• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Гуляя по прекрсным Амазонкам ( или, бойся воров на корабле).

часть 2

Да, обратной дороги нет.
Оправившись от первого шока, решила,  буду вязать гамак между двумя ближайшими от меня. Уверенно, что б не подумали, что я в растерянности, стала забрасывать верёвки за перекладину, а эти двое ,он и она, которых я уже считала своими потенциальными соседями, меня просто не пускают, отпихивая!
Ах, так! Тогда я буду жить на полу. Расстелив свой гамак, воинственно – маскировочной окраски, на палубе , я уселась на него и поставила вещи. Обида была жуткой , даже бездомные гайанцы меня не обижали!  Сосед качался надо мной, периодически задевая. Я дважды пнула его в гамак, а он, озлобившись, выскочил оттуда, выдернул из-под меня подстилку, не обращая внимания на её устрашающий цвет, и побежал по лестнице на верхнюю палубу.
Я с вещами, стараясь не выпустить его из виду, гналась вслед. Народ мешался под ногами. Я была уверена, что он выбросит мой гамак за борт, но увидев, что он его привязал и опробует на прочность, облегчённо вздохнула. Злой «сосед» нашёл мне не просто  хорошее место, а самое хорошее!
Оглядевшись, я сразу оценила  достоинства моего места дислокации. Прямо напротив меня телевизор, а за спиной кафетерий, где за столиками уже пенилось пиво и велись громкие беседы.
Но самое главное, что максимально близко от меня была река, я знала, что у этих перил я просижу все 7 дней, наслаждаясь её течением.
Народу полно и все  подозрительные. Да здесь и за борт выбросят, никто и не заметит. Шляпу к потолку привязала, туда же и сумку продуктовую причалила. А всё остальное на ночь в гамак положу.
Прогудел первый гудок, все провожающие волной поспешили к выходу. Ещё три гудка и наш почти «Титаник», медленно отплывает из порта Манауса. Народ  выстроился вдоль перил, прощаясь с городом.
Здесь на верхней палубе ,к моему удивлению обнаруживаю каюты. Видимо билеты в них выкупаются заранее, вот мне и не предложили. Билет в каюту на 2-их  -  1000 реал, а на одного  -  1200 р.Пользуются ими обыкновенные семейные бразильцы, в основном с маленькими детьми, но ещё была и пожилая пара из Белфаста, которая каждое утро меня приветствовала из своего «вольера» и впоследствии перешла на нашу сторону.
Под потолком аккуратно выложенные спасательные жилеты. Сразу присматриваю для себя. Дети всех возрастов, часто по двое в гамаке. Грохочет музыка, на корме народ  гуляет. Теплоход  достаточно хорошо оборудован. Душевые кабины с жёлтой амазонской водой, но без песка и пираний, которых здесь толи 24 вида, толи 44,у каждого бразильца на этот счёт своё мнение, автоматы с холодной питьевой водой и с разовыми стаканчиками, просто  краны для помыть что- нибудь, столовая, медпункт, салон красоты (парикмахерская), лавка с косметикой и сувенирами,  барная стойка, площадка для танцев. Жить можно!
Смотреть здесь вроде бы нЕчего. Риу Негру широка. Ходят тучи, приятная прохлада. И вдруг налетел шквалистый ветер! Сбивает с ног, рвёт гамаки, едва успели опустить боковые тенты, и пролился тропический ливень. Я стояла под козырьком на палубе в ожидании границы слияния. Это явление мне уже приходилось наблюдать в перуанской Амазонии. Но здесь будут сходиться 2 великих реки. Да! Я вижу впереди желтую реку, это она , Амазонка. Мы должны в неё войти, что бы продолжить путь уже по ней. Резкая граница темной и жёлтой вод. Какое-то расстояние эти реки  текут рядом , не смешиваясь, но потом Амазонка поглотит Риу Негру.
Творилось что-то невероятное. Дождь грохотал  2 часа. Вода кипела, но не смешивалась. Было странно это видеть, в солнечную погоду всё выглядело бы более реально, а сейчас что-то зловещее было во всём этом зрелище. А потом ливень внезапно стих.
Плавно текущая мутная река. Проливы, притоки, острова. Народ развлекается . А по берегу бесконечные джунгли и редкие одинокие  рыбаки в лодках с любопытством смотрят вслед уходящему теплоходу. Подмытые берега обрывами уходят в воду, отчего русла рек постоянно изменяются, нанося песчаные отмели то по одну сторону, то по другую.
Река несёт лесной мусор, стволы деревьев ,сучья, водоросли, которые цепляясь друг за друга и сплетаясь, образует ПЛЫВУЩИЕ острова. И чем медленнее течение ,тем эти острова больше. Цветут они голубыми цветочками, а белые стройные  цапли просто на них живут. И вообще птицам нравится этот способ передвижения, стоят не шелохнувшись с закрытыми глазами. А близость теплохода им совсем не мешает мечтать и получать удовольствие.
А ещё есть острова ПЛАВУЧИЕ. «Стоит»  на реке остров. Река бежит, омывая его и подмывая  попутный берег, это оконечная часть острова, на котором  существует жизнь.  Растут деревья, кустарники, летают птицы, муравьи строят муравейники, жучки паучки разные.
Постепенно все составляющие острова оказываются в воде и движутся вдоль его же берегов. А в начале  острова уже намыта длинная песчаная коса, за которую всё цепляется  или же выбрасывается на неё. Конечно, что-то проносится мимо, не задерживаясь, но зато такой же мусор приходит с других островов.
Таким образом, на острове начинает подниматься растительность,  не ведая о своей гибели в скором будущем, а муравьи и птички живут, как жили, строя свои гнёзда и муравейники на новом месте. Хотя  видела ,как на корнях , почти затопленного дерева, погибал муравейник. Отвалился вместе с пластом земли и деревом.
Так  остров и передвигается вниз по течению. Со стороны косы поросль низкая, а в конце ,ближе с подмытому обрывистому берегу , деревья достаточно высокие, метров  5 -6.Самые крайние, накренившись над водой и оголив корни  уже погибают. Видимо этот период от рождения до гибели дерева занимает несколько лет, а значит расстояние  перемещения островов за этот период  равно его длине.
Песчаные отмели тянутся на километры, длинной и тонкой лентой, иногда эта лента рвётся ,образуя проливчики, но потом вновь восстанавливается. Теплоход  далеко обходит эти опасные места, прижимаясь к обрывистым берегам, благо ширь амазонская позволяет. Подводные отмели гораздо шире, чем их надводная часть. Хочется их рассмотреть поближе, но расстояние не позволяет. А вообще глубина в этих местах 60 – 70 м.
Самый большой в мире речной остров находится в дельте, называется он Маражо, на нём прекрасно могла бы разместиться Швейцария.
А вечером ужин . Длинная очередь в столовую. Вообще -то очереди две. В одну стоят те, кто из дома плошку прихватил, их быстро отпускают на первой грузовой палубе. Плошки у всех разные, от маленьких и до кастрюлек, из которых кушают всей семьёй, сидя под своим гамаком. А вторая очередь – это в которой стою я. У каждого из нас разноцветные браслетки на руках. В зависимости оттого, в каком городе вы выходите, они не промокаемы и не снимаемы. По принципу « Всё включено».
Очередь шла быстро, а ужин был вкусным и обильным. Длинный деревянный стол, со скамьями по обе стороны, чистота и улыбчивые повара. Вечером дискотека на корме, замечательная латиноамериканская музыка, а я как – будто прилипла к этим  роскошным пейзажам  за бортом.
Мимо плывут обрывистые берега и на многие километры нет никаких признаков жилья, только непроходимые заросли, над которыми, как украшения, пальмы машут своими кронами. Амазонская низменность  -  это болота и джунгли, здесь только реки служат дорогами. В это время года реки ещё не разливнЫе и поэтому берега определяемы, а во время разлива все реки сливаются и превращаются в бескрайнее море с, торчащими из воды, деревьями.
Недалеко от меня в одном гамаке бабуля с внуком, уже спят, а над ними кто-то ещё привязался, но там пока пусто. Пора ложиться и мне. Сумку с документами  в гамак, всё жутко неудобно, а ведь спать 6 ночей в нём. Уснула ближе к утру, поэтому всё видела и слышала. К тому гамаку, что над бабулей, пришёл едва стоящий на ногах человек. Он какое-то время ходил вокруг и трогал его со всех сторон ,не зная, как в него попасть, а потом полез на  …потолок и,  уже оттуда, удачно спрыгнул в гамак. Потом он выходил и возвращался также. У меня замирало сердце, и я видела, как бабуля за ним подглядывала, но виду не подавала. Видимо она не спала, боялась воров.
А по другую сторону пассажир после пива пол ночи громко считал до шести и звал свою жену с нижней палубы и если она не приходила на счёт 6, то он вставал, расталкивая спящих рядом и шел к ней сам.
Утром всю сельву огласил звонкий петушиный крик! Кто-то вёз петуха в багажном отделении и, несмотря на жуткие неудобства в тесной клетке, он каждое утро звонко будил весь теплоход и окрестные берега, удивляя местных птиц и зверей.
В общем не поспишь, встала, утренний туалет, а тут уже и обильный завтрак. Кофе с молоком не ограничено, два больших бутерброда с маслом и сыром. Ну, это уж слишком!
Проплывают редкие свайные домики, индейская мОлока, которая есть в каждом  поселении и представляет собой просторный  сарай  -  овин, но очень добротный. С продуваемыми стенами и широким входом. Здесь проходят собрания местных аборигенов, обряды  и ритуальные праздники, глубоко почитаемое место. Рядом с ними школы в один дом и местные церквушки с крестом на фасаде. Всё просто и не замысловато.
Пологих берегов нет и какое – либо подобие пляжа просто отсутствует, да и не нужны они здесь, вода с песком, вываляешься, как в грязи.
Крошечная пристань у берега, от которой отходят моторки и ловко причаливают на ходу к нашему теплоходу. Мы только замедляем ход, не останавливаясь. Что-то быстро забрасывают в мешках на грузовую палубу, а взамен забирают огромные полиэтиленовые мешки с мусором. Точно также все 7 дней к нам подвозили  и забирали пассажиров и на ходу поднимали на борт или снимали. Даже маленькие дети были участниками подобных сцен, а в глазах ни капли страха, ведь только эту дорогу они знают и ни какой другой не видели.
Откуда привозили пассажиров и как они определяли время прохождения теплохода  -  остаётся загадкой. А куда их увозили, тоже не очень ясно, там,  на берегу , признаки жилья отсутствовали.
В обед был небольшой шведский стол. Кормят так, как будто бы везут на бойню (простите за чёрный юмор). Но рыбу не предлагали, только мясо и курица. Да и понятно, это же не 5 зв. для туристов! Усиленное питание, лежание в гамаке и сидение у перил на палубе  -  это страшно!
Каждый день после обеда льёт тропический ливень, чёрные тучи ложатся на реку. А после дождя сияет солнце и яркие радуги в 2  -  3 этажа висят друг над другом и над нами. Удивительно красиво и тогда пассажиры высыпают на палубу, что бы насладиться этим «фейерверком» Амазонки .
Все перезнакомились между собой. В течение всего дня женщины смотрят по телевизору  свои сериалы,  вечерами мужчины их сменяют, дабы футбол  -  игра национальная и показывают его каждый день. Почти всегда играет Бразилия  -  Аргентина ,хотя мне всё равно! А тот человек, который  ночью был «акробатом», сегодня ни разу не встал, да и тот, который считал до шести, всё время прячется.
Наш теплоход переходит из одной реки в другую, которые без конца разветвляются новыми реками, течения порой почти нет и плывущие острова замирают, не шелохнувшись. Полный штиль! И только волны, остающиеся после нас, их мерно раскачивают. Ведь уклон Амазонской низменности слишком мал, что даже за тысячу километров от океана ,река  вздрагивает от приливов  «поророка», которые высокой гремучей волной заходят в устья рек.  Время от времени впадающие прозрачные речки оживляют течение, красивыми клубАми смешивая прозрачные и жёлтые вОды.
И вот здесь иногда можно увидеть купающуюся в светлом притоке детвору, как правило здесь на небольших возвышенностях уютно стоят 2  -  3 домика индейцев, ведь чистая, пресная, питьевая вода  -  это  просто находка среди бесконечно жёлтых вод Амазонки.
Следующее утро началось со встречи с чёрными буйволами. Восемь огромных животных с крутыми рогами, мирно паслись, а потом одновременно подняли головы в нашу сторону. Я от удивления и восторга поторопилась и фото оказалось не пригодным для просмотра. Теплоход идёт очень быстро и я лишь успела помахать им рукой.
Целый день народ на теплоходе меняется, а мы ещё ни разу не останавливались. Здесь, кроме меня, ещё одна туристка из Франции. Сьюзен 3 мес. жила у подруги во Французской Гвиане, а теперь направляется в Перу. Мы с ней обменялись впечатлениями и весь день провели вместе.
Наступление ночи для меня просто мучительно, я совершенно не могу пользоваться гамаком, скрючившееся тело утром не разгибается и болит. Бабушка соседка, которая  с внуком, вплотную занялась моим обучением и, кажется, уроки не прошли зря. Надо ложиться не по середине гамака, а наискосок , что бы тело находилось примерно в одном уровне.
Утром встала с неутомимо – бодрым петухом. Рассветов в это время года на Амазонке нет, только чёрные тучи над рекой и теплоход обходит ливневые зоны, лавируя между берегами.
Я достала японский кроссворд, который, как вариант на случай скуки, лежал в малоиспользуемом месте моей сумки и, уже давно, принял её цвет, где- то когда-то подмоченный. Неужели стало скучно? Время от времени попугаи своим криком отвлекали меня, летая парами над берегом, вдоль которого натянута верёвка с белыми поплавками для ловли рыбы. Видимо скоро будет селение, а оказался город  Jutai.
Он стал нашей первой стоянкой.