они питаются плодами деревьев, которые падают в воду, нападают стаями на больших рыб, кайманов, животных.

Если у тебя рана на теле – нельзя купаться в реке, а женщинам в критические дни, предупреждают сразу. Никто всё равно не купается, все в бассейне, а местные дети все в реке.

К лодке возвращались мимо импровизированного футбольного поля, где мальчишки гоняют мяч. Рядом, на ветвистом дереве, здоровенныя чёрная обезьяна – паук.



Очень длинные руки, ноги и хвост. Она бесхозная и часто приходит из леса к мальчишкам.  

Ярая поклонница футбола. После каждого забитого мяча в неё вселяется дъяволёнок и она бешено прыгает по ветвям, кричит и болтается на собственном хвосте.



То же самое она проделывает, когда мяч улетает в воду. Кричат мальчишки, кричит обезьяна, а я, ото всего этого, впала в ступор с открытым ртом.

Вернулись к ужину. Завтра я здесь последний день, вечером улетаю в Лиму, там ночую и уезжаю в Эквадор. Но сегодня, ещё не кончилось! Мы с одной маленькой девочкой лет семи, из соседнего бунгало,( там жила семья из Аргентины), решили полакомиться манго. Взяли огромный шест для сбивания плодов и пошли к дереву. Крону манго солнце не пробивает.

Приноровясь, со всей силы ударили шестом по кроне! Посыпался град плодов и … летучих мышей! Не долетая до земли, они раскрывали крылья и взмывали вверх.

Я в ужасе, бросив шест и девочку, побежала. Оказывается, мы потревожили летучих мышей, которые спали в тёмной кроне. Потом мы с Тони нашли шест, да и девочка осталась  жива, бежала сзади. Мне было стыдно перед её мамой.

Чуть позже съехали все туристы. Я одна на весь лодж и персонал.



После ужина мы с Тони по проторённой дорожке, отправились за медициной. Шаман встречал нас, как родных. 30 солей и мы уже владельцы скляночки. Тони притащил древний магнитофон  в бассейн, посуду нужную, фрукты с кухни и мы расположились.

Голосистые птички чёрно - жёлтого оперенья, размером чуть больше скворца, красиво пели в кроне высокой пальмы.

Состояние счастья, оттого, что я одна, вдали от цивилизации, рядом тёплый бассейн, роскошная природа, можно болтать о чём угодно, смеяться громко и даже танцевать. Сторож с колотушкой и с фонарём – прожектором нас охранял.